Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыки и их предки в истории Грузии - I

(К истории кумыкско-грузинских связей)

Кумыки, их предки булгары, хазары и кипчаки занимают в истории Грузии важное место, ибо при их непосредственном участии, протекавшем в форме различных связей с грузинским народом, развивалась многовековая история не только Грузии, но и всего Кавказа.

К сожалению, в науке, как отечественной, так и зарубежной (грузинской), в целом эта проблема специально ранее не рассматривалась, хотя в различных источниках и соответствующей литературе сведений на этот счет немало. Мы в своей работе, носящей предварительный характер, попытаемся их проанализировать и выстроить некую схему исторического (поэтапного) развития этнородственных связей наших предков с грузинами, начиная с раннего средневековья (III-XIII вв.) и кончая XVII-XVIII вв. Ведь известно, что «уже с III-IV вв. тюркские племена, бесспорно, представляли собой многочисленных и постоянных соседей народов Малой Азии, Кавказа и Балкан»[1].

Прежде всего, отметим, что рассматриваемый аспект кумыкско-грузинских этногенных взаимоотношений находится в тесной связи с историей взаимоотношений Грузии с Тюркским миром и, в частности, с теми этническими процессами, что шли на Кавказе в начале I тысячелетия нашей эры, с завоеванием гуннами Восточной Европы и их проникновением в Закавказье и, в т. ч. и в Грузию. Если, конечно, не углубляться в еще более седую древность. И совершенно прав американский тюрколог П. Голден в своей статье «Тюркские народы и Кавказ» (Вашингтон.1980), отдавая дань армянским и грузинским хроникам, содержащим, по его словам, «отрывочные анахроничные сведения о деятельности соседних с закавказскими тюркских народов», однако подчеркивает, что «лишь с появлением «европейских» гуннов... в середине IV в. можно говорить о действительной взаимосвязи тюркских народов и населения Закавказья».

Таким образом, мы можем сказать, что история кумыкско-грузинских связей уходит в седую древность и в своем развитии прошла несколько этапов, а именно:

  1. этап гунно-булгарский и грузинский – IV-VI вв. н.э.;
  2. этап хазаро-грузинский – VI-X вв.;
  3. этап кипчакско-грузинский – XI-XIII вв.;
  4. золотоордынско-кумыкский и грузинский – XV-XVIII вв.

Причерноморье и Кавказ около 650 г.н.э

Этап гунно-булгарский и грузинский (IV-VI вв. н.э.)

Установленным можно считать, что первым государственным образованием кумыков и предков, в рамках которого в III-IV вв. н.э. был запущен этногенетический процесс образования кумыкской раннефеодальной общности, была Кавказская Гунния, известная в армянских, византийских и сирийских источниках с той эпохи под наименованием «Царство гуннов» (Берсилия, Гуннуг-ундрия, Хунистан,), а в более поздних арабских и иранских источниках – под названиями «Бурджан» и «Джиндан». Эти тюркские раннегосударственные образования, в целом охватываемые понятием «страна гуннов», в разные эпохи включали территорию Северо-Восточного и Центрального Кавказа, северо-западного Прикаспия, от низовий Волги на севере до т.н. Аланских ворот (Дарьял) на юге-западе и Гуннских ворот (Таргу и Дербенд) на юге. Соответственно к этому периоду и следует отнести отправную точку возникновения и развития разносторонних (когда мирных, а когда и немирных) тюркско-грузинских взаимоотношений.

Судя по источникам, в этот период наибольшую активность проявляли булгары (барсилы или басилы)[2]. Покорив к 70-м гг. IV в. весь Северный Кавказ, гунно-булгары (гунны/ гуннуг-ундуры/гуннуки/кумыки) в 395 г. совершили свой первый поход на Южный Кавказ и в частности в Грузию[3]. С того времени, видимо, и оседала какая-то часть гуннов в Грузии. Так, по сообщению византийского историка VI в. Агафия, в Грузии одна из крепостей недалеко от г. Кутаиси уже в его время называлась Оногурис и связано это имя с оногурами[4].

В сирийском источнике V в. говорится, что Фарсман, родом ивер (грузин), служивший при дворе византийского императора Аркадия (395-408 гг.), бежал к себе на родину, где при помощи гуннов овладел престолом: «Когда он воцарился над иверами, он взял с собой белых гуннов, бывших соседями иверов»[5].

