Кумыкский мир

Культура, история, современность

Об истории польских и литовских татар

К истории нашей публикации.

С редкими ссылками на данную работу я впервые столкнулся в свои аспирантские годы в Москве. Она была издана в Варшаве в 1896 г. на польском языке. Меня в них заинтересовало то, что автор ее, Мацей Туган-Барановский, указывал на тюркское (из Дагестана) происхождение рода польско-литовских князей Тугановичей, к которому принадлежал и сам. Тогда в «Ленинке» (так называли мы нынешнюю ГПБ) я эту книгу не нашел. Но интерес к ней у меня никогда не ослабевал. Так я увлекся историей польско-литовских татар (мусульман). Об этом свидетельствуют мои публикации 90-х годов в газетах «Махачкалинские известия», «Ёлдаш», в «КНКО: Вести» в 2000-е, а также моя книга «Дорогой тысячелетий: кумыки и этнородственные связи» (Махачкала. 2004) и Кумыкский энциклопедический словарь (2010). И только недавно, в декабрьские дни, мне удалось заполучить из Варшавы оригинал (электронный ресурс) этой книги. Помог мне в этом мой новый друг и коллега Арек (Арслан) Пиотровски. А перевел ее с польского на русский в части, касающейся истории рода Туган-Барановских, давно и хорошо знакомый читателям нашей газеты наш сородич Викентий Тарковский (г. Гродно, Беларусь).

Им обоим наша неизбывная благодарность.

С моей статьей (фрагмент книги) «Князья Туган-Барановские: кто они и откуда?» можно ознакомиться на нашем сайте.

К. Алиев.

* * *

Орфография текста сохранена. Примечания и ссылки автора даны внутри квадратных скобок жирным шрифтом, а примечания редактора – внутри обычных.

ВВЕДЕНИЕ (от издателя Энтони Крумана)

Данная небольшая работа является пересказом истории тех азиатских народов, которые в средние века христианства как волны поднялись и угрожали залить европейскую цивилизацию; но со временем или растворились в покоряемых народах, или вернулись в ложе, из которого вышли.

В Литве есть много шляхетских семей, имеющих свое происхождение от этих… азиатских захватчиков, но уже давно ассимилировавшихся; однако многие из них сохранили магометанскую веру, а поэтому находятся в тесном расовом сплочении между собой и носят название литовских татар.

Литовские татары, хотя языком и головой стали настоящими жителями в Литве, все же происхождением и отличием в вероисповедовании выделяются в окружении, а отсюда - имеют свои собственные предания, обряды, и даже особую историю в этом крае. Вот один из них пан Мацей Туган Барановский, гражданин Трокского повета, искусный знаток восточных языков, собирал материалы об истории своего племени, но потом прекратил эту работу, а его ценные записи и переводы ушли в забытье. Одну из его рукописей, уже наполовину уничтоженную, я приобрел случайно несколько лет назад в городе Вилейка и сохранил от потери. В ней содержались очерки об истории монголов и татар, а также некоторые неизвестные подробности о мусульманах, т. е. о мусульманах в Литве, записанные согласно их домашним и родовым преданиям. Хотел я согласовать с автором рукописи и помочь ему в составлении систематического труда по данному предмету, но нигде найти его не мог, он, скорее всего, выехал из страны.

Теперь, по истечении многих лет, взялся я за работу пана Барановского – сравнил ее с теми историческими источниками, которые были под рукой, и, придав труду более-менее систематический и литературный вид, – переписал в сокращении.

По отношению к историческим работам о татарских и монгольских судьбах, которые существуют в европейской литературе, данная небольшая работа не может иметь значения; но так как здесь есть некоторые подробности о Крымском государстве из татарских источников, а о литовских татарах из домашних источников – эти новые данные могли бы послужить историческим материалом.

С некоторыми высказываниями пана Барановского не всегда легко согласиться. Его удивляет, что европейские историки монголов часто называют татарами. Повод для этого обыкновенный и натуральный: так как известно, что в XII в. в Европу вторглись конные племена под предводительством татар, и что татары закладывали свои династии – отсюда и взялось общее название захватчиков. Подобным образом все первобытные государства складывались из племенных агломератов и получали от более сильного племени политическое название, т. е. государственное, которое навсегда сохраняли. Народы, стоящие на более низкой цивилизационной ступени, когда в результате захвата входят в состав организованных политически государств, должны в ходе истории ассимилироваться с завоевателями; только народы, которые трудами веков и поколений приобрели собственную цивилизацию и на ее основании построили собственную историю – словом, народы, которые имеют, как бы сказать железный капитал духа, не могут умереть, так как духу чужда смерть. Исходя из этого правила и обращаясь в те далекие эпохи формирования азиатских государств, нелегко найти и установить подлинную номенклатуру диких племен.

Если по-китайски: монг-хо – мужественный человек, татань или татар – конник, джигит сегодня по-черкесски – наездник (Джигитайский край, откуда родом Тамерлан), – так все эти племена можно свести к одному знаменателю – конные и воинствующие.

Далее пан Барановский делит своих литовских единоверцев на несколько племенных категорий и некоторых трактует в своем отчете… как плебеев из невольничьих племен, называя их ногаями и др., а сохраняя только название татар аристократических родов эмиров и беев, из которых происходит и сам. Это разделение оставляю на ответственность автора, который произвел, как сам утверждает, на основании преданий и семейных родословных.

Монг-хо значит мужественный человек, отсюда происходит название монголов; но ошибочно называть этот народ татарами, как их называет вся Европа. Когда Чингисхан появился в Средней Азии, ведя с собой монголов и тюрок, – считалось всегда, что его орды состояли исключительно из татар и ошибочно это название, которое давали его грозным флангам, пошло сначала в русские земли, а потом далее – на Запад.

