Кумыкский мир

Культура, история, современность

Инициатива таркинцев в свете исторических параллелей

Анатолий Коркмасов для "Радио Свобода"

фотоНа прошлой неделе в среду, 30 мая 2012 г., Анатолий Коркмасов ответил на вопросы корреспондента «Радио Свободы» (Прага).

Основной вопрос: отношение А. Коркмасова к происходящим в Дагестане событиям вокруг желания кумыкских поселков Тарки, Агачаул и Кяхулай организоваться в Таркинский (сельский) район. В связи с этим вопросом был затронут целый комплекс проблем, приведены исторические параллели и опыт других государств.

Живая реакция на развитие этих событий в Дагестане инициирована сотрудником «Радио Свободы» нашим земляком Муртузали Дугричиловым.

Ниже приводим запись этой беседы.

М. ДУГРИЧИЛОВ: Здравствуйте Анатолий Джелал-Эрастович! Своими исследованиями и публикациями последнего 10-летия вы вполне зарекомендовали себя в глазах общественности умением взглянуть на ситуацию беспристрастно и, опираясь на часто уникальные архивные материалы, подойти к освещению событий переворачивающее стереотипное сознание.

Наш звонок к Вам, в данном случае, связан с просьбой прояснить ситуацию и выразить свое отношение к происходящему в Дагестане?

А. КОРКМАСОВ: Приветствую Вас дорогой Муртуз. Спасибо за оценку моего скромного труда во благо нашего с вами отечества. Однако, о каких именно событиях идет речь?

М. ДУГРИЧИЛОВ: Вопрос касается инициатив жителей 3-х кумыкских селений (Тарки, Кяхулай, Агачаул) организоваться в район.

Инициатива же нашего обращения к вам связана и с предметной занятостью вопросами общественно-политической истории и обстоятельствами переселения горцев, осуществлявшегося в Республике руководимой Джелалом КОРКМАСОВЫМ.

А. КОРКМАСОВ: Да, но такая постановка вопроса, вызывает аргументацию по проблемам в двух плоскостях: исторической и современности. Она затрагивает функции управления и вопросы собственности. Какая тут взаимосвязь? Разное время, и проблемы вроде бы тоже разные.

С одной стороны - прошлое, связанное с обоснованием вопросов, вызванных переселение с гор, с другой – сегодняшние события, указывающие на инициативы, созвучные вызовам времени в условиях свободной торговли и многоукладной экономики, вполне отвечающие принципам самоуправления и децентрализации.

Впрочем, в кажущийся на первый взгляд поляризации, в этом есть свой резон и может быть даже очень хорошая возможность к обмену мнений по существу этих самых проблем теперь.

Если внимательно посмотреть и сопоставить, то Вы, на самом деле, затронули весьма актуальные моменты. Вовсе не связанные с некими новыми идеями или изобретениями сегодняшнего дня, они опираются на практику (не только Дагестана), давно апробированный и успешный исторический опыт в СССР в 20-х, задушенный центристкой моделью партийной диктатуры, возобладавшей в 30-е и уже совершенно в иных общественно-политических условиях, поправшей упомянутые выше принципы управления и хозяйствования, когда система, именовавшаяся « советской властью» уже мало что общего с ней имела.

М. ДУГРИЧИЛОВ: Да, действительно, как неожиданно развернулась проблема, на которую мы, признаться, выходя с вами на связь, смотрели несколько упрощенно, как некий конфликт затрагивающий интересы сторон на земельной основе.

А. КОРКМАСОВ: А, кто если не секрет, другая сторона?

М. ДУГРИЧИЛОВ: Власти г. Махачкалы.

А. КОРКМАСОВ: А, какой контрдовод ими приводится?

М. ДУГРИЧИЛОВ: Апеллируют к проблеме ЕДИНСТВА.

А. КОРКМАСОВ: Очень интересно и исторично. Какая, однако, схожесть со стилем административно-командной системы управления с ее испытанным методом в условиях идеологического государства, где всякие разногласия, облекались в заговоры.