В 60 гг. V в. гунно-булгары (уже под главенством савиров) приняли активное участие в событиях на Кавказе. В византийско-сасанидских войнах VI в., которые велись тогда в основном на территории Грузии, они попеременно поддерживали то одну, то другую сторону, что подробно описано современниками. Естественно, савиры и другие гунно-булгарские племена не только воевали на территории Грузии, но и оседали там. В частности, византийский историк Прокопий Кесарийский (VI в.) в своем географическом описании Кавказа отмечает реку Боас – один из притоков р. Фазис (совр. Риони), вдоль берегов которой жили тогда савиры. Свое же название река получила в честь царицы савир Боарикс (предводительница т.н. «дагестанских» гуннов». — К. А.), под властью которой, как сказано в источнике, «находилось сто тысяч гуннов»[6].

Этап хазаро-грузинский (VI-Х вв.)

К концу VI - началу VII вв. доминирующей силой на Кавказе становятся хазары со своей первопрестольной в Семендере (где ныне Тарки и Махачкала) и с этого времени, видимо, связи с Грузией были более интенсивными и непрерывными, что получает свое отражение и в грузинских источниках.

Самая древняя на сегодня грузинская хроника «Мокцевай Картлисай» (написана в середине VII в., отредактирована в IX в.), повествуя о событиях гуннского периода, упоминает о «свирепых племенах бунтурков, живших по течению реки Куры, в четырех городах с их предместьями». Как далее следует из текста, эти «бунтурки» (букв. «коренные турки»), в количестве «28000 семей» (т.е. не менее 140-170 тыс. чел.), жили в городах Саркине, Каспи, Урбниси и Одзрахе. Власть их в Грузии была настолько сильна, что прибывшие позже в страну «воинственные племена хонов (гуннов. – К. А.) испросили у владыки бунтурков место, под условием платить дань, и поселились в Занаве». Отметим, что в сочинении Леонтия Мровели «История грузинских царей – первых отцов и родственников» (60-е гг. XI в.) «бун-тюрки» упомянуты вместе с половцами-кипчаками. З.В. Анчабадзе считает, что «бун-тюрки» - это потомки черных булгар, известных в Центральном Предкавказье, по крайней мере, с 8 века[7].

А далее, говоря о более позднем периоде, древнегрузинский источник описывает совместный поход хазар и византийцев в Грузию в 627-628 гг., осаде и взятии ими Тбилиси[8].

Эти сведения о бунтурках и хазарах повторяют и другие древнегрузинские источники. Так, Леонти Мровели (XI в.), говоря о событиях VII в., указывает, что народы Кавказа, в том числе Грузии, оказались не в силах «противостоять хазарам, ибо было их бесчисленное множество» и «с тех пор в течение долгого времени все эти народы были данниками хазар»[9]. Позже, в период ослабления контроля хазар над Южным Кавказом, судя по Леонти Мровели, «явились турки» и «вверх по Куре пришли в Мцхету», столицу Грузии, с просьбой о поселении. Грузины «изъявили желание подружиться с турками». Часть прибывших тюрок была поселена в городах Грузии, но большинство «облюбовало себе к западу от Мцхеты одно место, ... обстроили его, обвели мощной оградой, и стало это место называться Саркине». И жители именно этого города именовались «бунтурками»[10]. Судя по всему, название города Саркине (искаженное тюркское Сарыкан. - К.А.) может быть связано с титулом семендерских (гуннских) царей селифан (в прочтении О. Прицака – сарыхан, сарыкан)[11].

Как установлено, в указанном регионе Грузии жили и другие тюркские племена, в частности басилы, известные также под именем бозал (или базал). В Кахетии, севернее Тбилиси (совр. Душетский район Грузии), арабский историк IX в. ал-Балазури при описании событий начала VIII в. упоминает «страну Базалет», куда арабы в 30-х гг. VIII в. переселили 20 тыс. семей из «страны хазар»[12]. Даже сегодня в этом районе Грузии есть села Базалети и Бозалиане, а также оз. Бозалети. Еще в XIX в. в Адигенском районе существовало с. Бозалети[13].