Персидский историк Рашид-Эдин по-ученому и хлестко убеждает о подобной ошибке, и высказывается почему вся Западная Азия татарами называла монголов. В Европе и до сегодняшнего дня считают, что вся Средняя Азия является Татарией… Еще более удивительное предубеждение бытует, что на китайском троне сидит татарская династия, и что манджур с татаром составляют одно племя. Сегодня нет народа, который сам самостоятельно назвался бы татарским. Народ тюркского племени, проживающий в России и называемый татарами, сам называется: нечей, узбек, казанец, крымец, юртовец, ногай, на Кавказе тоже племя называется – тюрк. Только в Литве проживающие различные мусульманские племена с гордостью называют себя татарами, отрицая это название для мусульман, проживающих в великоросских губерниях, которых называют казанцами, а в Тавридской губернии крымцами. Татары из северного Китая, которые когда-то господствовали над Монголией до великого хана Темир-Джана, также назывались нючей. От границ Южной Сибири кочует другое тюркское племя, которое называется казаками; это племя, не далее чем в начале прошлого века, называлось киргизами, которые находятся в южных степях Енисейской губернии. Рядом с Аральским морем находится Хивинское княжество, а далее на юг Персидское королевство и княжество Бухара. На восток от казацкой орды лежит Джунгария, а еще ближе к востоку – Монголия; земля, расположенная еще дальше на восток, от которой начинается Большой океан, является Манчжурией. Где же тогда находится собственно Татария верхняя, средняя и южная? … Между туркменом, монголом и манджуром столько сходства – сколько например между сегодняшними турком, греком и молдаванином. Карамзин в своей истории ошибочно называет монголов татарами, а один период своей истории татарским. До сегодняшнего дня, даже в элементарных книжках, повторяются ошибки – говорится о нашествии татар и освобождении от татарского ига Иваном Васильевичем, а россияне и поляки приписывают татарам монгольское происхождение, не тюркское, хотя черты лица явно свидетельствуют, что этот народ принадлежит к кавказской расе. В общем, вся географическая и этнографическая терминология Восточной и Средней Азии в Европе странно перепутана. Все названия городов и людей плохо выговариваются, а еще хуже пишутся, что можно доказать следующими фактами: Пекин раньше по-русски назывался Ханбалык, от монгольского слова Хан-Белгет, т. е. король-город, или господский город, или слово хан, а собственно кан, обозначает – господин, а Ханбалык, переводя дословно, будет Хамбарыба (автор не прав, в древнетюркском балык означает «город». Следовательно, Ханбалык – это «ханский город», т. е. столица. – Ред.). Потом эту столицу в России называли Бчень, а сегодня это название уступило Пекину. Имя Чингисхана было Темир-Джан, т. е. «железная душа»; русские прозвали его Темучином, а Тимура, большого самаркандского хана, Тамерланом; других, например: Тегтемиса – Тохтамышем, Нюри-Девлета – Нурдовлатом и др. (стр. 3-10)...

О ЛИТОВСКИХ МУСЛИМАХ

Ошибочно литовские историки считают, что в 1397 году Витовт взял в плен татар и посадил их над рекой Вака и в некоторых городах литовского государства. По правде, получилось тогда королю взять в плен несколько т. н. з. улусов степного народа, но совсем не татар, а только нагаев, так как на берегах Дона, как и Азовского моря, татары никогда не проживали, а исключительно были поселенцами Крымского полуострова, куда трудно было добраться через безбрежные степи, наполненные воинственными народами, как: нагаи, буджаки, черемисы и калмыки. Из тех последних племен литвином удавалось временами захватить в плен несколько улусов, но эти пленники после расселения местами их в Литве, по истечении времени становились христианами и сливались с местным населением. Однако несколько колоний в предместьях Вильна существуют до сегодняшнего дня и заселены потомками своих нагаев, которых Витовт взял в плен и там поселил.

Такими были мусульманские поселенцы из военнопленных в Литве.

* * *

В 1410 г. Литве угрожал смертельный враг – крестоносцы, которые не раз опустошали страну мечом и огнем, захватывая с собой в плен немало населения. Литве, тогда еще дикой и погруженной частично в идолопоклонничество, трудно было одной сражаться с цивилизованным, а одновременно и коварным немцем. Это хорошо понимал литовский король Витовт, что без помощи чужого оружия он не в состоянии будет защитить свое отечество; поэтому шлет своих послов с богатыми дарами к могущественному царю Тагтемису и просит помощи. И вскоре тот присылает ему 40000-е войско под предводительством своего сына Джель-эль-Эддина, который объединяет свои силы вместе с литовскими и польскими, происходит известная битва под Грюнвальдом и крестоносцы были разбиты наголову, еле успевая спасти остатки своих отрядов.

Царевич Джель-эль-Эддин, отдохнув в Литве, возвращается к отцу с богатой добычей, оставив Витовту несколько своих отрядов, бойцов которых король женит с литвинками и раздает им землю над Неманом и около Вильна, однако с обязанностью несения военной службы.

Так возникло первое поселение татар в Литве.

* * *

После смерти Витовта поляки берут Литву под свою опеку и стараются этот край слить со своим отечеством. Видя это, литвины ищут помощи в Заволжском государстве, откуда прибывает царевич Ахмат с 30000-м войском и с его помощью Свидригайло в 1432 г. восседает на троне своих отцов [Сравни: Юлиана Бартошевича «Взгляд на отношения Польши с Турцией и татарами». Стр. 262].

Из числа тех воюющих азиатов в Литве остается 3000 воинов, которые принимают службу у короля, формируя четыре конных полка, каждый из которых имеет шесть хоругвей, под предводительством хорунжего и младшего офицера. Полком командовал полковник, именуемый урбей, а при полке еще были: имам (духовник), кассир и писарь, также обозный офицер, которого обязанностью была поставка провианта и фуража для полка.

Первым маршалком тех полков был Темир Туган-бей, князь с Дагестана, который перед этим служил у Заволжского царя. Наряд маршалка состоял из бархатного кафтана с тремя золотыми галунами, из широких из голубой материи шаровар с лампасами, входящих в сапоги из красного сафьяна, из смушковой остроконечной шапки с золотой кистью; золотой пояс, за которым богато украшенный кинжал и кривой палаш, висящий через плечо, дополняли наряд.

