Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыкский вопрос глазами чеченца

фотоПосле публикации нашей беседы с Магомедом Гаджимагомедовым («Ёлдаш», 13 апреля 2013 г.) я укрепился во мнении, что для решения наших проблем недостаточно уповать только на власть предержащую. Немаловажно наладить диалог с другими народами, без учета мнения которых усилия наши могут оказаться тщетными. Итак, наш лозунг: «Даёшь народную дипломатию против произвола чиновников».

Сегодня мой собеседник – Арби Батырсултанов – человек, закаленный в политических баталиях, разумеется, в масштабах нашей республики, точнее, её северного региона. Он долгое время работал в Оргкомитете по восстановлению Ауховского района. Публиковался в республиканской и местной печати, был журналистом дагестанской чеченской газеты «Нийсо» («Справедливость»).

– Арби, не буду углубляться в историю. Отмечу лишь, что кумыки и чеченцы всегда ладили между собой, хотя не обходилось без кратковременных взаимных обид и упреков. Но речь не об этом… Кумыки, так же как и чеченцы, считаются наиболее ущемленным народом Дагестана. Вот уже более 25 лет кумыкский актив поднимает перед властями республики и страны свои проблемы, но они, к сожалению, не решаются, а лишь усугубляются. Считаешь ли ты справедливыми требования кумыков?

– Дружественные отношения между кумыками и чеченцами имеют исторические корни и преимущественно они обусловлены территориальной близостью и этноментальной схожестью наших народов. Немаловажным фактором интеграционных процессов между нашими народами послужили и экономические и культурные отношения, которые впоследствии укреплялись, в том числе и брачными союзами. Не секрет, что в старину, как это подтверждают старожилы, часто совершались набеги со стороны горного и степного населения с целью угона скота и иного имущества, имело место похищение невест со свадьбы. В таких условиях взаимная поддержка была просто необходима. Эти обстоятельства скрепляли узы дружбы и куначества между нашими народами… В то же время в истории много примеров, когда разные соседствующие народы периодически враждовали между собой, что нередко приводило к локальным конфликтам и войнам. К великому счастью, между кумыками и чеченцами, в том числе в Большой Чечне, складывались самые добрососедские отношения. Но наиболее запоминающимся в памяти чеченцев остаётся то, как по-родственному встретили и приютили братья-кумыки наших соотечественников, возвратившихся из Средней Азии (в 1956–1960 годах).

А вот противоречия возникали только между нашими элитами в периоды различных политических процессов. Естественно, причиной таких противоречий являлось желание отдельных личностей, политиков, чиновников реализовать узкокорыстные цели, пренебрегая интересами совместно проживающих народов.

Возвращаясь к твоему вопросу, хочу отметить, что в силу различных причин и в первую очередь из-за несправедливой для нашего региона политики властей, кумыки и чеченцы оказались не в самых лучших социально-экономических условиях.

Что касается причин возникновения кумыкских проблем, то напрашиваются два вывода. Первый я отношу к этнопсихологическому мышлению кумыкского народа, когда ваша элита, довольствуясь собственным социально-политическим статусом в дагестанском обществе, проявила инертность. Мне кажется, что на самом деле ваши представители в системе политической власти республики время от времени проводили ротацию кадров, преследуя цель только лишь удержаться у власти. И более амбициозных задач, адекватных заслугам и роли кумыкского народа в дагестанском обществе, они не ставили. То есть отсутствовал перспективный план определения динамики развития дагестанского общества, прогноз по надвигающимся событиям. Старшее поколение кумыков не обнаружило угрозы предстоящих миграционных процессов, которые впоследствии имели непосредственное воздействие на кумыкское население, на их социально-политический статус. Отсюда следует, что поведение самодовольной элиты и миролюбивого кумыкского народа являются субъективной причиной данного кризиса.

Наиболее существенным фактором возникновения кризиса и противоречий в кумыкской общине является переселение горцев на равнину. И это, с моей точки зрения, послужило главной причиной ущемления интересов кумыкского народа, соответственно, постепенного укрепления на этих территориях позиций переселившегося с гор населения. По мере притока на исконные кумыкские земли представителей горных районов зарождались и нарастали противоречия между участниками этих процессов. Именно подобная политика руководства республики и в советскую эпоху, и в новейшей истории Дагестана послужила второй причиной масштабного ущемления интересов кумыкского народа.

– Спасибо, Арби, за исчерпывающий ответ. Ты даже частично ответил на два извечных русских (раз уж нам довелось жить в русском государстве) вопроса. Но всё же я хотел бы на них остановиться: кто виноват и что делать?

– На начальном этапе ваши представители у власти, исключительно придерживаясь постулатов советской идеологии, успокоились своим положением в политической системе республики. Не нашлось ярких, более дальновидных личностей, способных анализировать происходящее и узреть закладку мины замедленного действия. А те, кто прогнозировал последствия подобной миграционной политики, были изолированы партийными руководителями под прикрытием лозунгов «дружбы народов» и «справедливой» национальной политики.

Непосредственно самому народу было некогда задуматься по поводу грядущих проблем и назревающих противоречий. В годы «социалистического строительства» каждый был занят общественным производством и мысли о судьбе своего народа редко кому приходили в голову, ибо о них думали вожди, наделенные всесильной партийной властью. Таким образом, «головокружение от успехов» кумыкской элиты и железный занавес для простого обывателя зародили систему поэтапного ущемления народа.

