Кумыкский мир

Культура, история, современность

Джелал-Эд-Дин Коркмасов – выдающийся государственный и общественный деятель

Жизнь и дела выдающегося сына дагестанского народа Джелал-Эд-Дина Асельдеровича Коркмасова, оставившего неизгладимый след в отечественной и мировой истории и оказавшего на нее самое непосредственное влияние, неразрывна с историей революционного движения, становления и упрочения советской власти в Дагестане, восстановления и развития его экономики в один из самых трудных и сложных этапов развития страны.

Несмотря на огромные заслуги Дж. Коркмасова перед советским государством, народами Дагестана, имя его, как и многих политических деятелей, репрессированных в период «культа личности», долгие годы замалчивалось или упоминалось благодаря пропагандисткой истерии, затеянной в те печально известные времена, с ярлыком «врага народа».

Лишь после XX-го съезда партии, когда над страной повеял свежий ветер перемен, Дж. Коркмасов, что вполне логично, 4 августа 1956 был одним из первых реабилитирован.

Но и после этого по отношению к нему, как, впрочем, и к подавляющему большинству реабилитированных, выступавших в свое время против наметившегося курса, поправшего в конечном итоге демократические нормы и конституционные права и приведшего к серьезным испытаниям и последствиям, ощущалось воздействие наследия старых давно изживших себя стереотипов мышления, сказывался негатив субъективных тенденций в работах отдельных авторов, мешавших полнее осознать и оценить заслуги этого выдающегося политического и государственного деятеля.

И только со сравнительно недавнего перехода нашей страны к новому цивилизационному уровню развития общественно-политических отношений, создались условия при которых российская историческая наука, расширяя источниковую основу, стала активно пополняться вовлекаемыми в оборот ранее неизвестными и совершенно недоступными материалами, отсутствие которых накладывало свой опечаток на возможность полных, всесторонних и объективных исследований и оценок не только жизни и деятельности этой личности, оставившей свой след в истории и, оказавшего на нее столь значительное воздействие, но и его времени.

Из шестидесяти лет своей жизни более сорока Джелал-Эд-Асельдерович Коркмасов посвятил пристальное внимание просвещению народов, борьбе за их социальное и экономическое освобождение, борьбе с политическими противниками и интервенцией, становлению и укреплению дагестанской государственности, как государствообразующего субъекта федерации и союза, его хозяйственному и культурному развитию.

Родился Коркмасов 1 октября 1877 года, в сел. Кум-Тор-Кала Темир-Хан-Шуринского Округа Дагестанской Области (ныне с. Коркмаскала, Кум-Торкалинского района Республики Дагестан.)

Род Коркмасовых происходит из почетных потомственных узденей – сословия, всегда дорожившего своей свободой. В этом плане Коркмасовы были его ярчайшими представителями в Дагестане.

Как пишет свидетель и непосредственный участник тех событий, известный общественный и политический деятель, автор многих трудов по истории П. И. Ковалев:
«Род Коркмасовых очень старый и известен в горах Кавказа своими общественными заслугами и подвигами»1).

Его дед по отцу боролся на стороне Шамиля и за непокорность был выслан в Сибирь, где и был расстрелян.

Отец Джелал-Эд-Дина – Асельдер Коркмасов был отобран царским правительством в Санкт-Петербург для службы и воспитания в верноподданническом духе в Лейб-Гвардии Собственном Конвое Его Императорского Величества Александра II.

Служил при Главной Императорской квартире и вернулся в Дагестан, где молодого гвардейского офицера ждала блестящая карьера.

Однако, непродолжительное время, прослужив военно-письменным переводчиком при генерал-губернаторе, он отказался от военной карьеры и занимался хозяйством и воспитанием детей2).

Начав учебу в Т.-Х.-Шуринском реальном училище, Д. Коркмасов со второго класса переводится на классическое отделение знаменитой Ставропольской гимназии, отличавшейся своими вольнолюбивыми настроениями.

В разные годы в ней учились воспитанники, ставшие впоследствии известными общественными и государственными деятелями; будущий член Генерального Совета Первого Интернационала первый переводчик «Капитала» К. Маркса на русский язык Герман Лопатин, борцы за власть советов в Дагестане; У. Буйнакский, С. Габиев, Б. Шеболдаев, М-М. Хизроев, ученые-просветители М.М. и Б.К. Далгаты и др.

Гимназия стала для Д. Коркмасова школой жизни. В ней он знакомится с произведениями классиков русской и мировой литературы, с передовой общественной мыслью России. Ему нравилась система обучения в гимназии, предоставлявшая большую самостоятельность ее воспитанникам и, пробуждавшая в них любознательность. Особое внимание он уделяет изучению истории, философии, иностранных языков, много занимается вопросами общего и политического самообразования.

Уже тогда нашлось немного бы из тех, кто мог соперничать его неукротимому духу, способностям и знаниям. Но любознательный взор молодого Джелала устремляется все дальше, далеко за пределы гимназических стен.

По воспоминаниям П. И. Ковалева, соратника Коркмасова по революционной борьбе со времен первой российской буржуазно-демократической революции, в гимназии Джелал пристрастился к литературе, в которой вступающий в жизнь юноша искал ответа на жгучие вопросы современности, участвовал в горячих дискуссиях, часто возникающих среди гимназистов, был членом нелегального кружка, таких же ищущих сверстников, пылких носителей идеи братства и справедливости, отличавшихся страстной любовью к родному краю и его народу, выпускавшего свой журнал, пересылаемый на суд всеобщему кумиру тогдашней молодежи, Н.К. Михайловскому. 

Как видно из автобиографии Д. Коркмасова и др. многочисленных источников его страсть к образованию и жажда знаний, необычная широта духовных интересов выходит далеко за пределы гимназической библиотеки и в этот период он знакомится с произведениями; Писарева, Михайловского, Тургенева, Байрона, Дидро, Шекспира и др.

Его глубоко интересует деятельность русских революционных демократов – Герцена, Чернышевского, Белинского, Добролюбова. Ему близки идеи народного просвещения, преобразования России. Уже в это время он переживает сложный процесс формирования мировоззрения.

В 1897 году, по окончании гимназии он на естественном факультете Московского Университета, где принимает активное участие в студенческих сообществах. « Частые конфликты с администрацией, – отмечает П.И. Ковалев, – поставили под сомнение возможность достижения высокой цели. Потянуло за границу, где меньше преград и больше возможностей»3).

К следующему учебному году, осенью 1898 года Дж. Коркмасов во Франции, в Париже – одной из самых развитых и культурных столиц Европы – стране с прославленными революционными традициями.

Это было время бурного подъема и расцвета Французской Республики; новейшие открытия в науке, развитие всех сфер экономики и промышленных областях, рождение выдающихся произведений в литературе, живописи, искусстве и, как закономерный итог этих достижений, готовящаяся к открытию Всемирная выставка в Париже.

