Кумыкский мир

Культура, история, современность

К истории мехтулинских ханов

Под фамилиями Мехтулинских ханов с XIX века известны потомки Дженгутейских владетельных ханов, «происходивших из дома Тарковских шамхалов» [1].

Родоначальником рода, как указано в родословной, составленной в 1867 г., был Кара-Мехти, происходивший из рода шаухалов [2], и живший «примерно лет 200 назад» [3], т.е. примерно в конце XVI – в первой половине в XVII в. К этому же периоду относится образование различных бейликов в составе Кумыкского Тарковского государства (шамхалата), возглавляемых членами Тарковского княжеского клана, носившими помпезный титул «султан»», в т. ч. и Дженгутейского бийлика «позднее ставшего независимым государством под названием Мехтулинского ханства», где, как правильно считается, укрепилась линия родственных шаухалу владельцев [4].

Принято считать, что данная родовая фамилия образована от имени указанного выше родоначальника. Русский вариант фамилии «Мехтулинские», по всей вероятности, было скалькировано от кумыкского «Мехти улу» в значении «потомство Мехти», «фамилия Мехти» или «Мехтиевы», а также искаженного в русской передаче название Дженгутейского владения (ханства) – «Мехтулла» – что в переводе также означает «Мехтиевское» [5]. Однако отметим, что термин «мехтулинский» впервые в русских источниках упоминается в эпоху генерала Ермолова. Еще в 1802 г. А. И. Ахвердов не употреблял термина «Мехтулинский», а употреблял «Ахмат-хан Аджи Жумутейский» «владелец жумутейский», «жумутейское владение» [6].

Генеалогические истоки рода Мехтулинских ханов

Все имеющиеся источники, в том числе и восходящие к преданиям XIX в. самих представителей данного рода, родоначальником Мехтулинских называют Кара-Мехти. Следует признать, что первая попытка более или менее полной и всесторонней родовой, генеалогической идентификации Кара-Мехти была предпринята современными исследователями Т.М. Айтберовым и А.С. Шмелевым [7]. Однако в главном, в установлении узко-этнической принадлежности Кара-Мехти и в целом Мехтулинских ханов они не избежали ошибки. Так, Т. Айтберов, а еще ранее Х-М. Хашаев, считали, что мехтулинские ханы являлись «выходцами из Аварии из фамилии аварских ханов». Однако вся уязвимость и искусственность данной версии была показана историком М-С.К. Умахановым в его монографическом исследовании «Взаимоотношения феодальных владений и освободительная борьба народов Дагестана в XVII веке» [8]. Анализ сведений достоверных источников, в частности, документов русско-кумыкских отношений XVI-XVII вв., позволяет нам установить происхождение и исконную родовую принадлежность родоначальника Мехтулинских ханов.

Сведения дербентца Уллаги, сообщенные им в 1598 г. терским воеводам, свидетельствуют, что в Дженгутее «сидит (т.е. княжит. – К. А.) с сотней конных воинов «Крым-Шевкалов племянник Суркай»; в соседнем Доргели – «Крым-Шевкалов сын Мехдей»; в Кака-Шуре – князь Султан, племянник шаухала., а «в Аркуша (Акуша? – К. А.) «шевкалов уздень Казый, в Охли – (не названный по имени) зять шамхала» [Там же. С. 293]. [9].

Из этих сведений мы можем сделать три принципиальных вывода, важных для нашей темы: 1) в пределах середины - второй половины XVI в на территории будущей Мехтулы (Дженгутейского владения) были расселены члены шаухалъского рода; 2) будущая Мехтула в конце XVI в. полностью входила в сферу властвования крым-шаухальской (буйнакской) ветви шаухалов Тарковских; 3) в источниках впервые фигурирует реальное историческое лицо – «князь Махти, сын крым-шаухала», резиденция которого находилась в одном из древних кумыкских населенных пунктов Доргели. Для установления фамильной принадлежности последнего для нас зацепкой может служить указание, что был сыном крым-шаухала.

Из источников известно, что в 1580-х гг. крым-шаухалом считался не сын шаухала, а его двоюродной брат Али-Солтан1 (в русских источниках упоминается в искаженной, очевидно, форме «Елим-Солтан») [10]. Заметим также, что «августейшее послание (name-i humayun), направленное Чопан-шаухалу Тарковскому 21 шевваля 995 / 25 сентября 1587 г., касающееся войны против кызылбашей (сефевидов. – К.А.) и призывающее всех князей Дагестана принять участие в этой компании называет среди них и «Али-бея», правителя («хакима») Авара, который удостоился в отличие от шаухала лишь приказа (hüküm) турецкого султана (см. Mühimme Defteri. Hüküm № 62). Шаухалом Али (или Али-Султан), по-видимому, так и не стал, т.к. в конце XVI в. шаухалом был Сурхай [11], сын Чопан-шаухала [12]. Одновременно в турецких дипломатических документах в 1581-1584 гг. упоминается буйнакский владетель Мехмет («Boynak Begi Mehmet Beg») [13], из чего с высокой степенью вероятности следует заключить, что крым-шаухалом уже при Сурхай-шаухале был именно этот Магомед («Мехмет»), И, видимо, именно его, брата своего отца, имел в виду в 1629 г. Эльдар шаухал Тарковский (сын Сурхая), когда шертовал царю за «дядю своего Махтея-мурзу2 и за ево Махтеевых детей и за узденей» [14]. Одним словом, у нас есть все основания «Махтея-мурзу» отождествить с «Кара-Махти» кумыкских преданий и считать его сыном упомянутого в османских источниках буйнакского бека Мехмета (в источнике: «Boynak Begi Mehmet Beg»).

