Кумыкский мир

Культура, история, современность

Об археологических работах в Дагестане в 1947-48 гг.

Местность вокруг Тарки-Тау изобилует множеством археологических объектов. Вот только некоторые из них:

  • стоянка людей каменного века Тарнаир - северо-восточное подножие горы Таркитау;
  • Альбурикентский могильник - пос.Альбурикент 6 км к западу от города, в 1 км к северу;
  • Караманский могильник - пос.Караман-7 в местности Герменчик;
  • Кяхулайское поселение - 1,5 км к западу от поселка Кяхулай;
  • Кяхулайский могильник - под Кяхулайским поселением;
  • Ленинкентский могильник - пос.Ленинкент, в 40м от дома 81 по ул.Нагорная;
  • Чампар курганы - у подножья западной оконечности горного отрога Анжи-Арка;
  • Махачкала-I могильник - в 150м к северу от водонапорной башни г. Махачкала-I
  • Махачкалинские 1-е курганы (3 больших кургана) - 3 км к юго-западу от города;
  • Махачкалинские 2-е курганы (ок.20 курганов) - 1,5-2 км к юго-западу от города;
  • Махачкалинские 3-е курганы (два кургана) - пос. Красноармейское 5 км севернее;
  • Махачкалинский могильник - на пересечении ул. Чернышевского и пр. Калинина;
  • Махачкалинское 2-е поселение - 2 км к востоку от города, у ж.-д.полотна;
  • Махачкалинское 1-е поселение -1 км к востоку от 5-го городского поселка;
  • Таркинский 1-й могильник – северная окраина пос. Тарки;
  • Таркинский 2-й могильник - западная окраина пос. Тарки;
  • Таркинское городище - пос.Тарки, под селом на склоне горы Тарки-Тау;
  • Таркинское поселение - около Таркинского могильника.

Находки археологов свидетельствуют, что, по крайней мере, начиная с конца каменного века, склоны и окрестности Тарки-тау были населены людьми. Одним из хорошо изученных археологических объектов является Таркинский могильник.  Здесь древнейшие погребения восходят к каякентско-хорочоевской культуре 1-й половины 1-го тысячелетия до нашей эры, т.е. им около 3-х тысяч лет. Большинство же погребений относится к I-III вв. н. э. и отражает влияние сарматской культуры. В эти века в северном Прикаспии вплоть до реки Сулак господствовали аорсы – один из сарматских племен, что заметно повлияло на культуру местных жителей: в могилах найдено много глиняной сарматской посуды, оружия, орудий труда, бронзовых зеркалец, украшений.

Исследования в районе Тарки-тау начались еще до войны, а после войны первые систематические изыскания проводились в 1947-48 годов с участием выдающихся археологов Крупнова Евгения Игнатьевича (1904-1970) и Смирнова Константина Фёдоровича (1917-1980). Хотя собственно сарматские памятники начали изучаться на территории Дагестана лишь в 70-80-х гг., но выводы исследователей Таркинского могильника остаются актуальными и сегодня. Поэтому, тем, кто интересуется историей родного края, предлагаем статью, опубликованную еще в 1949 году. В нем подробно описываются археологические изыскания и даются первые выводы, характеризующие значение Таркинского могильника.

Sadr

 

А. М. Твердохлебов

Об археологических работах в Дагестане в 1947-48 гг.

Работы по археологическому изучению Дагестана, проводившиеся в довоенный период Дагестанским научно-исследовательским Институтом истории, языка и литературы под руководством проф. М. И. Артамонова, обследовавшего ряд низменных и горных районов Дагестана, и дальнейшие работы А. П. Круглова были прерваны вторжением в нашу страну немецко-фашистских захватчиков. Лишь после победоносного окончания войны представилось возможным вновь начать археологические разведки. Эти работы были начаты в 1947 году по инициативе и на средства Дагестанского краеведческого музея. Объектом был избран Таркинский могильник. Для проведения археологических работ в Дагестан была приглашена научная экспедиция Государственного исторического музея и Института материальной культуры Академии наук СССР во главе с Е. И. Крупновым.

Для предварительного ознакомления с будущим объектом раскопок, Е. И. Крупнов в июне 1947 г. посетил Таркинский могильник и установил целесообразность его исследования. Раскопки были начаты 13 сентября того же года и продолжались в течение 11 дней. Весь раскоп занял 200 кв. м. Вскрыто 14 погребений различного типа.