«Париж ошеломил, закрутил. В Сорбонну, – пишет о нем П. Ковалев, – вступил со священным трепетом. Не чувствовал под собой ног, выходя на улицу слушателем факультета наук»4).

Здесь он продолжает учебу на естественном же факультете всемирно известного Сорбонского Университета, но все больше его тянет не к изучению законов природы, а закономерностей общественного развития.

Что касается политических убеждений, то солидный багаж знаний полученных со времен гимназии, тем не менее, не мог окончательно помочь разобраться в существе политических битв, происходящих на политических аренах европейских государств и России в конце XIX начале XX века. В принципе, еще с гимназической скамьи увлеченный идеями французской революции он страстный поклонник республики. Следует отметить, что непоколебимое уважение к республике он сохранит до конца своей жизни, правда, сочетая (как и Ж.Жорес, затем В.И. Ленин; сказывалась французская политическая школа) с идеями ее устройства, основанного на принципах социальной справедливости, социализма.

Вместе с тем, в первое время на него оказывают влияние мелко-буржуазные анархистские идеи, почерпнутые из кропоткинского журнала «Ла Револьте» и другой литературы. «Дают о себе знать горские традиции, боевой тон с их смелым духом отрицания»5).

Но он не следует анархизму всецело, а занимает по многим вопросам отличную от них позицию, стремится к освоению философских наук и с этим к материалистическому мировоззрению. Большую часть времени проводит в библиотеках, просиживает над Огюстом Кантом. 

«Общественная жизнь, собрания разных партий, – отмечает П. Ковалев, – собрания разных эмигрантов, вопросы актуальной политики – вот что занимает жизнь»6).

Ищущий и пытливый ум приводит Дж. Коркмасова в Высшую парижскую школу социологии и антропологии.

Заметим, что в тот же период его отличает и посещение открытого в 1901 г. «Свободного русского Университета в Париже», организованного знаменитым русским ученым М.М. Ковалевским, учредителями которого были видные общественные деятели Франции Э. Золя, Ш. Сеньобос и др.

Лекции по различным дисциплинам и отраслям знания там читали такие ученые с мировым именем, как; И. И. Мечников, К. Тимирязев, де-Роберти, Е. В. Аничков, М. Туган-Барановский, К. Бальмонт, Э. Вандервельде, П.Г. Виноградов, И.В. Лучицкий, П.Б. Струве, Н. Баженов, В. Пржевальский, В.А. Анри, Н.И. Кареев и др., и где в 1903 году читал курс лекций «Марксизм и аграрный вопрос», проживавший в то время в эмиграции в Париже и, кстати на соседней с ул. Эстрападе, где проживал Д.А. Коркмасов, В.И. Ленин.

Как считают многие исследователи, именно к этому времени относится знакомство Дж. Коркмасова с будущим руководителем советского государства.

После почти семилетнего пребывания в Париже, исключая поездки на каникулы, Дж. Коркмасов возвращается в Дагестан, где назревали революционные события. Здесь он занимается правозащитной практикой, становится действительным членом «Общества просвещения туземцев мусульман Даг. Области».

Развернувшееся в 1905 года по всей стране рабочее движение против самодержавия, оказало свое влияние на рабочие и крестьянские массы Дагестана. К осени повсеместно растущее недовольство дагестанских крестьян своим положением толкает их на революционные выступления.

В этой обстановке организация крестьянских масс и их сплочение, становится для Д. Коркмасова, одной из важнейших политических задач дня. Создается «Крестьянский центр», ставший защитником их интересов. «В этой организации – вспоминает П.И. Ковалев – выковывались могучая воля и настойчивость с какой велась борьба»7).

На митингах крестьян, организуемых в Т.-Х.-Шуре, ближайших аулов, Дж. Коркмасов, и находившийся по решению организации в нагорном Дагестане М. Дахадаев, выступают с призывами о прекращении выполнения крепостных повинностей, отказа в выплате помещичьих податей.

Эти требования звучали не только на собраниях и сходках сельчан, они передавались и путем письменных воззваний. В наиболее яркой и конкретной форме они прозвучали в таком историческом документе, как знаменитое: «Точите кинжалы» - авторство которого, по общему признанию ученых, принадлежит Дж. Коркмасову и его другу и соратнику М. Дахадаеву.

Вместе с М. Дахадаевым, М.-М. Хизроевым, П. Ковалевым и др. Дж. Коркмасов предпринимает шаги к объединению разрозненных революционно настроенных сил, созданию дагестанского Областного Комитета РСДРП, от имени которого во исполнение решения III-го съезда РСДРП по крестьянскому вопросу, призывавшего крестьян к коллективному отказу от платежей, податей и налогов и нашедших горячий отклик среди дагестанских крестьян, были написаны и распространялись листовки.

«Сказать свободное, сильное слово в защиту угнетенных дагестанцев, - пишет П. Ковалев, - значит, было обнаружить не только ум, доброту, справедливость, но и не укротимое геройство»8).

Такую активную деятельность, направленную против помещичье-клерикальной верхушки, подрывавшую колониальные порядки в Дагестане и сами устои царского самодержавия власти простить не могли.

Дж. Коркмасов, М. Дахадаев, П. Ковалев и другие руководители неоднократно арестовывается и содержится в Т.-Х.-Шуринской тюрьме.

 Однако, в марте 1906 г., освобожденный под давлением общественности из под стражи, он принимает участие в выборах и, имея громадную популярность и авторитет, проходит выборщиком в I Государственную Думу Российской Империи.

Но, уже в мае, того же года за ряд антиправительственных выступлений, направленных против «ублюдочного земства» навязываемого наместнической администрацией на Кавказе и ущемляющей интересы Дагестана, он вновь арестовывается и в августе «за вредную политическую деятельность и подстрекательство населения к неуплате налогов и не подчинение властям», решением «Особого Совещания» Департамента полиции, под гласный надзор, на 2 года ссылается в Олонецкую Губернию (ныне Республика Карелия).

После длительных хлопот ему, наконец, предоставляется возможность замены ссылки эмиграцией без права возвращения в пределы Российской Империи до срока истечения ссылки.

Царские чиновники считали, что в период еще не остывшего революционного подъема в стране, эмиграция за рубеж, практиковавшаяся ими в отношении многих видных политических деятелей, выглядит куда предпочтительнее даже ссылки в собственной стране.

В феврале 1907 г. Д. Коркмасов снова в Париже – центре политической эмиграции из России, Турции и др. стран. Он сразу же окунулся в водоворот рабочего и социалистического движения.