Из источников также известно, что в начале 80-х гг. VIII в. хазары помогли абхазскому князю Леону освободиться от вассальной зависимости от Византии и принять титул царя независимой Абхазии. Рассказывая об этом, древнегрузинский летописец особо отмечает, что «Леон был сыном дочери хазарского царя, и с помощью его и отложился он от греков, присвоил Абхазию с Эгриси до самого Лихи и нарекся царем абхазов»[14]. Таким образом, именно хазары стали той силой, благодаря которой была восстановлена независимость Западной Грузии.

Часть хазарских племен была насильственно переселена арабами в Грузию. Так, захватив в Дагестане города и области Таргу и Бала(н)джар, арабы переселили живших там тюрок в Азербайджан и Грузию. Об этом говорят названия сел Баладжур в Ахыске (Адигенский район) и Балачаури у Тбилиси и с. Таркила в Гудаутском районе Грузии [Ю. Юнусов].

Учитывая вышеперечисленные факты, вполне закономерным следует воспринимать утверждение Леонти Мровели, что, по крайней мере уже в первой четверти VII в., в Грузии тюрки были частью местного населения и грузины – «все цари картлийские, все мужи и женщины» - знали хазарский (груз. «хазарули»), т. е. тюркский язык [Леонти Мровели]. Эти сведения как нельзя лучше свидетельствуют о значении и роли тюрков и их языка в Грузии в рассматриваемую эпоху.

Говоря о хазарском тюркском языке, употребительном местном языке в ту эпоху в Грузии, следует сказать о том, что в данном случае вероятней всего речь идет о гуннском тюркском языке, на который еще в начале VI в. н.э. в столице Кавказской Гуннии (Кумыкия) Варачане было переведено Священное писание. Вполне естественно допустить, что гунны, будучи первым тюркоязычным племенем, проникшим в Грузию с Северного Кавказа («Кавказской Гуннии»), одновременно являлись и первыми этноносителями, посадившими здесь древо тюркоязычия. Данные древнегрузинских источников о расселении в III-VIII вв. в Грузии различных тюркских племен подтверждает и местная топонимика. Так, с гуннами связаны названия многочисленных населенных пунктов: в Ахыске – с. Хона (Адигенский район), а также с. Хони (около г. Кутаиси) и крепость Хунан восточнее Тбилиси [Ариф Юнусов].

Топонимика XIX в. сохраняет и какие-то следы проникновения аваров-гуннов (самоназвание абар) в Грузию. К ним, по мнению ученых, можно отнести название с. Абари (Амбролаурский район). В составе аварской орды было и племя сал, с именем которого связаны топонимы Салиети (букв, «страна салов») и Салоглы в Грузии [Ариф Юнусов]. Данный этноним аваров-тюрков отложился и в кумыкских географических названиях Салатав, Саласу и этносоциониме - салалар. Последний встречается и в субэтнонимах 7 тюркских племен, вошедших в состав венгерской народности[15].

Таким образом, даже этот краткий обзор истории раннего появления тюрок на Кавказе и топонимики Грузии показывает, что еще во II-VIII вв. здесь, в особенности на юге и востоке Грузии, оседали многочисленные тюркские племена, которым удалось в VII-VIII вв. даже контролировать весь регион. Об их роли и многочисленности свидетельствует и факт распространения «хазарского», т.е. тюркского, языка среди населения Грузии в этот период.

Этап кипчакско-грузинский (XI-XIII вв.)

Данный этап был ознаменован чрезвычайным участием и усилением кипчаков (куманов, половцев) юга России и Северного Кавказа в исторических судьбах грузин. По сути, данный этап без преувеличения можно было бы назвать эпохой боевого содружества грузин и наших предков куманов (кипчаков). И она довольно подробно, но, к сожалению, не всегда адекватно и объективно освещена в источниках и исследованиях.

Кипчаки (по сведениям источников, их в Грузии еще в то время называли черкесами, как перешедших на службу грузинским царям), сыграли важную роль в истории Грузии и грузинского народа в начале XII века. Абхазо-грузинский царь Давид IV Строитель в борьбе против тюрков-огузов Сельджукидской империи пригласил и поселил в Борчалы и прилегающих областях кыпчакскую орду численностью 40 тыс. воинов, т.е., по подсчетам специалистов-медиевистов, вместе с членами их семей всего около 200 тыс. человек[16]. Уместно будет отметить, что одновременно царь Давид IV породнился с кипчаками, взяв в жены дочь хана[17]. Историк царя Давида пишет, что «привел великое множество, и тесть с братьями жены не напрасно трудились, и не зря кипчаков переселил, ибо их руками уничтожил он силы всей Персии и навел страх на всех царей...»[18].