В первой четверти XVII в. этот Кара-Мехти, будучи правителем в Доргелях, очевидно, успел распространить свое влияние и власть на сопредельные кумыкам земли в Нагорном Дагестане, населенные аварцами и даргинцами. Событие это, очевидно, произошло не ранее конца XVI – начала XVII в. Согласно документа «Подати, собираемые Шамхалом с Дагестана» (относится к концу XVI – началу XVII вв.) видно, что шаухалы и крым-шаухалы уже в этот период начали распространять свое влияние и власть на Нагорный Дагестан и в частности на Казикумух (Арчуб, Инжугатль, Какуб, Русур), Хунзах, Карах, Богулал, Джамалал, Анди, Акуша, Томели (так называли лакцев аварцы), Цунта, Мичкич и др. [15]. Ибо в 1614 г. он уже фигурирует в качестве «уварского Махтей-князя» и, как член Дома шаухалов Тарковских, участвует на съезде «кумыцких князей и лучших людей» в Тарках.

Он же, очевидно, уже в этот период носивший титул «жигутейского владельца» и под именем Махди Дженгутейского, фигурирует в 1629 г. в письме Эльдар-шаухала Тарковского с аварским нуцалом [16]. Последнего Кара-Мехти, по всей вероятности, всерьез беспокоил своим авторитетом среди горского населения, в том числе среди аварского, и претензиями, на что, кстати, аварский нуцал и жалуется в письме Эльдар-шаухалу Тарковскому. Кара-Мехти («Кара-Мехтий») в родословной Мехтулинских ханов, составленной в 1867 г., дается следующая характеристика: «Живя в соседстве (Дженгутее – К.А.), Кара-Мехти вскоре сделался известным этому населению (имеется ввиду Нагорный Дагестан – К.А.) как человек, который способен удерживать принятое им под свое покровительство население от внутренних неурядиц и ограждать их от набегов соседей» [17].

Событие это, очевидно, произошло не ранее конца XVI – начала XVII вв. Согласно «Перечня доходов шамхалов» (относится к концу XVI – началу XVII вв.) видно, что шаухалы и крым-шаухалы уже в этот период начали распространять свое влияние и власть на Нагорный Дагестан и в частности на Хунзах, Карах, Джамалал, Анди, Акуша, Томели (лакцы), Цунта, Мичкис и др. [18].

По преданиям дженгутейских кумыков, Кара-Мехти был приглашен на княжение «сперва аймакинцами, а потом оглинцами (т.е. аварцами. – К. А.), чтобы он принял их под свое покровительство. Примеру этих селений последовали вскоре и общества других одиннадцати селений, живших до этого вольными, самостоятельными общинами, и Кара-Мехти, приняв их в свое ведение, в непродолжительное время приобрел над всем отдавшимся народом власть правителя и военачальника» [19]. «К концу своей жизни, как правильно указывает М. М. Ковалев, Кара-Мехти не только сделался правителем и военачальником над целым округом, но и в состоянии был передать свою власть по наследству старшему в роде. С этого времени власть ханов Мехтулинских переходила без перерывов в порядке законного преемства вплоть до 1867 года, когда ей фактически положен был конец учреждением русского окружного управления» [20].

Все эти обязательства и права стали переходить по наследству в роде мехтулинских ханов. Их власти подчинялись следующие сельские общества: 1) Большой Дженгутей (резиденция ханов), 2) Малый Дженгутей, 3) Дуранги, 4) Апши, 5) Ахкент, 6) Оглы, 7) Кулецма, 8) Аймаки, 9) Чоглы, 10) Дургели, 11) Кака-Шура, 12) Параул, 13) Урма.

В Мехтулинское ханство входила и «деревня Хергевиль» (совр. Гергебиль), впоследствии отколовшаяся от него и присоединившаяся к Койсубулинскому обществу [21].

X. М. Хашаев отмечал, что в состав Мехтулинского ханства, помимо указанных сел, входили также селения Наскент, Леваши и др. [22]

В «Описании Мехтулинского ханства», составленном в 1830 г., также указывается, что оно граничило «к северу и западу с владениями генерал-лейтенанта шамхала Тарковского, к востоку с Акушею и койсубулинцами, к югу Аймакским ущельем и землями шамхала» [23].

Из выше приведенного перечня подвластных мехтулинскому хану населенных пунктов очевидно, что «князь Махти, сын крым-шаухала», живя еще 1598 г. в сел. Доргели, распространил впоследствии свое влияние и власть на даргинские и, в основном, аваронаселеннные села (Урма, Кулецма, Дуранги, Охли, Чоглы) Нагорного Дагестана. По этой причине с этого времени он, очевидно, и стал прозываться в русских документах «уварским князем», хотя под его властью в Мехтулинском ханстве, как известно, проживали «частью кумыки и лезгины (аварцы. – К.А.) [24].

Все вышеизложенные сведения и факты опровергают версии, связывающие родословную Кара-Мехти с аварскими ханами. При этом следует учесть и сведения, которые приведены Али Каевым о том, что «...в старые времена плоскостные шамхалы и горские ханы были потомками татарских (кумыкских – К. А.) шамхалов». Не отрицали этого и некоторые современные исследователи. «От шаухалов Тарковских происходят многие горские беки: аргуанийские, андийские, гонодинские и др.» – приходил к выводу, анализируя местные источники, историк X. Хашаев [25]. С другой стороны, не секрет, что правящие дома шаухалов Тарковских, кумыкских и кабардинских князей, уцмиев Кайтагских, ханов Дербентских, Карабахских, Кубинских, Мехтулинских, Аварских, а также сефевидских шахов, Астраханских и Крымских ханов, грузинских царей в течение веков не раз роднились, создавая на Кавказе правящие семьи и кланы. А что касается ханов Мехтулинских, то их представители несколько раз управляли Аварией [26]. Упрочение связей между Мехтулой и аварским ханским домом в XVII-XIX вв. подтверждается достоверными источниками [27]. Но никаких достаточных оснований связывать само происхождение (истоки) Мехтулинских ханов с Аварским ханским домом в источниках не имеется.