Известный политический опыт, полученный в революционных схватках 1905-06 гг., свободное владение французским, турецким и, (на фоне общеизвестных дарований Д. Коркмасова, заметим что его отличали уникальные полиглотические способности) др. языками помогали Д. Коркмасову хорошо ориентироваться в обстановке, наладить связи с представителями рабочего и социалистического движения Франции и др. стран.

Здесь он знакомится с лидерами французских социалистов – Жюлем Гэдом и Жаном Жоресом, с писателем мировой величины, ветераном французских социалистов Анатолем Франсом, сближается с видными турецкими социалистами, и в частности, с будущим руководителем первой ком. партии Турции (образованной в 1920 г. в Баку в дни работы Первого Съезда народов Востока) Мустафой Субхи и «вместе с ним, - пишет П.И. Ковалев, - работает в библиотеках, рассказывает ему о характере русского революционного движения и предшествующих периодах 1905 году, знакомит его с марксизмом»9).

В 1908 г., вследствие революционных событий произошедших в Турции, Д. Коркмасов с группой турецких революционеров выезжает в г. Константинополь (Стамбул).

Здесь он вскоре становится членом, созданной в сентябре 1910 г. при его непосредственном участии, Османской социалистической партии. Он выступает перед рабочими и молодежью с лекциями о социализме, об особенностях российского и немецкого социал-демократического движения, о революционных событиях в России, пишет статьи для младотурецких газет.

Уже в этот период жизни деятельности Д. Коркмасова во всей полноте проявляются его недюжинные способности крупного политического организатора, высокая образованность и широкая эрудированность, что не замедлит обратить на себя внимание Императорского посла в Константинополе в его депешах в Петербург.

В малознакомой стране с помощью активных деятелей младотурецкой революции он организует свой независимый печатный орган – издание иллюстрированного еженедельника «Стамбульские Новости», начавшего выходить с 23 октября 1909 г.

Более того, несмотря на сугубо частную инициативу, что похвально отмечалось в правительственной переписке Императорского посла со двором Его Величества, он, тем не менее, заручается поддержкой царского правительства, посол которого в Стамбуле, как отмечалось выше, в письме на имя Министра Иностранных дел сообщал: «За время существования Турции это первая русская газета, возникшая в Константинополе. Выход ее является для нас несомненным успехом…»10).

География подписки и сегодня поражая всеохватностью воображение современника, отличалась широтой и разветвленностью и, по мимо, Турции, газета распространялась в крупных административных и культурных центрах, таких как; С-Петербург, Москва, Баку, Казань, Киев, Одесса, Ялта, Коканд (Фергана) и др. города Российской Империй.

Выход газеты в свет сопровождался большим успехом. Уже в первых номерах «Стамбульских новостей» мы встречаем благодарственные отклики редакции «на теплые, сочувственные отзывы» в российской, европейской, турецкой и болгарской прессе.

Многие материалы, публиковавшиеся в «Стамбульских новостях», выходили за подписью известных и знаменитых турецких, российских и европейских авторов, в ней публиковались также и статьи самого Д. Коркмасова. Они давали читателям разнообразную информацию по многим вопросам внутреннего и международного положения Османской империи, нарастания экономических трудностей, недовольства основной части населения – крестьянства.

Однако, это общедемократическое направление газеты не отвечало усиливавшемуся реакционному курсу младотурок. На этой почве Д. Коркмасов вскоре порывает с последними и, вместе с русскими, болгарскими и др. социалистами создает в Константинополе свою Социалистическую группу.

Уповая на якобы отсутствие возможностей к предоставлению беспошлинного ввоза в пределы империи, игнорируя при этом положительные оценки и похвальные отзывы общественности, ряда высших правительственных инстанций и прикрываясь формальностью, оно создало непреодолимую преграду, лишившую газету ее основных подписчиков и тем самым важного источника получения средств для существования.

Таким образом, первая в истории печати Российской и Османской империй, русскоязычная газета, под руководством известного деятеля российской революционной эмиграции Д. Коркмасова, способствовавшая распространению социалистических идей, была ликвидирована совместными усилиями турецкой и русской реакций.

Последний номер газеты, ставшей поистине коркмасовским памятником в истории всеобщей (мировой) печати, вышел в июне 1910 года.

Запрет на издание газеты, жесткая цензура, усиливающиеся гонения на рабочее и социалистическое движение со стороны младотурецкого правительства вынудили Д. Коркмасова в 1911 г. переехать в Париж, где он продолжает учебу на юридическом факультете Сорбонского университета. В Париже он пробыл до марта 1917 г.

Свержение самодержавия и победа февральской буржуазно-демократической революции в России, провозглашение Временным правительством программы и ее реализация в целом, по признанию такого тонкого политика как В.Ленин, решительно продвинуло страну к конституционализму и демократии и всего лишь в несколько месяцев по своему политическому строю, Россия практически догнала передовые страны.

Эти перемены открыли границы для политических эмигрантов.

Возвращение Д. Коркмасова из-за границы было восторженно воспринято общественностью и прессой.

А, происходило это незадолго после того, когда, как бывшая губернаторская команда в силу растерянности, не зная что предпринять, не нашла ничего лучше чем скрыть события в российской столице от своего народа.

На страницах газеты «Мусават» (Равенство) тепло приветствовавшей возвращение из эмиграции одного из первых руководителей социалистического движения, в частности, описывалась его энергичная деятельность в Турции, где он издавал газету «Стамбульские новости», со страниц которой периодически выступал на политические темы. Придавая исключительное значение решению аграрного вопроса, являвшегося одним из ключевых вопросов буржуазно-демократической революции, в газете, увязывая эти надежды с ним, указывалось о необходимости возвращения народу земель, отторгнутых царизмом и бывших в его распоряжении.

Вернувшись в Дагестан, Д. Коркмасов со свойственной ему энергией всецело погружается в работу. Имея, как никто другой, блестящее образование, великолепную интеллектуальную подготовку и большой опыт общественно-политический деятельности в ряде стран, благодаря целеустремленности и таланту лидера, способного сплотить единомышленников, противостоять оппозиции и возглавить национальное движение, что не раз демонстрировалось им на различных этапах истории, он, сознавая в этих условиях необходимость создания, как решения задачи первостепенной важности, организации по сплочению масс, незамедлительно переходит к ее формированию и становится идейным вдохновителем, организатором и руководителем, созданной в Темир-Хан-Шуре дагестанской Социалистической группы11).

А. Тахо–Годи, один из первых и активнейших членом этой группы впоследствии писал: «...она стала оформляться с приездом Коркмасова из-за границы и Хизроева из России…», и «…все что имело отношение к революции, делалось от ее имени»12).

Характеризуя впоследствии этот период, Д. Коркмасов, подчеркивал: «Мы восстановили нашу старую организацию под именем Социалистической группы, которая объединяла все левые революционные социалистические элементы и повела борьбу против феодально-буржуазного национального блока, патриархально-клерикальной контрреволюции»13).