Для Грузии в ту эпоху главная угроза исходила от принявших ислам огузов, которые не ограничивались получением дани и периодическими нападениями на страну: как пишет древнегрузинский летописец царя Давида IV, «каждую осень прибывали тюрки через Сомхити со всеми кочевьями своими, а затем оседали» здесь, а также «вдоль побережья Куры, от Тбилиси до самой Барды (город в Азербайджане. - К. А.)». И «столь велики были силы их и число, что даже говорили: «Все тюрки со всех сторон там собрались». Никто не волен был запретить им селиться, где вздумается, и даже сам султан». А у грузинского царя не хватало войска не только «для охраны городов и крепостей, но даже для собственной дружины». И «так как не было другого выхода», то, по словам летописца, в 1118 г. царь Давид IV «решил призвать кыпчаков»[19].

Наконец, как пишет летописец, выбор царя был обусловлен тем, что он «уже много лет был женат на желанной и прославленной добродетелями царице Гурандухт (Куман-кизы. – К.А.), дочери кыпчакского вождя Атрака», которая «являлась законной супругой царя и царицей всей Грузии». А вслед за этим он «отправил верных людей и призвал кыпчаков»[20].

Все вышеизложенное и сыграло свою роль в принятии столь неординарного, с современной точки зрения, решения царя Давида IV. Получив приглашение своего тестя, хан всей кыпчакской орды на Северном Кавказе Атрак, сын верховного хана Сарухана (груз. Шарукан), направился в Грузию вместе с 50 тыс. воинами и их семьями[21].

Иначе говоря, в 1118 г. до 300 тыс. кипчаков переселилось в Грузию. При этом Атрак брал на себя защиту границ Грузии от огузов, для чего кыпчаки были расселены на юго-востоке и востоке страны, в том числе в Ахыске и межгорных долинах, пригодных для ведения скотоводства.

Эта акция царя Давида сыграла огромную роль в истории Грузии. Уже через три года, в 1121г., 60-тысячная армия Давида, где 50 тыс. составляли кипчаки, разгромила огузов и через год взяла г. Тбилиси, который с того времени стал столицей Грузии. Как с нескрываемым удовлетворением писал древнегрузинский летописец XII в Давид IV не зря переселил кипчаков, «ибо их руками уничтожил он силы всей Персии и навел страх на всех царей, и с их помощью он совершил дела невероятные[22].

Кипчаки, приведенные царем Давидом, сыграли основную роль в укреплении самостоятельности Грузинского царства и власти самого царя. С их помощью совершались походы в глубь территории Ширвана, кипчаки сыграли главную роль в победе Давида IV над Гянджинским атабеком Сельджукидов в Дидгорской битве 1121 года, в результате чего к Грузинскому царству уже в следующем 1122 году был присоединен Тифлисский эмират. Вскоре были присоединены Дманис (крепость Туманис в эпосе «Деде Горгуд») и Ани[23].

И последующие цари Грузии продолжали привлекать с Северного Кавказа кипчакские отряды для службы в стране. Так, царь Георгий III (1156-1184 гг.), по словам древнегрузинских летописцев, по мере надобности «сколько тысяч кыпчаков ... вызывал, столько и являлось» в Грузию[24]. И таким образом, в период его правления в Грузию переселилось еще несколько десятков тысяч кипчаков, названных в грузинских источниках «новыми кыпчаками» (груз. «кивчакни ахални»). Более того, в борьбе с грузинскими феодалами он полностью опирался на кыпчакскую военную знать, которую приблизил ко двору и дал ответственные должности по управлению государством, в частности посты главнокомандующего армией, министров двора и финансов.