А. П. Круглов, работавший в Дагестане в предвоенные годы после проф. М. И. Артамонова, в период своего знакомства с Таркинским могильником, обследовал также и Хорочоевский могильник в горной Чечне (близ сел. Хорочой). Он подчеркнул наличие для Дагестана и всего горного и предгорного Северо-Восточного Кавказа новой культуры, получившей название Каякентско-Хорочоевской. К этой культуре был отнесён и Таркинский могильник1). Характерной чертой Каякентско-Хорочоевской культуры является наличие каменных гробниц, сидячего или скорченного положения костяка и бедность предметов захоронения, которые состоят, главным образом, из бронзовых браслетов, височных подвесок и лепной керамики, представленной широкогорлыми и толстостенными сосудами с узким днищем, налепным верёвочным и нарезным геометрическим орнаментом с плохой отмучкой глины и костровым обжигом. Как раз эти элементы и были обнаружены в случайно найденных предметах в зоне Таркинского могильника ещё задолго до его раскопок.

Бывший сотрудник Дагестанского музея М. И. Исаков, пользуясь сведениями о наличии древнего могильника в районе сел. Тарки, посетил последний в мае 1941 г. Он нашёл могильник в довольно разрушенном состоянии. В обрыве могильного холма Исаковым были отмечены выступающие плиты гробниц. Одна из гробниц в результате выборки глины местным населением оказалась настолько обнажённой, что оставлять её так было нельзя. Поэтому указанную гробницу Исаков вскрыл. Её содержимое дало материал, позволивший судить о содержании Таркинского могильника в целом.

Описанная Исаковым гробница повторяет характерный признак Каякентско-Хорочоевской культуры — полусидячее, скорченное положение костяка.

Таркинский могильник расположен в 3 км к юго-западу от г. Махачкала и в полукилометре к северо-востоку от Тарков, у подножья горы Тарки-Тау, составляющей начальную цепь предгорий Кавказского хребта, обращённых к Каспию.

Раскоп, произведённый экспедицией Е.И. Крупнова, был начат на протяжённости 34 м, при максимальной ширине в 6,5 м. В верхних слоях раскопа (от 0,25 до 0,5 м) встречались мелкие кости животных и человека, а также фрагменты поздней керамики. В юго-восточном углу раскопа, на квадратах от 28 до 34 м, был зачищен глинобитный пол и развалины стен дома из нетёсанного песчаника. Сравнительно в лучшем состоянии находилась только северная стена, у середины которой был обнаружен очаг овальной формы с большим количеством золы и обожжённой глины. В развалинах стены находились остатки обуглившихся кусков дерева и камыша. Последнее даёт основание сделать предположение, что дом рухнул от пожара. Весь комплекс предметов вместе с разрушенным домом датируется временем не древнее 18—19 вв. Следовательно, на территории древнего могильника существовало позднее поселение. В этом же слое попадались и фрагменты керамики Каякентско-Хорочоевской культуры, что явилось следствием разрушений древних погребений.

В северо-восточном углу раскопа были вскрыты первые погребения на глубине 0,4—0,45 м.

Погребения № 1 и 2 находились прямо в грунте, без каких-либо признаков каменной гробницы. Положение костяка — вытянутое на боку, с ориентировкой на юго-запад. Эти погребения дали небогатый, но характерный материал, резко отличающийся от материала погребений каякентского типа — обломки глиняных тонкостенных сосудов с ручками и плоскими доньями. Состав глины хорошо промешан с примесью толчёных раковин.

Такого же порядка оказались и погребения № 4, 5, 9, 10, 11, 12 и 13. Материалы последних погребений были намного богаче и разнообразней первых. Ни один комплекс указанных погребений не напоминает собой предметов из погребений каякентского типа. Перед экспедицией был факт наличия другой культуры, ещё не известной на территории Дагестана.

Предварительным заключением был вывод, что перед нами комплекс, с характерными признаками Позднесарматской культуры, датируемой I—III вв. нашей эры. Если характерным признаком Каякентско-Хорочоевской культуры на территории Таркинского могильника было наличие каменных гробниц, лепной керамики с нарезным и налепным орнаментом и незначительным количеством предметов из бронзы, вроде браслетов и височных подвесок, при сидячем, скорченном положении костяка, то новая для Дагестана — Позднесарматская культура давала захоронения в грунте без каменных гробниц (в некоторых случаях с каменным обводом), при вытянутом положении костяка (на спине или на боку) без определённой ориентировки; инвентарь могил был во многом богаче и разнообразнее: керамика тонкостенная, двух видов — лепная и гончарная, кроме пастовых бус были и каменные, из сердолика, гишира и др.; металлические предметы из бронзы были представлены браслетами, кольцами, фибулами и зеркальцами ажурной работы.

