Кумыкский мир

Культура, история, современность

Красота и огонь «Равнины в огне»

Приводимое ниже письмо мы получили по e-mail от Данияла Бамматова, аспиранта ДГУ

 

Недавно по делам я оказался в здании «Дома журналистов» и, как обычно, в вестибюле мимоходом окинул взглядом полки книжного киоска. Мой взор остановился на книжке «Равнина в огне» (автор – Галип Акаев). Меня заинтриговало название, и я приобрёл её на «всякий случай». Придя домой, начал читать. И неожиданно для себя не смог от нее оторваться. Все мои мысли на несколько часов сосредоточились вокруг её сюжета.

Эта книга, словно письмо из прошлого, возвращает читателя к началу XX века. С необычайным остроумием и проницательностью, умением точно описывать характеры, автор создал произведение, посвященное революционным событиям на Кавказе. Главными героями книги выступают сам Галип, а так же такие исторические личности, как Джалал Коркмасов, Уллубий Буйнакский, Темир-Булат Бейбулатов, Зайналабид Батыр-Мурзаев, Гайдар Бамматов, Солтан-Саид Казбеков и многие другие. Эти исторические персонажи предстали в новом, ранее неизвестном мне свете. Они кажутся мне уже не такими далекими и не такими загадочными, как мне представлялось раньше. Даже по истечению почти ста лет можно провести параллель между ними и людьми, мелькающими на современной политической арене Кавказа в целом и Дагестана в частности. Воистину, прав был Макиавелли, считавший, что для того чтобы узнать, что должно случиться, достаточно проследить, что было….

Книга начинается с занимательной истории о том, как была найдена эта рукопись и каким образом она попала в Дагестан. Далее, сама рукопись, где в прологе раскрываются причины, побудившие автора записать свои воспоминания.

Кроме перечисленных выше персонажей, в этой главе есть еще один главный герой – эмоциональный, трепетный, одухотворенный. Это образ кумыкской природы. По-своему целостный и впечатляющий. Галипу Акаеву удалось создать поэтически окрашенный образ природы – мир трав и цветов, вознесшихся к небу рощами и лесами... Собственно, мир природы и составляет эмоциональный фон книги.

«С тоской вспоминаю ветер средней силы, который на досаду нам срывал еще незрелые яблоки в саду к югу от Дедовой горы. Мы называли его «сорвияблоко». Наверное, никто за пределами нашего хутора так его не называл». Читаю, и, кажется, я чувствую терпкий вкус недозрелого яблока из сада Акаевых.

«В ту пору все в нашем селе были дружны и если иногда ругались, то быстро мирились, притираясь друг к другу, как две песчинки». Слова, пропитанные болью ностальгии по патриархальному миру детства.

Еще один замечательный персонаж, к словам и преданиям которого часто обращается автор на протяжении всей книги, это дед Галипа Акаева, его полный тезка – тоже Галип Акаев. Этот образ, несомненно, усиливает интерес к книге, дает возможность взглянуть на события начала XX века через кумыкскую мудрость, мифы и предания нашего многострадального народа. Нередко сама душа народа обращается к человеку через образ старика. Для внука все очень важно все, что рассказывает ему дед. В самом же Галипе Старшем прослеживается особое отношение к внуку. Он чувствует в нем родственную душу. Это мы видим из следующих строк: «Сегодня не буду рассказывать тебе сказок. Ты уже взрослый. Я тебе скажу быль, которую никому не рассказывал. Ни твой отец, ни твои братья не поймут, о чем я им говорю, а ты поймешь. Я вижу это по твоему лицу, в нем до поры до времени сокрыты большая мысль, большие дела…».

Седой древностью дышит песня Старого Галипа:

Из Канглы наш род, из Канглы.
Всё это наше из века в век, из года в год,
И в каждом комке этой земли
Наших предков и кровь и пот.
Из Канглы наш род,
И имя ему Канглы.
В имени нашем застыла древность,
Имя наше значит «Крепость».