В этот период, Д. Коркмасов во главе социалистической фракции входит в состав Временного Областного Исполкома, где одновременно возглавляет «Областной Земельный Комитет» и от дагестанской «Социалистической группы» избирается во Всероссийское Учредительное Собрание.

Вместе с тем, февральский политический переворот поставил перед Временным Правительством, помимо разрешенных ею пунктов и два других основных вопроса: о земле и мире. Но, ни в одном из них оно не сумело занять правильной и ясной позиции.

Продолжавшаяся первая мировая война не только углубляла политический кризис, вместе с тем она усиливала разруху сельского хозяйства и, тем самым, организовывала и активизировало крестьянство.

Основным лозунгом крестьянского движения этого времени было требование перехода в руки крестьян всех нетрудовых земель и уравнительного ее распределения, а также ликвидация тех стеснений, какие накладывала на него помещичья собственность.

В отличии от 1905-06 гг., главной причиной, послужившей по всей России к массовому развитию аграрных беспорядков, явилась именно затяжная политика Временного Правительства.

21 апреля, под влиянием все более и более усиливавшегося аграрного движения, учреждаются Земельные Комитеты, на которые возлагалась подготовка к реформе и разрешение земельных споров.

Представители реакционной, черносотенной и крайне правой идеологии, как в центре, так и на местах сознательно затягивали разрешение аграрного вопроса.

Д. Коркмасов, М. Дахадаев, М-М. Хизроев, С. Габиев и другие члены Социалистической группы в своих выступлениях на собраниях и митингах, вели настойчивую линию на сплочение крестьянских масс, всех прогрессивных и революционных сил, разоблачая контрреволюционную сущность помещичье-клерикального и буржуазного блока.

В начале августа 1917 г. Социалистическая группа, действуя через возглавляемый Д. Коркмасовым «Областной Земельный Комитет» под лозунгом «Землю тем, кто ее обрабатывает» созвала и провела под его председательствованием Аграрный съезд.

Решения, проведенные на этом съезде, их практическая реализация не на словах, а на деле, обеспечили не только всевозрастающий авторитет и влияние дагестанской Социалистической группы, но и стали залогом ее будущих побед.

На следом состоявшихся выборах во Временный областной Исполком социалисты, чьи силы в то время не шли ни в какое сравнение с политической силой их противников, одержали сокрушительную победу, их представители составили большинство в новом составе правительства, председателем которого стал Д. Коркмасов.

Напуганный размахом этого влияния буржуазно-помещичий блок пытается, на спешно созванном Андийском съезде, противопоставить законной власти избранием имама, совершенно неприемлемой формы абсолютизма и признанного на следом же состоявшемся во Владикавказе II-ом Съезде Объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана абсолютно не легитимным.

После победы Октябрьской революции политическая обстановка в Дагестане еще более накалилась. В ноябре 1917 г. в Порт-Петровске образуется городской Военно-революционный комитет во главе с У. Буйнакским.

Дагестанская контрреволюция, расколотая внутренними противоречиями, вновь под руководством неудавшегося имама Н. Гоцинского, обманным путем вторгшегося в январе 1918 г. в Т-Х-Шуру, пытается объединить усилия и вернуть свое положение.

Однако, под влиянием выступлений Д. Коркмасова и М. Дахадаева на большом митинге, созванном в Темир-Хан-Шуре им, с помощью решительно ставших на их сторону горожан и сельчан, подоспевших из ближайших аулов и вскоре подошедшего отряда из Петровска, удалось быстро рассеять и отколоть силы, примкнувшие к увлекшемуся мародерством противнику14) и изгнать его из города.

Именно к этому времени относят большинство исследователей переход Социалистической группы и ее председателя Д. Коркмасова к решительным сторонниками новой власти, разрушившей колониальную систему и объявившей о Федеративном принципе построения государства и, тем самым, открывавшего широкий путь для национального самоопределения важнейшими декретами: о мире, земле и главное, что имело огромное историческое значение для страны с 57% составом национального населения - «Декларацию прав народов России» и Обращение «Ко всем трудящимся мусульманам» ( 3.12.1917), отпечатанного многомиллионными тиражами на всех языках мусульман России и Востока – отменяющих ранее существовавшие социальные и политические ограничения и предоставляющих право наций на самоопределение.

Эти гарантии были подтверждены и на II–ом Пятигорском съезде Советов (февраль-март 1918 г.), где Коркмасов с энтузиазмом приветствовал народы Терека от лица народов Дагестана и провозгласил полное единодушие политики Советского государства.

К весне 1918 г. на всем равнинном Дагестане была установлена Советская власть.
19 апреля 1918 г.15) в Темир-Хан-Шуре был образован Дагестанский Областной Военно-Революционный комитет, председателем которого был избран Д. Коркмасов.

21 июля здесь же созывается первый съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, избравший дагестанский Областной Исполком во главе с Д. Коркмасовым, ставшего и председателем Темир-Хан-Шуринского Совета.

Областной Исполком во главе с Д. Коркмасовым, в котором все решающие посты занимали члены Социалистической группы, свои главные усилия направил на упрочение Советов, организацию местных органов власти во всех сферах хозяйственной, экономической и культурной жизни, проходившей с самого начала в невероятно трудных условиях, осложнявшихся внутренними и внешними противоречиями.

Уже летом положение в Дагестане стало резко обостряться откровенной экспансией со стороны Турции. Пользуясь ослабленностью РСФСР, зажатой со всех сторон фронтами и, вопреки положениям Брест-Литовского Договора (3 марта 1918 г.), отклонившего ее претензии к установлению протектората на Северном Кавказе и Дагестане, к тому времени находящегося под юрисдикцией РСФСР, она перешла, в создавшихся для нее благоприятных условиях, к открытому нарушению договорных обязательств.

В горах появились отряды ее аскеров, с Севера напирали деникинцы, управляемые Антантой, с Юга – английский ставленник Л. Бичерахов. Дагестан резали на части.

Под натиском превосходящих сил внутренней и внешней контрреволюции в сентябре 1918 года Советская власть в Дагестане, полностью отрезанная от центра, временно пала.

Революционные силы понесли невосполнимые потери, многие видные руководители трудящихся в этой неравной схватке погибли или были арестованы, оставшиеся на свободе перешли на нелегальное положение.

