Кумыкский мир

Культура, история, современность

Миф о Казикумухском Шамхальстве

рисНедавно на страницах «ВКонтакте» в группе «Кумыкия жива» была опубликована серия постов под общим названием «Миф о Казикумухском Шамхальстве». Мы связались с автором – это молодой человек (ник Рамина Раминова), увлекающийся историей своего народа. Он рассказал, что давно читает статьи, публикуемые на сайте «Кумыкский мир» и посетовал на то, что здесь, несмотря на обилие материала, мало встречаются статьи, обобщающие и суммирующие в доступной форме весь имеющийся фактический материал по тем или иным вопросам истории.

Заинтересовавшись материалами о шамхальстве, а также дискуссией о т.н. Казикумухском Шамхальстве, он решил изучить и обобщить доступные источники и сделать собственные выводы. Предлагаем вниманию наших читателей реферат любителя истории на эту тему (с некоторыми сокращениями).

Со своей стороны мы рады, что публикации на нашем сайте побуждают пытливые молодые умы глубже изучать собственную историю.

Прежде чем приступить к разбору вопроса о шаухальстве (именно «шаухальство», а не «шамхальство», т.к. первая форма является исконной), хотелось бы обратить внимание на несколько важных моментов, от которых мы, в сущности, будем отталкиваться в дальнейшем.

Для начала необходимо сделать акцент на том, что ни мы, ни кто-либо другой не должны рассматривать эту публикацию как попытку каким-либо образом дискредитировать историю лакцев и вообще лакский народ в целом. Тем не менее, при всем нашем уважении, мы не можем согласиться с позицией некоторых лакских историков в отношении исторического прошлого шаухальства (шамхальства), т.к. она тесно переплетается с историей нашего народа. Поэтому мы будем называть вещи своими именами, а именно: Казикумухское Шамхальство – это миф, созданный и утвержденный дагестанской историографией.

Сначала немного предыстории.

Термин «Казикумухское Шамхальство» был введен в оборот не ранее второй половины прошлого столетия. Нет ни одного первоисточника, где при упоминании термина «шамхал» говорилось бы о так называемом лакском шамхальстве, а не о гуннских, хазарских (позднее, кумыкских) правителях и государственных образованиях. Иными словами «Казикумухское» и «шамхальство» не отождествляемы. Изобретение мифа о Казикумухском Шамхальстве – это ни что иное как политический ход. Для чего? – спросите вы. Вторая половина XX века – это период массового переселения горцев на равнину – историческую среду обитания кумыков. Как раз тогда появился пресловутый термин «Казикумухское Шамхальство». Напрашивается вывод: концепция лакского шамхальства была создана и введена в оборот прежде всего для того, чтобы оправдать экспансию этнической территории кумыков горцами. Согласно этой концепции лакцы занимают не кумыкские земли, а свои собственные, ведь все эти территории исторически входили в состав «Казикумухского Шамхальства», а соответственно, являются лакскими, а не кумыкскими. Надо сказать, что подобные политические ходы не являются редкостью на культурно-историческом поприще, ибо в наше время история и политика – вещи взаимосвязанные, и история зачастую может определять ход политики.

Однако создание термина было только началом исторического мародерства, именно мародерства – никак иначе это не назовешь. С согласия партийной верхушки вся история кумыков начала с лихорадочной быстротой переписываться и искажаться. Таким образом, историю кумыкской государственности попросту «подогнали» под лакскую концепцию «Казикумухского Шамхальства», а самих кумыков объявили пришельцами на родной земле, представили паразитами, занявшими «исконные лакские» земли. Попытка кумыкских ученых каким-либо образом исправить ситуацию грозила обвинениями в национализме и пантюркизме. Именно в это время вошли в употребление такие слова как: пришлые, цыгане, алтайцы, кочевники, монголы и многие другие ярлыки, которые навешивались на кумыков с такой же легкостью, с какой навешивался ярлык так называемого «врага народа» на неугодных власти людей. В эпоху господства антитюркской пропаганды лакская концепция вызывала среди масс больше доверия, нежели утверждения «каких-то кочевников с Алтая», несмотря даже на то, что концепция эта была шита белыми нитками.

Вот так вот наша история была отдана на откуп историкам, которые писали, вернее, переписывали, историю под диктовку партии. К таковым ученым и относится всем известный «стряпчий истории» Владлен Гаджиев, главный идеолог лакской концепции. Также к этому списку можно добавить Буту Бутаева, Рамазана Маршаева и др.

Буквально несколькими взмахами пера кумыки лишились своей государственности: лакским стало не только государство, но и военные действия, которые вели кумыки со своими соседями, лакцами стали и правители кумыков – шаухалы, даже самоназвание кумыков къумукъ представили как заимствование от лакцев. Фактически вся наша история стала достоянием лакцев и, фактически, в таком виде вошла в официальную историю Дагестана.

Теперь рассмотрим лакскую концепцию по пунктам, каждый из которых мы в последующем детально разберем:

1. Шаухальство (шамхальство) изначально было лакским государством под патронажем арабов. Кумыкская же государственность появилась в результате раскола в XVII веке.

2. Правители-шаухалы (шамхалы), в том числе и Султан-Мут, были лакцами. Первые из правителей были арабами.

3. Вся история внешнеполитических связей шаухальства (шамхальства) до XVII века была историей лакской государственности.

4. Самоназвание кумыков къумукъ является исконным названием лакцев, и сами кумыки суть лакцы, подвергшиеся тюркизации в период господства татаро-монголов.

5. И наконец, земли, на которых живут кумыки, так или иначе, являются лакскими.