Таким образом, мы можем заключить, что именно этот «князь Мехти, сын крым-шаухала» в первой половине XVII в. явился инициатором дальнейшего и окончательного оформления этой территории с центром в Б. Дженгутее и с включением в него подвластных крым-щаухалам нас. пунктов (Малый Дженгутей, Доргели, Параул, Кака-Шура) в отдельное удельное Дженгутеевское княжество (в народе Мехтули – Мехтулинское) в первой половине XVII в., присоединения к нему несколько позже аваро- и даргинонаселенных территорий, относящихся ныне Левашинскому и Гергебильскому районам РД – всего 13 сел, расположенных в бассейне реки Манас [28]. Кара-Мехти, по всей вероятности правил в Дженгутее до своей смерти, ибо русские источники уже в 1659 г. упоминают нового уже «жигутейского владельца крым-шевкала Махтеева сына Ахматхана мурза» [29].

Поколенная родословная роспись Мехтулинских

Источниковую базу приведённых в данной росписи сведений составляют, в основном, документы, хранящиеся в Государственном архиве Республики Дагестан, а также и прежде всего сведения, почерпнутые из «Записки Временной Комиссии, учрежденной для разбора сословных и поземельных прав туземцев Северного Дагестана» и составленной по материалам, подданным представителями данного рода в указанную комиссию в 1867 году [30]. Естественно, и данные камеральных описаний, «посемейных списков», личных семейных архивов. Отметим, однако, «Записка» и приложенная к ней «Родословная ханского Мехтулинского дома» не содержат всей полноты информации.3 В ней обозначены всего десять потомков Кара-Мехти, причем начиная с Умы, чьим сыновьями указаны Ахмед-Хан-Аджи-Хан (ум. в 1797 г.) и Али- Султан-бек. Она не указывает также «кто именно первый наследовал Мехти и сколько поколений прошло до того, пока достоинство досталось Ахмед-Хану-Аджи» сыну Умы [31], время жизни которого приходится на конец XVIII в. Поэтому нам пришлось заняться реконструкцией родословной Мехтулинских, по крупицам собирая генеалогические сведения из самого широкого круга источников.

В представленной ниже родословной счёт поколений ведётся от общего предка рода Мехтулинских Кара-Мехти (Махти, Мегди) Дженгутейского.

1. Кара-Мехти (конец XVI – не ранее 1659 г.), основатель рода Мехтулинских ханов. Кто был отцом Кара-Мехти, мы в точности не знаем. Но, согласно сообщений русских источников, можем с высокой степенью вероятности догадываться. Так, например, Эльдар шаухал Тарковский, как известно, в 1629 г. шертовал царю за «дядю своего Махтея-мурзу...» [32]. Следовательно, этот «Махтей-мурза», приходящийся ему дядей, мог быть сыном одного из братьев Сурхай-шаухала, т.е. отца Эльдара. То есть, по сути, тоже сыном шаухала Чопана. Во-вторых, источники конца XVI века называют князя Мехти, «сыном крым-шевкала». В этот период «крым-шевкалами» в Бойнаке, по русским и турецким источникам в 1580-1585 гг. фигурирует поочередно два кумыкских княжича (см. выше) – Али-Солтан (1580-е г.) и несколько позже Магомед-бек (в турецких ист. «Mehmet-Beg»). Возможно, последний и был отцом Махтея, названного в упомянутом источнике дядей Эльдара-шаухала Тарковского.

Из источников ясно, что Кара-Мехти имел многочисленное потомство («Махтеевых детей»). Однако по источникам удается пока установить имена двух из его сыновей – Ахмат Хана и Аманулла-Бека (Аманалы-мурза), Известна и дочь (имя не установлено) Кара-Мехти, которая находилась в браке за племянником Эльдар-шаухала Тарковского – Чопаном, сыном Герея [33].

(Здесь и далее первая цифра показывает номер данного лица в поколенной родовой росписи, а вторая – соответственно номер его отца.)

2/1. Ахмат Хан (Агметхан Мегдиев) впервые упоминается в источниках под 1637 годом. Между 1638-1640-м гг. «махдиевский владелец Ахматкан» вместе эндиреевскими владельцами, своими сородичами, участвует в набегах на казачьи укрепления по Тереку [34]. Последний раз Ахмат-Хан Мехти улу («кумыцкий жигутейский владелец крым-шевкала Махтеева сын Ахматхан-Мурза») упоминается в 1659 г., из чего можем заключить, что его отец Мехти, какое-то время был и крым-шаухалом, т.е. вице-шаухалом. Ахмат-Хан имел довольно многочисленное потомство. Среди его сыновей первым можно назвать Завзана, упоминаемого под 1659 г (он находился в аманатах в г. Терки в 1676-1678 гг., затем в 1680-1686 гг. с узденями своими состоял на «государевом жаловании». Умер, приблизительно, в 1690/91 гг. от чумы «на Терке» [35].

Два других сына Мехти и Мирза-бек упоминаются также под 1659 г. как лица, получающие «государево жалованье». Известны и сыновья Султан-Ахмат и Мухаммат (можно предположить, что он был назван по имени прадеда Магомед-бека).