Отмечая кровавые последствия контрреволюционного переворота в Дагестане, Г.В.(Серго) Орджоникидзе 12 октября 1918 г.в телеграмме из Владикавказа В.И. Ленину сообщал: «Офицерскими бандами Бичерахова зверски замучен и убит популярнейший советский работник инженер Дахадаев. Социалистический Дагестан понес тяжелую потерю, в Дагестане арестован старый революционер, председатель Военно-Революционного Комитета Дагестанской области тов. Коркмасов»16)

У. Буйнакский, с лета 1918 г. находившийся по заданию дагестанского правительства в Москве, откликаясь на эти же события 31 октября 1918 г. в газете «Известии ВЦИК» писал: «Если подтвердится известие о гибели т. Дахадаева и аресте тов. Коркмасова, можно будет определенно сказать: в одном отдаленном, чрезвычайно обездоленном уголке трудовые элементы гор лишились руководителей, лишились подлинных вождей. Социализм, а в последнее время большевизм, в крестьянских массах Дагестана неразрывно сливался с именем этих борцов»17).

После временного падения советской власти Д. Коркмасов переносит всю работу из областного центра в Темир-Хан-Шуре в конспиративный центр, образованный под Кумтор-Калой.

Он сразу же предпринимает энергичные меры для организации масс на борьбу с контрреволюцией и подготовку вооруженного восстания. Это был самый тяжелый период гражданской войны, спровоцированной Антантой, когда Дагестан оказался в полной изоляции от РСФСР. Угроза нависшая над молодой республикой Советов требовала консолидации усилий всех революционных партий и объединения их вокруг ЦК РКП(б).

Большую роль в дальнейшем объединении революционных сил в Дагестане сыграла первая (Кум-Торкалинская, подпольная) областная партийная конференция на которой, под руководством Д. Коркмасова, был образован Военный Совет Республики и создан Дагестанский обком РКП(б). Д. Коркмасов был избран членом бюро Даг.обкома.

Однако, вследствие переворота, устроенного в Т.-Х- Шуре отдельными контрреволюционными элементами Горского правительства, вошедших в сотрудничество с оккупационными силами, вторгнувшихся в Дагестан, в мае 1919 г. ряд членов Даг. обкома и Военного Совета были арестованы.

Д. Коркмасов, с избежавшими ареста членами Военного Совета и Даг. обкома, обосновался в Левашах. Восстановив деятельность Военного Совета и, при поддержке и содействии духовенства в лице влиятельного шейха Али-Гаджи Акушинского, обеспечив быструю организацию отрядов, они повели наступление против оккупационной армии.

Между тем, неоднократные попытки, предпринятые ими в июне-июле против хорошо вооруженных и отмобилизованных на фронтах первой мировой кадровых частей и казачьих карательных отрядов, столкнувшись с ними в ожесточенных боях на Кызыл-Ярских высотах, успехов не имели.

После поражения восстания члены Военного Совета во главе с Д. Коркмасовым выехали в Баку. В августе 1919 г. на заседании Кавказского Крайкома ЦК РКП(б) в Тифлисе Д. Коркмасов был избран членом Кавказского Крайкома ЦК РКП(б). Для организации антиденикинской борьбы в Дагестане и на Северном Кавказе, Кавказский Крайком образовал Горскую секцию.

4 сентября 1919 г. в Баку был восстановлен Дагестанский областной комитет РКП(б), его председателем был избран Д. Коркмасов.

15 сентября Дагобком принял решение о перенесении всей работы в Дагестан, в центр, стихийно вспыхнувшего к тому времени в даргинском округе и разрастающегося горского восстания, сел. Леваши.

После возвращения в Дагестан Д. Коркмасов, наряду с Али-Гаджи Акушинским и Узун Гаджи, был избран почетным председателем Совета Обороны Северного Кавказа и Дагестана, ставший затем во главе единого органа власти – Центрального Революционного Совета Обороны Северного Кавказа и Дагестана, и тем самым, как отмечалось в коминтерновских сводках и переписки СНК, Реввоенсовета и НКИД РСФСР «В Дагестане дела заметно улучшились. К голосу Дагестана чутко прислушиваются все горцы Кавказа и Дагестанское движение, поднявшее знамя борьбы, разрастается в общенародное повстанческое движение, олицетворяя борьбу всех горцев Кавказа»18).

Выступая на заседании Совета Народных Комиссаров РСФСР, проходившего под председательством В.И. Ленина 10 июля того же года, с подробным докладом «Год гражданской войны на Северном Кавказе», Г. К. (Серго) Орджоникидзе, говоря об успехах борьбы дагестанцев, громивших карательные экспедиции, пытавшиеся
проникнуть в горы и повсеместно наносивших беспощадные удары деникинцам, не давая овладеть положением дел на плоскости, отмечал: «Можно сказать без всякого преувеличения, что нигде Советская власть не популярна так, как среди угнетенного горского населения…»19).

Более того, та же переписка СНК, НКИД и Коминтерна, сводки и директивы Реввоенсовета РСФСР, содержащие анализ международного положения и внутренней политики, свидетельствующих о явных намерениях, путем использования армий Деникина, к расширению экспансии западных держав в Закавказье и на Северном – Кавказе, концентрируется свое внимание на мобилизующих силах и действиях по руководству стихийно вспыхнувшего горского повстанческого движения в Дагестане.

В ней в частности подчеркивалось: «…скрытой пружиной восстания являются социалисты. Ими организован штаб Армии Свободного Дагестана и окружные штабы и, открытые военные действия должны произойти со дня на день»20)

«Товарищ Коркмасов долго боролся в горах Дагестана и ему, - говорилось в Бюллетене Совета Обороны, - наконец, удалось объединить вокруг себя идейных товарищей и создать регулярную Армию, сильно отличающуюся от обычных повстанческих отрядов. [...]

В течение 10 месяцев ожесточенной борьбы с врагом Революционный Совет Обороны Северного Кавказа и Дагестана руководил внутренними и внешними делами освобожденной части Северного Кавказа и, стоя во главе Дагестанской Армии, защищал свою страну»21).

В марте 1920 г. революционные войска повстанческой Армии Свободы Дагестана под руководством Центрального Рев. Совета Обороны и Даг. Обкома, возглавляемых Дж. Коркмасовым (что ранее подавалось в иной искаженной трактовке о якобы, совместном с Кр. Армией разгроме деникинских частей в Дагестане, в то время как эти обстоятельства не имеют отношения к фактическим событиям, поскольку последние, на самом деле, прибыли в Дагестан в начале апреля и, как проходящие для решения оперативных задач в соответствии с Директивами Ген. Штаба РВСР, связанных с последующей советизацией Азербайджана, что ускорило их реализацию и облегчалось условиями создавшимися в свободном Дагестане – ред.) наголову разбив неприятеля, полностью освободили города и населенные пункты.

Центральный Революционный Совет Обороны Северного Кавказа и Дагестана, под руководством Д. Коркмасова, одержав победы над военными и политическими противниками, «как временно боевой орган, - говорилось в Бюллетенях Совета Обороны - до созыва общегорского съезда и, с целью повсеместного держания порядка, сразу же приступает к организации хозяйственной и экономической жизни на всей территории…»22).