Полковники носили кафтаны из голубой материи с двумя золотыми галунами и были подпоясаны серебряными поясами. Хорунжии и другие офицеры имели похожие на первые мундиры, только их пояса были из красного сафьяна, украшенные по бокам серебряными пуговицами. Сотники и десятники на таком же мундире имели по одному галуну. Простые солдаты были похоже одеты, только на месте серебряного галуна мундир их обрамляла шелковая тесьма, цвет которой различал между собой полки. На голове – смушковые шапки с красным верхом, а вооружены были палашами, пиками и луками. В первом эскадроне каждого полка были карабины с фитилями и носили стальную броню и шлемы.

В свите маршалка были четыре адъютанта, имам, кади, кассир и генеральный писарь, – далее двадцать четыре наездника с огнестрельным оружием и одним офицером, а также четыре трубача.

Великий литовский князь предоставил этим воинам различные привилегии, а бекам и эмирзам многие вольности, простым солдатам предоставил землю, за которую они должны были нести службу. Туган-бек получил в наследство деревню Винкшнупе, а в вассальное подчинение: Рось, Потыльче, Вилькоболе, Терлишки и Густяны. Позднее наследование данных владений было утверждено польскими королями за Туганом-Барановским. Другие офицеры получили владения, находящиеся в сегодняшних поветах: Виленский, Трокский, Лидский, Ошмянский и др.

 [В частности: Онжадов, Медники, Кожисть, Прудзяны, Хадзьбее, Ширвинты, Троки, Олита, Усукольне, Стравеники, Рейже, Адаманьце, Базары, Крейвяны, Сенкевичи, Понары, Папорце, Пожиле, Гудзяны, Дзежишки, Сейманы, Пиктенишки, Подпуне, Риконты, Сундюканьце, Лососно, Свяч, Сороктатары, Демидков, Микелевщизна, Нача, Сокольники, Жикорате, Рута, Тупалы, Малюшице, Довбутишки и др. См.: А. Мухлинский. «О вопросе о литовских татарах», где содержатся выписки из литовской метрики о ревизии татарских владений и выделении некоторыми польскими королями татарам. Виленская папка, № 6, 1858 г. О мусл. лит].

Простые солдаты, как говорилось, получили землю и некоторые из тех колоний еще существуют, заселенные их потомками, сегодня простыми крестьянами или скромными промышленниками.

Это было второе поселение татар в Литве.

* * *

Татарские полки главным образом размещались в Вильно, недалеко от замка Великого князя, по улице и сегодня именуемой Татарской, где были для них обустроены казармы с отдельными домами для маршалка и офицеров; была там и каменная мечеть. В счастливые времена великих литовских князей татары являлись исключительно военным классом; была это легкая кавалерия, используемая для набегов, так как для разведки и добычи языка они были единственными. В битвах всегда выставлялись на первый план, а неприятель их очень боялся как бесстрашных и стойких фехтовальщиков. Муслимы в Литве делились на три класса: сначала на высший класс, к которому относились: князья, беки и эмирзы [слово «князь» в уйгурийском языке обозначает «начальник», а также этот титул присваивался потомком правящего рода, а в Заволжском царстве употребляли его наивысшие воинские начальники. Эмирза, или мирза, от арабского слова «эмирзадэ» – сын правящего, обозначает в Крыму родовитого шляхтича, имеющего право сидеть на ковре. Бег – наименование, сегодня используемое между горцами Кавказа и в турецких провинциях, обозначает то же, что у поляков пан – «имеющий свое наследуемое имение», или у немцев – барон], имеющие одинаковые права с литовской шляхтой и имеющие владения, выделенные великими литовскими князьями. К другому классу принадлежали мусульмане заволжского племени, и те были освобождены от всяких налогов, как и литовская шляхта. Третий класс составлял народ, происходивший из ногаев, отличавшийся от других муслимов, проживающих в Литве, типом, языком и одеждой. В большей своей части это были военнопленные или беглецы во время политических переворотов в государствах: Кипчакском и Крымском, к которым принадлежали их орды. Витовт поселил их в литовских городах и местечках, а некоторым в виленских предместьях выдал землю, а именно: в Немеже, Беницы, Колнонарах, Соболюнцах, Козаклярах, Ваце, Рудомине, Эфендеевичах, Меречлянах, Кинкорах [Кырк-ор – в ногайском наречье обозначает 40 мужчин, сегодня эта деревня называется Сороктатары], Петешах и в Вильно на Лукишках. Поселенцы эти занимались торговлей и ремеслами, или извозом, некоторые обрабатывали землю, а службу проходили как казаки при дворе великого князя и у известных господ; использовали их для посылок с письмами и для захватов на войне. Таких казаков было 5000.

Настоящие татары – это народ резвый, сильный, среднего роста, с овальным и правильным лицом, темными волосами на голове, юркого вида; носили бороды и большие усы; хорошо владели саблей и пикой, хорошо ездили верхом на лошади и всегда верно служили, чем заслуживали почтение великих князей и дружбу литвинов. Сначала не все были женаты. Им неоткуда было взять жен, так как в Литве не было ни одной их землячки.

Элькоран не запрещает своим сторонникам вступать в браки с христианками и израэлитками, и то по причине того, что магометанское вероисповедание основано на старых и новых законах, а также преданиях, почитаемых исламом; но мусульманке нельзя было выйти замуж за христианина или еврея. На основании этого литовские муслимы начали жениться с христианками, а рожденные от этих браков дети воспитывались в вере отцов, а не матерей [Сравн. Ярошевича: «Картина Литвы», часть II, п. 55, изд.1844 г. и Нарбутта «История Литвы», том VIII, стр. 246].

Но не было ни одного примера в Литве, чтобы мусульманин имел жену из израильского народа.