В главе «Весна 1917 года» ярко раскрываются теплые отношения между кумыками и балкарцами того времени. На съезде народов Кавказа во Владикавказе Галип с братом Акаем встречают нового друга – балкарца Магомета из Безенги. После долгих уговоров последнего наши герои соглашаются погостить в Балкарии. Галип, влюбленный в Приэльбрусье, но знавший о нем лишь из рассказов деда, наконец, видит Балкарию воочию во всем его великолепии. Тут же он встречает свою будущую жену Асли – сестру Магомета.

Интересен и образ нашего великого просветителя Темир-Булата Бейбулатова, ставшего вторым после деда духовным наставником молодого Галипа. Эхом через всю книгу звучит песня, записанная Темир-Булатом Бамматовым в Казанище:

В кувшинах мы были мёдом,
У вод мы были стройными вербами.
Мёд наш, что был в кувшинах,
Пришли и дворняжки-собаки вылакали.
У вод стоящие наши вербы
Неблагодарные, недостойные пришли и обрубили.
Разделив надвое, напали на наш эль.
Многих собак одолевшие мы волки,
И нас самих ещё на многих врагов хватит!

Ему же принадлежит очень важное, на мой взгляд, изреченье: «Бои в Карпатах научили меня, что самая главная победа – это когда остаёшься в живых. Но сегодня я думаю не о себе. Кажется, весь мир обезумел. Война с немцами одно, а гражданская войны – это всечасный … ужас. Убивать тех, которых ты не знаешь – это одно, убивать друзей или братьев совсем другое».

«Равнина в огне» возвращает нашему народу временно утерянный им нравственный кодекс древности. И как завет великого отважного безумца будоражат кровь слова Зайналабида Батыр-Мурзаева: «Атоллу сам своей вершины достигает». Как мы привыкли считать мудрецом, того кто отсиживается в трудное для народа время, «мудрых пескарей».

Кажется, никогда не устареют надрывные строки Зайналабида:

Тувду чолпан, танг билинди,
Болду уянма заман,
Шавла алды дуьньяны юзуьн,
Юхлаганыбыз таман.
Гёзюнг ач! Дёрт якъгъа къара,
Гетди кериван эртерек,
Биз гечигип къалгъанбыз,
Энни уянма герек!
Звезда родилась, заря занялась,
Пришла просыпаться пора,
Свет открыл лицо мира,
Хватит нам спать.
Открой глаза. Осмотрись по сторонам.
Ушёл караван с утра.
Мы от него отстали,
Пришла просыпаться пора!

Когда автор написал это яркое по образам и сочное по звучанию стихотворение, он был моложе меня!

Пожалуй, нельзя придумать названия более подходящего для этой книги, проливающей свет на все противоречия революционной борьбы того времени. Не будет преувеличением сказать, что именно Кумыкская равнина испытала большую часть лишений, ощутила всю тяжесть гражданской войны, выпавшей на долю дагестанцев. Ведь политическая жизнь, как и за много лет до этого, так и сейчас всегда протекала на равнине. Здесь и большевики с одной стороны, разоряющие набеги деникинцев на дагестанские аулы – с другой, сторонники Горской республики – с третьей и Нажмудин Гоцинский, обещавший «истребить всех, кто пишет слева направо» – с четвертой. Примечательно и в то же время не удивительно, что Галип и все его братья оказываются в этом хаосе по разные стороны баррикад. Гражданская война окончена, к власти в России приходят коммунисты, Горское правительство пало, а наш герой Галип – в изгнании.

Вместе с автором, мы становимся свидетелями затухания северокавказских эмигрантских организаций в Европе. В конце концов, они перестают иметь какую-либо реальную силу, идут в услужение, чего сам Галип не приемлет ни в какой форме.

К сожалению, гражданская война и последующее изгнание не дали раскрыться людям вроде Галипа во всей широте и глубине их природного таланта и душевной чистоты. Их честь и опыт оказались не удел. Нет никаких сомнений – останься он в отчем краю при советах – не миновала бы его трагическая судьба Абусуфьяна Акаева, Темир-Булата Бейбулатова и Джелала Коркмасова и других славных сынов нашего отечества.

Увы, у нас трагическая история...

Размещено: 27.05.2013 | Просмотров: 2095 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.