Таким образом, советская власть прочно утвердилась в Дагестане. Героическая, упорная и продолжительная борьба дагестанцев в глубоком тылу с превосходящими силами противника в один из самый трудно переживаемых для советского государства периодов гражданской войны, нашла достойное признание и благодарность со стороны правительства РСФСР. Она, прозвучала со страниц газет, в докладах и выступлениях выдающихся деятелей партии и государства, лично В.И. Ленина.

В них, в частности, говорилось: «Народы Дагестана, проявили величайшую стойкость и самоотверженность в борьбе за освобождение от царского гнета. Они проявили чудеса героизма в годы гражданской войны. Те тяжелые дни, когда белые полчища Деникина занимали один за другим подступы в столице – Москве, дагестанские народы, эти славные горные орлы, оказали величайшую помощь зажатым в контрреволюционные тиски русским рабочим и крестьянам: они подняли всенародное восстание в тылу Деникина, они открыли ему новый фронт, отвлекая его силы и помешали продвижению его банд вперед на Советскую Республику»23).

Останавливаясь на этих событиях в своем докладе на Чрезвычайном съезде народов Дагестана в ноябре 1920 г., Г.К. Орджоникидзе подчеркивал: «Когда прошлой осенью Деникин подходил к Москве, мы знали, что в далеком Дагестане есть наши друзья, сражающиеся против Деникина и потому тогда русские рабочие и крестьяне ни на секунду не сомневались, что в горах Дагестана они встретят своих братьев»24).

Но еще раньше, 11 мая того же года, реагируя на приглашение его как чл. РВС Кавфронта и Кавбюро ЦК, принять участие на созываемый в Т.-Х.-Шуре, вскоре после разгрома Деникина, сводный съезд Ревкомов, телеграфируя Д. Коркмасову, просил: «Передайте представителям трудового Дагестана, что сов. власть, стремясь на Восток... против угнетателей мира — англичан, гордится славными горцами Северного Кавказа и, особенно дагестанцами, беззаветной храбростью сражавшихся против Деникина»25).

Выдающиеся заслуги Д. Коркмасова были высоко оценены высшими органами власти. Он был первым из дагестанцев представленным (апрель 1920 г.) и награжденный, за руководство борьбой и одержанными победами в Дагестане - Орденом Боевого Красного Знамени.

Нелегко далась победа. В кровопролитных сражениях против внутренней контрреволюции и иностранной интервенции погибли лучшие сыны народов Дагестана: У. Буйнакский, М. Дахадаев, К.-М. Агасиев, С.-С. Казбеков, Г. Саидов, З. Батырмурзаев, И. Котров, Н. Ермошкин, А. Богатырев, С. Эрлих и многие другие.

За годы гражданской войны и, без того, сильно пошатнувшемуся в довоенный период хозяйству Дагестана, был нанесен, особенно при отступлении деникинцами, неисчислимый ущерб.

Впереди предстояла тяжелая, упорная и длительная работа по политическому, экономическому и культурному возрождению края.

И в этих условиях, вновь и наиболее ярко проявились прирожденные качества лидера, незаурядные способности и большой организаторский талант Д. Коркмасова.

Выдвинутый на самые ответственные участки работы он сумел обеспечить широкий охват всесторонних сфер жизнедеятельности Республики.

С 11 апреля 1920 г., став во главе Дагестанского областного Ревкома (правительственный органа, совмещавший в переходный период всю полноту власти гражданской и военной) и Даг. Обкома, он, безотлагательно берется за решение вопроса наивысшей государственной важности, вопросов территориальной целостности Дагестана и решает присоединением к нему в июне того же года, отторгнутого со времен Кавказской войны, Хасавюртовского округа.

Тем самым, преодолев областное деление и, практически удвоив территорию, Дагестан, к моменту провозглашения в ноябре т.г. автономии, а затем и вхождения в январе 1921 г. в состав РСФСР представлял компактную Республику с восстановленными, исторически сложившимися и существующими поныне сухопутными и морскими границами. Начатый тогда же процесс присоединения Ногайских и Караногайских земель и территории Кизлярского округа, успешно завершится по воле их народов в ноябре 1922 года.

В эти же годы он добивается возвращения Дагестану его рыбных промыслов и, как истинные реформатор, устремленный в будущее, принимает меры к учреждению, переносу и строительству новой столицы Дагестана – Махачкала, крупного административного, промышленного, культурного центра, стратегического транспортного узла на южных границах Федерации.

С 1 по 7 сентября 1920 года, во главе многочисленной дагестанской делегации, Д. Коркмасов принимает участие в работе Первого съезда народов Востока в Баку, знаменитого международного форума, собравшего представителей разных стран и народов и входит в состав его Президиума.

Во взаимодействии с Коминтерном, НКИД и ЦК РКП(б), съезд, для координации вопросов восточной политики, образует «Совет действия». В его Президиум из 7 человек, наряду с выдающимися деятелями партии и советского государства: Е. Стасовой, Н. Наримановым, Ш. Элиавой, М. Павловичем, И. Хакки, С. Орджоникидзе, избирается Д. Коркмасов.

В этот же период он назначается первым советником Полпредства РСФСР в Турции.

13 ноября 1920 г. Д. Коркмасов, председательствует на Чрезвычайном съезде народов Дагестана, объявившего автономию Дагестанской Советской Социалистической Республики, ставшей фактором огромной политической важности, давшего удовлетворение национальному чувству, веками попранного самодержавием и особенно наболевшего у дагестанцев.

Несколько позже, завершая работу 1-го Учредительного Вседагестанского съезда Советов, Д. Коркмасов, останавливаясь на значение образования республики и принятия первой Конституции, как моменте великой исторической важности, скажет: «Завершилось создание Республики в Дагестане, имеющей отныне прочный базис, свой Основной Закон... …в истории Республики наступила новая эпоха»26) развития.

Осознавая всю ответственность перед своими народами за судьбу родины и тяжесть их борьбы, с одной стороны с экстремистскими племенными тенденциями, влекущих безусловную раздробленность Дагестана а, с другой с теми, кто находился во власти центробежных и по сути сепаратистских взглядов, необходимо подчеркнуть, что это стало возможным именно благодаря тому, что на этом историческом, поистине судьбоносном отрезке времени, у руля политической власти в Дагестане стояли такие личности, как Д. Коркмасов, С. Габиев, А. Тахо-Годи, П. Ковалев, М-М.Хизроев и др., чья деятельность в вопросах государственности свидетельствует о высокой политической зрелости.

«Мы все хорошо понимаем, – отмечал в своем докладе с представителями общественности М.Г. Алиев, – что именно с образованием республики на земле древнего Дагестана, впервые получила свое полное государственно-политическое оформление многовековая историко-этнографическая общность этого многонационального уголка на планете»27).