Хорунжий Барановский выдал свою дочь за Мирана Туган-бека, сына татарского маршалка.

[Князь Туган-бек прибыл в Литву с женой и двумя сыновьями: Мираном и Элькандером. Первый – дед Давида, хорунжего зем. протопластом семьи Туган-Барановских. Князь Найман-бек, будучи женатым с дочерью литовского боярина Олешка, принял фамилию Олешкевича, а потом от переданного имения Крычын его потомки назывались Крычинскими, что сегодня называются эмирзы Найман-бек-Олешкевич-Крычинские. Князь Яляр-бек, Кульземан-эмирза, Мухир-эмирза, Эдигей-эмирза, от выделенных имений: Заблоть, Талькуны, Рейжево, Корыце, получили фамилии: Заблоцкого, Тальковского, Рейжевского, Корицкого и т.д.; иные если не от мест, то, женившись на польках и литвинках, приняли и родовые их фамилии. Отсюда татары в Литве имеют польские фамилии].

По примеру этого поляка начали и литвины выдавать своих дочерей за татар. Правда, сначала латинское духовенство очень криво на это смотрело, угрожало даже костельной анафемой тем католичкам, которые решились бы выйти за иноверцев, но Витовт, а потом Свидригайло, желая удержать татар навсегда в своих краях, протекционировали данные союзы и такие были в обычаях до воссоединения Польши с Литвой.

Уже во времена Зигмунда III были притеснены права литовских татар и в третьем виленском статуте от 1588 г. указано: «Чтобы ни один татарин не был урядником и не держал христиан в неволе».

В 1611 г. запрещено подскарбиям (казначеям) и полевым писарям, чтобы деньги на призыв хоругви татарским ротмистрам не давали. Татарские хоругви, которые идут на службу Речи Посполитой, никаких стаций (выплат– ?) получать не должны. Если кто-то бы брал или причинил вред, уже не гетман, а хорунжий его может устанавливать справедливость и на горло может наказать. Разрешается потерпевшему предъявить виновнику иск гражданский в воеводство или повет и наложить арест на его имущество, управление тогда должно действовать без всяких проволочек. Так управления должны выполнять приговоры немедленно с учетом вины, описанной законом. За продовольствие, которое татарские хоругви будут брать в поход, должны платить; нельзя им брать больше, чем может сохраниться за ночь, не описывая возов, не применяя подвод. Нельзя им было останавливаться на отдых в имениях шляхты и духовенства; нельзя устраивать ночлегов ближе трех и четырех миль и съезжать от дороги в сторону, а сразу идти в место назначения, указанное в универсале гетмана. Далее в 1615 запрещено в татарских хоругвях иметь родственников ротмистрами и хорунжими, а должны были их выбирать из польской шляхты.

В 1616 г. категорически запрещено муслимам жениться на христианках под страхом смерти, как и иметь у себя челядь из христиан. Тот второй запрет касался только черни, так как татарские паны, как и раньше, имели подданных христиан.

В 1620 г. запрещено татарам на будущее покупать поместья и так же, как и иностранцам, запрещено купленное без разрешения Речи Посполитой имущество продавать в течение двух лет. Поляки также без извещения короля не могли покупать татарской земли; те, кто приобрели, обязаны были служить Речи Посполитой за свой счет при каждой военной надобности.

В 1659 г. утвердил во всем привилегии литовских татар, несущих военную земскую службу, устанавливая, чтобы выплачивали им солдатские из казначейства, как платилось и другим казацким хорунжим. Мусульмане, которые не принадлежали к военному сословию, должны были платить поголовный налог по злотому от души за себя, жен и детей.

В 1662 г. сейм разрешил наконец-то, чтобы на пожизненное хорунжество гетманы могли назначать татар. Те, во время ополчения, должны идти со своими в воеводство или повет и там становиться под предводительство местных урядников согласно старшинства. Служащих в то время в армии освободили от заочного решения казначейства.

В 1667 г. снова поручились о свободе веры и защите от притеснений. Что касается лиц и имущества татар – литовский статут стал для них законом. Татарское земское имущество освобождено от повинностей и солдатских переходов.

Право конкретно утвердилось в 1678 г., так как все вольности татарские перечисляет и уравнивает выходцев во всем с польской шляхтой, с тем исключением, что не могут у себя иметь в челяди христиан, кроме солодовников, пивоваров и фурманщиков; далее запрещаются пошлины, сборы и тому подобные служебные оплаты при угрозе штрафа до двухсот гривен. Нельзя также татарам содержать королевские имения, светские и духовенства под каким бы то ни было предлогом или договором.

В 1768 г. татары получили свободу строительства и ремонта мечетей. Кроме того, мелких мусульманских собственников, расселенных на королевских землях Яном Казимиром, Собеским и Августом II, решили устроить и лучше обеспечить. Вместо разбросанных районов им обещали два староства, каждое по 10000 злотых дохода.

В 1775 г. делегирующий сейм подтвердил право татар с тем дополнением, что им можно приобретать владения и продавать, держать христиан обоих полов для услуг, мечети строить во владениях земских и столовых беспрепятственно.

Когда татары отказались от выделенных им староств, просили оставить их на ранее выделенной земле бессрочной и пожизненной, так как там у них мечети и могилы отцов, с которыми не хотят расставаться, тогда Речь Посполитая на сейме 1786 г. все их владения, даже пожизненные, на наследуемые заменила.

Татарская шляхта имела все, что и польская, кроме голоса на сеймах и сеймиках; но постепенно начала входить и в правления. Хотя давнее военное право запрещало давать высшие военные чины татарам – однако обычай во время Станислава Августа гласил, чтобы национальная кавалерия была под предводительством генерала из мусульманской семьи.