«Слепая» позиция кумыкского руководства и исключение из социально-политических процессов народа только лишь увеличили степень кризиса. Попытки отдельных патриотов повлиять на события пресекались республиканскими партийными руководителями, в том числе при поддержке некоторых кумыкских чиновников. Таким образом противоречие достигло апогея, и в различных регионах начали возникать локальные конфликты. К сожалению, общая политика кумыкского общества не привела к созданию дееспособного движения, сумевшего бы приостановить процесс экспансии на их территории и решить проблему на начальном этапе. И сегодня кумыкский народ имеет то, чего можно было ожидать при подобном раскладе.

– Самокритика и критика никому никогда не мешали. В чем, на твой взгляд, в своих требованиях не правы кумыки?

– Сложно ответить на этот вопрос. По правде говоря, их требования, безусловно, справедливые, тут нечем возразить. Хоть и с большим опозданием, проблему нужно решать. Народ имеет неотъемлемое право на свою историческую территорию. Он (народ) должен обладать всеми правами и условиями строить свою жизнь по максимально благоприятной схеме и быть конституционно наделен всеми возможностями для этого наряду с другими народами нашей республики.

Было бы несправедливо не отметить тот факт, что все же сам народ изначально не проявил прозорливость и не занял принципиальную позицию. И те обстоятельства, о которых я ранее говорил, не оправдывают кумыкское население и тем более руководителей, депутатов, чиновников и лидеров общественных организаций.

– Как ты отметил, во многом в наших бедах виноваты наши же руководители, депутаты, чиновники, которые оторвались от народа. И часто у нас как пример приводятся чеченские деятели во власти, плотно взаимодействующие с активом своего народа. Как бы ты прокомментировал данную оценку?

– Как я ранее говорил, по итогам деятельности дагестанских лидеров в прошлом и настоящем и при молчаливом согласии кумыкской элиты, также в силу ограниченности инициативы населения, ситуация приобрела тупиковый характер. Но сегодня альтернативы мирному урегулированию кризиса и вывода ситуации из патового состояния не существует. Кумыкскому народу необходимо самоорганизоваться и мобилизовать все силы для поиска решения этой сложной и неотложной проблемы…

– …Если он желает самосохраниться?

– Да, конечно. Отвечая на вопрос по поводу организованности и единства чеченцев Дагестана по решению своих проблем, хочу отметить: и у нас, несмотря на положительные результаты, есть ряд внутренних проблем и недостатков, с которыми нужно бороться и выстраивать более эффективные и прозрачные отношения.

– Не надо быть мудрецом, чтобы понимать то обстоятельство, что обсуждаемая проблема не из легких. И в руководстве тоже непременно (хочется надеяться!) хотели бы как-то решить кумыкские проблемы, хотя бы в части того, что касается земель отгонного животноводства.

– Было бы наивно заявлять, что пути решения этой проблемы на поверхности и не требуют усилий. Это, я бы сказал, архисложная политическая задача, затрагивающая территориальные, межнациональные вопросы, где предстоит участвовать множеству сторон.

Я не берусь быть экспертом в этом вопросе, но предложения некоторых аналитиков о предоставлении кумыкам земель в горных районах взамен занятых ими территорий, не имеет реальных шансов для решения. С моей точки зрения, в первую очередь речь должна идти о возврате большинства земель отгонного животноводства бывшим хозяевам. А проживающим там переселенцам также должны быть предоставлены максимально устраивающие их территории в горах и достаточно обеспеченные социально-экономические условия там. Безусловно, это не единственный вариант для разряжения ситуации, необходимо разработать и ряд других мер с учетом условий сторон. Углубление кризиса сокращает шансы на мирное разрешение сложившейся ситуации, и эта прогрессия будет идти по возрастающей. Как бы ни было сложно, запутанно и запущено, необходимо создать правительственную комиссию при участии всех заинтересованных сторон, с привлечением авторитетных представителей, и, выдвинув на первую позицию народную дипломатию, шаг за шагом двигаться к миру. Другого просто не дано. Хочется надеяться, что новый руководитель республики Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов, как мудрый политик и человек с огромным опытом в вопросах межнациональных отношений, сумеет вывести Дагестан из порочного круга противоречий. Если он сумеет удовлетворительно решить кумыкский, чеченский и другие национальные проблемы, то у него будет шанс войти в историю как миротворцу и созидателю.

– Последний вопрос, Арби. Как, по-твоему, можно остаться патриотом, не превращаясь в националиста?

– Считать патриота националистом, тем более в контексте нашей темы, абсолютно не уместно. Каждый знает, патриот только тот, кто в первую очередь защищает свою семью, интересы родных и близких, своего народа, и в итоге – Родину.

Тот, кто не любит свой народ, не может любить Родину.

Я искренне желаю как кумыкскому, так и всем дагестанским народам, мира, добра и благополучия, и пусть инструментом решения даже самых сложных вопросов остается мудрая народная дипломатия


«Ёлдаш/Времена» 24 мая 2013

Размещено: 24.05.2013 | Просмотров: 3323 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.