Кумыкский мир

Культура, история, современность

Нужно учитывать причины неиспользования пашни

Сельская местность занимает 2/3 территории России. Сельское хозяйство обеспечивает продовольствием, стимулирует другие отрасли. Деревня была и остается поставщиком, рабочей силой и основой формирования армии. Но изо дня в день разрушается созданная в советское время система жизнеобеспечения. Вместо крупных животноводческих комплексов, ферм, машинно-тракторных станций, остались одни развалины и жалкие остатки добиваемой техники. За годы реформ резко снизились объёмы производства сельскохозяйственной продукции, уменьшились посевные площади, сократилось поголовье скота. На селе самая низкая зарплата, большая безработица. Многие живут за счет редких случайных заработков любой ценой. С 1990 года из-за отсутствия госпоставок и перечня срока службы машинно-тракторный парк в сельхозпредприятиях всех форм собственности уменьшился почти наполовину. Из оставшейся в наличии сельхозтехники в исходном состоянии находится только около 60% парка. Если учесть, что нормативный срок службы сельхозмашин 8–10 лет, то большая часть не завышает второй срок службы.

Государственная поддержка сельского хозяйства сократилась по сравнению с советским периодом в 18–20 раз. Число крупных сельскохозяйственных предприятий сократилось в два раза, а фермерские хозяйства маломощны и неспособны вкладывать большие средства в повышение плодородия земли.

Применение удобрений и средств защиты растений составляет четвертую часть уровня 1990 года. Объём работ по мелиорации земель уменьшился в 15–20 раз. На клочке земли (паях) трудно применять передовые формы, севообороты чередования культур. Использование одних и тех же культур, засоренность сорной растительностью, отсутствие органических и минеральных удобрений приводит к истощению пашни, на многих участках потребуется 2–3 года, чтобы восстановить её потерянную плодовитость. На закупку продовольствия за рубежом Россия ежегодно расходует около 40 млн. долларов, вместо того, чтобы вкладывать эти гигантские средства в собственное село. А это и рабочие места.

В 1990 году в аграрном секторе было занято 8,3 млн. человек, сейчас – около 3 млн. За последние 20 лет обещано более чем достаточно, но результат всякий раз приходилось оценивать по знаменитой черномырдинской формуле: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Надо принять закон о сельском хозяйстве и четко прописать в нем положения о госзакупке, цене на основные виды сельхозпродукции, на ГСМ и разбираться с диспропорцией цен на все, что в России производится.

Теперь о главном богатстве страны – земле.

Земля – главный источник пищи, и нам надо сделать этот источник неиссякаемым. В последние годы много разговоров о земле. Поднимается глобальная проблема: быть или не быть частной собственности на землю? Как будто сам по себе этот вопрос решают тысячи людей. Но не получится ли так, что за политическими спорами мы упустим главное – наведение порядка на родной земле. Именно политические решения завели нас в тупик, когда землю поделили на частные поля в хозяйствах, стремясь формально капитализировать аграрный сектор страны. Каковы итоги? Плачевные!

Лет 10–15 назад общество переживало эйфорию. Частная собственность породит хозяина. Пока что породила хищничество и упадок нравов. Сельский житель переживает это особенно остро, ведь выйдешь за порог – и вот она, разруха. Всё на виду, всё знакомо. Нет засеянного поля. Все в сухом бурьяне, как будто земля никому не нужна. Происходит неуклонное ухудшение состояния почв, никто вообще не занимается ее обогащением, огромные площади остаются неиспользованными. «Земля у нас богата, порядка в ней нет», – писал поэт в середине прошлого века. История повторяется в который раз, причем в который раз в виде фарса. Более 60 % площади в районе остается неиспользованной. Землю перестали любить, молодежь покидает аулы. Нет работы, ищут счастье на стороне. «Рыба ищет, где глубже, человек – где лучше» – гласит народная мудрость. Из моего селения более 300 молодых людей находятся в разных концах страны в поисках работы.