* * *

Браки муслимов с христианками имели влияние на целые поколения; им следует приписать те обстоятельства, что татары быстро забыли свой язык и говорили между собой на польском. Быстро перестали понимать слова Элькорана и должны были себе его переводить на польский язык и объяснять по-польски. Рукописи этих польских Коранов, но написанных арабскими письменами, до сегодняшнего дня сохранились в большом количестве в Литве. Есть также молитвенные книги и другие религиозные труды с польским или белорусским переводами. Во времена Варшавского королевства татары получили все политические права, также были даже послами на сейм, что имело место и в возрожденном королевстве. Один из тех, Якуб Бучацкий, наследник имения Малашевичи и Лебедево, был выбран Бельским поветом в 1718 г. Был он последним послом татар, который, посетив другие государства и познав дух и язык иных народов, а особенно живших в Турции, утверждал, что те христиане уже давно омусульманились, если бы не притеснения и преследования, которым подвергаются от турецкого правительства.

«Почему тогда, – спрашивали его поляки, – вы, наши мусульманские земляки, с нами не хотите объединиться в лоне христианского костела, когда вас по вашей вере не преследовали наши отцы и мы не преследуем?» – «Потому, – отвечал мусульманин, – так как здесь есть препятствия, которые тяжелее, чем глыбу сломать и убрать. Мы, правоверные, с глубоким чувством к Христу, которого и наш Пророк называет в Элькоране посланцем Бога, полным науки и света; мы с охотой перешли бы на католицизм, если бы не ваши в каждом сословии моральная испорченность и загрязненность, которые как мировой судья и посол на сейм я имел хорошую возможность узнать.

«Почему тогда, – спрашивали его поляки, – вы, наши мусульманские земляки, с нами не хотите объединиться в лоне христианского костела, когда вас по вашей вере не преследовали наши отцы и мы не преследуем?» – «Потому, – отвечал мусульманин, – так как здесь есть препятствия, которые тяжелее, чем глыбу сломать и убрать. Мы, правоверные, с глубоким чувством к Христу, которого и наш Пророк называет в Элькоране посланцем Бога, полным науки и света; мы с охотой перешли бы на католицизм, если бы не ваши в каждом сословии моральная испорченность и загрязненность, которые как мировой судья и посол на сейм я имел хорошую возможность узнать. Не приписываю этого вашему Евангелию, но знаю, что такое могло бы передаться и нам, если бы мы от нашей отступились, а на вашу веру перешли».

* * *

Азиаты, которые прибыли в Литву в начале XII века из их Кипчацкого царства[1] и принадлежащей ему провинции Дагестан, а более всего из княжеств: Ногайского, Эдессаньского и Буджацкого, хотя сегодня все и являются равноправной шляхтой, но являются тремя отдельными ветвями, не имеющими между собой никакого родства [Сравн. А. Мухлинский. «Отчет о татарских муслимах». Виленская папка, №4, ст. 271], а такими являются: дагестанское племя [В татарских государствах цари и высший класс народа имели тюркское происхождение, родом из Дагестана, а поэтому наши литовские беки и эмирзы происходят из дагестанского племени; простой народ в этих государствах был монгольской и финской ветви (многократное указание Барановского)], состоящее из родовитых князей, беков и (э)мирз, которые по причине политических волнений должны были эмигрировать из своих стран, а по прибытии в Литву поступали на службу, великим князьям и становились верными и мужественными начальниками в литовско-татарских полках. Их потомки и сегодня имеют, но уже остатки, больших когда-то имений, выделенных великими литовскими князьями и польскими королями. Их фамилии следующие: Найман-бек-Олешкевич-Кричиньские, Туган-бек-Дагестаньски-Барановские, Улан-бек-Поляньские, Улан-бек-Малушицкие, Улан-бек-Ахматовичи, Яляр-бек-Заблоцкие, Даняр-бек-Юшиньские, Эдигей-эмирза-Корыцкие, Кульземан-эмирза-Тальковские, Мухер-эмирза-Рейжевские, Кердей-эмирза-Муховские, Терек-эмирза-Бучацкие, Гузман-эмирза-Сулкевичи, Янус-эмирза-Беляцкие, Денир-Романовичи, Урус-эмирза-Довгиловичи, Эристан-эмирза-Азулевичи, Аксак-эмирза-Сктрмунты, Теникей-эмирза-Базаревские, Бутат-эмирза-Тупальские, Валил-эмирза-Ловчицкие, Гюзаль-эмирза-Рудевичи, Урман-эмирза-Халецкие и Джигит-эмирза-Юзефовичи.

Другие семьи, хотя и не татарского происхождения, так как они в течение XVII в. эмигрировали из стран, захваченных турками у поляков и молдаван, если и они имеют сейчас владения, которыми их наделили польские короли, также причисляются к тому же классу татарской шляхты, а именно: Кшечовские, Олеевские, Домбровские и Смольские-Запущанские. Аджкич – турецкого происхождения, а Халем-Бек – черкесского.

Заволжское племя вышло из своей отчизны простыми воинами, но получило право гражданства и шляхетства еще во времена литовского государства; потомки этих выходцев до сих пор живут в отдельных поселениях, именуемых околицами, на землях, выделенных им великими литовскими князьями и польскими королями, зовут их: Рейже, Царевщина, Базары, Некрашуньцы – в Виленской губернии; Крушиняны, Бохоники, Демидков – в Гродненской губернии; Ловчицы, Осмолов, Орда – в Минской губернии; Студянка – в Люблинской, Юкавцы – в Волынской, Бялы Ренкав – в Подольской губернии. Все эти муслимы очень трудолюбивы, образцово занимаются сельским хозяйством, огородничеством, пчеловодством и плантациями табака именуемого «мультан». Образование получают умеренное, но многие остаются на государственной службе. Носят следующие фамилии: Янушевский, Хазбиевич, Макулович, Халецкий, Корсак, Шабуневич, Маковецкий, Селимович, Яблоньский, Вильчинский, Абуневич, Ледзиньский, Адамович, Ассанович, Чембаевич, Рызманович, Лисовский, Поплавский, Мильковский, Окминьский, Абрахимович, Муравский, Альдукевич, Мицкевич, Мусич, Обулевич, Масловский, Ясиньский, Токош, Янкевич, Хоромович, Зданович, Козакевич, Бутлер, Шихманцир, Богданович, Понарский, Романовский и Беганьский.