Т.е. та обстановка при которой в противовес существующей в развитых странах с демократическими устройствами, обеспечивающих тесное сотрудничество общества и власти, всегда реагирующей на его запросы, здесь сеялась подозрительность, а под ратуемым единством подразумевалась безропотность.

Ну зачем, спрашивается, нагнетать эскалацию конфликта там, где давно пора бы избавиться даже от консерватизма.

Может от присущего ему не желание или не способности (мотивы могут быть разные) понять, что процессы снизу - это давно прозвучавший сигнал на несостоятельность вертикали, переставшей отвечать некогда классической схеме административно-командной системы, не состоятельной в иных общественно-политических условиях: гласности, открытости ( прозрачности) и т.п.

Какую угрозу ЕДИНСТВУ может представлять открытый диалог с населением, сближающий власть и общество и таким путем сокращающий некогда воздвигнутую дистанцию между ними?

Если что-то может угрожать ЕДИНСТВУ в Дагестане, как и самой Федерации из того, что подтачивает основы стабильности и единства, так это закрытость и коррумпированность, именуемая организованной преступностью и, замечу, в не меньшей степени такого вранья, что как социальная язва до сих пор остающаяся в истории давно забив поры общественного организма и мешая ему нормально дышать разлагает его, наследуя инфекцию той самой системы, под которой, на исторической ниве до сих пор, надлежащим образом не подведена черта.

Но общество и власть, как мы видим, на месте не стоят и государство, может быть не так быстро, как нам хотелось бы, но развивается в демократическом направлении и на пути этого развития, если мы говорим об ответственности каждого по отношению к своей стране, роль общества и каждого ее индивида, исключительно важна и велика. Поэтому по отношению к этой проблеме, отмежевываясь от субъетивизма, в котором меня могут заподозрить и, рассуждая на основе вашей информации относительно данного источника конфликтности, если он, таким образом, вообще имеется, я, при таком повороте событий, опираясь на право и здравый смысл, целиком на стороне Таркинцев, похоже идущих в ногу со временем. Ничего предосудительного в их действиях не вижу. Напротив, на фоне прежней сонливости они отвечает требованиям времени и демонстрируют нам совершенно неожиданное пробуждение и прогресс гражданского сознания и поведения. Постановка этих вопросов в современных условиях наверняка связана с целями и задачами связанными с более рациональным и эффективным развитием.

Такое объединение внутри Республики никак не противоречит конституционным положениям Республики и Федерации и никак не связаны со спекулируемой "стабильностью". Напротив, это отвечает волеизъявлению большинства данного района и выбору людей, способных ставить перед собой цели и задачи связанные с их собственным развитием и интересами, прежде всего.

Это, повторяюсь, руководствуясь здравым смыслом и смыслом закона, следует лишь приветствовать и поощрять, а не препятствовать и провоцировать некой "стабильностью" со стороны тех, кто привык, игнорируя права и интересы народа, к дармовой самочинности на этих землях и территориях.

Вот тут то, наверняка и кроется источник конфликтности, который в интересах народа ставит барьеры властям. Условия игры на основах выше упомянутых принципов меняются. Если власти намерены использовать не задействованные коренным населением земли на его территории, то - пожалуйста.

Но это вопросы не политических деклараций, а регулируемые в сфере гражданско-правовых отношений и решаться они должны на договорной основе и размерах соответствующих отчислений. Ну, к примеру, используют московские власти областные земли или отчисляли в свой бюджет налог с выплат жителями Подмосковья, работавших в Москве, то, совершенно верно поступил в их интересах новый глава области С.К. Шойгу, выставив претензию на 25 миллиарда.

Т.е. коллизии, возникающие в ходе развития, а не аморфной жизни, вещь абсолютно нормальная, но решаться они должны не созданием препятствий со стороны властей, открещивающихся от проблемы хлесткими заявлениями, а на основе тесного взаимодействия и учета общественных вызовов, где единственно правильный критерий оценки - удовлетворение прав и интересов граждан.