После дальнейшей тщательной обработки добытого на Таркинском могильнике материала сделанные экспедицией выводы полностью подтвердились.

Остановимся детальнее на инвентаре, добытом на могильнике.

Ясно, что древнейшим слоем Таркинского могильника будет тот, который дал характерные предметы Каякентско-Хо- рочоевской культуры. Это, главным образом, керамика.

Погребение № 3, с развороченными плитами гробницы, вскрытое на глубине 0,5 м, дало хотя и не богатый, но характерный материал каякентского типа в виде обломков глиняных сосудов с толстыми стенками грубой лепки и кострового обжига. Восстановлением частей сосуда определена его форма: узкое плоское днище и широкое горло. Поверхность сосуда покрыта рядом косых длинных полос. Положение костяка проследить не удалось.

В погребении № 6, расчищенном на глубине 0,7 м, была хорошо прослежена каменная гробница, хотя довольно деформированная. В гробнице находилось два небольших сосудика, вылепленных от руки. На поверхности сосудиков отмечен лепной зигзагообразный и линейный орнамент. Глина с бурокрасноватым оттенком и следами первичного обжига. Рядом был обнаружен массивный бронзовый браслет. Положение костяка скученное, что указывает на сидячее или скорченное захоронение.

Погребение № 8 типично повторяет керамику предыдущих погребений. Здесь оказалась половина человеческого костяка с грудной частью скелета и черепом. Орнаментировка керамики, состав глины, обжиг и толщина стенок ясно указывают на её принадлежность к Каякентско-Хорочоевской культуре.

Сопоставляя характерные черты керамики каякентского типа с аналогичной керамикой из Северного Азербайджана, Е. И. Крупнов в своём отчёте указывает, что точно такая же керамика известна и в Северном Азербайджане. Там, близ сел. Шудух, Пендбад и Баду, Кубинского района, по словам Н. М. Джафар Заде, в 1938 г. в гробницах были обнаружены образцы керамики, имеющие поразительное сходство с керамикой из Каякента.

Это — одно из положений, которое устанавливает связь культуры Таркинского могильника с культурами Закавказья. Этим определяется весьма важное, но не исчерпывающее значение Таркинского могильника.

Таркинский могильник дал, при его сходстве с северо-азербаджанскими, и некоторое своеобразие, например, наличие в могилах угля (погребения № 4, 6, 8) и копья (по свидетельству Исакова; в могилах, вскрытых экспедицией, оружия не обнаружено). Предметы, изъятые Исаковым в одной из гробниц (у нас она числится за № 14), исчезли. Втульчатый бронзовый наконечник копья, аналогичный Исаковскому, был найден в Грозненской области в 1948 г. у сел. Первомайское, среди комплекса предметов, сходных с хорочоевскими.

В своём отчёте Е. И. Крупнов относит Таркинский могильник, давший характерные черты Каякентско-Хорочоевской культуры, к восточной группе могильников, в которую входит могильник у селения и станции Каякент, Нижний Дженгутай, Урма, Берикей, Маджалис, Изберг, Дургели, Газават-Кутан, у хутора Мамай-Кутан и др.

Заканчивая вопрос о древнейшем слое Таркинского могильника, необходимо указать, что экспедиция считала его исчерпанным. Однако раскопки Таркинского могильника, продолженные в 1948 г., показали обратное и дали ещё более значительный материал этой культуры, характеризующий быт и хозяйство древнейших племён Дагестана периода начальных веков I тысячелетия до н. э.

Мы уже отметили, что Таркинский могильник дал и совершенно новую для Дагестана культуру — Позднесарматскую.

Не лишним будет остановиться на определении характерных черт этой культуры.

Для районов Приуралья, Нижней Волги и Прикубанья характерной чертой Позднесарматской культуры являются могилы трёх типов: 1) широкие прямоугольные могилы, 2) подбойные, и 3) узкие могилы с северной ориентировкой костяков. Характерен обычай искусственной деформации головы. Глиняная посуда двух сортов: лепная — кухонная, и парадная — столовая (сделанная на гончарном кругу). Оба типа керамики имеют лощение. Мужские погребения всегда сопровождаются положением оружия. Для женских могил характерно наличие украшений вроде металлических бляшек, различных бус, а также употребление фибул (застёжек).

Таков главный комплекс могильного инвентаря для Позднесарматской культуры.

