Кумыкский мир

Культура, история, современность

Культурные и общественно-политические взаимоотношения дагестанской и карачаево-балкарской интеллигенций в первой половине XX века

Cultural and socio-political relations of Dagestan and Karachay-Balkar intellectuals in the first half of XX century.

Summary

This article discusses the relationship between dagestan and karachay-balkar intellectual elites in the first half of XX century. The author describes the religious contacts, then the cooperation of politicians during the revolution, the end of the article said about the participation of the karachay-balkar intellectuals in the social and economic life of Dagestan in 1900-1940' years.

Взаимоотношения карачаево-балкарцев с народами Дагестана и в первую очередь с близкими им по языку и культуре кумыками имеют давнюю традицию. Мы в рамках нашей статьи осветим лишь краткий промежуток в их истории, а именно - временной отрезок с 1900-го по 1940 гг.

Дагестанские богословы, муллы, кадии издавна селились в Карачае и Балкарии, внедряя в народ знания об Исламе и шариате. Продолжалась их деятельность в этом направлении и в начале XX века.

Основателем карачаевского рода Кумыковых стал выходец из богатой узденской семьи Адам, сын Абдул-Кадыра. Он родился (согласно анкете 1928 года) в с. Бойнак (ныне Уллубий-аул) в Дагестане в 1848 г. Около 20 лет провел Адам вместе со старшим братом, обучаясь в исламских центрах Кавказа и зарубежья. В конце XIX в. оба брата были отправлены в Карачай для службы эфенди. Прослужив несколько лет, старший брат вернулся на родину к семье. Адам же остался в с. Джазлык. В течении нескольких десятилетий Адам-эфенди (в народе его называли "Къумукъ апенди") был одним из духовных лидеров Джазлыка и всего Дуутского ущелья. Он внес большой вклад в просвещение жителей селения, преподавал основы ислама, арабский язык в организованном им медресе, был вероучителем и в светской школе. С 1899 г. Адам-эфенди стал главным эфенди Джазлыкской мечети. На этом посту он продолжал свою благородную деятельность по нравственному совершенствованию жителей селения на пути ислама. В середине 20-х гг. XX в. Адам-эфенди переехал во вновь образованное селение Сары-Тюз, где стал первым главным эфенди в истории селения. Здесь он провел последние годы жизни, окруженный почетом и уважением односельчан, многие из которых переселились, как и он, из Джазлыка. Скончался Адам-эфенди в 1933 г. и был похоронен на кладбище с. Сары-Тюз. Первым браком Адам-эфенди был женат на представительнице рода Боташевых, но из-за отсутствия детей брак распался. Второй женой его стала Татлыхан Батчаева. В этом браке родилось три сына (Хызыр, Ильяс, Исса) и две дочери (Мариям и Саният).

Семья Кумуковых пользовалась большим уважением в Джазлыке, благодаря авторитету отца (как духовного лидера) и матери (принадлежавшей к роду, являющимся одним из основателей селения). Неслучайно в тяжелые времена безвременья (1917-1922 гг.) старшиной Джазлыка земляки избрали второго сына Адама - Ильяса. На своем посту он сделал все, чтобы оградить односельчан от жестоких последствий гражданской войны. Разделили они с карачаевцами и трагедию депортацию [1].

Когда проживавшему много лет в Учкекене мулле-дагестанцу Султану Умарову власти предложили остаться и не ехать с карачаевцами в депортацию, он отверг это предложение, заявив, что уже давно считает себя карачаевцем и поедет вместе с ними.

Карачаевской ветви дагестанской фамилии Габиевых положил начало эфенди Имам-Шапия Габиев, который переехал из Дагестана в Кабарду, а оттуда - в Карачай, где поселился в тийре (родовом квартале) Алиевых в ауле Карт-Джурт. Священнослужителем здесь был и его сын Мухаммад-Расул (ок. 1890-1980), который, по семейному преданию, в юности обучался в одном из стамбульских духовных образовательных учреждений [2].

Председатель шариатского суда Балкарии Ахия-Хаджи Тапшурович Жангоразов получил высшее духовное образование в Дагестане в 1920-ые годы и привез оттуда на Родину жену-кумычку [3].

Высланный в Киргизию как представитель княжеского рода, кумык Нажмутдин Алыпкачев в ссылке женился на карачаевке (дочери натурализовавшегося в Карачае дагестанца Давудалиева и карачаевки Байчоровой) и написал на карачаевском книгу стихов богословского содержания [4].