3/1. Аманалы-мурза (усеч. варианты: Амай, Ама, Ума, Умай).

4/1. Али-хан, будучи отданным, еще мальчиком в аманаты турецкому султану, «сумел заслужить расположение султана, при поддержке которого вернулся в Дагестан, получил отцовское наследие». По смерти его оставался сын Шахназар [36].

4/1. Дочь Кара-Мехти (имя не установлено). Находилась в браке за племянником Эльдар-шаухала Тарковского – Чопаном, сыном Герея [37].

5/2. Мехти II Ахмат-Хан Улу. По преданиям, записанным в 40-е годы XX в., он какое-то время являлся правителем в лакском селении Табахлу [38]. По всей вероятности, он имел сына Алибека («владельца Албека Магдиева»), в 1730-е гг. владевшего Дженгутеем [39].

6/2. Пир-Мухаммат Ахмат-Хан Улу. Мухаммат, удельным своим владением имел селение Параул. Потомки Пир-Магомеда в истории известны под термином «Пирмаметовы дети». В реестре горских владельцев, составленном в 1732 г, упомянуты уже его сыновья Мехти, Султан, Махмуд. Они все проживали в сел. «Поремейт» (Пирмамет, Параул?) [40]. В 1762 г. из их потомков фигурирует владелец «Париавельской деревни» «Пари Мамет» [41]. Его имя упоминается и на одной из старинных надмогильных стел на параульском кладбище [42].

7/6. Мехти III («Пирмаметов сын»). В документах под 1732 годом о нем («Мегди Пермаметовом сыне») говорится как о владетеле с. Доргели [43]. О нем известно, что он был предводителем народного ополчения, выступившего в 1723 г. против «войск его императорского величества» [44]. По сведениям местных жителей, на параульском кладбище имеется старинная надмогильная стела с надписью на арабском: «Мухаммат Пари бину Магьти. 1100 г.х. (1680 г.) [45]. Этот Мехти имел, видимо, трех сыновей: Ума-хана, Айдемира [46] и Али-Султана4.

8/7. Ума (хан) (сведения не прослеживаются). По «Родословной ханского Мехтулинского дома» в потомстве у него было два сына – Ахмат-хан и Али-Султан [47].

9/8. Ахмат-хан II сын Ума (хана). Ахмат-хан подписывался валий вилайат Джунгутей, т.е. «правитель Дженгутейского владения». В русских источниках известен как Ахмад-хан Дженгутейский в 30-40-е гг. XVIII века. Считается, что он правил в Мехтуле с 1735 г. Это один из наиболее известных дженгутейских князей. В 1741 году он руководил военными действиями союзных дагестанских войск в Ая-Каке против персидской армии Надир-шаха [48]. После Андалальской битвы Ахмат-хан был вызван в Каре и оттуда в Стамбул, где был принят и обласкан Султаном Махмудом I (1730-1754). Ему же было присвоено звание «мир-и мирана» (беглербега), т.е. генерала. Тогда же османским двором было принято решение о восстановлении шаухальского титула, упраздненного после ссылки шаухала Адиль-Герея Тарковского и учинении в этом достоинстве, т.е. шаухалом Ахмат-хана [49]. Это еще одно свидетельство принадлежности его к роду правивших в Дагестане шаухалов. К 1796 г. он, видимо, успел совершить паломничество в Мекку, ибо уже фигурирует под этим именем Хаджи Ахмата-хана (или Ахмат-хан-Аджи) уже в 1796 г. [50].

Местом его пребывания в это время был Верхний Дженгутей. «Родословная...» как год его смерти указывает 1797 г., а по другим сведениям, он умер в 1802/04 г. Был женат на дочери уцмия Кайтагского. По сведениям источников в потомках у Амед-хана значится один единственный сын – Мехти-бек, хотя в «Записке» и назван он «бездетным» [51].

10/9. Мехти-бек, сын Ахмат-хана Дженгутейского. Именно этого князя имел ввиду А.-К. Бакиханов, перечисляя по именам всех дагестанских правителей конца 40-х гг. XVIII в., и называя «Мехти-бека, сына Ахмед-хан бека Дженгутейского «потомком монголов, владевшим Мехтулинским владением» [52].

11/7. Али-Султан Дженгутейский. Впервые упоминается в качестве правителя Дженгутейского владения под 1773 г. [53]. По сведениям источников «Али-Солтан, владелец дженгутеевских кумыков в Дагестане», в последней четверти XVIII в. был на всем Кавказе весьма могущественным правителем, его дружбы и союзничества домогались и азербайджанские ханы, и грузинские и московские цари, и даже турецкие султаны [54]. Так, когда осенью 1784 г. грузинский царь Ираклий вознамерился покорить Гянджу вместе с русскими, то «ганжийцы, – как это писал историк П. Г. Бутков, – сие предусмотрели. Али-Солтан, владелец дженгутеевских кумыков в Дагестане, был неприятель царю Ираклию, что сей отказал ему в жалованье, какое давал племяннику его Омар-хану Аварскому. Он склонился на призыв ганжийцев и прибыл к ним с дагистанцами».

Он был женат на сестре Мухаммат-нуцала Аварского5 – Кистаман [55]. Но следует учесть, что Кистаман звали не сестру, а дочь [56]. От нее он имел дочь, вышедшую замуж за Мехти-шаухала Тарковского, и сыновей: Султан-Ахмеда (будущего правителя Аварии) и Хасан-хана, который стал править в Мехтула после смерти Али-Султана в 1809 г. У Али-Султана были и другие сыновья: Мухаммад (ум. в 1830 г.), Ума (ум. в 1797 или в 1800 г.) и Хусейин-хан (ум. в. 1799 г.). Сам Али-Султан скончался в 1807 г.