Только по такому цивилизационному сценарию и должны развиваться события, тем более там, где болезненные точки роста, как мы видим, свидетельствуют о взрослеющем обществе.

Намерения же к созданию подобного рода объединений, прежде всего, указывают на возросшую ответственность, а следовательно и способность к самостоятельности. Они лишь утроят возможности и укрепят базисные основы (экономические и социальные) для их развития.

Ну, например, кому в голову придет мысль об угрозе ЕДИНСТВА в той или иной местности центральной России, республике Татарстан, на Дальнем Востоке и др. областях, краях и т.п., где именно в целях наиболее эффективного хозяйственно-экономического развития мы наблюдаем, давно разворачивающийся цивилизационный процесс, диктуемый рыночной экономикой, переход от мелких и средних к крупным объединениям и хозяйствам.

Раз так, то устраняя возможные чиновничьи дефекты на их пути в тех местах, где негативная тенденция стращать и не пущать сохраняется, то в этом случае, что само собой понятно, необходимо совершенствовать нормативную базу. Для этого собственно и существуют местные парламенты (Народное Собрание), обязанные отстаивать перед исполнительной властью интересы своих представителей. Поэтому, если под них не подкладывается спекуляция политической стабильностью и, как в неком «осажденном лагере» происходит морализация в сторону неких угроз единству, здесь, как уже отмечалось выше, никаких препятствий нет и быть не может.

Могли бы возникнуть (присущие для многонациональных районов вообще, всегда представляющих более легкую добычу для влияний извне) спекулятивные моменты и на национальной почве, которую в истории нередко эксплуатировали по барски, как вожжи в телеге, и сталинизм здесь не исключение, а скорее правило застывшей «схемы». Но в данном случае этот фактор также отсутствует. Население этих сёл ничьи интересы не нарушает и на чужое не претендует. Они действуют строго в своих границах.

Вот тут и вырос на повестку дня, упомянутый выше, исторический опыт.

Зададимся вопросом. На сколько, таким образом, существующее районирование, отвечает принципам местного самоуправления и децентрализации?

Не являет ли оно, раз возникают в силу неурегулированности интересов конфликты, плохо скрытым механизмом, не так давно вполне отвечавшим стилю административно- командной системы и соответствовавшим ее психологии?

Таким образом, говоря о наличии в Дагестане исторического опыта, кстати этот цивилизованный образ жизни существует и не одно столетие в многонациональных демократических странам со схожими специфическими условиям дагестанской жизни, мы спрашиваем себя, а есть ли он у нас?

Да, и это - кантонная система.

Согласно документальных свидетельств того периода (это пленарные заседания Съездов, Пленумов, сессий разных созывов и др.), за основу здесь брался, при тождественных этнографических, географических условиях и многонациональных особенностях, опыт развития европейской Швейцарии. Она, прекрасно существовала и действовала в Республике Дагестан и не только. Это, если обратиться к истории, имело место и во многих других частях Федерации и Союза, совсем не чуравшегося в 20-е годы своего взаимодействия с Европой и другими частями света.

Но, просуществовав в 20-е годы – годы свободной торговли, многоукладной экономики, развития местного самоуправления и децентрализации т.е. тех условий к которым, проделав холостой круг, мы, после 1991 г., чуть было не оказавшись в империи, вновь возвращаемся сегодня, к тому именно, что было не мыслимо в условиях тотальной сверхцентрализации во всех сферах и областях (с 30-х по 80-е).

Вот почему необходимо в Дагестане, а я смотрю на проблему комплексно, необходимо брать на вооружение этот опыт и избавляться от старого, подлаженного в свое время под тоталитарную систему или ее отдельных элементов по инерции сохраняющихся в завуалированном виде.