Задонское, или ордынское, племя формировалось в Литве из бывших солдат литовско-татарских полков, из военнопленных, захваченных Литвой во время войн с крымчанами, это: Буджаков, Эдессанцев, Черемисов и Липков ногайского происхождения, наконец, из солдат русской армии магометанского вероисповедования, которые женились с мусульманками этого племени и приняли фамилии своих жен, навсегда остались в Литве. Этот класс презирается двумя другими мусульманскими классами и до 1831 г. не считался шляхтой, но сегодня пользуется всеми правами, принадлежащими литовским мусульманам; которых вероисповедование стало доводом шляхетства. Живут эти мусульмане в больших и маленьких местечках Литвы [А именно: в Ковне, в Минске, Новогрудке, Слониме, Сокулке, Индуре, Крынках, Тавсюнах, Василишках, Ивье, Вишневе, Столбцах, Креве, Несвиже, Ляховичах, Клецке, Смолевичах, Смиловичах, Видзах, Мяделе, Долгинове, Олькениках, Бутриманцах, Давгах и др .] и занимаются выделкой шкур, и данное ремесло является их любимым, поэтому прозвали их кожемяками; некоторые занимаются извозом и называют их – фурманщиками, при этом образцово занимаются огородами. Многие из них получают хорошее образование, и остаются на государственной службе, занимая значительные должности; иные, собрав значительные суммы и бросив ремесло, приобрели меньшие или большие земельные владения. Их фамилии следующие: Рафалович, Радлиньский, Элиашевич, Ильясевич, Калино, Смольский, Сафаревич, Базаревич, Якубовский, [С этой семьи предположительно происходил известный в околицах Вильна Мустафа, который будучи правоверным мусульманином старательно и настойчиво прививал христианские догмы люду христианскому, наставляя их на путь ко спасению] Лебедь, Янович, Кустыньский, Конопацкий, Милькманович, Майшутевич, Воронович, Гэмбицкий, Маевский, Щенснович, Битютко, Щуцкий, Мухля, Роецкий, Крыницкий, Александрович, Алиевич, Янчура, Богданович, Полтожицкий, Мурзич, Богушевич, Шахидевич, Родкевич, Конарский, Кубейда, Кейзаров, Мухарский, Романовский, Корыцкий и др.

Подвиленское племя, проживающее в предместьях Вильна, и неправильно называемое татарами – происходит исключительно из этих ногаев, захваченных в 1397 г. Витовтом в плен и переселенных в Литву, где поселили их над рекой Вакой. Этот люд не пользовался долгое время никакими гражданскими правами, но в половине XVIII в. главный начальник литовско-татарской конницы, генерал-майор Мустафа Туган-Барановский выпросил у короля Станислава Августа, чтобы ногаев сравняли в правах с другими муслимами, принадлежащими к военному сословию; с тех пор их начали считать наравне с татарами. Подвиленские отличаются от других мусульманских племен в Литве смуглым и неровным лицом, а их женщины не отличаются привлекательностью, но работящие и хозяйственные. Многие из ногаев получают хорошее образование и остаются на государственной службе, где получают высокие ранги и должности. Носят следующие фамилии: князья – Кан-Кирант-Соболевский, Кан-Баян-Кеньский, Кан-Масур-Давидович, с простого народа: Джафаревич, Дженаевич, Сеферевич, Пулторакевич, Синикевич, Сулейманович, Шабловский, Байрашевский, Михаловский, Мустафич, Мелех, Леляк, Абрамович и Весновский.

До вступления на трон Зигмунта III насчитывалось в Литве и Руси около ста мусульманских деревень. Эти деревни были богатыми и большими, из которых выходило по одной хоругви народной кавалерии; в каждой деревне была мечеть, кроме того, немало было наследуемых фольварков, принадлежащих мусульманским панам, которые были начальниками в указанных хоругвях. Во время народного ополчения татары могли выставить 20000 кавалерии, хорошо вооруженной и одетой.

[Согласно ревизии татарского имущества, произведенной в 1631 г. во времена Зигмунда III, насчитано во всей Речи Посполитой до 100 000 магометанского населения, из которых 800 семей осевших на земле и 10000 военного населения, принадлежащих к 6 хоругвям татарским, именуемым сцяги, т.е. отделы, а именно: 1) хоругвь Уланская, сцяги гродненский и ошмянский; 2) хоругвь Юшиньская, сцяги Троцкого воеводства, 3) хоругвь Найманьская, сцяги Виленского воеводства, 4) хоругвь Ялоирская, новогрудского сцяга, 5) хоругвь Кандрацкая, сцяга мерешлянского, 6) хоругвь Бариньская, сцяга новогрудского. А. Мухлинского «О вопросе о литовских татарах». Виленская папка, № 6. Согласно поисков Мацея Туган-Барановского, значительное число мусульман из солдат и не осевших эмигрировало из Литвы, главным образом при правлении Зигмунда III, в Крым и Турцию, где из них были созданы колонии, существующие до наших дней, жители которых отличаются от местных типом и одеждой. В Турции одна часть осела над Дунаем, на равнинах Добруджи, в Болгарии; другая – в околицах Бруссы, в провинции Хелевенгяр, в Малой Азии, в устье реки Кизыль-Ирмак. Численность этих колоний составила 36000 душ].

В наши времена в Польском королевстве, в Литве, на Волыни и в Подолье есть 6450 обоих полов, а именно земских граждан 720, околичной шляхты 1308 и проживающих в городах и местечках, также называемых шляхтой – 4422. Высший класс литовских муслимов разговаривает на польском языке, низший – на белорусском или литовском. Одежду все носят европейскую, кроме духовенства, которые часто носят характерную одежду. Службы в мечетях велись на арабском языке, непонятном уже не только литовским исламистам, а часто и их духовным лидерам. Молитвенных домов, или мечетей, в Литве 21 и столько же священников, именуемых имамами. Отдельных школ тогда литовские муслимы не имели и не имеют, а только в некоторых учебных учреждениях есть частные преподаватели магометанской религии.

