Кумыкский мир

Культура, история, современность

М.Ю.Лермонтов и кумыкская элита эпохи Кавказской войны:

некоторые вехи жизни и творчества

Последние десятилетия – время пересмотра устоявшихся точек зрения на творчество и биографию М.Ю.Лермонтова. В этом плане остановимся на личностях нескольких достаточно выдающихся представителей одного из тюркских народов Северного Кавказа и Дагестана эпохи Кавказской войны, а именно кумыков. Двое из них были сравнительно давно, с юных лет, лично знакомы с поэтом, в отношении других можно лишь строить предположения.

Первые два – Гасан (Асан)-хан Мехтулинский и Шах-Вали Тарковский –были выпускниками Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров и находились в этом привилегированном учебном заведении в те же (1832-1834) годы, что и М.Ю.Лермонтов. Причем, они вместе с товарищем Лермонтова по школе А.И.Барятинским – будущим фельдмаршалом и пленителем Шамиля – поступили сюда на год раньше – в 1831г. и после окончания курса были произведены в корнеты того же полка. Но Асан-хан числился вместе с будущим великим поэтом в гвардейском гусарском полку [4, с. 54], что позволяет предполагать более тесное их общение.

Для поэта это были «два страшных года» муштры, отразившейся на его творческой продуктивности. Лермонтов здесь пишет меньше, тайком от начальства, урывками [6, с. 626].

Помимо ряда лирических произведений, в этот период им была завершена поэма «Измаил-Бей», начатая в годы обучения в Московском университете, и написан «Хаджи-Абрек». И если в отношении сюжета «Измаил-Бея» можно предполагать подсказку со стороны сокурсников-кавказцев по университету – выходцев из Моздока [6, с.216; 8, с. 30], то в основу сюжета «Хаджи-Абрека» могли быть положены сведения, полученные от однокашников по школе – Ассан-хан и Шах-Вали [см.1, с.65]. Правда, как указывает И.К. Ениколопов [4, с. 54], скорее всего, это было связано с Ассан-ханом, который по указанным выше причинам был ближе к Лермонтову.

Не пытаясь внести что-либо новое в решение данного вопроса, хотелось бы сделать достоянием читателей некоторые факты из биографии сокурсников М.Ю.Лермонтова, которые до самого последнего времени оставались практически неизвестными даже специалистам-лермонтоведам.

Так, Гасан (Асан)-хан был одним из трех сыновей хана Мехтулинского Ахмеда III и Нух-бике Тарковской, после выпуска в 1833 году из Школы корнетом Лейб-гвардии гусарского полка служил в Царском Селе, затем был переведен в армейский уланский полк. Умер в 1839г., похоронен в г. Ржев [см. 3, с. 106-107].

Отец его, правивший в 1824-1843гг., также начинал службу ротмистром в Лейб-гвардии гусарском полку в Петербурге (1831г.), был затем генерал-майором, ханом Аварии с 1836 г. Был женат на Нух-бике, сестре Шах-Вали Тарковского - сына шамхала (кумыкского верховного, но уже номинального в то время правителя Дагестана) Мехти II [2, с. 92-93].

Владение его предков - ханов Мехтулинских - образовалось еще в начале и XVII в., граничило с шамхальством Тарковским и было довольно значительным. Оно включало в свой состав в эпоху Кавказской войны 13 селений в 2500 дворов с мужским населением до 8000 тысяч, которое могло выставить до 1500 человек вооруженных. Причем Гасан (Асан)-хан был не единственным высокопоставленным представителем Мехтулинского ханства, находившегося на службе в Российской армии. Так, в числе Георгиевских кавалеров был известен Исмаилов Казанбий (1815 г. - не ранее 1850 г.), прапорщик, числящийся прикомандированным в Лейб-Гвардию Кавказско-горскому полуэскадрону (1848-1850 гг.) Собственного Его Императорского величества Конвоя, из узденей (дворян) Мехтулинского ханства. Вступил на службу в Лейб-гвардию Кавказско-горский полуэскадрон оруженосцем 10.08.1843 г.; юнкером с 09.10.1844 г.; прапорщиком с 24.06.1846 г. По высочайшему повелению, согласно ходатайству Командующего Императорскою главною квартирою прикомандирован Л.-Гв. Кавказско-горскому полуэскадрону 8.02. 1847 г.; по желанию ханши Мехтулинской Нух-Бике в СПб. не возвратился, от полуэскадрона отчислен 1.12. 1848 г. Имел знак отличия Св. Георгия за № 73241 и две серебряные медали на Георгиевских лентах; одну с надписью «За храбрость» для ношения на шее, а др. с надписью «За взятие Ахульго 22 марта 1839 г.» для ношения в петлицах [9].

В свою очередь, двоюродный брат Гасан (Асан)-хана Мехтулинского Шах-Вали Тарковский – сын шамхала Мехти II (1794-1830) – валия (правителя) Дагестана (см. выше), генерал-лейтенанта Российской армии, которому было также пожаловано достоинство хана Дербентского, после окончания Школы служил в Лейб-гвардии Кирасирском полку в Петербурге. Впоследствии, по указу царя, был переведен на Кавказ, в Дагестан, где участвовал в военных операциях против горцев. Шахвали был влюблен и сватался в свое время к княгине А.А. Римской-Корсаковой, послужив прототипом героя незаконченного «Романа на Кавказских водах» А.С.Пушкина [см. 3, с.130, 140-141].