Чрезвычайный съезд народов Дагестана, делегировав группу делегатов на VIII Всероссийский съезд Советов, избрал из ее же состава и чрезвычайную делегацию во главе с Д. Коркмасовым, для встречи с В.И. Лениным и выработки в центре основных положений Конституции Дагестанской Республики.

Делегация Дагестана в составе Д. Коркмасова, А. Тахо-Годи и М. Хизроева, заменившего С. Габиева, также избранного съездом, но в силу решения Президиума «Совета действия» еще от 6 сентября 1920 г., когда положительно был решен вопрос о его членстве в Даг. Ревкоме с оговоркой «в случае отъезда Д. Коркмасова из Дагестана исполнять его обязанности в Ревкоме»28) и, оставленного в этой связи в республике в виду и сложности обстановки, выехала в Москву специальным поездом с подарками для питерских и московских рабочих и прибыла туда, к самому открытию VIII-го Всероссийского съезда Советов, избравшего Д. Коркмасова членом всероссийского правительства (ВЦИК РСФСР).

В период после съезда, Комиссией под председательством Д. Коркмасова был разработан проект Первой Конституции Даг. Республики.

20 января 1921 года дагестанская делегация возглавляемая Д. Коркмасовым подписала в Президиуме ВЦИК РСФСР Акт о вхождении Дагестанской Республики в состав Российской Федерации, в котором оговаривалось особое и напрямую взаимодействие Дагестанской Республики с центральными органами, легшего в основу Декрета ВЦИК.

Перед возвращением в Дагестан и накануне открытия Московской конференции по турецкому вопросу, завершившейся в Кремле 16 марта 1921 г. Договором о дружбе РСФСР с Турецкой Республикой, подписанного членами всероссийского правительства Г.В. Чичериным и Дж. Коркмасовым, 12 февраля 1921 года, дагестанская делегация во главе с ним, к которой присоединился находившийся в Москве Наркомзем М. Ахундов, была принята В.И. Лениным.

Руководитель государства внимательно выслушал доклад Д. Коркмасова о положении дел в Дагестане и проявил (чуть позже, уже 14 апреля в знаменитом письме «К товарищам коммунистам Грузии, Армении, Азербайджана, Дагестана и Горской Республики» он, извиняясь за недостаточность военной помощи в годы гражданской войны, указывал на всемерную политическую поддержку и предлагал им в условиях новой экономической политике держаться «не буквы, а самого духа советской власти», «шире, без оглядки, экстренно, спешно» разворачивать инициативу на местах, взаимодействовать, посредством концессий и инвестиций, с иностранными державами, активнее браться и разворачивать хозяйственное возрождение Края) подлинную заботу о нуждах горцев, дав указание об оказании республике срочной помощи.

Уже на шестой день после этой встречи, при Президиуме ВЦИК РСФСР, для решения важнейших вопросов была образована специальная Комиссия по оказанию содействия хозяйственному возрождению и культурному строительству в Дагестане и, в свете этой программы был образован московский «Институт изучения Дагестана».

С этого же времени исчисляется история организации и начало функционирования в Москве одного из первых в Российской Федерации - дагестанского постпредства. Даже такая, казалось бы непримечательная деталь, как размещение постпредства в столице в одном с Наркомнацем РСФСР особняке на Арбате, подчеркивает всю значимость и соответствующее к нему отношение.

На фоне известных примеров с эшелонами продовольствия и мануфактурой, отправляемых в Дагестан, уместно привести и такой ранее не фигурировавший в печати факт, что 1 апреля 1921 г. буквально в день отъезда после длительного пребывания Д. Коркмасова из Москвы, где он как один из авторитетнейших и подготовленных руководителей страны был привлечен к участию в решении общесоюзных задач, на заседании Малого Совнаркома РСФС было принято решение, подписанное В.Лениным – «об отпуске аванса в 5 млрд. 500 млн. рублей на расходы Дагестанской Советской Социалистической Республике»29).

Кроме того, благодаря ныне выявленной переписке Д. Коркмасова с В. Лениным и Глав. Штабом Реввоенсовета РСФСР, достоянием истории является и такой, например, факт, как его инициативы по организации национальных воинских формирований, основанных на негативной практике сотрудников ЧК, прибывших в Дагестан, всколыхнувшей резкое недовольство населения и подтолкнувшего к управляемому из-за кордона мятежу во главе с Н. Гоцинским осенью 1920 г., а затем и неоправданно жестких действий Кр. Армии, способствовавших разрастанию повстанческого движения и повлекших многочисленные жертвы с обеих сторон.

Результатом политической воли, нашедшей полное одобрение в высших органах власти РСФСР, явилась создание особой дагестанской стрелковой бригады, кавалерийских частей и др. подразделений, в последующем прекрасно зарекомендовавших себя, а также организацию в Дагестане командных курсов.

Глубокой верой в творческие силы трудящихся дагестанцев, проявивших в годы борьбы невероятную стойкость и героизм, преданность идеям Советской власти, звучат слова «Для Красного Дагестана», написанные В. И. Лениным на своем портрете, подаренном им по просьбе делегации.

Возглавляя правительство Дагестана со дня его создания по 1931 год, а с 1921 по 1924 гг. будучи одновременно председателем Высшего Экономического Совета республики, Д. Коркмасов проявил себя активным и талантливым организатором осуществления новой экономической политики в Дагестане.

Затрагивая вопросы экономических особенностей развития Дагестана, Д. Коркмасов всегда подчеркивал, что свобода торговли в Дагестане не исчезала даже в самые трудные годы гражданской войны и ее переходного периода.

Провозглашение в 1921 году В.И. Лениным перехода страны «всерьез и надолго» к новой экономической политике, явилось созвучьем давних убеждений Д. Коркмасова.

Еще в 1909 году на страницах «Стамбульских новостей», оценивая события в Турции, охарактеризованные В.И. Лениным «эпохой пробуждения Азии», он отмечал, что «и в политике, и в научном объяснении общественных процессов необходимо исходить из признания примата экономических интересов»30).

В новых условиях, созданных политическим рычагом, Д. Коркмасов максимально использует государственную власть для всестороннего охвата работ в области мероприятий, связанных с индустриализацией, строительства и реконструкции хозяйства, торговли и кооперации.

Опираясь на данные научных разработок и результаты научно-технических экспедиций, он становится инициатором и проводником в жизнь многих крупных начинаний: в деле освоения природных богатств, строительства крупных промышленных объектов, ирригационных сооружений, оросительной системы, проведения земельно-водной реформы, достижения которой ставились образцовым примером на общесоюзном уровне, строительства мостов, расширения сети грунтовых, шоссейных и автомобильных дорог, устройство и оборудование морского порта, развитие рыбного и торгового флота, создание первого авиаотряда. Огромное значение он придавал вопросам организации народного здравоохранения и просвещения, всемерному развитию культуры, театрального, музейного дела.