В недавнем прошлом Гайдар-Чубайс обещали, что приватизация сделает рабочих хозяевами своих предприятий. А где же они, хозяева-то? Предприятия перешли в руки банков, капитала, криминальных бандитов. Трудящиеся оказались без работы и без элементарной защиты. Куплей-продажей земли хотят угробить окончательно и крестьян.

Может быть, многие крестьяне имеют желание стать собственниками земли? Но отсутствие средств для покупки техники, удобрений и других материалов ставит перед выбором. Да и те, кто обзаведется земельным участком, кроме лопаты, ничего не имеют. И молодые люди вовсе с неохотой идут работать лопатой и мотыгой на плантации, предпочитая заработать в сфере торговли и бытовом строительстве.

Многие далёкие от земли горе-руководители из центра, да и из регионов недопонимают, а может, не хотят, что крестьянские, фермерские хозяйства в сложившихся условиях рыночного беспредела выжить не могут. В самой передовой стране – США – крупные агрофирмы, занимая 3,8%, дают 78% всей продукции, когда наши фермеры, занимая 68,8%, дают только 9%.

Разрушение крупных хозяйств и ставка на КФХ не оправдали себя. Большинство созданных фермерских хозяйств остались на бумаге, не используют землю, не платят земельный налог, и те, которые функционируют, без государственной поддержки не могут работать. Значительные площади пашни остались незасеянными в сел. Карабудахкент, Доргели, Гели, Аданак, Параул, Губден и др.

В совхозе «Аданакский» в свое время выращивалось более 1500 тонн овощей, сегодня земли находятся на балансе сельской администрации и ряд лет не используются, заросли сорной растительностью и камышами, превратились в лягушатник, теплица растащена по частям. Совхоз «Параульский» был знаменит параульскими яблоками, в хозяйстве содержалось 8–10 тысяч овцепоголовья, крупное молочное животноводство. Сегодня СПК числится на бумаге, нет скота, нет яблок, земля гуляет, руководство хозяйства и села при попустительстве руководства района занято разбазариванием земель. Пашни – мелиорированные, с сетью проложенных труб, подачей воды с насосной станции на участке Саон-булак в нарушение существующих норм и правил переведены в другую категорию и розданы.

Не лучше обстоят дела в Какашуре. При попустительстве руководства республиканских и районных органов управления некогда знаменитый ордена Ленина колхоз ХХII партсъезда, позже колхоз имени Насрутдинова, развалился, идет растаскивание и разбазаривание имущества хозяйства. На этой почве – противостояние отдельных групп, доходящее до драк и убийств. Как результат – совхоз «Рассвет» (Карабудахкент), в свое время занимавший около 2000 га виноградников и продававший государству более 14–17 тыс. тонн винограда (первое место в СССР), немало и другой сельскохозяйственной продукции, развалился. Более 1400 человек остались без работы. Виноградарством занимаются отдельные инициативные работники на свой страх и риск. Кому это выгодно и кто выиграл (единицы), хозяйства нет, земля пустует, скота нет, в свое время колхоз реализовал около 3 тысяч тонн молока.

Из-за раздела имущества и передела земли массовые выступления и противостояния прошли в сел. Манаскент, Параул, Доргели, Губден, в которых, к сожалению, не обошлось без человеческих жертв. Район, который в лучшие годы производил 35–40 тысяч тонн зерна, 31 тысячу тонн винограда, 10–11 тысяч тонн молока, 60–70 тысяч тонн грубых кормов и другой продукции, без учета продукции индивидуального состава, обеспечивал работой всё взрослое население, сегодня, за исключением 2–3, все отдельные хозяйства развалились. Более 3 тысяч виноградарей, тысячи животноводов, сотни специалистов остались без работы.

Любая деятельность на земле должна быть направлена только на улучшение её состояния и на пользу населения. Надо проводить реформы на земле не ради реформы, а ради развития и процветания экономики, для повышения жизненного уровня и благосостояния людей, снижения социально-политической напряженности. Трудовому человеку, особенно в сельском хозяйстве, необходимо общественное хозяйство, где занято много людей, а их труд основан на кооперации. Такой труд, на мой взгляд, дисциплинирует и сплачивает. Людям надо общаться, поддерживать друг друга.