12/7. Гасан-хан Мехтулинский.6 Гасан-хан вступил на престол в Дженгутее в 1809 г. по смерти отца Али-Султана и ханствовал до 1818 г., В 1818 году Гасан-хан поднял антишаухальское, антиколониальное восстание, подавленное огнем и мечом войсками ген. Ермолова. «Был женат на сестре уцмия Кайтагского Алихана – Бала-бике [57]. Умер Гасан-хан в 1818/1819 г. В потомстве имел двух сыновей – Ахмет-хана и Али-Султан-бека.

13/7. Султан-Ахмат Али-Султан Параульский (он же хан Аварский). Султан-Ахмат до 1800 г. был беком сел. Параул [58]. В 1800 г. со смертью аварского владетеля Омар-хана и пресечением мужской линии тамошних владетелей Султан-Ахмат, будучи женатым на дочери Омар-хана Паху-бике был призван аварцами на ханство в Хунзахе [59]. И с того времени он носил титул «Хана Аварского». К этому следует добавить, что после смерти Омар-хана остались две жены: первая – Кистаман (мать Паху-бике) и вторая – Гихили-бике, которая, по принятии Султан-Ахмадом Аварии, также сочеталась с ним браком. В 1803 г. он принял присягу на подданство России; в 1807 г. ему пожалован был чин генерал-майора.7 Султан-Ахмед Хан имел от Паху-бике сыновей: Абу-Султана-нуцала (в документах значится Нуцал-ханом), Умма-хана и Болача, и дочь Солтанат-бике, которая стала супругой Абу-Муслима (в будущем шаухал Тарковский). Султан-Ахмед умер в 1826 г. Старший сын его Нуцал-хан в 1831 году по ходатайству матери Паху-бике стал владетелем Аварии, получил всемилостивейшую грамоту, на утверждение его ханом Аварским. Однако восставшие горцы во главе с Гамзат-беком, в 1834 году умертвили Нуцал-хана и двух его братьев. После Нуцал-хана осталась беременною жена его Хайбат (дочь Мехти-Шамхала-Тарковского), от которой родился сын, названный по имени деда своего Султан-Ахмедом и предназначенный правительством наследником аварского дома. Султан-Ахмед-хан, малолетний наследник Аварского ханства, умер 1843 году в пажеском корпусе в Петербурге [60]. У Нуцал-хана был сын Мирза-бек от простой узденки. Он умер от раны, полученной в деле против горцев в 1854 году в чине капитана, оставив после себя одного сына Сурхая, жившего с матерью в Н. Дженгутае [61]. В потомстве у Сурхая был, по некоторым сведениям, сын Фатали. Последним представителем этой ветви Мехтулинских (Солтан-Ахмат-хана Мехутлинского, хана Аварского), скорее всего, был поручик Бек Шанаваз Патали оглы Мехтулинский (род. в 1882 г.), мл. офицер в 30-й сотне (1905. Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость»), старший в чине с 10.08.1906 г. [62]. Кн. Мехтулинский Шах-Наваз Патали оглы был расстрелян архангельским ЧК 15 апреля 1921 г. в Архангельском концлагере вместе с сотнями и тысячами офицеров Врангелевской армии [63].

14/12. Ахмед-хан III Хасан улу Мехтулинский. Правил в 1824-1843 гг., генерал-майор. Начинал свою службу ротмистром в лейб-гвардии Гусарском полку в Петербурге (1831). В 1836 г. ему было передано достоинство хана Аварии. Ахмед-хан был женат на дочери Мехти-шаухала Тарковского – знаменитой Нух-бике. От нее он имел трех сыновей: Гасан-хана, Ибрагим-хана и Рашид-хана. Ахмед-хан Мехтулинский умер в 1843 г.

15/12. Али-Султан Гасан-хан улу Мехтулинский (1812- 1871). Али-Султан, сын Гасан-хана, в 1818 г. был вывезен в Петербург «для укрепления союза Дагестана и России». Воспитывался в пажеском корпусе, впоследствии окончил Гвардейскую школу прапорщиков и юнкеров. Находился в России с 1818 года по 1834 год, т.е. 16 лет. Али-Султан служил в одном полку с М.Ю. Лермонтовым до 1834 г. После был откомандирован на Кавказ, где принимал участие в боевых операциях до 1838 г. В «Записке» сказано, что он вернулся в Дагестан в 1834 г. и получил от своего старшего брата Ахмед-хана в виде удела сел. Кака-Шура. В 1847 г. был подвергнут административной ссылке в России, и находился там до 1857 г. [64]. Али-Султан был женат первым браком на дочери Арсланбека – Пахай-бийке из Дженгутея. Имел сыновей Султана (1846 г. р.) и Магомед-хана (1859 г.р.), дочерей Бикеджи (1843 г. р.) и Захидат (1853 г. р.). Кроме того, Али-Султан имел детей (чанков) от жен не бекского происхождения, живших в сел. Кака-Шура, Карабудахкент и Кяхулай-Торкали [65]. От дочери какашуринского чанки Гайдар-бека – Тотукум, он имел детей: сына Гусейн-бека (род. в 1865 г.) и дочерей: Гилен-ханум (1864 г.р.) и Райганат (1866 г.р.) [66], от простой узденки Канитат – сыновей Солтана (1846 г.р.), Яхью (1851 г.р.) и дочь (имя неизвестно), которая впоследствии была замужем за Ильяс-Хаджи Баммат оглы (1852 г.р.), старшиной8 с. Кака-Шура [67]. От них идет род Алчагыровых в Кака-Шуре. Солтан впоследствии жил в Кахулай-Торкали Таркинского участка, в потомстве имел двух сыновей: Али (1881-1907) и Джабраила (1884 -...), двух дочерей – Канитат и Майминат [68]. Многочисленные потомки Солтана, проживающие ныне в Махачкале, носят фамилии Алиев (от имени Али сына Султана) и Султанов (от имени предка Султана). Род Яхьи Хаджи в потомстве пресекся. Ибо в середине-конце 20-х годов в Кака-Шуре бездетным скончался его единственный сын Насрутдин [69], который завещал все свое имущество и хозяйство Солтанычам, жившим в Кахулай-Торкали.