Активную роль сыграли кипчаки и при царице Тамаре (1184-1213 гг.)[25]. «Тюркский язык при дворе Тамары, однако, не был исключен... – писал А. Крымский. – При тифлисском дворе пользовались любовью и честью половцы, они же кипчаки из Северного Предкавказья и южнорусских степей. В XII в. это кипчакофильство было в грузинском царстве наследственной традицией, своя собственная половецкая гвардия в значительной степени избавляла царя от необходимости обращаться к войскам не всегда покорных феодалов»[26]. При отце царицы Тамары Георгии III огромной популярностью и непререкаемым авторитетом пользовался половец Кубасар (Кубасай), выдвинувшийся в «главнокомандующие всех грузинских войск, так сказать, генералиссимусы». В 12 веке, при знаменитой Тамаре, «при тифлисском дворе... выделялся и один из вождей половцев – Севиндж» (Сююнч)[27].

Это было время взлета Грузии, и во многом благодаря кипчакам.

Но и позже древнегрузинские источники продолжают сообщать о присутствии кыпчаков в Грузии. Так, в грамоте грузинского царя Давида VIII, датированной 1297 г., упоминается термин "месакивчаке" – сборщик специальной подати (груз, "сакивчаке") для содержания кыпчакского войска Т. П. Енукидзе. Грузинский должностной термин XIII века – "месакивчаке"[28].

Всего же в XII-XIII вв. в Грузию переселилось не менее 350 тыс. кыпчаков, и в основном в районы, где ныне в Грузии живут азербайджанцы и жили до 1944 г. ахыскинские турки. Если учесть, что ранее, в XI-XII вв., на юге и востоке Грузии осели десятки тысяч огузов, то станет ясно, почему древнегрузинские летописцы того времени делят Грузию на «Картвелоба» (букв. «Собственная Грузия») и «Диди Туркоба» (букв. «Великий (!) Туркестан»).

Примечательно, что именно на востоке и юге Грузии зафиксированы многочисленные кыпчакские и огузские топонимы. При этом на востоке, где ныне проживают азербайджанцы, все же преобладает кыпчакская топонимика, тогда как на юге, в Ахыске – огузская. В частности, имя кыпчакского племени чур (или цур/джур) зафиксировано в названии сел Чуртоба и Джорган в Адигенском районе и сур – в Ахапцихском районе. А имя племени анджа (или инджа) отражено в названии сел. Эдинджа и Инджебла в Ахалцихском районе[29].

Названия огузских племен отражены в топонимике Месхегии намного шире. Имя племени салар (сала) зафиксировано в названии горы Салардаг в Ахалцихсюм районе[30].

Прав Г.З. Анчабадзе, когда пишет, что «в XI-XIII вв. грузины и кипчаки встречались на полях сражений не только как союзники, но и как враги. Много кипчаков, например, служило в войсках, воевавших с Грузией, атабеков Южного Азербайджана, Гянджи, дербентских эмиров»[31]. Кстати сказать, сам основатель государства атабеков Азербайджана Ильдениз, как было отмечено выше, тоже был кипчаком[32].

Анонимный грузинский историк XII в. в рассказе о походе Давида IV Строителя в апреле 1123 г. на Восточный Кавказ утверждает, что царь Давид одержал победу над «леками и кипчаками дербентскими»[33]. Под первыми в грузинских источниках подразумевались дагестанские (позднейший термин) горцы, а под «дербентскими кипчаками» (а еще ранее в употреблении находилось наименование «дербендские хазары»), по сведениям некоторых летописей (Огуз-наме) и ученых, - кумыки, потомки раннесредневековых гуннских племен. Да и сами кумыки, как известно, «род свой вели от кипчакских колен», т.е. племен[34]. Отметим, что в «Картлис Цховреба» (XI в.) Кипчакия (она же ранее – Кавказская Гунния, Джидан, Хазария) с ханской столицей Сююнчкала (где ныне г. Грозный) на реке Сундже (кум. Сююнчсув) выступает как одна из крупнейших тамошних держав и даже названа «Диди Кивчакети» - «Великая Кипчакия»[35].

Судьба кипчаков в Грузии

О дальнейшей судьбе этих кипчаков М.Д. Лордкипанидзе пишет: «Половцы были расселены в разных областях Грузии. Часть их поселили во внутреннем Картли, где большинство населения погибло во время сельджукского засилья, часть – в Северной Армении и Эрети, в пограничной полосе, где в их обязанности входили укрепление и охрана государственной границы.

Половцы быстро ассимилировались в Грузии. Они приняли христианскую веру, грузинский язык, переходили к оседлому образу жизни и постепенно смешивались с местными жителями. Часть их затем ушла из Грузии»[36].