Начнем с того, что все свои утверждения о так называемом Казикумухском Шамхальстве лакские историки строят лишь исключительно на арабских источниках, в которых фигурирует некое владение (царство, княжество) под названием Гумик (в арабской транскрипции). В частности, впервые этот хороним упомянут в первой половине Х века в сочинениях арабского ученого Аль-Истархи и его современника Аль-Масуди. Однако никаких указаний относительно этнической и языковой принадлежности населения этого самого владения Гумик нет. Также как и нет указаний того, что это самое царство (княжество) Гумик было вообще шамхальством, а уж тем более лакским. Это в свою очередь подтолкнуло лакских историков интерпретировать данные из этих источников в свою пользу, аргументируя свои позицию тем, что, согласно арабским источникам это самое владение Гумик располагалось на территории компактного обитания лакцев, то бишь, нынешнее лакское село Кумух. Также как и само название Гумик было отождествлено с лакцами (этого вопроса мы коснемся позже, так как хороним и этноним Гумик имеет прямое отношение к нашему самоназванию).

А теперь мы перейдем непосредственно к той точке опоры, исходя из которой выводится утверждение о Казикумухском Шамхальстве или Шамхальстве Гумик. В «Дербенд-намэ» есть указание, что арабский полководец Маслама (Абу-Муслим) в 733-734 гг. покорив Кумук (Гумик), «назначил для них правителя и военачальника {по имени} Шахбал, сын Абдаллаха, сына Аббаса». И от имени «Шахбал» якобы и возник термин «шамхал». При этом (намеренно или случайно) было упущено следующее обстоятельство: доподлинно неизвестно, было ли имя «Шахбал» именем собственным или употреблялось в качестве социального термина.

Отсюда вытекает еще одна теория, которая, я не побоюсь этого слова, высосана из пальца (ее автор Р.Г. Маршаев). Согласно ей, термин «шамхал» происходит от комбинации двух слов: Шам (Сирия) и Хал (местность в Сирии, откуда происходил родом тот самый арабский ставленник Шахбал). Однако эта теория была подвергнута критике и многие ученые-кавказоведы сочли ее несостоятельной и, в сущности, опровергли. В частности, еще известный ученый-арабист Магомед-Саид Саидов отмечал: «…само имя Шамхал с этимологией Шам (Сирия) и Хал (название населенного пункта в Сирии) вызывает недоумение, т.к., если образовать от этих двух слов новое слово путем слияния их, то согласно законам арабского языка получится не шамхал, а хал-аш-шам». При этом в трудах раннесредневековых арабских и персидских авторов IX-XI вв. информация о как таковом Шахбале, арабском ставленнике, отсутствует начисто. В таком случае получается, что эту версию можно отнести к разряду недостоверных.

Есть также версия (А. Булатовой), что титул «шамхал» образован от топонима Шам (Сирия) путем присоединения к нему лакского элемента «ал» со значением «народ». Произношение с придыханием якобы превратило исходную предполагаемую форму *шам-ал в шам-хал. Однако мысль автора о приобретении придыхательного элемента «х» не подтверждается на материале лакского и других нахско-дагестанских языков и потому тоже является несостоятельной.

Еще одну гипотезу приводит В.Г. Малачиханов, возводя данный термин к арабскому шейх «старец, старейшина рода». Эта гипотеза недостаточно убедительна по фонетическим и морфологическим причинам: разбираемый термин имеет окончание -ал, которое отсутствует в составе арабского слова «шейх», арабский согласный «й» в составе «шейх» не может дать в дагестанских языках рефлекс «м» или «в».

А сейчас мы рассмотрим мнение А.Р. Шихсаидова, который полагает, что «наиболее правильным кажется мнение о местном происхождении титула шамхал (как и титулов майсум и нуцал), возможно, доарабском. Местное происхождение этих титулов вытекает также из учета того, что, во-первых, они нигде в другом месте, кроме Дагестана, неизвестны, а, во-вторых, принятая в Дагестане иноземная социальная терминология дошла до нас в неизмененном виде – бек, амир, султан, вали, хаким, нукер, мюрид, букавул и т.д.»

Дабы не позволить упрекнуть нас в предвзятости, приведем мнение известного дагестанского ученого, профессора Р.М. Магомедова, согласно которому, имеются «все основания отнести этот термин (шамхал) к Золотой Орде, нежели арабам. Можно считать, что правитель кумыков в период господства татаро-монгол ими выдвинут в этот сан». Далее он утверждает, что шамхальство возникло на Прикаспийской плоскости на территории, «населенной кумыками». Таким образом, можно сделать вывод, что термин «шамхал» имеет местное, а не арабское происхождение и этимологию. Чуть ниже мы к этому вернемся.

Первое письменное упоминание термина относится к XIV веку. И вот в связи с чем. Это был период вторжения Хромого Тимура на Кавказ, в частности на селение Ушкудже (ныне село Усиша, Акушинский район РД), где персидские летописцы Низам-ад-Дин Шами и Шариф-ад-Дин Йезди, которые были при Тимуре, сообщают: «в это время Шаукал Казикумухский и Аухарский с 3000 человек шёл на подмогу жителям Ушкудже» (по В.Г. Тизенгаузену). Согласно Л.И. Лаврову, сославшегося на указанного автора, здесь упоминается «шав-кал (шавхал) казикумухский и аварский».

В указателе терминов «Дагестанских исторических сочинений» А.Р. Шихсаидова, Т. И. Айтберова и Г.М-Р. Оразаева данный термин получил отражение в том же виде – шавхал.

Следовательно, речь идет об известной с XIV в. форме «шавхал», действительно обнаруживающей близость, как отмечал еще В.В. Бартольд, к современному кумыкскому шавхал. Древнерусский и персидский источники XIV века передают, таким образом, вариант шавкал[ъ]/шавхал.