Какие же общие элементы в этой области даёт Таркинский могильник, новый культурный слой которого отнесён к Позднесарматскому времени — I-III вв. н. э.?

Общим, прежде всего, выявляется захоронение в грунте при вытянутом положении костяка.

Затем, обращает на себя внимание керамика погребений № 4, 9, 11, 12, 13. Те же глиняные сосуды двух сортов или групп.

Первая группа керамики: лепная (кухонного назначения) из погребения № 11 — красноглиняные кувшинчики, и особенно чаша-миска на высоком поддоне, из могилы № 13. Эта чаша, как замечает в своём отчёте Е. И. Крупнов, близка к чаше из грунтовой могилы № 1, вскрытой Н. В. Анфиловым у ст. Казанской, Краснодарского края, в 1946 г. Датировка этого могильника определяется Позднесарматским временем.

Вторая группа посуды — гончарная. Употреблялась как столовая, парадная или ритуальная. Образцом такой посуды может служить высокий кувшин сероватого цвета с витой ручкой и водосливным носиком, а также маленький ритуальный сосудик с двумя ручками и геометрическим нарезным орнаментом, чаша-фиал с полусферическим и ребристым днищем и др. (все из погребения № 13).

Ещё более выразительными материалами Таркинского могильника являются бронзовые украшения из могилы № 11 — фибулы и бронзовое зеркало. Как указывает в своём отчёте Е. И. Крупнов, «круглые бронзовые зеркала с ободком по окружности, прямоугольным ушком сбоку и конической выпуклостью на обороте составляют одну из типических черт третьей ступени Сарматской культуры нашего Юго-Востока. Такие зеркала известны из погребений Сусловского могильника и других пунктов Поволжья. Время их бытования I-III века н. э.».

То же самое Е. И. Крупнов замечает и по отношению провинциальных римских фибул арбалетного типа.

Все эти факты со всей очевидностью доказывают правильность отнесения новой культуры Таркинского могильника к Позднесарматскому времени, и вместе с тем устанавливают связь народов Дагестана периода начальных веков н. э. с народами Закавказья, всего Северо-Восточного Кавказа, Поволжья и Приуралья.

Не меньший интерес в этом отношении представляют и различные бусы: пастовые, простые и рифлёные, стеклянные с позолотой, овальной формы, из гишира, сердолика, янтаря и др.

Однотипные комплексы найдены были в Сусловском могильнике. Подобные бусы, найденные в Бахмутском районе, В. Л. Городцов датирует вторым веком н. э.2).

Перейдём к общим выводам о Таркинском могильнике.

Они, в основном, сводятся к следующему.

Во-первых, Таркинский могильник является могильником двух культур: древней — Каякентско-Хорочоевской, датируемой начальными веками I тысячелетия до н. э., и Позднесарматской, определяемой I-III вв. н. э.

Во-вторых, материалы Таркинского могильника позволяют сказать, что эта территория была заселена с древнейших времён, причём заселена непрерывно, что подтверждается нахождением здесь двух культур, отстоящих друг от друга на целое тысячелетие.

В-третьих, Таркинский могильник связал изучение сарматской проблемы с Дагестаном.

В-четвёртых, Таркинский могильник показал широкую культурную и экономическую связь древнейших народов Дагестана со всеми народами Закавказья и Северного Кавказа, Приволжья и Приуралья.

Таркинский могильник является важным звеном в цепи исторических памятников древнейшей материальной культуры на территории Дагестана и даёт некоторый материал для изучения истории Дагестана периода Кавказской Албании и особенно её расцвета (начальные века н. э.).

Таков общий вывод, характеризующий значение Таркинского могильника по материалам первого года раскопок.

Раскопки 1948 г. подтверждают эти выводы.

Материалы 1948 года дополняют сарматский комплекс раскопок 1947 г. Археологическая экспедиция 1948 г. возглавлялась К. Ф. Смирновым. Она произвела дальнейшие раскопки Таркинского могильника, ставя перед собой задачу вскрыть новые погребальные комплексы эпохи Албанского государства. Археологические работы производились в течение 11 дней (с 20 по 31 августа 1948 г.) на площади в 100 кв. м. Вскрыто 30 погребений.

В раскопках 1948 года прослеживаются некоторые отличительные особенности могильных сооружений, вроде каменной ограды в виде кольца (для сарматских могил) или каменных ящиков с боковыми впускными отверстиями овальной формы — дольменов (для каякентских могил).