16/14. Гасан-хан Мехтулинский. Как показывают архивные материалы, учился вместе с Шахвали Тарковским в Школе гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров в Санкт-Петербурге и был однокашником М. Ю. Лермонтова и будущего фельдмаршала А. Барятинского. В 1833 г. Гасан-хан был выпущен корнетом в Лейб-Гвардии гусарский полк и служил в Царском селе под Петербургом, а затем был переведен в Армейский уланский полк. Умер в 1839 г., похоронен в г. Ржев [70].

17/14. Ибрагим-хан Ахмед-хан улу Мехтулинский. Ибрагим-хан (правл. 1855-1859 гг.), флигель-адъютант Его Величества, полковник Лейб-Гвардии казачьего полка, сын Ахмед-хана и Нух-Бике, в 1859 г. был назначен ханом Аварии. В 1862 г., как указывает П.Г. Пржецлавский, Ибрагим-хан, «телом и душою преданный правительству и более похожий на русского, чем на мусульманина, был отстранен от должности аварского хана, после больших, доставшихся на его долю, неприятностей». Он был отправлен на службу в Ставрополь. Ибрагим-хан был женат на Райганат-бике (ум. в 1900-01г.), дочери Абу-Муслим-хана Шаухала Тарковского Гихили, дочери эрпелинского бека Будая9. Умер не позднее 1881 г. Имел сына Саладин-хана от Райганат-бике [71].

18/14. Рашид-хан Ахмед-хан улу Мехтулинский (ум. в 1876 г.) Рашид-хан (правл. 1859-1867 гг.), поручик Лейб-Гвардии Гродненского Гусарского полка, дослужился до звания полковника, младший брат Ибрагим-хана, управлял Мехтулинским ханством до его упразднения в 1867 г. [72]. Был женат на дочери своего дяди полковника Али-Султана – Захидат-бике10 и вторым браком (1859 г.) – на Шамай-бике Казикумухской (дочери Нуцал-хана) [73].

19/17. Саладин-хан Мехтулинский. Саладин-хан был сыном полковника Ибрагим-хана и Райганат-бике Тарковской. Родился в 1861 г. Послужной список: вступил в службу в Дагестанский конный полк в 1878 г.; за отличие в делах против текинцев в Закаспии в 1879 г. получил знак отличия военного ордена 4 ст.; за отличие по службе в 1882 г. получил звание юнкера милиции, в 1889 г. зачислен в штаб-офицеры [74]. Саладин-хан умер в 1907 г., похоронен в Кафыр-кумукском кладбище рядом с могилой матери Райганат-бике Тарковской [75].

20/15. Магомед-хан Мехулинский. Магомед-хан, сын Али-Султана, ставший родоначальником кака-шуринских беков, в 1880 гг. служил в 81-м Апшеронском полку, затем в Дагестанской постоянной милиции. В 1916 г. в чине мл. урядника был участником Первой мировой войны, награжден Георгиевским крестом 4 ст. (№ 968435), в 1919 г. корнет Дагестанского конного полка, оставаясь верным присяге и офицерской чести, погиб в боях под Царицыным. Магомед-хан имел сына Али-Султана [76].

21/20. Али-Султан Магомед-хан улу. Был последним кака-шуринским беком. Рано осиротев, он воспитывался в Уллу-Бойнаке в семье Укаила Тарковского, женатого на Захидат дочери полковника Али-Султана. В 1910-е гг. Али-Султан состоял в благотворительном «Обществе просвещения туземцев-мусульман Дагестанской области» и занимался меценатством. В 1916 г. он получил от правительства медаль «За усердие». В этом же году он, продав родовое имение в Кака-Шуре переехал в Нижний Дженгутай. После революции Али-Султан вместе с Тарковскими эмигрировал за границу (Иран, Турция, Польша). По некоторым сведениям, участвовал в деятельности северокавказской эмигрантской организации «Прометей», сотрудничал в газетах «Горцы Кавказа» («Kafkas Daglıları»), и «Отечество» («Ulkemiz»), выходивших в Варшаве на тюркском и русском языках [77]. Так, в № 43 газеты «Горцы Кавказа» (1933 г.) им был напечатан очерк «Кумыкская литература». Был женат на Ажам, сестре дженгутейского чанки, подполковника Арслан-Герея Мехтиева (Бек Мехти оглы) [78]. Он имел трех сыновей: Магомед-хана, Умахана и Бекмурзу [79].

22/20. Умахан Мехтулинский. Имел экономическое образование и был далек от политики, в 1920-30-е годы жил и работал в Грозном зам. управляющего Объединения «Грознефть». В 1939 г. был репрессирован, приговорен к 8 годам заключения. Отбывал наказание в Орловской области. Дальнейшая судьба его неизвестна. Полностью реабилитирован [80].