Карачаевский просветитель Исмаил Акбаев (Чокуна-эфенди) учился у крымско-татарского просветителя Исмаила Гаспринского, являлся единомышленником и хорошим товарищем дагестанских первопечатников Магомед-Мирзы Мавраева и Абусуфьяна Акаева. В 1910 году Исмаил Акбаев издал в Темир-Хан-Шуре, в типографии Магомед-Мирзы Мавраева «Учебное пособие для первоначального обучения детей письму и чтению» на карачаево-балкарском языке. Через два года в той же типографии с помощью дагестанского арабиста Джемал эд-Дина Султанова он издает книгу «О вероучении ислама на карачаевском языке». Подолгу жил в Дагестане в Темир-Хан-Шуре и общался с местными учителями-джадидами.

Издал свою книгу стихов в Дагестане до революции и Кязим Мечиев.

В списке корреспондентов единственной в России арабоязычной джадидской газеты «Джаридат Дагестан» значится Хызыр Османович Байрамуков из Хурзука, опубликовавший в №22 1914 г. [5] статью о шарлатане, выдававшем себя за знатока шариата.

В августе 1917 г. балкарский просветитель и общественный деятель Басият Шаханов (1879-1919) на заседании Дагестанского областного совета был единогласно избран областным комиссаром Временного правительства в Дагестане [6;7]. Это говорит о его большом авторитете в дагестанском обществе.

В 1908 году в селении Гунделен (Кёнделен) открыл медресе дагестанский просветитель Али Каяев. Учились у него и карачаево-балкарцы. Пожалуй самым известным его учеником из числа карачаевцев был Умар Джашуевич Алиев, о котором нужно сказать отдельно.

В 1914 году Умар Алиев переехал в Хасавюртовский округ Терской области, где учился в Аксайском медресе у Исхака-Эфенди. Чуть позже, переехав в Дагестанскую область, учился в Темир-Хан-Шуринском медресе у известных богословов Али Каяева и Магомед-Кади Дибирова [8]. В конце того же года, успешно сдав экзамены, в Темир-Хан-Шуре (современный г. Буйнакск) Алиев завершил мусульманское образование. С 1915 г. Алиев преподавал арабский и кумыкский языки в селении Кумторкала (Хум-Торкали). Здесь он познакомился с революционером Уллубием Буйнаским, верившим в возможность синтеза идеологии национально-освободительной борьбы малых народов Российской империи и социал-демократизма. После знакомства с ним У. Алиев увлёкся левыми взглядами. В 1916 г. он переезжает в Тифлис, где продолжает работать учителем арабского и персидского языка. В том же году он меняет место жительства, оставляет Кавказ и оказывается в Башкирии. В уфимском медресе «Османия» он под именем Гумара Галави (татарский вариант его настоящего имени) преподает арабский и турецкий языки и литературу. В 1917 г. он поддержал, озвучиваемые Гайдаром Бамматовым, Ахмедом Цаликовым и Гаязом Исхаковым, идеи политического единства всех российских мусульман и общероссийской мусульманской национально-культурной автономии.

В октябре 1919 г., по партийному заданию, У. Алиев вновь оказывается в Дагестане, где население подняло восстание против деникинцев, и У. Алиева сделали членом и секретарем тамошнего Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, а заодно членом Дагестанского обкома РКП (б) и заведующим политотделом повстанческих войск. Затем он стал начальником штаба этих войск и политкомиссаром Темир-Хан-Шуринского фронта. В марте 1920 г. дагестанская повстанческая Армия Свободы освободила всю территорию Дагестана от деникинцев. В управлявшем Дагестаном в тот период временном правительстве Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа Умар Алиев занимал должность Наркома Просвещения. Одновременно он являлся главным редактором общей газеты кумыков, карачаевцев, балкарцев и ногайцев «Ал байрак» («Красное знамя») [9]. Распространением названой газеты в Карачае занимался один из первых профессиональных кумыкских журналистов Магомед-Керим Садуллаев.

В 1920-е годы Умар Алиев сыграл ведущую роль в становлении государственности карачаевского народа.

Освобождая Дагестан от деникинцев, погиб сын балкарского поэта Кязима Мечиева Мухаммед [10].

Некоторое время после окончания гражданской войны в Карачае жил, скрывавшийся от преследований, противник советской власти, мусульманский богослов и поэт Ибрагим Эндиреевский, в стихотворениях которого упоминаются карачаевские сёла Теберда, Ташкёпюр и Джазлык [11].

В 1920-1925 годы у кумыков и карачаево-балкарцев была общая газета «Ёлдаш», которая распространялась почти по всему Северному Кавказу. В связи с этим любопытно обратить внимание на данные по подписке на газету от 8 апреля 1924 года: по Махачкалинскому району выписывалось 411 экземпляров, по Буйнакскому району – 131 экземпляров, по Хасав-Юртовскому – 88 экземпляров, по Кизлярскому округу – 42 экземпляра, по Кайтаго-Табасаранскому округу – 52 экземпляров; по Балкарской области – 110 экземпляров; по Карачаевской области – 40 экземпляров [12]. То есть в Балкарии газету выписывало больше людей, чем в некоторых собственно кумыкских округах.