Далее, в русских и грузинских старинных дипломатических актах XV и XVI столетий Шамхалы именуются Шевкалами. Этим же именем называется иногда и подвластный им народ; большею же частью народ этот называется Кумыками. В этих же бумагах и русские и грузинские цари нередко величают шамхала Государем. Титул Шевкал хорошо известен истории Руси. Из русских источников XVI-XVII вв. до нас дошел вариант «шевкал»: шевкаловы люди, шевкальская земля, «теснили Шевкала и отняли у него реку Койсу» и т.д. Это все свидетельствует о том, что в великорусских документах того времени, исходящих из Москвы, функционирует по преимуществу традиционное шевкал.

Нетрудно догадаться, что это самое «шевкал», «шаукал», «шавкал», «шавхал» есть искаженное от исконно кумыкского варианта «шаухал», исходя из того, что «у» легко морфологируется в «в», «х» в «к» и т.д. Вариант же «шамхал» получивший свое распространение из дагестанских языков (аварского, даргинского) появился значительно позднее. И был образован либо самостоятельно, либо посредством опять-таки морфологизирования из кумыкского языка.

Первая же фиксация термина в русском языке в форме «шамхал» обнаруживаются только в XVIII веке – в переводе с арабского писем шамхала Адиль-Гирея Г.И. Головину (1721 г.), Петру I (1722 г.) и кумыкского владетеля Муртузали (1722 г.) Петру I.
Этим самым мы аргументируем выбранную нами вариацию произношения «шаухал», как наиболее правильную.

Из всего вышеизложенного следует вывод, что шамхальство как таковое было образовано никак не в VIII веке и никак не ранее периода нашествия татаро-монгол, о чем свидетельствует отсутствие каких-либо аргументов касательно единого феодального образования под патронажем арабов и собственно самого правителя, чье имя дало рождение титулу «шамхал».

Ну а теперь непосредственно к самой сути вопроса: чья государственность была первичной: лакская или кумыкская? Популярный сайт Википедия с соответствующим запросом на шамхальство, выдает следующие данные: Газикумухское Шамхальство - 734 - 1642, Тарковское Шамхальство - 1642 год - 1867 год.

рис.2

Кое-кто из лакских активистов, к чести сказать, не поленился выложить материал из сайта lakia.net в Википедию. Но не суть важно. Из этих данных видно, что Казикумухское Шамхальство было якобы более ранним государственным образованием, а Тарковское появилось в результате его раскола (ослабления). На этот счет у лакских историков нет никаких аргументов. Вот что пишет по этому поводу известный историк Е.Н. Кушева: «Кумыки или Кумыцкая земля - термин, объединяющий в XVI-XVIII вв. владение шамхалов и других кумыкских ханов и мурз Северного и Приморского Дагестана».

Вот еще более раннее свидетельство - документ, выявленный и опубликованный С.А. Белокуровым 1596-1599 гг. под названием «Посольство в Грузию Куз. Петр. Совина и подьячего Полуханова». В нем приведены ценные сведения о расселении кумыкских и других дагестанских феодальных владений или сельских обществ, подвластных кумыкскому правителю шевкалу (шамхалу) Сурхаю с указанием количества конных и/или пеших воинов:

«А про Кумыцких людей мы, холопи твои, роспрашивали Аллаги [Уллаги/Уллу-Агъая Дербентского], которой был в вожех [в предводителях] со князем Ондреем Хворостиным: сколько, где и в которых местах Кумыцких конных людей сбираетца? Аллага сказал: в Ондрееве деревне [Эндирее] Шевкаловы дети Салтан Магмут с братею, а у них конных 200 человек...».

Удивительным на этом фоне выглядит утверждение дагестанского ученого профессора Р.М. Магомедова: «Шамхал Тарковский стал играть ведущую роль в нагорном Дагестане, …..тогда ему… удалось на время подчинить Кази-Кумух и принудить лаков платить ему дань». Эту же идею Р.М. Магомедов развивает в следующей своей работе «История Дагестана», где он пишет, что «под шамхальством подразумевается, главным образом, земля, населенная кумыками… шамхалы сохраняли в зависимости от себя и Кази-Кумух». Т.е. иными словами лакские историки взяли на вооружение это самое утверждение, просто поменяв местами Кази-Кумух и Тарки. В реальности все обстояло как раз наоборот. Это Казикумухское владение (ханство, не шамхальство) появилось на политической арене в результате раскола Кумыкского (Тарковского) Шамхальства, а не наоборот.

Как мы видим, эти данные свидетельствуют о том, что реальные факты никак не согласуются с позицией лакских историков, ибо Кумыкское Шамхальство было известно в документах гораздо раньше 1642 года, даты раскола мифического Казикумухского Шамхальства.

Переходим ко второму пункту лакской концепции – шаухалам (шамхалам). Об этом уже говорилось выше, но напомню, что согласно лакской концепции, правители, то бишь шаухалы (шамхалы), были лакцами, а на начальной стадии арабами.

Выше мы опровергли информацию о дате образования шаухальства (шамхальства) (VIII век) на основании того, что в подтверждение лакской теории не было и нет никаких исторических подтверждений и самое первое упоминание о шаухале (шамхале) датируется XIV веком, а эта дата как раз приходится на период татаро-монгольского владычества на Кавказе. Также мы выяснили, что ни в персидских, ни в арабских ранних источниках ни о каком арабе Шахбале никакой информации не содержится. Это в свою очередь исключает сам факт того, что арабы якобы были правителями шаухальства (шамхальства).

Далее, согласно лакским историкам, арабы-шаухалы (шамхалы) со временем «лакизируются» и называются уже лакцами «курайшитского происхождения», т.е. становятся фактически лакцами. С того момента все шаухалы вплоть до Султан-Мута были приписаны к лакцам. Ну что тут сказать? Будем разбираться.

