Кумыкский мир

Культура, история, современность

Город «Башкент» «Книги побед» историков Тимура

Город этот впервые упоминается на Северном Кавказе тимуровскими историками Шами и Йезди, под названием Башкент [1] в 1395-1396 гг. Но и сегодня вопрос о его локализации и идентификации нельзя сказать окончательно решенным.

Между тем историки, специализирующиеся на Тимуре, особенно Хафиз Абру, собрали детальные описания походов Тимура на Северном Кавказе (эти записи включают в себя объемные и очень интересные этнографические и географические сведения) [2]. Так в тимуровских источниках наряду с другими встречается название двух золотоордынских городов Бештау и Башкент [3]. Интересно, что «Башкент» упомянут и армянскими авторами XIII в. где-то на территории Азербайджана(?), на пути в сторону Дербента [4], однако проверить достоверность сведений и идентифицировать его на сегодняшнем уровне наших знаний не представляется возможным. Если с идентификацией первого названия все просто (это Пятигорье), то со вторым названием не все так ясно. Чеченский историк Х. Хизриев, особо не утруждая себя аргументами, отождествляет Бештау и Башкент [5].

Известный узбекский археолог с мировым именем Э.В. Ртвеладзе, долгие годы занимавшийся археологическими раскопками золотоордынских городов на Северном Кавказе, признавая Бештаг за Пятигорье, совершенно правомерно рассматривает их как названия двух разных городов и размещает Башкент в Северном Дагестане, но не идентифицирует его ни с одним из известных в истории городов в этом регионе [6]. Дагестанский историк А. Криштопа полагает, что он мог находиться вблизи Андийской котловины – в Салатавии [7]. И, действительно, «область Башкент» [8] фигурирует в «Зафер-наме»: 1) как лежащий недалеко от «подножья горы Аухар/Авир», 2) как «ранее покорившийся» и 3) как поворотная точка маршрута похода «область Симсим» - «город Алмак»-«Гумбет»-«Анди» и оттуда «спуск» обратно – в «покорившийся ранее Башкенд [9] - на Кумыкской равнине. Но, как нам представляется, выражение тимуровских источников «недалеко от «подножья горы Аухар/Авир» следует воспринимать как ориентир для определения местоположения города, но не как само местоположение. Поэтому к вопросу о локализации данного населенного пункта в Кумыкии следует подходить весьма осторожно. Ведь в рассматриваемый период и в посттимуровскую эпоху в данном регионе центрообразующую роль играли г. Тюмень и одноименное кумыкское княжеское владение близ дельты Терека, где ранее известно и обширное золотоордынское поселение, бывшее, по мнению ряда ученых центром «области Джулат» [10]. Однако в тимуровских источниках он почему-то не упоминается или, может, упоминается под другим названием.

С этой точки зрения нам наиболее достоверной следует считать локализацию (и идентификацию) Башкента, предложенную турецким профессором-историком Зеки Велиди Тоганом. Этот ученый еще в 1958 г. в докладе своем, прочитанном на пленарной конференции Украинской Академии искусств и наук в Нью-Йорке в 1958 г., связал его с названием южнокумыкского Башкента (Башлыкент) [11].

В этой связи отметим, что данная точка зрения подтверждается, хотя и косвенно, сведениями турецкого географа и путешественника Эвлия Челеби (сер. XVII в.), писавшего, что «на некотором расстоянии от города Демиркапы (Дербент) находится местность, называемая «Баштепе» [12]. По его словам, здесь же стоял лагерем в 1578 г. османский завоеватель Кавказа и Дагестана Оздемир оглу Осман паша. Эвлия Челеби уже в другом месте своей «Книги путешествий» также сообщает о другой местности в Засулакской Кумыкии на берегу р. Канлысююнч (Kanlısuyenc) [13], где вышеупомянутый турецкий полководец сразился с «московским королем», полностью разгромив его несметное войско. По свидетельству турецкого путешественника, здесь, на этом поле боя, по сей день видны пять холмов-курганов, под которыми лежат более 100 тыс. «бесславных неверных» («акказаки»). Вот почему, считает он, и эту местность народ называет «Бештепе». Интересно и то, что относительно последнего Эвлия Челеби сообщает, что он находится у границы Терской крепости и в подчинении московского царя» [Baştepe Terk kalesi hududunda ve Moskof kralı hükmündedir] [14].