При этом, кантоны конечно не панацея, а наиболее оптимальный пример из мирового и, что немаловажно собственного опыта, применявшегося в специфических условиях дагестанского общежития в условиях сходных современности (как все таки далеко на целое столетие вперед смогли заглянуть тогда первопроходцы) и, искать в процессе нормотворческой практики, приемлемые пути в решении в вопросах районирования, освобождаясь от того управленческого наследия, что обостряет отношения, служит препятствием и сдерживает развитие, а следовательно, как тут не крути, не отвечая принципам социальной справедливости, угрожает единству.

Кантоны самоуправляемы. Высшая власть в кантоне – съезд кантона. Он выбирает выборщиков, формирующих центральную власть, в целом представляющую интересы всего объединения и действующей в его интересах, а не наоборот, когда центральная власть диктует свои требования, игнорируя права коренного населения. Т.е. и здесь, что совсем недавно в стране повлекло кризисную ситуацию, форма такого устройства целиком и полностью отвечает не принципам назначенчества, а выборности.

Но, что мы видели до сих пор. Инертность. Конечно же она наследие того отчуждения, что при административно-командном методе управления декларировавшего «монолитное сближение партии и народа», на самом деле несколько десятилетий подряд рыло пропасть.

Сохраняющиеся элементы такой конструкции из абсолютно не оправдавшей себя вертикали, просуществовавшей на демагогии и причинившей не малые беды, давно устарела и претит развитию в XXI веке.

Устарела она, как отмечалось выше, еще к началу XX века. Но, казалось бы, начатое тогда, на сломе старой феодальной системы (монархия), бурное развитие было прервано спустя десятилетие пронзившей страну новой вертикалью абсолютизма, именовавшего себя «ядром политической системы», поправшей верховенство Советов и на волне кровавых репрессий принесших жесточайший центризм и сверхмонополию гос. собственности, полное табу на свободную торговлю, задушение многоукладности экономики, принципов самоуправления и децентрализации.

А что на перспективу - коллапс, застой и развал. А ведь, так гибли не одна и куда более мощные образования.

Вспомним Римскую, Халифат, Византийскую империи, сверхдержаву Блистательную Порту – несокрушимую Османскую, Российскую империи. А мощь туманного Альбиона! А империя «под псевдонимом СССР», как шагреневая кожа, съежившаяся в одночасье! Да, было не мало и в тех системах, от чего не открещивались, а лучшее, несмотря на различного рода воздействия, все же сохраняли. Это, прежде всего, язык, традиции, обычаи, уклад жизни, вера и др.

Разве инициативы таркинцев претят этим ценностям? Напротив, их инициативы самым тесным образом связано и с этими заботами. Так что, к новаторским инициативам таркинцев, своевременно ответивших на вызовы времени на дагестанской земле, следует отнестись положительно. Разве их требования выходят за рамки дозволенного? Разве они претендует на чужие интересы, в том числе и земельные. Разве непрошеными гостями они лезут в чужой огород? Ничего подобного. Близко такого здесь нет, нет и нет!

Следовательно, их новаторскую инициативу следует приветствовать.

Способы и методы создания таких объединений вообще, ставящих перед собой культурнические, хозяйственные и экономические задачи, абсолютно отвечают принципам самоуправления и децентрализации. Если, застрельщики этого начинания, а это наверняка так, все проработали и вывели в своем знаменателе рентабельность, то это все что от них требуется. Если способны себя обеспечить, развиваться и платить налоги - ради Бога. Все должны быть только «За». Налоги, но не АШАР (взятка). В хозяйственно-экономической жизни им, в принципе, посредники не нужны. С государством, повторяюсь, у них одна проблема, уплата налогов и эффективные результаты работы.

Если не будет первого, они превратятся в должника и банкрота, если не будет второго, их быстро устранит сам народ - общество этого объединения. Так что ответственности, которую они взваливают на себя, хоть отбавляй.

Так что при общем движении вперед, застаиваться на перекрестке, где уже давно горит зеленый свет, совсем небезопасно! А, если кто то застоялся на перекрестке на красном, то это, повторяюсь, те, кто решение проблем склонен подменять вывесками из высоких материй "о единстве и общем благе", о сохраняемой "стабильности", отвечающей в сложившихся условиях, разве что не единству, а коррумпированной неизменности.