Прежде всего, следует сказать, что все эти аргументы и обоснования, ровно как и их отсутствие упирается в самоназвание «къумукъ» и производное от него «кумух», «гумик», а также вытекающий из него топоним и этноним «кази-кумух». Этого мы коснемся ниже, а пока же приведем в опровержение несколько источников.

Известный в Дагестане историк А. Кандауров писал: «Без сомнения, инициаторами версии об арабском происхождении шамхалов были сами шамхалы». Его же мысль продолжает другой дагестанский историк А.Р. Шихсаидов в своем труде «Ислам в средневековом Дагестане», где он пишет, что версия об арабском происхождении шаухалов (шамхалов) «была выгодна духовенству и правящей верхушке, она обеспечивала им духовное господство династий шамхалов над Кумыкией, соседними племенами и народами Дагестана».

Тот же Р.М. Магомедов пишет в подтверждение: «Владение шамхалов с точки зрения географического расположения было очень удобное. В их руках находилась вся прикаспийская равнина и часть предгорья. Они больше всего общались с соседними странами. Видимо, это обстоятельство и выдвинуло их на первое место в ряду остальных князей Дагестана, и именно с этим связано быстрое выдвижение их не только в Кумыкии, но и в Дагестане».

Вот что писал русский исследователь Семен Броневский: «Роды кумыкских князей почитаются после кабардинских за знатнейших между горскими народами. Из оных избираемы были шамхалы...».

Интересные сведения содержатся в «Сборнике сведений о кавказских горцах» (Тифлис, 1869): «В истории известны факты, что Кази-Кумухское ханство входило в состав Шамхальства Тарковского до середины XVII века и платило им ясак (дань), и лишь в 1640 году, когда шамхал Сурхай прибыл в Кази-Кумух для очередного сбора дани, кумухцы восстали и изгнали его. С этого времени кази-кумухцы прекратили платить дань шамхалам Тарковским».

Ну и наконец, заключительный аргумент от лакского историка Али Каяева: «Шамхал был не потомком Аббаса Хамзата, а был тюрком, прибывшим со своими сподвижниками. После него шамхальство передавалось по наследству... в 634 г. хиджры (1239-1240) монголо-татары отстранили правящую династию, а правителем назначили своего ставленника вновь с титулом шамхал... Новый шамхал происходил из рода Чингиз-Хана, и с этого времени установилась власть татарских шамхалов».

Как вы видите, мы не привели ни одного турецкого источника в опровержение лакской теории, дабы избежать обвинений в «пантюркистской предвзятости», хотя турецких источников тоже немало.

Далее, расширяя тему, мы приведем свидетельства Е. Кушевой и С. Белокурова. Согласно этим свидетельствам, в 1598 году в перечне дербентца Уллаги фигурирует уже Алибек Казикумыцкий. Также Кушева пишет: «Основателем Кази-Кумукского владения считается Алибек, сын шаухала Будая 1, погибшего вместе с двумя своими братьями во время похода на Кабарду в 1566/1567 г.». Следовательно, лакское княжество, в данном случае Казикумухское ханство, появилось лишь в XVI веке и основателем его был потомок кумыкских шаухалов (шамхалов).

В продолжение перейдем к свидетельству С. Белокурова в списке документов «Посольство в Грузию Куз. Петр. Совина и подьячего Полуханова.» (1596-1599 гг.): «А про Кумыцких людей мы, холопи твои, роспрашивали Аллаги [Уллаги/Уллу-Агъая Дербентского. - М-Р. И.], которой был в вожех [в предводителях. - М-Р. И.] со князем Ондреем Хворостиным: сколько, где и в которых местах Кумыцких конных людей сбираетца? Аллага сказал: в Ондрееве деревне [Эндирее. - М-Р. И.] Шевкаловы дети Салтан Магмут с братею, а у них конных 200 человек;…. в Казыр-Кумыках у Алебека князя з братьею 500 человек конных;». Обратите внимание на то, что собственно «Кумыцкие» и «Казыр-Кумыцкие» хоронимы не являются тождественными.

Соответственно, к тому времени у лакцев уже было свое гос. образование, т.е. Казикумухское ханство, основанное этим самым князем Алибеком, и к шаухалам (шамхалам) они никакого отношения не имеют.

А теперь перейдем к Султан-Муту. Как мы уже говорили, лакские историки считают, что Султан-Мут, как, впрочем, и его отец и отец его отца были лакцами. Вслед за ними вторит и публицист Марко Шахбанов, называя отца Султан-Мута лакцем «курайшитского происхождения». При этом ни создатели этой версии, ни пресловутый Марко Шахбанов, не удосужились хотя бы каким-то образом аргументировать свою позицию. Как известно, Султан-Мут был сыном шаухала Чопана сына Будая и кабардинки Анзоровой. В этом же мнении сходятся лакские историки Р. Маршаев и В. Гаджиев с единственным отличием: по их мнению, он был лакцем, по нашему – кумыком.