Возвращаясь к описанию г. Баштепе [недалеко от Дербента], Эвлия Челеби называет его одним из великих городов (“şehr-i azim”) моголов. На основании своих наблюдений Челеби также сообщает, что в городе все еще сохраняются здания и некоторые достопримечательности, а на мезаристане (кладбище) Баштепе и по сей день можно видеть могилы потомков шахиншахов (видимо, вышеупомянутых «моголов». - К.А.), занимающие площадь в 40-50 шагов в длину» [«Mezkür Baştepe, Hülagu Hanın Mogol tayfası şehirlerinden azim bir şehir imiş. Hala bir çok asar ve binaları bellidir. Hala… şehinşahlarının ogulları bu Baştepe mezaristanında kırkar ve ellişer adım uzunlugunda yatarlar»]. По мнению Челеби и этот город [Баштепе] и народ его уничтожил и разрушил до основания Тимур Хан!» [«Bu Baştepe şehrini Timur Han harap ve yebab edip halkını kebab etmiştir»].

Последнее утверждение его, однако, противоречит сведениям тимуровских источников. Так, по сведениям тимуровского летописца Хафиза Абру, участвовавшего в том походе Тимура, население Башкента войсками Тимура было покорено в мирной форме после завершения походов на северо-западе Кавказа в 1396 г.

Факт же о том, что войска Тимура стояли укрепленным лагерем на высоком холме именно у аула (города) Башлы фиксируется и местными народными преданиями. Эту местность башлынцы по сей день называют Темир-хан-тёбе (холм Темир-Хана). Кроме того, как рассказывают, Тамерлан некоторую часть башлынцев тогда же взял к себе на службу и увел с собой в Бухару, где она укоренилась в качестве небольшой кумыкской общины. В некоторых источниках их там нередко называли по персидской этнонимической традиции «лезгами», а сами себя же – кумыками.

Однако, на мой взгляд, следует заметить, что в исторических источниках имеются основания и для иной локализации упомянутого выше Баштепе и отождествления его с известным городом («старым городищем») возле Уллу Бойнака (ныне Уллубийаул Карабудахкентского района РД). О нем писали в своей «отписке» грузинские послы в Москву старец Кирилл и подьячий Савва (1603—1604). Их путь лежал по маршруту Дербент—Бойнак—Тарки. Старец Кирилл упоминает о «старом городище», которое стоит на реке Бойнак (очевидно, Количи – К.А.): «...а от моря тою рекой до городища верст 15... а от Тарков днище... А на том городище стены и башни и ныне есть, только посыпались, а мерою то городище в длину и поперек сажен по 300». Кирилл указывает далее, что «ис того городища прилегало две дороги - одна дорога в Дербени, а другая в Шемаху и в Баку» [15]. Так что есть достаточно данных считать старца Кирилла первооткрывателем гуннского города, «великолепного Варачана», как его называл Моисей Каганкатваци [16]. По словам русского историка Н. Карамзина, тот же старец Кирилл упрашивал русского царя «для будущего верного соединения Грузии с Россией» построить «каменную крепость на реке Бойнаке, где некогда существовал город, будто бы А. Македонским основанный, и где еще стояли древние башни среди садов виноградных».

На это «старое городище» несколько позже (в 1666 г.), очевидно, обратил внимание и турецкий путешественник Эвлия Челеби, описывая «г. Баш-тепе» «на некотором расстоянии от Дербента» (см. выше). Отметим только: «Баштепе» у Эвлия Челеби могло быть прямой калькой кумыкского топонима «Баштёбе», под которым, надо полагать, подразумевалось параллельное название горы Избир-тау, возле которой располагалось упомянутое «старое городище». В этой связи, напомним, что одно из значений термина «тепе» в турецком языке – «возвышенность высотою в несколько сот метров» [17], а «тепечик» с уменьшительным суффиксом -чик обозначает холм, горку, небольшую (не высокую) возвышенность. Я раньше уже писал, что местные жители, кумыки, с незапамятных времен обратили внимание на это чудо природы. А заметив, на свой народный лад и назвали Йюзвартау, что может означать лишь "гора с человеческим профилем, с человеческими очертаниями" [18]. Все это позволяет нам предположить, что, возможно, именно Эвлия Челеби стал еще в XVII в. первооткрывателем «Баштепе»-«Избирбаша» - "горы с человеческим профилем, с человеческими очертаниями» [19]

В заключение отметим, что некоторые наши археологи склонны сопоставлять это старое Бойнакское городище с стольным городом «царства гуннов» Варачан [20]. По всем данным это именно так. Городище находится в центральной части предгорной зоны, в 15 км от побережья, в широкой долине, промытой теперь незначительной речкой Кол-ичи. Речка впадает в море близ мыса Бойнак там, где предгорья, подступив к морю, образуют довольно узкое дефиле.

Варачан был значительным для своего времени хорошо укрепленным городом. Он занимал важное стратегическое положение на древнем Щелковом караванном пути. Находясь на холме, город-замок контролировал этот путь и возвышался в том самом месте, где дорога поднимается на перевал. На вершине холма археологам удалось расчистить руины мощной цитадели, защищенной стенами и несколькими башнями; в цитадели сохранились остатки довольно обширных кладовых для припасов, цистерн для воды, помещений для гарнизона, святилище. Под стенами кое-где прослеживаются остатки рва.