Прослежено также наличие угля в погребениях сарматского типа, что отмечалось и в прошлом году. В некоторых могилах каякентского типа были обнаружены фрагменты железных предметов, хотя последние требуют ещё тщательной проверки и уточнения. Если материалы подтвердятся, то следует сделать вывод, что железо проникало в Дагестан уже в начальные века I тысячелетия до н. э.

Особенно богатым оказался материал сарматского времени — периода расцвета Албанского государства.

Погребений сарматского типа было вскрыто более 20. Погребальный инвентарь очень разнообразен. Керамика представлена кувшинами из красной и серой глины, мисками на поддоньи, ритуальными чашами и рядом своеобразных сосудов, напоминающих кувшины того же времени из Азербайджана (это очень важно, так как, если раньше устанавливалась связь с Закавказьем только по каякентской керамике, то теперь такая связь прослеживается и по Сарматской культуре периода расцвета Албанского государства).

Новым в погребальном позднесарматском комплексе раскопок 1948 года является наличие большого количества предметов вооружения: железные втульчатые копья, черешковые, железные трёхгранные наконечники стрел (в одном из погребений их было до 20), часть железного меча (обычай замены целого частью). Впервые обнаружено золотое височное колечко. Множество различных бус повторяет образцы прошлогодних, кроме халцедоновых, которые встречены впервые.

После двух лет работы, Таркинский могильник продолжает оставаться неисчерпанным. Его раскопки будут продолжены и в 1949 году.

После окончания работ на Таркинском могильнике, экспедицией 1948 года было предпринято обследование предгорья и плоскости в предместьях аулов Тарки и Кяхулай. Вскрыта одна гробница, давшая материал каякентского типа, и зафиксировано наличие погребения в Кяхулайском кургане. Попутно экспедиция обследовала погребения каякентского типа в местечке Уч-Авлах, в 6 км северо-западнее ст. Инчхе.

Ещё до начала работ на Таркинском могильнике экспедиция выехала в Буйнакский район для обследования Агач-Калинского могильника, расположенного в 6 км к северо-востоку от Буйнакска. Сведения об этом могильнике были даны секретарём райисполкома т. Нахибашевым. Первые разведывательные работы определили наличие богатого семейного погребения (усыпальницы) в местечке Агач-Кала, у речки Баккаллы-Коль.

Вскрытая гробница (семейная усыпальница) имела длину 6 м, и 1 м в ширину и высоту. Она была сложена из неотёсанных камней песчаника, с двумя отделениями — западным и восточным. Кладка стен восточного отделения сделана насухо, в западном отделении камни крепились с помощью глины. Точно такая же кладка была обнаружена и в хозяйственных постройках хутора этого местечка. Сверху гробница перекрывалась тремя огромными каменными плитами из серого песчаника в два квадратных метра каждая и толщиной до 20 см. В западной части гробницы находилась дверь, замурованная огромной каменной плитой из сероватого известняка размером в 1 кв. м. В гробнице находилось в беспорядке большое количество человеческих костей, множество различного погребального инвентаря и многочисленное оружие (копья различной величины и форм, ножи, ножички), конский убор — железные удила, железные стремена и бронзовые украшения к сбруе. Женские украшения в гробнице также очень разнообразны. Они представлены различными бусами: стеклянные с позолотой, цветные, глазчатые, ониксовые, сердоликовые, гладкие пастовые, подвески-амулеты магического характера, печатки с магическими изображениями (изображение пляшущего человека и т. д.). В гробнице найдены золотые украшения, главным образом, серьги, хорошей ювелирной работы.

Согласно предварительному отчёту экспедиции, весь этот комплекс укладывается во время от V до VII вв. н. э., иначе говоря, характеризует собой период аланский и ранне-хазарский.

В процессе работы над гробницей было обнаружено впускное погребение № 1, которое содержало монету с куфической надписью. В результате расшифровки надписи ст. научным сотрудником Института истории, языка и литературы Дагестанской Базы АН СССР т. Саидовым М. С., монета отнесена к началу 8 в. н. э., что не противоречит установочным данным экспедиции для данного комплекса.

Работы по изучению Агач-Калинского могильника будут продолжаться и в 1949 году.

 

Примечания.

1) Е. И. Крупнов. Каякентский могильник — памятник древней Албании. Труды гос. ист. музея, вып. II, М., 1940, стр. 5.

2) Е. И. Крупнов, указ. соч., стр. 34.


Академия Наук Союза ССР. Дагестанская научно-исследовательская база.

Труды 2-й научной сессии (7-12 февраля 1949 г.)

Махачкала, 1949 г.

Размещено: 10.06.2012 | Просмотров: 2212 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.