Но лакские историки допустили крупный промах. А суть его вот в чем. Обратиться к Википедии, где статью о шамхальстве выложили, как известно, с сайта lakia.net. С запросом на Чопан Шамхала сайт выдает информацию о «Чопане ибн Алибеке I» (Чопан сын Алибека I) как о шамхале Гази-Кумуха. В списке его детей указаны: Сурхай II, Андий-шамхал, Эльдар-шамхал, Мухаммад-шамхал, Герей-шамхал, Султан-Мут, а в графе приемник: Сурхай II ибн Чопан. Также примите к сведению, что имя Чопан в некоторых источниках фигурирует как Чопалав (Чупалав). Это мы можем лишний раз подтвердить, введя запрос «шамхалы», где в списке шамхалов Чопан указан как Чупалав, а после него идет Сурхай II. Выходит, что Чопан Шамхал и есть Чопан ибн Алибек или же Чупалав сын Алибека. Однако тут возникает некоторая нестыковка. Обратимся к сборнику документов «Русско-дагестанские отношения в XVII - первой половине XVIII вв.». Там сказано: «У Алибека Кази-Кумукского было три сына: Кази-хан («Хозы Хан-мурза»), Чючолов и Суркай-Мирза и дочь». А дочь эта согласно другому сборнику документов «Русско-чеченские отношения» была женой Султан-Мута. Нелепая картина вырисовывается: родная сестра Чопана была замужем за своим племянником, сыном Чопана… Притом не забывайте, что это был XVII век – к тому времени шаухал Чопан уже давно умер (1574 г.). И это не единственный ляп лакских историков.

Вернемся к «Русско-дагестанским отношениям в XVII - первой половине XVIII вв.». Там сказано: «Алибекову сыну Казикумыцкого Казыхану (назначено государственное жалованье). Его узденям Шихамату, Карабудаку, Ашняму. Алибекову сыну Казыкумыцкого Чопан-мурзе (Чючолов), его узденям Исмаилу, Махмуту, Мамадали, Ахмату, Фаргату, Карача».

Переходим к свидетельству Кушевой, где она пишет, что в 1614 году «Гирей-Мирза (Герей-шамхал) с братом Ильдаром (Эльдар-шамхал) шертовал за себя, и за Алибекова сына Кази-Кумыцкого за Чючолова». Обратите внимание на год – 1614! А шаухал Чопан умер, повторюсь, в 1574 году.

Идем дальше, С. Белокуров упоминает в числе погибших в Эндирее в 1614 году в результате нападения русских «Чопалава сына Алебека Кази-Кумыцкого». К слову, эти сведения оказались неверными, ибо по свидетельству А. Комарова Чопалав жил и правил (в Кумухе) до 1641 года.

В этом же свидетельстве С. Белокуров пишет, что Султан-Мут призывает шаухала Гирея не бить челом московскому царю, «а быть им Кумытцким князем и мурзам меж собой всем в мире и в одиначестве».

В итоге получается, что личностей под именем Чопан было две, один из которых был собственно шаухалом Чопаном, сыном Будая, основателем династии Шаухалов Тарковских и соответственно отцом Султан-Мута и, соответственно, кумыком. Второй же и был тем самым Чопалавом или Чопан-Мирзой сыном Алибека Кази-Кумухского, который жил много позже шаухала Чопана и которого по ошибке лакские историки приписали к шаухалу Чопану, не учитывая при этом того факта, что жили они совершенно в разное время и разница между ними составляла около 70 лет. К тому же Чопалав был современником Султан-Мута и он никак не может быть его отцом.

Также следует вывод, что с образованием Алибеком Кази-Кумухским собственного княжества было положено начало новой ветви правителей Казикумухских, отдельно от Тарковских. К этой самой Казикумухской ветви правителей и принадлежал Чопалав сын Алибека. Иными словами шаухал Чопан (отец Султан-Мута) и Чопалав сын Алибека – это разные личности, которые жили в разное время и принадлежали к разным ветвям правителей. Соответственно, Султан-Мут является сыном кумыка «кумыкского происхождения» и сам является кумыком, о чем свидетельствуют и Белокуров и Кушева.
Не лишним будет напомнить также, что в лакском народе не существует ни одного предания о Султан-Муте (впрочем и о других шаухалах тоже). Тогда как в нашем народе эти предания есть.

Вывод: версия о лакском происхождении Султан-Мута и его отца является абсолютно безосновательной и ничем не аргументированной выдумкой.

Ну что тут еще можно сказать. В прошлых публикациях мы привели аргументы в опровержение лакской концепции шаухальства (шамхальства). Казалось бы, что дальнейшие притязания лакских историков можно было оставить без внимания, но нет же, и здесь нашлась зацепка. Как-то мне довелось ознакомиться со статьей Юсупа Идрисова «Борьба Тарковского государства за независимость». Автор пишет о том, что ему с коллегами в ходе работ в Рукописном Фонде Института Истории, Археологии и Этнографии Дагестанского Филиала Российской Академии наук был обнаружен документ по истории кумыкско-русских отношений XVI-XVII веков. На титульном листе найденного документа обозначено название: «Политика Шамхала в борьбе за независимость», здесь же обозначены номера Ф. 1. Оп. 1. Д. №54. Посредине титульного листа в скобках было написано чернилами: «позднее 1945 г.». Также была установлена и дата первой инвентаризации документа – 15 января 1952 г., то есть текст был написан между этими двумя датами. Инвентаризация была проведена после очередного переселения Института в новое здание. А этот период, напоминаю, был как раз периодом создания пресловутого термина «Казикумухское шамхальство». Странное совпадение, не так ли? Вот цитата из статьи Ю. Идрисова: «Следует отметить, что в 1963 г. значительные отрывки из обнаруженного нами текста, без каких либо ссылок, использовал Р.Г. Маршаев в своей статье «Казикумухское шамхальство в русско-турецких отношениях во второй половине XVI - начале XVII вв.» // Ученые записки Института истории языка и литературы. 1963 т.XI. (Серия историческая). Помимо этого компилятор внес в текст значительные искажения, заменив повсюду название кумыкского государства Тарковское шаухальство на Казикумухское, а этнонимы кумыки и аварцы на лакцы».

Как мы видим, Р.Г. Маршаев бессовестно присобачил исторические данные к так называемому Казикумухскому шамхальству.

