Кумыкский мир

Культура, история, современность

Заявление Темирболата Бейбулатова на имя Нажмудина Самурского

В 1917 г. в июле при участии первых революционеров-большевиков У. Буйнакского, С.-С. Казбекова, Г. Саидова, З. Батырмурзаева, расстрелянных в 1919 году белыми, я организовал первый литературно-драматический и хоровой кружок в Дагестане, пьесы ставили и пели на кумыкском языке в городе Темир-Хан-Шуре, ныне г. Буйнакск. От имени кружка, мы издавали первый журнал «Танг-Чолпан». Этот кружок был одним из стимулов революционизирования и большевизации массы зрителей: оттуда вышли партийцы, занимающие ответственные посты и поныне в Дагестане. Одним из этого кружка был З. Батырмурзаев, погибший от белых, будучи начальником отряда красных партизан.

Другой член этого кружка, партиец, окончивший театральный техникум Б. Тагиров и сейчас состоит актером в Дагестанском Кумыкском театре в г. Буйнакске.

В 1919 г. я, офицер Дагестанского Конного полка с 1904 года, когда одна власть сменяла другую и они мелькали, как в калейдоскопе – после власти большевиков в 1918 г., власть полковника Бичерахова, власть диктатора кн. Тарковскою власть правителя генерала Халилова – я, не имея никакой информации о политической конъюктуре в Российском гос-ном масштабе, заблудился, отдался мобилизации офицеров правителя генерала Халилова во 2-й Дагестанский Конный полк, командиром промышленной интендантской сотни, куда собралось много всадников из селения Н. Дженгутая, Кака-Шуры и Доргели, служившие у большевиков в 1918 г., как и я, которых генерал Халилов собирался выдать власти Деникина. С этой сотней в своем заблуждении я попал к белым на Царицинский фронт. И с этой сотней бежал с того фронта, когда узнал, что так предал нас генерал Халилов, не участвуя в боях.

После того часть всадников бывшей моей сотни были красными партизанами и ныне состоят в партии, и потому это так легко расследовать. Это разобрали в Москве в 1922 году под председательством Ульриха и меня освободили из Нижегородского лагеря принудительных работ, куда я был выслан в 20-м году, где я также продолжал исполнять свою культурную работу инструктором детей и взрослых казанских татар.

С прибытием тогда в Дагестан я продолжал ту же культурную работу, состоял учителем в советской школе им. Нариманова в г. Буйнакске и одновременно учителем драмы и пения и детских домах и в школах, а также руководителем драматического и хорового кружка для взрослых в Доме горца.

Одновременно я вел литературную работу (поэтическую), которую начал с 1910 года. Так вышла в печати в 1920 году первая брошюра моих стихотворений и переводных революционных песен, между которыми были «Интернационал», «Смело, товарищи, в ногу». Еще в 1920 году, до высылки меня в лагерь принудительных работ, мной организованный первый в Дагестане хор юношей и девушек трудящихся кумыкский и тюркский драматические кружки выступали для собраний и съездов трудящихся Дагестана, за что меня тогда поблагодарил т. Самурский. Я был режиссером и актером. Я играл в кумыкском и русском драматических кружках. Так я играл в русском кружке М. Шувалова роль Хаджи-Мурата в пьесе «Хаджи-Мурат» по Л.Н. Толстому в 1924 году в г. Буйнакске и Махачкале для съезда и получил лестную рецензию в газете «Дагестанская правда».

В 1925 году Наркомпрос тов. Тахо-Годи меня командировал в Махачкала, назначил заведующим 1-й дагестанской национальной драматической студии, я одновременно там же и учился. Эта студия в 1928 году реорганизовалась в Театральный техникум, курс которого я окончил в 1930 г., состоя одновременно учителем литературы и режиссером-аспирантом. Еще до окончания техникума я, совместно с нашими учителями Шатровым и Байковым ездили с постановками по плоскостному и горному Дагестану и по всем рыбным промыслам и по производствам ставили идеологически выдержанные пьесы на кумыкском и аварском языке, руководя одновременно концертной группой, пением и декламациям. Я сам играл в пьесах и режиссировал. И по настоящий год нет ни одного уголка в Дагестане, куда бы я не проник с этим театром, где бы в трудную массу я вместе с моими учениками, актерами кумыкского театра не сеял смело культуру, лозунги и директивы Коммунистической партии и Советского правительства.

Как писатель, поэт, музыкант, учитель пения, я музыкально оформлял пьесы, сочинял песни, писал стихи и учил петь и декламировать моих учеников-актеров с 1917 г. по настоящий год. Перевел пьесы классиков «Отелло», «Ромео и Джульетта» Шекспира, «Коварство и любовь» Шиллера, «Аристократы» Погодина, «Хижина дяди Тома» Бичер Стоу, «Хаджи Мурат» по Толстому, […] перевел на грузинский язык премированную пьесу «Красные Партизаны» Салаватова, «Квадратура круга» и ряд других больших и малых пьес, которые ставились в театре: избранные произведения классиков: М. Горького, А. С. Пушкина, Лермонтова, Толстого и других. С 1910 года написал немало произведений на кумыкском языке, которые печатались при Советской власти и читались массой трудящихся в Дагестане и других братских республиках как например «Сборник стихов и песен», изданный в 1926 году, поэма «Великая революция в Дагестане» (1928 г.)

Вот уже 20 лет как я неустанно работаю по театру для трудящихся Дагестана и 27 лет как занимаюсь литературным трудом, как самоотверженно сею для трудящихся советскую культуру.

В эту театральную работу вовлек еще в 1926 г. первую горянку и первую горянку учительницу русского языка начальной школы в Дагестане еще с 1912 года – мою жену. Она окончила вместе со мной театральный техникум и работала по настоящий год в этом театре. Я отец этого театра, я породил его. А теперь нас обоих – и меня и мою жену с этого театра уволили по сокращению и мы остались совершенно без средств к существованию. Мне теперь 57 лет. Спрашивается, справедливо ли это? Тем более, когда против этого сокращения подал протест управляющий по делам искусств, местком и коллектив театра. Прошу это дело рассмотреть.

Т. Бейбулатов.
20 июня 1937 г. Г. Буйнакск, ДАССР


Размещено: 19.02.2013 | Просмотров: 2600 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

g005 оставил комментарий 19.02.2013, 13:30
Comment
Самурский (Эфендиев) Н.

Вот, что писал о себе Н.Самурский:(Эфендиев; 1891—1938; автобиография). — Я родился в 1891 г. в селении Куруш Самурского округа, происхожу из бедной семьи овцеводов-кочевников. Селение Куруш находится на 11000 футов — это высшая точка населенных пунктов в Европе. Живущие здесь занимаются исключительно овцеводством, причем на 8 месяцев в году приходится откочевывать в соседний Азербайджан на зимние пастбища на равнину. Население аула Куруш чрезвычайно отсталое и до сих пор живет первобытно. Надо здесь выставить всех палачей Сталинского режима и Ломоносова и Махаева и мн. других и показать, кто рулил всем этим геноцидом над нашим народом! В этом году 75 лет- самых страшных репрессий 1938 года! Гунахларин алла гечьсин всех невинно расстреленных!

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.