С первой частью подобного заключения автора очень трудно согласиться, поскольку кипчаки-наемники не так уж быстро теряли свою индивидуальность. Это видно, например, из того, что во время похода в Ширван в 1123 г., когда они должны были вести военные действия против сельджукских войск султана Махмуда, кстати, таких же тюркоязычных, как и кипчаки, последние отказались от этого и повели военные действия против грузинских частей[37]. Далее следует учесть еще и то обстоятельство, что из перечисленных районов расселения кипчаков, по крайней мере Северная Армения и Эрети, были расположены близ границы западных земель Азербайджана, примыкающих к Грузии и к этому времени уже густо населенных именно тюркским населением.

Поэтому, допуская возможность христианизации по религии и грузинизации по языку части кипчаков, особенно расселенных во внутренних областях Грузии (например, в Картли), одновременно можно предположить смешение их с одноязычным с ними тюркоязычным населением, проникшим в Грузию еще в VII-VIII вв. и в частности с «бунтюрками», под которыми подразумеваются булгары[38]. Тем более что «данные грузинских летописей показывают, что кипчаки, проникавшие в Грузию в XII-XIII вв., сохраняли свою этническую индивидуальность. К началу XIV в. относится последнее упоминание в письменных источниках о кипчаках, принимавших участие во внутрифеодальных войнах правителей Грузии.

После этого времени кипчаки больше не упоминаются в грузинских источниках, так как, по-видимому, они этнически смешивались с грузинскими и другими народами Закавказья. Память о кипчаках сохранилась в топонимике и в грузинских преданиях»[39]. Некоторая часть кипчаков отсюда, очевидно, переместилась в другие регионы Закавказья и Восточную Анатолию. Современное тюркское население таких регионов Турции, как Ахилкеллек, Ардахан, Ардануч, Коблиян, Нарман, Олту, Олур, Пософ, Тортум, Чылдыр, Шавшат, Шенкая, Юсуфэли и Артвин, является потомками кипчаков и по настоящее время сохраняет их родной говор и традиции[40]. Вышесказанное подтверждается и фактом того, что в Восточной Анатолии (Турции) еще в XVI в. существовало несколько (7) населенных пунктов под названиями «Комук» («Кумук»)[41]. На кумыкоговорящее население в Закавказье (Махмудобат, Шабран и др.) еще в сер. XVII в. указывает и Эвлия Челеби[42]. Какая-то их часть, по всей вероятности, вернулась в родные степи на Северном Кавказе к своим соплеменникам - в «Кумыкию», Дешт-и Кипчак. Источники Хорезмшаха содержат и такие сведения, которые говорят о том, что Хорезм-Шах Джелал-ут-Дин после поражения от чингизидов в Исфахане в августе 1228 г. отправил своего посланника, прося помощи от «дербендских кипчаков», своего офицера, их сородича. Кумыки, которых в то время называли «дербендские кипчаки» (а еще ранее «дербенд-и хазаран»), встретили посла Хорезмшаха с радостью и послали в помощь ему 50-тысячное войско[43].

Все эти кавказские кипчаки позже были рассеяны Джэбэ и Субэдэем, а потом неутомимо боровшимся с монголами Джалал ад-Дином, прежде чем были включены в Чингизидскую Империю[44]. Но это уже другая история и эпоха...


[1] См.: Еремеев Д. И. Этногенез турок. М. 1970.

[2] Подр. см.: Джафаров Ю. Г. Гунны и Азербайджан. Баку, 1985

[3] Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа (V-X вв.). Ленинград, 1979

[4] Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. Москва, 1996

[5] Пигулевская Н. Сирийские источники по истории народов СССР. Москва-Ленинград, 1941

[6] Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения: «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. Текст и перевод. Москва, 1980

[7] Анчабадзе З.В. Кипчаки Сев. Кавказа, по данным грузинских летописей 11-14 вв. // Св. О происхождении балкарцев и карачаевцев. Нальчик. 1960

[8] Источники грузинских летописей. Три хроники. Пер. Е. С. Такайшвили – «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа». Тифлис, 1900, вып. 28