Рассматриваемый период (конец XVI – начало XVII века ) был периодом затяжного конфликта между Москвой и шаухальством. Также известно, что большая часть боевых действий и ключевых эпизодов этой войны проходила в поселении Тарки. Интересные сведения приводит русский купец Ф.А. Котов, который побывал в Тарках как раз в XVII веке. Вот как он описывает этот город (поселок): «А в Тарках посад невелик, а острожек деревянной стояче. И тут седит Илдырхан шурин шахов того зовут крымшахом. А люди живут в Тарках кумычаня, а послушны шаху... А Тарки стоят под горами от моря с версту».

Из описания Котова видно, что в Тарках на тот момент проживали кумыки и именно эти кумыки были теми самыми «шамхальцами», с которыми русские вели боевые действия, о чем неоднократно упоминалось в русских источниках. О каких лакцах может идти речь?

Перейдем к другому русскому источнику – сведениям С.М. Броневского. Автор в своем труде «Историческия выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича доныне» (орфография автора сохранена) есть несколько интересующих нас мест.

«О послании воевод в Шафкалы. В лето 7102 (1593/94) году послал государь царь Федор на Терку воевод своих князя Андрея Ивановича Хворостинина с товарищами и со многими ратными людьми; а с Терку велел государь идти в Шевхавскую землю и повелел поставить город Койсу, а другой в Тарках. И на Койсе реке городок поставили, и с ратными людьми [в нем] сел воевода князь Владимир Тимофеевич Долгорукий. А в Тарках города поставить не дали: пришли многие шевкацкие и кумыцкие люди и черкесы и государевых людей побили, воеводы же ушли не со многими людьми. А убили тут Ивана Васильева сына Измайлова да Ивана Петрова сына Федорова и иных дворян и голов стрелецких и сотников, и убили ратных людей с три тысячи.»

«Между сих горских народов был один недоброжелательный России, называемый шевкалами, который наносил безпокойствия российским селениям. Для отвращения их набегов повелено было помянутому князю Хворостину построить два укрепленныя места на Терках и на Кайсе. Для исполнения сего повеления отряжены были Иван Васильевич Измайлов и князь Тимофей Владимирович Долгорукой, из коих первому назначено было место строения города на Терках. Но едва пришли они к тому месту, как совокупившиеся (шевкальцы) шахмалы, (кумыши) (кумыки) и черкесы учинили на российския войска сильное нападение, разбили оныя, с потерею начальника их Ивана Васильевича Измайлова, и другаго Ивана Петровича Федорова, и до трех тысяч человек. Князь Тимофей Владимирович Долгорукой имел больше успеха в своем предприятии, ибо без сопротивления препорученное ему дело исполнил, построив город на Кайсе.»

«По прибытии на место, Бутурлин приступил к исполнению данных ему повелений и поспешно укрепил город Тарки и два другая места. (Другия укрепления были одно в кумыкской деревне Ендери, андреевской или Андры; другое на Кайсе, а третие в Тарку. Упоминаемое укрепление Тарку есть главный город шемхальскаго владения, близь коего было зделано укрепление.)»

Здесь автор недвусмысленно и прямым текстом говорит о кумыках и о кумыкском шаухале, и о лакцах здесь ни слова не сказано.

Также для нас большой интерес представляет сборник сведений «Русско-кабардинские отношения», в которых тоже фигурируют кумыки в период Темрюка Идарова.

Продолжая говорить о кабардинских, да и в целом об адыгских сведениях, не лишним будет упомянуть и ученого К.Ф. Дзамихова и его труд «Адыги (черкесы) в политике России на Кавказе (1550-е - начало 1770-х гг.)». В нем упоминается, правда вскользь, о кумыках, вернее имеется заметка, содержащая сведения о кумыках:

«В отписке терского воеводы А. И. Хворостина в Посольский приказ в сентябре 1589 г. отмечено: «Да Мамстрюк же, государь, да Хотов, да Камбулатовы дети Очекан да Куденек (кроме козлара Хотова Анзора, все Идаровичи.– К. Д.) привозили к нам, холопам твоим, тамку с кумыцких людей и с ногайских, а имели, сказывают, на Сунже на перевозе... И к нам, государь, в Терский город ногайские и кумыцкие люди не приезжают. И тех, государь, ногаев Казыева улусу, которые с кумыки торгуют, терские казаки, которые осталися на Тереке, громят».

И дальше:

«Вот что по этому поводу отписывал терский воевода Н. Д. Вельяминов в Посольский приказ: «И в прошлом, государь, в 124-м г. ноября в 11 черкасский Шолох-князь и сын ево Хорошай-мурза, собрався с кумыцким с Будачеевым сыном Ерпельсково с Мамет-мурзою и с ногайскими людьми с Каракал-Мамет-мурзою да с Иштерековым сыном с Мамет-мурзою и их улусными людьми, на черкасово на Казыя-мурзу Пшеапшокова войною приходил и его, Казыя, убил и братьев ево и узденей многих людей побили и кабаки их выжгли, и бой у Казы-мурзы с ногайскими людьми был. И на том-де бою убили ногайских немногих людей, а Каракел-Мамет-мурза з бою съехал жив и ныне в Ногаях. И в прошлом, государь, во 124-м г. били челом тебе, великому государю, и великому князю Михаилу Федоровичу всея Руси, Кумыцкой Гирей-князь, да кабардинские казыевы братья Шепшуковы Кул-мурза Канукин, да Клыч-мурза Енсохов, Черегуко-мурза Езбузлуков с узденями своими о твоих государевых ратных людях на кабардинсково на Шолоха-князя и на сына ево на Хорошая-мурзу, чтоб им ево, Шолоха и Хорошая повоевати и кровь брата своего Казы-мурзы отмети».