03.12.1923 в газете «Красный Дагестан» опубликовал свою любопытную статью Ислам Карачайлы (Хубиев) «Из истории «цивилизаторства» русского царизма на Кавказе».

В 1920-1931 годы, когда во главе ДАССР стоял Джелал эд-Дин Коркмасов, в Махачкалу под его покровительство переехало много представителей интеллигенции из других регионов Кавказа. Немало среди них отпрысков княжеских фамилий, из-за чего самого Коркмасова в 1937 году органы НКВД обвиняли в том, что он превратил Дагестан в приют для кабардинских, осетинских и балкарских князей и что проявлял о них большую заботу, отправляя на учёбу в центральные вузы и даже за границу [13].

С мая по октябрь 1922 года исполняющим обязанности наркома здравоохранения Дагестанской ССР являлся карачаевец Дауд Урусов. Председатель СНК ДССР Дж. Коркмасов оценивал его деятельность как продуктивную [14].

В Дагестане провёл последние годы, встретил свой смертный час и был похоронен известный балкарский просветитель Мисост Абаев.

В 1920-1940-е годы педиатром в Махачкале работала Даутхан (Даута) Исламовна Алиева (Балкарукова). Здесь же она закончила Дагестанский медицинский институт. В годы депортации балкарцев Даутхан Алиева жила в Дагестане и в 1950 году даже была представлена к награждению грамотой Верховного Совета ДАССР. При этом в анкете она указала свою национальную принадлежность, что свидетельствует о мужестве представительницы аристократического рода репрессированного народа [15]. Её племянник Тимур Басиатович Шаханов в 1932 году работал в отделе планирования строительства Сулакской ГЭС [16].

Талантливый карачаевский художник и скульптор Хамзат Басханукович Крымшамхалов свою творческую карьеру начал в газете «Дагестанская правда» [17].

На различных должностях в Дагестане работали представители балкарских княжеских фамилий Барасбиевых, Балкаруковых, Суншевых и Айдабуловых.

Мы привели лишь краткую подборку фактов, за каждым из которых, как и за каждым упомянутым в нашей статье именем, целая судьба. Полноценное их изучение возможно лишь при деятельном участии потомков активных участников исследуемого межнационального диалога. По мере возобновления интенсивности этого диалога подобное изучение становится всё более актуальным.

Примечания

  1. Батчаев Ш.М. Карачаевцы и кумыки: генеалогические связи // www.kumukia.ru
  2. Рашид Хатуев. Дагестанский культурный импульс на Центральном Кавказе: религиозный аспект "Ёлдаш/Времена", 14-10-2011
  3. Информация записана со слов внучатого племянника А.-Х. Т. Жангоразова Мустафы Мамаева (1956 г.р.)
  4. Темеев М.-С. Молла Мухаммад // Эхо Дагестана. Махачкала, 2007. № 3 С. 22
  5. Лемеш Н.Е. Библиографический обзор газеты «Джаридат Дагестан» за 1913-1918 гг.// Рук. Фонд ИИАЭ ДНЦ РАН Ф.3. Оп.1. Д. 206
  6. Рук. Фонд ИИАЭ ДНЦ РАН Ф. 7. Оп. 1. Д. 60. Л. 27;
  7. Идрисов Ю.М. Дагестанская интеллигенция в трёх российских революциях: Дисс... канд. ист. наук. Махачкала, 2007. С. 103
  8. Лайпанов К., Батчаев М. Умар Алиев. Черкесск, 1986. С. 20-26
  9. На службе просвещения: кумыкская национальная печать / Составитель Алиев К.М. Махачкала, 2007. С. 101 // www.kumukia.ru
  10. Акбиев С.Х. Подвижники духа. Махачкала, 2000.С. 149
  11. Акамов А.Т. Жизнь и творчество Ибрагима из Эндирея: исследования и тексты. Махачкала, 2011. С. 23
  12. ЦГА РД Ф. -1п. Оп. 1. Д. № 573. Л. 19
  13. Из выступления наркома внутренних дел ДАССР В.Г. Ломоносова на III пленуме Дагобкома ВКП (б) // Бутаев М. Д., Г.И. Какагасанов, Джамбулатова Р.И. Репрессии 30-х годов в Дагестане. Махачкала, 1997. С. 325
  14. ЦГА РД Ф. р. 178. Оп. 3. Д. 13 Л. 339
  15. ЦГА РД Ф. 1-п. Оп. 1. Д. 8207
  16. Шаханов Т.Б. О времени и о себе // Эльбрусоид. Москва, 2008. № 5 2008 С. 47
  17. Суюнчев А. Крымшамхалов Хамзат Байрамукович // Эльбрусоид. Москва, 2007. № 4. С. 33

Опубликовано: De Caucaso. Вып. 4. Карачаевск, 2012. С. 18-22.

Размещено: 02.10.2012 | Просмотров: 3692 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.