[9] Леонти Мровели. Жизнь картлийских царей. Москва, 1979

[10] Леонти Мровели. Жизнь картлийских царей

[11] Прицак О. Протомонголы в хазарском Закавказье

[12] ал-Балазури. Китаб футух ал-булдан. Каир, 1957, с. 232, 239, 244

[13] Ариф Юнусов. Ахыскинские (месхетинские) турки: дважды депортированный народ

[14] Летопись Картли. Пер. Г. В. Цулая. Тбилиси, 1982. Очерки истории Грузии. Тбилиси, 1988, том 2

[15] Алиев К.М. Авары: этнос и этноним // КЭС. Махачкала

[16] Котляр И.Ф. Половцы в Грузии и Владимир Мономах // Из истории украинско-грузинских связей. Ч.1. Тбилиси. 1968. С.23

[17] Жизнеописания царя царей Давида. Перевод с древнегруз. Примечания и комментарии Ю. Насибова. // Средневековый Восток: история и современность. Под ред. З.М. Буниятова. Баку. 1990. С.134

[18] Там же. С. 134-135

[19] Картлис Цховреба, с. 332, 335-336

[20] Картлис Цховреба, с. 336

[21] Там же, с. 335-336. В тексте написано «ормоцдаати атаси», т. е. «50 тысяч чел.»

[22] Картлис Цховреба, с. 336

[23] Халаддин Ибрагимли. Азербайджанцы Грузии (историко-этнографический и социально-политический комментарий). М. 2006. С. 18

[24] Картлис Цховреба, с. 367

[25] Подр. см.: Анчабадзе Г.З. Кыпчаки в Грузии. — «Проблемы современной тюркологии». Алма-Ата, 1980, с. 342-344; Еремян С. Т. Агарцинская надпись 1184 г. - «Исследования по истории культуры народов Востока». Москва-Ленинград, 1960, с. 78-87; Golden P.B. Op. cit. p. 60,61

[26] Крымский А. Низами и его современники. Баку. 1981. С. 72-73

[27] Крымский А. Е. Низами и его современники. Баку. 1981. С. 172-173

[28] «Грузинское источниковедение». Тбилиси. Вып. IV, 1973, с. 33-35 (на груз. яз.)

[29] Юнусов Ариф. Ахыскинские (месхетинские) турки: дважды депортированный народ (http://www.ahiska-gazeta.com/ru/histories/50/)

[30] Там же.

[31] Анчабадзе. Указ. соч. С. 343

[32] Буниятов З.М. Государство атабеков Азербайджана. Баку. 1978. С. 44

[33] Анчабадзе З.В. Кипчаки Сев. Кавказа, по данным грузинских летописей 11-14 вв. // Сб. О происхождении балкарцев и карачаевцев. Нальчик. 1960. С. 118

[34] Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М. 1823. С. 190-191

[35] Анчабадзе З.В. Указ. соч. С. 123, 125

[36] Лордкипанидзе М. Д. История Грузии XI - начала XIII вв. Тбилиси. 1974. С.98

[37] Сумбатзаде А.С. Азербайджанцы – этногенез и формирование народа. Баку. 1990. С. 146

[38] Анчабадзе З.В. Кипчаки Сев. Кавказа, по данным грузинских летописей 11-14 вв. // Сб. О происхождении балкарцев и карачаевцев. Нальчик. 1960. С. 116

[39] Анчабадзе Г. 3. Кипчаки в Грузии // Проблемы современной тюркологии. Алма-Ата. 1980. С. 243-244

[40] Akdes N. Kurat. İdil Boyu ve Karadeniz Küzeyindeki Türk Kavimleri ve Devletleri. Ankara. 1972. S. 84; Kırzıoglu. Kipçaklar. S. 107; Eröz, Mehmet. Atatürk Milliyetçilik, Doğu Anadolu, İstanbul, 1987, s. 276

[41] Kırzıoglu. Kipçaklar. S. 138, 172

[42] Mehmet Güneş. Evliya Çelebi ve Haşim Efendi’nib Çerkezistan Notları. İstanbul. 1971. S. 74, 75, 76, 78, 86

[43] Kırzıoğlu.Kipçaklar. S. 146

[44] Golden P.B., 1984, pp. 50-86; 1983, pp. 59-61, 56, n. 37; Плетнева С.А., 1990, с. 140


«Ёлдаш/Времена» - 7,14 декабря 2012 г.

(Продолжение Кумыки и их предки в истории Грузии - II)

Размещено: 18.12.2012 | Просмотров: 6196 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.