Все споры еще и потому, что люди, не зная истории и, потому, не сверяясь с опытом, идут, словно на ощупь, словно вновь открывают Америку там, где все это уже существовало и развивалось.

И, потому, поколенческая справедливость требует напомнить и указать на тот исторический опыт, что относится к 20-м годам в условиях НЭПА: когда все шло именно таким путем, потому и шло в гору семимильными шагами, когда имени Республики Дагестан непременно сопутствовало упоминание о ней, как «образцовой восточной Республики» и, кстати, в той самой истории, что была затем омрачена ее «периодизацией», последовавшей за реставрацией 1937 г.

Это вполне отвечает имперской неспособности и не желанию видеть плоды человеческого опыта, не связанного с его созиданием.

Это, в свою очередь, произошло и по вине тех, кто проигнорировав этот опыт, неразумным сливанием грязи на «советскую власть вообще» и, угождая черносотенным силам, отвлекая народ после 1991 г., перепрыгнул назад к имперским сладострастиям, а в Российских условиях, следовательно, колониальному опыту, что для таких регионов, к примеру, как Дагестан, конечно регресс.

Ведь вместо взятия очень важного опыта и его дальнейшего развития в деле развития Республикой государственности в ее Вседагестанском значении, как государство образующей части Федерации и, на сломе тоталитарной системы, продолжать дело на опыте, имевшего место в 20-е ХХ века, в начале которых он удвоил свои морские и сухопутные границы и учредил, соответствующую статусу этой государственности, новую и геополитически выгодную Столицу, мы, вместо этого видим пренебрежение этим опытом и перепрыгивание, давайте правде в глаза смотреть, назад в феодализм к прославлению совершенно куцей в своем колониальном зачатии Области.

Да, это знание, как и знание всякой истории, тем более, скрытой от нас сталинисткой «схемой», застывшей на комплексе «культа», тоже очень важно, но не она, скорее уводя в сторону и отвлекая имперским патриархальным бытом от насущных задач современности, отвечала развитию, о котором теперь идет речь.

Мы же говорим о развитии истинно Федеративных отношений, основывающихся надэтническими принципами социальной справедливости, отвечающих интересам и правам каждого народа!

Только на этих принципах, как мощном базисе, они способны развиваться и являть единство ее многонациональных частей, служащих опорами всей Федерации.

Это и есть направление демократического развития... Сможем твердо держаться взятых ориентиров и не свалиться опять в яму застойной стабильности, пойдем вперед. Нет, значит, имитируя движение, будем буксовать, отставать и деградировать.

Что касается таркинцев и др., то в данном случае, если они объединены единым стремлением к созиданию, а их руководители обладают компетенцией и уверенны в своих силах, то все зависит от их тактики и стратегии, выверенной в четком соответствии с законами и подзаконными актами, последовательности и настойчивости в решении задач и достижении поставленных целей. Ведь они выставляют конкретику, а не призрачные прожекты надежд. И правильно, потому как надежда не может быть стратегией.

Однако, повторяюсь, уже один только факт проявленных инициатив, указывает на оздоровление общественных процессов и, в таком случае надо признать, обстановки в самой Республике, которой необходимо их приветствовать и поощрять.

М. ДУГРИЧИЛОВ: Огромное спасибо за как всегда обстоятельную и интересную беседу. Но, может быть в завершении коротко об оставшемся не освещенным переселенческом вопросе в начале 20-х?

А. КОРКМАСОВ: Да, конечно. Но, применительно к теме попутно отмечу, что далеко не верно, как это делали не раз и не два и, потому, коль скоро и сегодня сохраняется суженное представление об этом вопросе, скорее отражающего некую привычку, сложившуюся под воздействием пропагандистских «успехов», было бы именно так подходить к представление об этой проблеме, вовсе не ограничивающейся теми годами и более того, имевшей в своей истории диаметрально противоположную направленность к изначально благим целям и задачам, связанных с этим переселением в 20-е годы.