Если у людей нет работы, кроме личного подворья, такой человек начинает деградировать. Не может личное хозяйство рассматриваться как достаточное для самореализации человека, который проводит всю жизнь в своем сарае или огороде. Если в селе есть сельскохозяйственное предприятие или арендный коллектив – люди чувствуют себя более уверенно, защищенными.

Нельзя устраивать в деревне передел собственности и специально возрождать частного владельца. Надо сохранять коллективные хозяйства, а внутри идти на внедрение прогрессивных форм организации и оплаты труда. Коллективный подряд (бригады, звенья), арендные отношения, нацеленные на оплату труда по конечному результату, создают материальную и моральную заинтересованность и ответственность работников. В населенных пунктах, где ликвидированы общественные хозяйства, необходимо быстрее найти формы объединения граждан по интересам, объединив их в КФХ, СПЖ, агрофирмы и арендные подразделения, где на основе кооперации-объединения их земельных и материальных ресурсов возможно будет добиться повышения производства и жизненного уровня сельчан. Кооперативный, общинный труд – это наша вековая традиция. Её надо совершенствовать, переводить на рельсы технического прогресса, но ни в коем случае не ломать. Что касается садовых участков, дачных, приусадебных земель, то они находятся в собственности их владельцев и могут быть проданы, заложены, переданы, наследованы, все что угодно. Я бы посоветовал всем сохранить хозяйства, не торопиться с переделом, необходимо ограничить куплю-продажу земель. Надо по возможности сохранить, хотя бы частично, в районах коллективные хозяйства и помочь им выбраться из трясины.

Земля – последнее, что у нас осталось. Никакие самые идеальные законы не дадут возможности крестьянину купить землю, технику. Все равно придется кооперироваться. К чему же тогда вся эта ломка в угоду амбиций тех, кто действует по принципу «Я не знаю как, но не так». Прежде чем ломать, надо подумать: а что же мы оставим детям, внукам?

Единственный путь – это объединение всех тех, кто трудится на земле, перерабатывает продукцию, обслуживает отрасли, и добиться нужных законов. Добиться бережного и заботливого отношения к земле, и тогда нам не страшен будет голод. Из кризисного положения аграрный сектор может выйти только при умном, гибком, целенаправленном регулировании государством экономических и социальных процессов в интересах большинства населения.

Я категорически против купли-продажи земли сельскохозяйственного назначения. Это приведет к конфликтам. Государство хочет переложить свои обязанности на плечи селян. Ведь это удобно. Власть все эти годы сквозь пальцы смотрела, как разваливается сельское хозяйство, руководители районов довели его до развала, земля пустует. Именно такая земля позволяет высасывать миллионы. Из-за этого продолжаются земельные конфликты в районе и республике.

Многие пользуются разрешениями на доступ к этой земле, вот откуда у них миллионы на покупку дорогих иномарок и квартир. Такое положение в основном на кумыкских землях. Дальше распродажа этих земель вызовет бурные конфликты, нужно ли это республике, и без того нестабильной, это бомба замедленного действия. «Землю мы не унаследовали от предков, а взяли взаймы у будущих потомков» – гласит поговорка американских индейцев, которую всем нам необходимо помнить, работая на земле.

Если общественные хозяйства не работают, землю не используют, то надо найти возможности помочь им встать на ноги, поднять личную ответственность руководителей всех уровней, а тех, кто занят личным обогащением, – гнать!!!

К счастью, во всех районах имеются десятки профессионально подготовленных специалистов, которые при поддержке могут поднять сельское хозяйство республики. И только надо иметь желание их найти. Согласитесь, когда люди заняты делом, которое их кормит и одевает, им не до абстрактных идей и тем более противоправных действий. Другое дело, когда имеется большое количество людей со свободным временем, со скудными средствами к существованию и отсутствием всяких жизненных перспектив. Это и есть основная среда, из которой черпает силы экстремизм.

Багаутдин Ибашев,
Карабудахкент.


«Ёлдаш/Времена», 24-08-2012

Размещено: 27.08.2012 | Просмотров: 2455 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.