По мнению ученых, цитадель Бойнакского городища производит впечатление феодального замка, хорошо приспособленного к обороне. Вблизи цитадели сохранились следы посада, остатки второй линии обороны — мощные блоки из камня, защищавшие, по-видимому, дорогу в цитадель; внизу — городское кладбище. Город был не только феодальным гнездом, и не только ремесленным центром: вокруг него прослеживаются остатки террасовых полей.

Таким образом, в силу скудости сведений и невозможности сегодня с безупречной точностью установить местоположение Башкента (Баштепе) и идентифицировать его с каким–либо населенным пунктом Дагестана мы наиболее убедительными считаем варианты: 1) Башлы и 2) Старый Бойнак.

К окончательному же решению, видимо, мы сможем придти в меру накопления сведений и бесспорных аргументов в будущем.

Примечания.

[1] Арабское письмо, как известно, предполагает лишь указание согласных букв. Следовательно, в источниках название это оформлено согласными «б.ш.к.нт» и может читаться «башкент»/«бешкент». Предпочтительным я лично считаю первый вариант (см. текст статьи).

[2] Зеки Велиди Тоган. Военная кампания Тимура 1395 года на Украине и Северном Кавказе // Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Выпуск 3. – Казань: Изд. «Фэн» АН РТ, 2010. C.225.

[3] СМИЗО. Т.2. С.181.

[4] Нарожный Е. И. Северный Кавказ в XIII-XV вв.: проблемы политической истории и этнокультурного взаимовоздействия. Автореф.дисс.на соискание уч. ст. д.и.н. Владикавказ. 2010.

[5] Хизриев Х. А. Походы Тимура на Северо-западный и Центральный Кавказ // Вопросы истории Чечено-Ингушетии (дореволюционный период). Т.6.. Грозный. 1977. С.128.

[6] Ртвеладзе Э. В. О походе Тимура на Северный Кавказ // Археолого-этнографический сборник.. Т.4. Грозный. 1976. С.120.

[7] Криштопа А. Е. Указ.соч. С.174.

[8] СМИЗО. Т.2. С.123, 183

[9] Там же. С.123.

[10] См.: Нарожный Е. И. Указ.соч.; см.также: Алиев К.М. К генеалогии аристократии «Кавказской Тюмени» //Генеалогия народов Кавказа. Традиции и современность. Вып. III. Владикавказ. С.13–24.

[11] Зеки Велиди Тоган. Военная кампания Тимура 1395 года на Украине и Северном Кавказе // Золотоордынская цивилизация. Сборник статей. Выпуск 3. – Казань: Изд. «Фэн» АН РТ, 2010. C.226. Правда, при этом он ошибочно полагал, что это - название города «народа Дарген в Северном Дагестане».

[12] Mehmet Güneş.Evlıya Çelebi ve Haşim Efendinin Çerkezistan Notları. İstanbul. 1973. S.83-84.

[13] С кумыкского переводится р. «Кровавая Сунжа».

[14] Mehmet Güneş.Evlıya Çelebi ve Haşim Efendinin Çerkezistan Notları. İstanbul. 1973. S.83-84

[15] Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. Вып I. М. 1889. С. 405.

[16] Моисей Каганкатваци. Указ соч.С. 190—191.

[17] Гора «Избир-тау» и в действительности имеет высоту более 220 метров над уровнем моря.

[18] Примечательным является и факт существования в прошлом двух кумыкских населенных пунктов вблизи этой природной достопримечательности, которые также носили название Избар (Уллу и Гиччи Избар). Они были стерты с лица земли в период т.н. Персидского похода Петра Первого в 1722 г. По сведениям писателя-историка Б. Атаева (см. его роман «Младший сын шамхала», с.66) здесь же еще ранее произошло сражение между иранской армией Хосрова и утамышскими войсками,на помощь которым прискакали в последний момент войска Султана-Махмуда Эндирейского и бойнакских князей. Еще в начале ХХ в. здесь располагались кутаны Уллу и Гиччи Избар, которыми владели князья Тарковские из Уллу Бойнака (Алиев К. М. Что скрывается за названием «Избирбаш». К истории древнего топонимического памятника // газета "Ёлдаш", 26 августа 2011 г.).

[19] И только с советского периода с подачи некоторых публицистов гору эту называют «Пушкин-тау».

[20] Котович В.Г. О местонахождении раннесредневековых городов Варачана, Беленджера и Таргу // «Древности Дагестана». Махачкала, 1974/ C.192.


«Ёлдаш/Времена», 28-09-2012

Размещено: 29.09.2012 | Просмотров: 3156 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.