Кому то, хотя понятно кому, в условиях многонационального Дагестана уже гораздо позже захотелось нарушить комфортную и богом данную среду обитания, вполне отвечающую принципам конвергенции и, проявляя нездоровый, келейный подход с очевидными признаками националистической тенденции и уклона, испытывая нездоровый соблазн и, используя в свое время «удобный» момент, извратить ситуацию, связанную с переселением в 20-е годы и совершенно необоснованно, превращая его в исторический прецедент, развязывающий руки тем, кто лицемеря отвлекал народ и с вожделением поглядывая на чужие земли, обставлял дело, облекая его в рамки, давно изжившей себя «законности», удобной для текущих и последующих злоупотреблений.

Не потому ли именно в более поздние годы на почве наслаивающихся проблем, все громче звучало законное недовольство коренного населения, требовавшего наведения порядка.

Сначала, этим, как и прочим извращениям, сопутствовали трагические события массового террора в 1937 г.. Потом, при сохранявшейся системе, им способствовала номенклатурная партийная групповщина, спекулировавшая и злоупотреблявшая этим и в более поздние годы, покушаясь на интересами коренного населения и, уходя от проблемы, только и делали, что сваливали ее с больной головы на здоровую, когда вопросы регулирующиеся в правовой сфере, становились заложниками волевых решений.

И здесь невольно всплывает вновь употребленный выше термин «единство».

Ну, как еще можно оценить ухищрения подобной направленности в многонациональной Республике, связанной историко-этнографической общностью, пытавшуюся играми в буриме превратить в винегрет?

Однако, перейдем к 20-ым. А, для наглядности, позволим себе краткий исторический обзор. Посмотрим на трансформацию этих обстоятельств в Дагестане, понимание которых даст нам возможность увидеть, понять, оценить и отличить «выселение» от «переселения» с соответствующих для них последствиями собственников.

Итак, «выселение», что понятно, мера насильственная. Наиболее выразительно оно проявилось в затеянном самодержавием выселении, а точнее изгнании горцев с насиженных мест сразу по завершению Кавказской войны в 1859 г. Это осуществлялось в соответствии с поставленными целями «гармоничной», ни с чем не прикрытой, колонизацией.

В не менее чудовищных цифрах (300 казненных и 5 тыс. выселенных) это вновь выразилось через не полных 30-лет после подавления восстания, вспыхнувшего на Восточном Кавказе в ходе русско-турецкой войны 1877-78 гг., объявленной Российской империи в чисто миссионерских целях.

В целях «человеколюбия», писала газета «Русская старина» (1882 г.), для коренного населения, стесненного войсками и поставленного в отчаянное положение, не согласного покидать живописную природу своей Родины и не желающего идти на Север, для облегчения задачи создавался коридор, открывающий им путь в Турцию.

Итак, с «выселением» все вроде бы понятно, но здесь для сравнения хотелось бы напомнить 1937 г., когда дагестанцев не выселяли. Задачу сродни геноцида, по воле палача Джугашвили, перещеголявшего предыдущих царьков, решили проще - массовыми убийствами (за 4 месяца около 7 тыс. человек).

И вот теперь, на фоне этой панорамы, самое время остановиться на том, что представлял из себя процесс, связанный с «переселением» горцев в 20-е годы.

Чем руководствовались те, что предприняли этой шаг? Отвечало ли их политическое решение благим намерениям, которые позже попытались преподнести так, что в обществе оставался и на моду дня, наверное, по-прежнему существует, по крайней мере в ее не осведомленной части, некий осадок, связанный чуть ли не с их насильственным переселением «советской властью»?

Ну, во-первых, с учетом тех изменений, на которых выше мы останавливались, смотря кто и что под ней понимает.

Однако, приступим к обзору событий, начав с кинохроники.