23/20. Бекмурза Мехтулинский, офицер и сподвижник военного правителя Дагестана Нух-Бека Тарковского, после победы советской власти в Дагестане вместе с ним эмигрировал в Иран, а затем в Турцию.

Примечания

1 В последующие эпохи в ономастиконе дженгутейских владельцев это имя встречается регулярно.

2 Мурза (кум., сокращенно от перс. эмирзаде – сын эмира, принц) – титул члена правящей династии, всегда ставился после личного имени через дефис и со строчной буквы. В то же время в XVII-XIX вв. титул как, впрочем, и др. в основном писался с заглавной буквы (Мехти-Хан, Абу-Муслим-Шавхал и т.п.).

3 Тем не менее, исследователи XIX в. генеалогию Мехтулинских ханов, как впрочем, и шаухалов Тарковских – с большей или меньшей достоверностью восходящую лишь до XVI столетия, считали наиболее несомненной (М.М. Ковалевский. Закон и обычай на Кавказе. С.49).

4 Мехтулинские владетели конца XVIII в. Али-султан и Хаджи Ахмат хан значатся то как сыновья Мехти-бека, то как сыновья Ахмат-хана, а то и Умы. При этом нам не следует забывать, что слово сын (улу) имело еще и значение «потомок». Так что таковое смещение вполне естественно. Прямым потомком Умы, иначе говоря, вышеупомянутого Аманалы был, очевидно, Ахмат-хан II.

5 Ошибочно считается, что он был женат на Патимат, родственнице Хасай-мусы Аксайского (Г. Геничутлинский). По сведениям И. Гильденштедта (побывал в Дагестане в 1770-1773 гг.), доствоверность которых более убедительна, он был женат на дочери Солтанбека, сына Уцуму (Уцуму хана), т.е. Уцмиева. Это означает, что супруга Магомет-нуцала фактически была двоюродной племянницей ген. Мусы Хасаева (См.: «Родословное Древо кумыкских князей (1860)» // ЦГАРД. Ф.105. Оп.5. Д.7. Л. 1-3).

6 По всей вероятности, он является одним из первых дженгутейских владетелей названных титульной фамилией «Мехтулинский».

7 Султан-Ахмат – колоритнейшая личность, фигурировавшая на арене русско-кавказской войны в 20-е годы XIX в. и ставшая героем кавказской повести А. Б. Бестужева-Марлинского «Аммалат-Бек».

8 Старшины, ведавшие делами какой-либо сельской общины, избирались народом и утверждались шамхалом. (Н. Окольничий).

9 По некоторым сведениям, полностью обрусевшие потомки Ибрагим-хана проживают в г. Гривна Московской области (См.: Магомеддадаев А. Эмиграция дагестанцев в Османскую империю. Кн. Вторая. Махачкала, 2001, с.48).

10 Впоследствии, видимо, вторым браком вышла замуж за Укаил-бека Тарковского из Б. Бойнака, умерла в 1905 г., похоронена в. Бойнаке (ныне Уллубийаул Карабудахкентского района). Приходится прабабушкой экс-премьера Дагестана А.М. Мирзабекова (1938-2008).

Библиография

1. Ковалевский П.И. Восстание Чечни и Дагестана в 1877-1878 гг. Зелим-хан (Зикризм). СПб., 1912.

2. Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе». М. 1890, Т.1, С.224-225; Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Вторая пол.16-30-е гг.17 века. М. 1963. С.44; Алиев К. Шаухалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. Махачкала, 2008. С.84-85.

3. Мехтулинские ханы // Сборник сведений о кавказских горцах (ССКГ). Вып. 11, Тифлис, 1869. С. 1.

4. Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Вторая пол. 16-30-е гг.17 века. М. 1963. С.44; см. также Алиев К. М. Шаухалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. Махачкала.2008. С.84-85; Lemersier-Quelquejay Ch. La structure social, poltique et religieuse du Caucase du Nord au XVI siècle // CMRS. Т. 25. №2-3. Р. 125-148.

5. Мехтулинские ханы. С.1.

6. История, география и этнография Дагестана (ИГЭД). Архивные материалы. М. 1958. С. 232; Русско-дагестанские отношения (РДО) в XVIII – начале XIX вв. Сб. док. М., 1988. С. 166-177.

7. Айтберов Т. Древний Хунзах и хунзахцы. Махачкала, 1990. С.110-111.

8. Умаханов М.-С. Взаимоотношения феодальных владений и освободительная борьба народов Дагестана в XVII веке. Махачкала, 1973. С.22-25.

9. Там же. С. 293.

10. Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. Вып.1. 1578-1613 г. – Чтения ОИДР. 1888. Кн.III.б и отд.: М., 1889. С.213.

11. Кушева Е.Н. Указ. соч. С.46.

12. Алиев К. Шаухалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. Махачкала, 2008. С.59.

13. Kırzıoglu Fahrettin. Osmanlılar’ın Kafkas-Elleri’nin Fethi. Ankara.1993. 8.312.

14. Материалы по истории русско-дагестанских отношений XVII в. извлеченные из ЦГАДА Кушевой Е.Н. С.669.

15. Бакиханов А.-К. Гюлистан-и Ирам. Баку,1991. С.67-68; Шамхалы Тарковские // ССКГ. Вып.4. 1866. С.54-55; Гаджиев В.Г. «Перечень доходов шамхалов». Опыт источниковедческого анализа // Источниковедение истории досоветского Дагестана. М., 1987. С. 25-37.

16.Айтберов Т.М. Указ.соч. С.110-111.

17.Мехтулинские ханы // ССКГ. Вып. 11. С. 2.

18. Там же.