М.Ю.Лермонтов мог быть также знаком и с известным в кругах кавказской интеллигенции середины XIX века генерал-майором русской армии засулакским кумыкским князем Хасайханом (Хасайбеком) Уцмиевым (1808-1867). Он закончил Пажеский корпус, Сен-Сирское военное училище, в котором когда-то учился Наполеон, превосходно, по отзыву А.Дюма, побывавшего в 1858г. на Кавказе, говорил по-французски, был сыном Главного Кумыкского пристава генерал-майора князя Мусы Уцмиева [3, с. 156; 7].

В силу своей достаточно высокой европейской образованности Хасайхан мог быть принят на Кавказе в кругах местного русского офицерства. Не случайно, помимо дружбы с азербайджанским просветителем Мирзой-Фатали Ахундовым, о чем пишет Чингиз Гусейнов в повести «Неизбежность» и романе «Фатальный Фатали», участия в начале 40-х годов в организации литературного общества «Диван хикмет» («Общество мудрости») в Тифлисе во главе с Мирзой Шафи Вазехом, он, видимо, был достаточно близок с А.. Бестужевым-Марлинским. С ним он квартировал в одном доме и, когда тот погиб у мыса Адлер в 1837 г., выехал на розыски его трупа [см. 7].

Судьба могла свести его с М.Ю.Лермонтовым на поле брани. Так, 17 марта 1841г. в награду за храбрость и мужество, оказанные в деле против горцев 11 июля 1840г. при реке Валерик, Хасайхан был награжден Золотой саблей с надписью «За храбрость» [3, с. 157] в то время, как М.Ю.Лермонтов был представлен к ордену св. Владимира 4-й степени с бантом, который вместе с Золотой саблей стоял после ордена Св. Георгия [3, с. 266-267]. Но представление было снижено до ордена Станислава 3-й степени, однако и его поэт также не получил [6, с. 89].

О возможности личной встречи Хасайхана и М.Ю.Лермонтовым свидетельствует отрывок из «Журнала военных действий» действовавшего на левом фланге Кавказской линии Чеченского отряда генерал-лейтенанта Галафеева (с 10-го апреля по 13-е октября 1840г.), посвященного Валерикскому сражению. Так, когда партия чеченцев открыла по конвою генерала Галафеева прицельный ружейный огонь, «командующий тем конвоем есаул Баталкин вместе с состоящим по кавалерии поручиком бароном Фридериксом, с детьми генерал-майора Мусы-Хасаева корнетами: Хасаем и Султаном Мурабом Уцмиевыми, корнетом Абу-Мусселим Каплановым и бакинским беком прапорщиком Казим-Беком Салимхановым, быстро пронеслись между лесом и партиею чеченцев, стремительно напали на оную и почти всех изрубили». Тогда же, как отмечал генерал Галафеев, группа его адъютантов и «Тенгинского пехотного полка поручик Лермантов… переносили все мои приказания войскам в самом пылу сражения в лесистом месте, заслуживают особенного внимания, ибо каждый куст, каждое дерево грозили всякому внезапною смертью» [5].

Трудно даже предполагать, что все они могли не быть знакомы друг с другом, в т. ч. автор будущего «Валерика» и корнет Хасай Уцмиев, а также другой кумыкский князь, упомянутый генералом Галафеевым, - будущий (с 1855г.) Командир Лейб-Гвардии Кавказско-горского полуэскадрона Собственного Его Императорского Величества Александра II Конвоя и генерал-майор (с 1871г.) Абу-Мусселим (Муслим) Капланов. Он, как и Хасайхан (Хасайбек) Уцмиев, также получил отличное по тем временам домашнее образование и, помимо родного кумыкского, в совершенстве владел русским и французским языками, был первым выходцем из Дагестана, удостоившимся при свите Императора столь высокого доверия и чести [см. 3, с. 81-83].

Литература

1. Аджиев А.М., Хидирова Э.С. Лермонтов и Дагестан.- Махачкала,1999.

2. Алиев К.М. Шаухалы Тарковские.- Махачкала, 2008.

3. Алиев К.М. Кумыки в военной истории России (вторая половина XVI – начало ХХвв.) - Махачкала, 2010.

4. Ениколопов И. Лермонтов на Кавказе.- Тбилиси, 1940.

5. Лебединец Г.С. Михаил Юрьевич Лермонтов в битвах с черкесами в 1840 году // Русская старина. 1891.№ 8.

6. Лермонтовская энциклопедия.- М.: Советская энциклопедия, 1981

7. Мусаханова Г. Генерал Хасайхан Уцмиев // Дагестанская правда,17 апреля 1993.

8. Попов А.В. Лермонтов на Кавказе.- Ставрополь, 1954.

9. Алиев К.М. За службу России и храбрость.


Опубликовано: Материалы Международной научной конференции «Лермонтовские чтения на Кавминводах - 2012». – Пятигорск, 2012. – С.33-35.

Размещено: 30.10.2012 | Просмотров: 3319 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.