Мы видим огромную вереницу свободно передвигающихся людей. Во главе колон знамена. Большинство пешком, старики и дети со скарбом на подводах, отдельные мужчины гарцуют верхом. Видны музыканты - зурна, барабан, гармошка. По выражению лиц видно - поют, отдельные пускаются в пляс. Кто это, зомби или действительно счастливые люди? И почему, покинув насиженные места, они радуются и поют? На самом деле, если не лгать и не извращать действительность, все до банальности просто. Все это потому, что эти радостные события – момент их долгожданного чаяния всего предшествующего периода.

В документах тех лет, констатирующих ту непростую действительность, то и дело мелькают тревожные данные свидетельствующие об «обездоленности и скудности жизни безземельных горцев», тревожной статистики «вымирающего народа», «населения охваченного инфекционными венерическими заболеваниями (сифилис и туберкулез)» и т.д.

Эту, и не только, часть дагестанского народа было необходимо спасать. Но, как при скудности средств и масштабности работ, наиболее быстро и эффективно подготовить и обустроить места планируемого переселения, где прежде необходима мелиорация, оболачивание и др. работы по культивации земель на территориях, подверженных другому заболеванию - тяжелой формы тропической малярии, занесенной сюда в годы Антантовской (деникинские и британские колониальные - сипаи) оккупации, нещадно косившей его тяжелой формы тропической малярии.

Вот в эти годы Д. Коркмасовым и был выдвинут лозунг о 3-ем фронте борьбы за просвещение и здоровье нации.

Худо-бедно, справились не только с этой задачей, но и совершили трудовой героизм, проявленный в строительстве КОРа, когда за невероятные успехи 3-х месячных работ осенью 1921 г., давших колоссальный промышленно-экономический эффект и удовлетворивших насущную потребность людей в воде, хотя это было только начало мелиоративной стратегии, Республика - Первая из Республик РСФСР была награждена Орденом Красного Знамени.

Конечно, в решении этих проблем она столкнулась с огромными материальными вложениями и др. проблемами наличиствующих сил и средств, когда на фоне разрушенного хозяйства и при достаточно скудном бюджете, решать эти задачи в достаточно сжатые сроки, ей было бы тогда самой просто не по плечу.

И на помощь, как еще совсем недавно она, спасая от неминуемой гибели Москву в самые опасный для нее осень 1919 г., к ней теперь пришел центр. Нужды Дагестана удовлетворялись в первую очередь.

Трогательное дружеское внимание к нашей Республике сразу же выдвинувшей высокую идею превращения ее в «образцовую восточную Республику», мы видим со всех сторон, как внутри страны, так и из-за рубежа.

Эта историческая страница, потребует отдельной работы и не одной. Потому, не утомляя слушателя лишь напомним главные моменты.

Все вместе, прежде чем обратиться к людям с предложением о переселении, это позволило в достаточно сжатые сроки построить, обеспечив соответствующей инфраструктурой и электрофицировать поселки с домами и приусадебными участками, выделяемых каждой семье.

Помимо этого, для обустройства на месте каждой семье выдавалась безвозмездная ссуда. Людям предоставлялась возможность получить работу, дети пошли в школу и т.д.

Таково было это историческое переселение и те заслуги, о которых вместо их признания, впоследствии пытались забалтывать не имевшие к ним отношение.

О том, как развивался процесс в дальнейшем, в 30-е, 40-е и позже, также называвшийся «переселением», правда, нередко смахивавший на попытки захвата собственности, я имею в виду вопрос обращения прикутанных хозяйств на кумыкских землях в собственность населения, не имеющего к ним прямого отношения и являющейся собственностью другого коренного народа, кстати дружески принявшего их на своей территории, при выше затронутых обстоятельствах в самые тяжелые для них годы.

Уже в последнее 20-летие здесь видится субъективный накат демографических волн, что не только в Дагестане, но и вообще в мировой практике, практически не зависят от политического контроля и управления.

Кстати этой проблеме, как одной из наиболее острой, уделялось отдельное внимание на международном Конгрессе, прошедшего осенью прошлого года в Москве, посвященного вопросам идентичности на постсоветском пространстве, сложившееся за истекшее 20-ти летие.