Как видите, здесь Дзамихов приводит текст из донесений Хворостинина и Вельяминова, которые также свидетельствуют о кумыках. Напомню, что Терский город или же Терки – казачье поселение близ Тарков, который был заложен после того, как русские еще в бытность шаухала Чопана оккупировали земли во время войны и построили крепость для казачьего гарнизона. Вельяминов же говорит об Адиль-Герее, племяннике Султан-Мута.

Напоследок можно также сказать, что и в турецких и грузинских источниках все упоминания о шаухальстве сводятся именно к кумыкскому государству с государствообразующим народом - кумыками. Ни о каких лакцах там не говорится. И все измышления о том, что лакцы под эгидой Казикумухского шамхальства якобы делали набеги на Грузию и воевали с Кабардой, а также с Россией, не имеют под собой никакой почвы.

Теперь мы подошли к наиболее сложному пункту всей этой концепции. Это, своего рода, ее краеугольный камень. Без его опровержения все наши предыдущие контраргументы можно будет разнести в пух и прах, руководствуясь именно этим пунктом. Иными словами все наши изыскания потеряли бы смысл. Вы, наверное, догадываетесь, что речь идет об этнониме «кумык», который, по мнению лакцев, раньше тоже относился именно к ним, а не к нам. Получается, что при интерпретации этого утверждения можно будет сделать вывод, что все упоминания о кумыках во всех источниках можно отнести к лакцам. Т.е. если речь в каких-либо документах идет о кумыках, то подразумеваются не собственно кумыки, а лакцы. Ведь это «их самоназвание». Довольно продуманный ход, ничего не скажешь, особенно если учесть все предыдущие промахи лакских компиляторов. Такая тактика является в какой-то степени запасным аргументом, который идет в ход тогда, когда все остальные аргументы разбиты наголову.

Итак, лакские историки утверждают, что этноним «кумык» мы позаимствовали у них заодно с титулом «шамхал». На чем же они строят это утверждение? Всего-навсего на названии политического центра и колыбели лакского народа – селе Кумух. Схожесть в словах «Кумух» и «кумык» породила на свет это самое утверждение. Таким образом, получается, что название села дало название нашему народу. Продолжая эту цепочку, лакские историки приватизировали историческую принадлежность царства Гумик, а также упоминания о «прикаспийских камаках» у Плиния Старшего в I веке н.э., а затем у Птолемея, тоже отнесли к лакцам.

Для начала следует отметить, что в упоминаниях у арабов царства Гумик нет ни слова, ни намека на этнический состав его населения, на языковую принадлежность его жителей. Так откуда, спрашивается, взялось утверждение насчет того, что Гумик был лакским государством, что древние камаки, обитавшие в Прискаспии, тоже являлись лакцами. Только потому, что это самое царство Гумик дислоцируют близ лакского селения Кумух. У Р. Магомедова, например, те самые камаки были отождествлены с нынешними кумыками, а не лакцами. Ни армяне, ни грузины, ни тем более их соседи не называли лакцев гумик по крайней мере уже в X веке. Далее, опираясь на эти самые арабские, а чуть позже и армянские источники, можно уже сделать вывод, что под названием «гумик» или правильнее «гумк» (а у армян «хунк») подразумевались гуннские племена. Недаром существует версия, что этноним «кумык» берет свое начало именно от гуннов, также как и названия Гумбет, Хунзах. Впрочем, это только предположения.
Тот факт, что в Кумухе (Кази-Кумухе) располагалась резиденция шаухалов, еще не говорит о том, что они были лакцами. И тот факт, что ныне в Кумухе проживают лакцы, также не говорит о том, что там не проживали кумыки. О том, что население Кумуха по-крайней мере в XV веке было тюркоязычным, свидетельствует Назим Ад-Дин Шами, где он, говоря о Кази-Кумухе, упоминает владение Гази-Кумуклук. Обратите внимание на специфическое окончание -лукъ, встречающееся в тюркских языках. Далее, этот же автор сообщал о правителе «области Гази-Кумуклук и Аухара» - шаукале. Значимость этого сообщения заключается в том, что антропоним или титул Шаукал, приводимый историографами, дается в той фонетической форме, которая сохраняется именно в кумыкском языке – шавхал, но не в лакском (шанггъал). Также, на шаухальском (шамхальском) кладбище в вышеупомянутом селении Кумух на могильной плите шаухала Эльдара (Ильдара) сына Сурхая, по свидетельству Л.И.Лаврова, имеется четырёхстрочная надпись на кумыкском языке, относящаяся к 1635-1636 гг.

Следовательно, в Кумухе еще в XVII в. сохранялись традиции кумыкского языка, иначе объяснить происхождение этой надписи именно на шаухальском кладбище просто невозможно. Стало быть, в Кумухе обитали не только лакцы. И основываясь на предыдущих публикациях, можно прийти к такому выводу: шаухалы действительно имели резиденцию в высокогорном Кумухе, НО это не делает шаухалов лакцами, а также не дает основания утверждать, что в Кумухе кумыки не жили. Кстати, сами лакцы свое село Кумух называли Кеведи (в честь иранского шаха Кавада). Это уже дает понять, что самое название «Гумик» и производное от него «Кумух» чуждо лакцам и является словом, заимствованным извне. Другие лакские села Хосрех, Вачи, Кули тоже имеют параллели в иранских языках…

А теперь о самоназвании. Как мы уже говорили выше, соседние народы не называли лакцев кумыками (кумуками, гумиками). Если же лакские историки утверждают, что «кумык» их исконное самоназвание, почему же сейчас лакцы не называют себя кумыками? Почему они не сохранили «свое» исконное самоназвание. Может быть, по их мнению, «шамхалы, выходя из Кумуха и образуя собственное государство в Тарках», вместе с титулом «шамхал» унесли с собой еще и их самоназвание? Странно, что этой версии еще не придумали. Ведь ложь об образовании шаухалами «собственного владения» в Тарках после изгнания из Кумуха имеет место быть.