 

Гербы татарской шляхты.

1. Аксак – герб и семья в Литве, по-турецки означает – хромающий.

2. Байбузи – герб и семья; слово турецкое из 2 слов: бай – зажиточный, бузи – или бужан – теленок; от слова «бай» пошло русское боярин.

3. Бадула – герб; по-турецки означает простак; собственно мусульманский аскет, иначе – суфи.

4. Балабан – название герба и семьи; по-турецки вид большого крогульца (ястреб ?); в переносном значении – глупец, откуда происходит польское слово – болван.

5. Булхак – семья, в татарском языке – булгак, от слова: булмак – быть. Нарбутт в т. IX на стр.199 «Истории Литвы» рассказывает о татарском князе по имени Булхак, который в 1535 г. соединившись с Евстахием Дашкевичем, черкасским старостой, служил польскому королю против своих недружественных земляков крымцев и был с предводителем казаков в большом походе к Севежу, откуда вернулся с большой добычей.

6. Баян – герб и семья князей ногайских, которые называются сейчас в Литве: Кан-Баян-Кеньские.

7. Дэнис (денгиз – Ред.) – герб и семья; в турецком языке означает: море. Фамилия Дэнис-эмирза, точно переводя означает: господин над морем.

8. Джирид – название семьи; по-турецки – короткая пуля и любимая игра на Востоке; отсюда польские: джирид (дротик), дзида (копье).

9. Хутор – Хуторович, герб и семья. Хутор – то же, что и в русском языке «хутор», происходит от арабского слова: кутр – околица, территория, кусок земли – пахотной.

10. Кара – герб, прибывший из Греции в Польшу, иначе назывался Аксаком. Кара – по-турецки обозначает черный, очень распространенное прозвище на Востоке. Один из давних монгольских царей назывался Кара-хан. То же слово происходит от многих слов как прилагательное, н-р, Кара-дэнис – черное море, кара-хизар – черный замок, город в Малой Азии, кара-гюз – черный глаз, кара-дах – черная гора, кара-су – черная вода.

11. Кердей (см. нашу справку в конце текста. – Ред.) – герб и семья. При проверке найдется Кердей, татарский шляхтич, в татарской деревне Кумелянах Виленского воеводства (сегодня во владении Яна Одыньца, племянника ум. Антония Эдварда Одыньца). Гора Таратарыи, на северо-восток от Каспийского моря, называлась Кертай, или Кезтах (Казтау?); сейчас называется Кичиктай (Гиччи тау) – маленькая гора. Король Александр письмом из Вильна от 7 апреля 1505 г. (№6 а 50 в литовской метрике) к маршалку татарскому, князю Колдыяр-Курцевичу, дает двум людям землю в Новогрудской волости.

12. Килдиш – по-татарски означает пришелец, от слова гильмек – прибыть, под этим названием есть татарская семья.

13. Киркор – герб и семья. В турецком – Кирк-эр, от числа сорок; также кирк-эр дословно значит сорок мужей. Замок недалеко от Бахчисарая, давней столицы крымских царей, куда царь Менгли-Гирей, раненный ногайцами, укрылся и откуда писал письмо Зигмунду I, именуясь в русских актах Киркор.

14. Колодын – Колодыньский, герб и семья. Килди, или Килдин – назывался один из кипчакских царей.

15. Корсак – герб и семья; по-татарски означает – маленький лис, по-турецки – зоб, горло. В околицах Рейже Троцкого повета татарский шляхтич зовется Корсак.

16. Кучук – герб и семья; по-турецки означает – малый. В Литве есть шляхетская семья Кучуков; фамилия эта известна от убийства Кейстута в Креве.

17. Кулак – герб и фамилия семьи; по-турецки означает «ухо».

18. Кыр – герб; означает «поле, степь»; кыран – степной, кан-Кыран – господин над степью; отсюда семья князей ногайских Кан Кырант-Соболевски.

19. Мансур – герб и семья князей ногайских, слово взято из арабского: эль-мансур – «победитель». В Литве есть семья Кан-Мансур-Давидович.

20. Сеферевич – фамилия ногайской шляхты, берет начало от арабского слова сефер «путешествие, военный поход».

21. Улан – семья татарской шляхты. Слово «улан» означает «храбрый, молодец». В Литве есть семья – Улан-Малюшицкие (стр. 44-72).

22. Туган – герб Туган-Мирза-Барановских, «дагестанских мирз».

Примечание

[1] Многие западноевропейские источники этим термином называют весь Улус Джучи – Золотую Орду. Кумыкия, кумыки и их стольный град Тарки значатся среди земель и народов, покоренных Чингиз-ханом в 13 веке. Семантически название «Кипчацкое царство» находится в связи с названиями «Кумания», «Кумыкия», «Дешт-и Хазар» и «Дешт-и Кипчак».

 

Перевод с польского В. Тарковского (ноябрь-декабрь 2011г.)

(По: O muślimach litewskich. Maciej Tuhan-Baranowski, Antoni Kruman. 1896. 72 pages).

ОТ РЕДАКТОРА

Как вы можете судить из выше изложенного, князья Туган-Барановские, будучи одним из самых влиятельных татарских родов Речи Посполитой, своими заслугами вошли в историю Польши, Литвы, Белоруссии, России, Германии, Франции. О них почти ежегодно появляются все новые исследования и публикации. Много интересного, связанного с историей данного рода, в последние годы накопили ученые из Белоруссии, Польши, Татарии, Турции.