И потому, опять возвращаясь к таркинцам, становится понятна их озабоченность и решительность в достижении благих целей.

М. ДУГРИЧИЛОВ: Еще раз большое спасибо за как всегда обстоятельные ответы и комментарии.

А. КОРКМАСОВ: Желаю успехов в Вашей деятельности, способствующей прославлению Дагестана в мире и пробуждению самосознания нашего народа.

Размещено: 05.06.2012 | Просмотров: 2828 | Комментарии: 4

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Bammathanoff оставил комментарий 06.06.2012, 01:39
Comment
Восхищен стилем изложения и логикой исторических параллелей с выявлением глубинных причин сегодняшнего положения дел в Дагестане, в частности Кумыкской проблемы. Акция джамаатов трех сел - это частный случай, отражающий подобное состояние земельного вопроса по всей Кумыкской плоскости. Поэтому эта протестная акция имеет общедагестанское значение. Это сигнал дагестанским властям - нельзя все время закрывать глаза на вопиющие безобразия и несправедливости, на попрание светских и щариатских законов в земельном вопросе. Все должны это понимать. Прежде всего это должно понять горское население. Хотя горскому менталитету "вольных обществ" менее свойственно понимание необходимости жить в цивилизованном обществе по ЗАКОНАМ, рано или поздно, им придется понять это.
У Кумыкского народа больше, чем у остальных, оснований считать себя ГОСУДАРСТВООБРАЗУЮЩИМ народом Дагестана. Еще во времена царя Гороха, иранские, турецкие, русские правители признавали кумыкского тарковского шамхала валием Дагестана. Из Кумыкской плоскости пришла и утвердилась советская власть в Дагестане, благодаря которой, под руководством выдающегося первого руководителя Джалалэддина Коркмасова, было создано новое государственное образование - ДАССР в его современных границах. Поэтому, ущемление интересов или игнорирование законных требований кумыкских джамаатов - это удар по единству Дагестана, прежде всего, со стороны власть предержащих.
Kadiev оставил комментарий 10.10.2012, 00:47
Comment
Совершенно верно отметили г.Бамматханов, одно уточнение, что из кумыкской плоскости пришла не только советская власть, но если уйти в далёкое прошлое и наша религия Ислам пришла в горы, после того, как кумыки первыми приняли мусульманство.
Kadiev оставил комментарий 10.10.2012, 10:36
Comment
Прекрасное интервью А.Коркмасова, хорошо раскрыты первопричины переселения горцев на равнину, хотелось бы добавить, ещё в дореволюционной реформе 1867 года, когда землю делили 50 на 50, между князьями и джамаатами сёл, на равнине оказалось всего около 200 семей горцев, которым было указом сверху отказано в доле на землю под формулировкой, что они не коренные жители. Удивительный факт ещё, это когда по доброй инициативе Джелала Коркмасова 500 семей горцев были переселены на равнину, для помощи при рытье канала КОР, многие сбежали обратно в горы, под предлогом, что у них пухнет голова от жары на равнине. Непонятна и позиция властей и в отношении нового переселения лакцев, почему они не могут уживаться с чеченцами, а кумыки уживаются со всеми народами. Почему 20 тыс га земли до сих пор в Бабаюрт. р-не закрепленны за обезлюдевшими лакскими районами в горах.
Kadiev оставил комментарий 10.10.2012, 15:45
Comment
Сегодня в новостях узнал, что Счётнпя палата запросила у правительства 6.6 млрд рублей, для строительства новых домов на кумыкской земле, для переселенцев-лакцев. Посмотрите, как могут лакцы доить Россию, по ими же надуманной проблеме, какая кормушка. Где "Тенглик", где Кумыкская общественность, почему все молчат. Какие кумыкам, за потерянные земли компенсация? или уже все смирились, что Караман, отстоянный в кровавой битве в 1605 году, нами отдан без боя в 2012 году.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.