А теперь мы приведем свидетельство Ю. Юсифова: «В клинописных источниках встречаются названия ряда стран, которые, по-видимому, образованы, от соответствующих этнонимов. Это – Кумману, Куммани, Куммухи, Лаке, которые, соответственно, могут быть сравнимы с поздними этническими названиями; куман (тюркское племя), лак (нахско-дагестанский этнос)». Таким образом, еще с глубокой древности зафиксировано параллельное существование этнонимов «кумук» и «лак»…

Плано Карпини (XIII век) в своем очерке «История монгалов» в списке покоренных татаро-монголами народов пишет: «Царь татар Чингиз-хан послал на запад вождя Бату с войском. Там он захватил Понтийское море, Русь, Хазарию, кергис, комуков, кассов, алан или ассов, тарков, чиркасов… (всего 46 названий народов). Когда они начинают осаждать какую-нибудь крепость, то осаждают ее много лет, как это происходит и сегодня с одной горой в земле алан. Как мы полагаем, они осаждали ее уже двенадцать лет, причем те оказали мужественное сопротивление и убили много татар, и притом знатных.

...С юга к Комании прилегают аланы, чиркасы, Греция и Константинополь, а также земли иберов и цикков».

Как видите, в списке Плано Карпини присутствует народ с названием «комуки». А на тот момент в иранских и арабских источниках упоминается параллельно народ «лакз». Не может быть, чтобы «комуки» и «лакз» были тождественны.

Касаясь этнонима «лакз», В.Ф. Минорский обоснованно сопоставлял этот этноним с названием ираноязычного курдского племени «лек» или «лак» в значении «сто тысяч» и писал о существовании издревле в составе иранского Луристана области, населенной этими племенами и называемой «Лакистан». Ученый совершенно правильно указывал, что термин «ал-лакз», применяемый в арабо-иранских источниках для обозначения горцев Дагестана, в т.ч. и лакцев, образован от их этнического названия с помощью иранского суффикса -зи.

А вот что пишет этнограф С. Броневский: «Кумыки или Кумыхи суть старожилые татары, поселившиеся на Кавказе в отдаленные времена и под названием кумыков и казы-кумыков составляли сильное колено, существовавшее до Тимур-Ленга, коему они покорились вместе с коленом Мамкату в 1404 г., как о том упоминает Шерефедин, говоря о последнем походе сего завоевателя против Тохтамыша». Насколько нам известно, татарами обобщенно называли различные тюркоязычне племена, а их языки «татарскими наречиями». Примеров тому великое множество. Так, карачаевцев называли – горскими татарами, азербайджанцев – закавказскими или персидскими татарми, крымцев – крымскими татарами, ну а кумыков, как известно, дагестанскими татарами. Но, ни разу еще не приходилось встречать, чтобы татарами называли какой-либо нахско-дагестанский народ.

Итак, мы с вами выяснили, что кумыки издревле были известны под именем кумуков/комуков, а лакцы под именем лакз.

В русских же источниках кумыки фигурируют как «кумытцкие люди», «кумычане», ну и собственно «кумыки». Более поздние упоминания, такие как «шамхальцы», «мехтулинцы» имели сугубо географический контекст. Адыги же называют нас «къумукъу», балкарцы-карачаевцы – «къумукъла», чеченцы-ингуши – «г1умке/г1умки». Как видите, как и мы сами, как и наши соседи, всегда называли нас кумыками и, соответственно, утверждения о том, что когда-то этот этноним принадлежал лакцам, не нашел своего подтверждения. Кумыками лакцев никто и никогда не называл. Все вышеизложенное опровергает также ту гипотезу о том, что кумыки – это тюркизированные лакцы. Кумыки никак не могли быть тюркизированными лакцами, так как уже были известны под своим именем в I веке н.э. А татаро-монгольское нашествие, откуда, по мнению лакских историков, берет свое начало нынешний кумыкский народ, было в XIII веке. Нестыковка в 1200 лет получается.

Подводим итог: разговоры о Казикумухском Шамхальстве – не более чем околонаучный миф.

Размещено: 07.07.2013 | Просмотров: 4417 | Комментарии: 2

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Haydar Bammat оставил комментарий 08.07.2013, 07:18
Comment
Это молодой человек или молодая девушка?
Bammathanoff оставил комментарий 11.07.2013, 12:09
Comment
Правильная(от слова "исправлять") и обоснованная работа! Не секрет, что трактовки и интерпретации исторических первоисточников, сделанные официальными дагестанскими историками так называемого «советского времени» и основанные на них выводы, зиждутся не на научно-историческом анализе и соизмерениях в контексте общемировой истории, а на идеологических установлениях, когда критерием истинности исторического познания становилось его соответствие насаждаемой властями «схеме». В этой «схеме», кроме всемерного выпячивания и прославления роли и значения партии большевиков и его вождей, с одновременным уничтожением из исторической памяти деятельности репрессированных «врагов народа», важное место занимала т.н. «борьба с пантюркизмом», возведенная к концу 1930-х годов в ранг государственной политики (чем не преминули воспользоваться и составители официальной "Истории Дагестана"). Под его воздействием в официальной историографии произошла «перлюстрация» истории дагестанских народов. Особенно пострадала история Кумыков. Высвобождение из плена иллюзорных представлений насквозь ложной сталинистской историографии, очищение от лжи, подлогов и фальсификаций составляет важную основу в деле формирования новой дагестанской исторической школы. В этом ключе данная работа имеет огромное позитивное значение.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.