Богата история Тугановичей («Мурз Дагестанских»), но, пожалуй, самая громкая история их приходится на середину XVII века и связана с военными заслугами ротмистра Давида Барановского, о чем говорится и в грамотах польского короля Яна Казимира от 1659 и 1662-х годов (С. Думин, И. Канапацки. «Белорусские татары…» Минск, «Полымя». 1993). По первой грамоте (1659 г.) лихому татарскому рубаке было пожаловано 7 влук земли (1 влук – 16,5 га) в Упицком уезде. Столь щедрый дар татарский ротмистр получил за то, что «во время войны со шведами в Ливонии один со своей хоругвью все шведское войско сдерживал, ежедневно захватывая из вражеского лагеря по «свежему языку», постоянно атакуя и нередко доходя до самой палатки шведского гетмана (главнокомандующего), сотворив такой переполох в стане противника, что сам гетман Дуглас не чувствовал себя в безопасности. Судя по этому и другим известиям, Барановский, запрошенный шведами на переговоры, был обманом захвачен в плен и с товарищами отправлен на корабле, видимо, в Швецию. Однако ротмистр (скорее всего с помощью своих товарищей) сумел овладеть судном, вырезать шведскую стражу, взял в плен капитана и привел корабль в порт вассальной от Речи Посполитой Курляндии, после чего… снова пошел на войну! О его подвигах в следующие три года напоминает королевский привилей (грамота) от 8 марта 1662 года на наследное владение селением Потыльцы с 10 влуками земли (то есть со 165 гектарами!). В той грамоте говорится, что ротмистр Барановский в битве под Кушликами 4 сентября 1661 года хоругвь (в данном случае знамя) самого московского царя захватил и швырнул его (знамя) под ноги королю.

Давид Барановский до самой своей смерти в 1697 году оставался в должности татарского хорунжего Трокского воеводства (современный Трокай в Литве) и положил начало славе и богатству своего рода. Карьера, королевские дары дали возможность ему и братьям пользоваться пышным титулом «Мурзы Туганского» (С. Думин, И. Канапацки. «Белорусские татары…» С. 79-80). Надо полагать, что этот титул был как бы благообретенным, в отличие от старых родовых фамилий татарской знати, а тем более от родового прозвища Барановских – «Мурза Дагестанский».

В упомянутой книге «Белорусские татары…» на стр. 75 приводится рисунок неизвестного автора 1670 года «Татарский ротмистр». Если учесть, что этот отрезок времени был как раз пиком славы Д. Барановского, и что художник в то время, естественно, старался запечатлеть лишь наиболее выдающихся личностей, то вполне возможно, что на рисунке изображен тот самый славный татарский ротмистр Д. Барановский.

Со временем род Туган-Барановских настолько разросся, что стал насчитывать две ветви и две линии. Так, к ветви Яшки (по Дзядулевичу) принадлежал Мухарем, сын Абдрахима, внук Яшки. Эта ветвь породнилась с другим татарским родом – Булат-Тупальских. К сожалению, сведений об этой ветви очень мало.

Гораздо более многочисленной, а возможно и плодовитой, оказалась ветвь Давида. Не будем утомлять читателей перечислением имен, а также их имений и поместий, скажем лишь, что эта ветвь роднилась с татарскими родами Айдаровичей, Азулевичей, Рейживских и другими.

Линия знаменитого ротмистра и хорунжего Давида породнилась с Улановыми (отпрысками младших чингизидов) через дочь Давида – Милку Ганну. Один из сыновей Давида – Богдан – также дослужился до чина ротмистра с титулом «Мурза Туганский». Один из потомков этой линии – Абрахам Шварц, сын Мустафы, был поручиком войск коронных, но в 1832 году шляхетство решил себе выводить с отдельным, личным гербом «Незгода». Если учесть, что в переводе с польского «Незгода» означает «Несогласие» (если я не ошибаюсь), то, возможно, это была уже христианская ветвь рода, «несогласная» со своими пращурами-мусульманами? Во всяком случае, его сын Ян Шварц (с упомянутым странным гербом) в 1845 году значился государственным чиновником на Гродненщине.

Весьма многочисленной оказалась у Туган-Барановских линия Мустафы. Эта линия звалась еще Запущанской. Среди потомков этой линии были хорунжие и ротмистры, поручики и штаб-ротмистры, полковники и даже генерал-майор войск литовских Мустафа Барановский (1750 г.). Ну и, конечно, немало было из этой линии просто мещан, обывателей, мелких землевладельцев, на фоне которых, например, резко выделяются такие фигуры, как полковник повстанческой армии Т. Костюшко, позднее полковник прусской армии Якуб Барановский; генерал войск российских Ян Барановский и генерал генерального штаба войск российских Александр Барановский. Сын Яна – Давид Барановский – был полковником генерального штаба российских войск и т. д. Отпрысков «военной косточки» среди Барановских было предостаточно.

Любопытно, что эта линия Барановских имеет католическое и православное ответвления. Так, потомки штаб-ротмистра Абрахама Барановского (годы службы 1785–1792) перешли в католичество и приняли в 1845 году шляхетство с прозвищем «Туган». Отсюда, естественно, католические имена: Мартин, Игнатий, Винцент, Александр, Богуслав и т. д.

К православной вере относились дети Амурата Барановского (умер в 1867 году) и его жены Пульхерии Скибицкой, видимо, православной. Интересно, что наряду с православными именами сыновей и дочерей – Наталья, Апполинарий, Леон и Еугениуш – есть и имя, данное сыну в честь отца, – Амурат.

В роду Барановских есть и известные ученые: профессор политической экономики Санкт-Петербургского университета, легальный марксист и оппонент В. И. Ленина – Михаил Иванович Туган-Барановский, его сын – писатель Михаил Михайлович Туган-Барановский и внук – доктор исторических наук Джучи Михайлович Туган-Барановский и др.

К. Алиев.


Опубликовано: газета «Ёлдаш»/»Времена». Январь-февраль 2012 г.

Размещено: 19.04.2012 | Просмотров: 5344 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.