19. Там же.

20. Ковалевский М. Закон и обычай на Кавказе (по изданию 1898 г.). Т. 1-2. Майкоп, 2006. С. 201-202.

21. ИГЭД. С.297.

22. Хашаев Х.М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. М„ 1964. С.217.

23. ИГЭД. С. 293.

24. Там же. С. 294

25. Каяев А. Шамхалы // Советский Дагестан. 1990. № 3-4; Хашаев Х.М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. М., 1964. С.137-138.

26. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890-1907.

27. ИГЭД. С. 295.

28. Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890-1907.

29. РДО в XVIII в. С. 197; Умаханов. Указ.соч. С. 24.

30. Мехтулинские ханы // ССКГ. Вып.2. Тифлис. 1869. С. 1-17.

31. Там же. С.2.

32. См.: Материалы по истории русско-дагестанских отношений XVII в. извлеченные из ЦГАДА Кушевой Е.Н. С.669.

33. ЦГАДА. Ф.121. Оп.1.1659. Д.1. Л. 56.

34. ЦГАДА. Ф.121. Оп.1, 1659, Д.1.Л. 70.

35. РДО в XVIII в. С.200.

36. РФ ИИАЭ ДНЦРАН. Ф.1. Д.163.

37. см.: ЦГАДА. Ф.121. Оп.1.1659. Д.1. Л.56.

38. Лавров Л.И. Этнография Кавказа. Л., 1982. С.120.

39. См. ИГЭД. С. 122.

40. РДО в XVII в., С.288.

41. Там же. С. 102.

42. Атлыгишиев М., Гьажигишиев М. Параул // «Ёлдаш», 28 июнь 2002.

43. ИГЭД. С.121.

44. РДО в XVII в. С.288.

45. См.: Атлыгишиев М., Гьажигишиев М. Параул // «Ёлдаш», 28 июнь 2002.

46. См. Гайдарбеков М. Хронология истории Дагестана. Т. XI. С.169.

47. Мехтулинские ханы. С.17.

48. Тамай А. И. К вопросу о провале дагестанской компании шаха Надира: (1741-1743 гг.) // Ученые записки ИИЯЛ. Махачкала, 1958. Т. 5. С. 118-120.

49. Gekçe Cemal. Kafkasya ve Osmanlı impertorluğumum. Kafkasya siyaseti. İstambul: 1979. S.124.

50. ИГЭД. С.130.

51. Мехтулинские ханы. С.З.

52. Бакиханов А.-К. Гюлистан-и Ирам. Баку. 1991. С.156.

53. Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов XIII-XVIII вв. (ДИРЗЕА). Махачкала, 1992. С.220.

54. Бутков П. Г Материалы для новой истории Кавказа, с 1722 по 1803 год. Том.2. Ч. II. С. 159.

55. Хашаев Х.М. Указ. раб., С.216.

56. Хроника Хайдарбека Гиничутлинского «История хунзахских ханов».

57. См.: АКАК, Т. VI. II. С. 52.

58. Потто В. А. Кавказская война, Ставрополь, 1991. С.199.

59. ССКГ. Вып.2, С. 47.

60. Шамхалы Тарковские... С. 72-73.

61. ССКГ. С.72.-73; ЦГА РД. Ф. 126. Оп. 1. Д. 111. 1868 г. Л. 11.

62. ЦГА РД. Ф. 66. Оп.2. Д.4. Л.161909 г. Козубский Е.П. Даг. сборник. Т.-Х.-Ш. 1904. С.92.

63. Дойнов Ю. В. Памятная книжка. Красный террор в советской Арктике. 1920-1923. Архангельск. 2011.

64. Гралевский М. Кавказ. Воспоминания о 12-летней неволе. Львов, 1877; Казбекова З. «Дагестан в европейской литературе. М.-ла, 1994.

65. См.: ЦГА РД. Ф. 126. ОпЛ. Д.6.

66. См.: ЦГА РД. Ф. 126. ОпЛ. Д.6. Д.5.

67. ЦГА РД. Ф.21. Оп.5. Д. 35.

68. Там же.

69. ЦГФ РД.Ф.21. Оп.21. Д.З.

70. См.: ЦГА РД. Ф. 3. ОпЛ. Д.10. Л.37.

71. Пржецлавский П. Г. Дневник 1862-1865 См. «Русскую Старину» изд. 1877 г., том XX, стр. 253-276.); Шамиль в Калуге. Записки полковника П. Г. Пржецлавского // Русская старина, №11. 1877.

72. См.: ССКГ, Вып.2. С. 42.

73. ЦГА РД. Ф.126. Оп.З. Л.42.

74. Козубский Е.П. Дагестанский сборник. Т-Х-Шура, 1904, С.84.

75. «КНКО: Вести», 2000, Вып. 2-3. С.36.

76. См.: ЦГА РД. Ф.2. Оп.5. Д.81. Л.1.

77. Aydemir İzzet. Muhacerettiki Çerkes Aydınları. Ankara. 1991, 8.139, 140.

78. Алиев К.М. Кумыки в военной истории России. Махачкала. 2010. С. 103

79. Сведения из личного архива.

80. См.: Солтанбеков С.С. Тёбенжюнгютей ва тёбенжюнгютейлилер. Магьачкъала, 2002. С.349-351.


Опубликовано: Генеалогия народов Кавказа: история и современность. – Владикавказ, 2013. Вып. IV. – C.29-49.

Размещено: 08.06.2013 | Просмотров: 3827 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Tam.Atav. оставил комментарий 09.06.2013, 14:02
Comment
Статья очень интересная и полезная.Спасибо автору.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.