Уже первый год работы в условиях НЭПа, несмотря даже на голод, охвативший значительную часть населения страны, принес оживление экономики Дагестана, который несмотря на естественные трудности роста, смог обеспечить у себя; принятие, размещение и трудоустройство известного количества беженцев из разных областей, а также отчислять регулярные пожертвования голодающим Поволжья.

Этот период развитием Дагестанской государственности, по своему разнообразию и отличительным чертам весьма примечателен широким кругом его влияний в общесоюзном масштабе и компетентностью в достижении поставленных и разрешаемых вопросов на всех уровнях.

С одной стороны обеспеченностью местной хозяйственной жизни, с другой компетентное сосредоточение внимания на задачах общегосударственных.

Весьма красноречивы и убедительны, в этой связи, строки характеристики, представленной в свое время дагестанской парт. организацией в высший партийный орган страны и ныне хранящейся в его парт. архиве: «Коркмасов, - говорится в ней, - является фактическим руководителем всех работ. Чрезвычайно энергичен и в высшей степени инициативен. Настойчив в проведении принятых решений. Достоинства - его широта взглядов, глубокое понимание экономических интересов Республики, стремление к их неуклонному осуществлению. Является крупным организатором»31).

И далее, уже в характеристике, лично подписанной видным государственным и партийным деятелем советского государства М. Н. Рютиным, работавшего в то время Ответ. Секретарем Даг. Обкома, читаем: «Коркмасов Джелал – Предсовнаркома, фактический руководитель работы. Выполняемая работа вполне соответствует его способностям. Может быть использован, как работник Краевого масштаба. Целесообразно – Пред.КрайЭКОСО»32).

И, когда правительство Дагестана, сообщая о начавшихся разработках горных богатств, послало В.И. Ленину добытые первые два пуда ртути, то в ответной телеграмме на письмо председателя Совнаркома ДССР Д. Коркмасова от 6 января 1922 г., пред. Совнаркома РСФСР В.И. Ленин 12 января того же года писал: «Уважаемый товарищ Коркмасов! С благодарностью принимаю дар – результат творческой инициативы трудящихся масс Дагестана. Желаю успеха в трудном деле хозяйственного возрождения Дагестана. Председатель Совнаркома РСФСР - Ленин»33).

Другим важнейшим результатом творческой инициативы трудящихся Дагестана, оказавшим огромное влияние на экономическое и социальное развитие республики, стало строительство Канала, начатого и наименованного – именем Октябрьской Революции Декретом № 114, подписанного Д. Коркмасовым 11 октября 1921 г.

Ему предшествовал доклад Д. Коркмасова от 5 октября того же года, в котором были даны обоснования необходимости «соединения Сулака с Каспийским морем». «Идея строительства канала, – вспоминал впоследствии технический руководитель стройки инженер В. Эмиров, – была выдвинута товарищем Коркмасовым и при его непосредственном участии разрабатывались программы будущих работ, способы и средства, на какие можно было в то время рассчитывать»34).

 Хроник тех лет, сохранившая подробные и практически ежедневные репортажи о ходе работ на КОРе сообщает, что «с самого начала всю организацию работ по прорытию Канала всецело взял на себя тов. Коркмасов»35).

 Первая очередь канала, общей протяженностью в 50 верст, построенного методом народной стройки в невиданно короткие сроки (менее 3 месяцев), была сдана накануне другого исторического события – 1-го Учредительного Вседагестанского Съезда Советов, проходившего с 1 по 7 декабря 1921 г. под председательством Д. Коркмасова.

В резолюциях съезда говорилось: «Заслушав доклад председателя правительства т.Коркмасова, с момента установления советской власти в Дагестане (с апреля 1918 г.) съезд констатирует, что несмотря на самые тяжелые условия, в которых проходила его деятельность, тем не менее, последний вполне справился со своей основной задачей в гражданской войне и с честью вышел победителем. Съезд, – отмечалось в ней, – одобряет деятельность Дагестанского Ревкома, признает вполне правильной политику, занятую верховным органом , в отношении общеполитических и экономических вопросов»36).

«Тов. Коркмасов, – писал В. Эмиров, – почти не покидал фронта работ, изредка только отлучаясь на несколько дней в Темир-Хан-Шуру или Порт-Петровск. Он лично проверял работу всего аппарата (снабжения, связи, медицинской части и проч.) и показывал пример как надо работать…»37).

Коллегия НКН при СНК РСФСР от 7 января 1922 г., рассмотрев заключение Комиссии НКН по докладу председателя Совнаркома и Экономсовета ДССР тов. Д.А. Коркмасова, констатируя правильность взятого ЭКОСО ДССР курса внутренней экономической политике, и в частности отмечая, что только начатые и проведенные работы первой очереди строительства Канала, дали грандиозные результаты «Оцениваемые в 10 миллиардов рублей и для одной только Владикавказской ж.д. уже дало экономии по снабжению водой этого района в 18 млрд. рублей», постановила вопрос о выделении в продолжение работ по программе Даг. ЭКОСО сумму 137 млд. 914 млн. рублей38),а также во внеплановом отпуске 100 000 пудов семян для обсеменивания вновь орошенных и населенных земель и внесметного кредита на сумму 1 млрд. руб. золотом.

16 февраля 1922 г. Президиум ВЦИК постановил: «За выдающие заслуги на фронте труда и в ознаменование самоотверженного, широкого и смелого почина, мощного организационного размаха, неусыпного рвения, блестящей плодотворной деятельности, направленной на восстановление и развитие народного хозяйства республики», наградить Дагестанскую Республику Орденом Трудового Кр. Знамени. Эту высшую правительственную награду (28.12.1920 г. и начавшей вручаться с апреля 1921 г.) Дагестан получил первым из республик РСФСР39).

«Трудовой подвиг Дагестанской ССР, - указывалось там, - выразился в том, что в течение 3-х месяцев по советскому почину прорыли канал длиною в 50 верст».

14 апреля 1922 г. Д. Коркмасов с гордостью писал В.И. Ленину: «Довожу до Вашего сведения, что 12 апреля состоялся впуск воды в оросительный канал им. Октябрьской Революции на законченной части канала, где площадь впервые спаханных земель доведена почти до 6 тыс. десятин, что при среднем урожае даст полтора миллиона пудов зерна»40).

 Но уже в начале мая он сообщал ему о новых трудовых успехах по весеннему комплексу работ на Канале, проведенных гражданами 65 аулов и хуторов с 26 марта по конец апреля на магистральной и общественной оросительной системе общей длиной 575 верст, в ходе которых благодаря своевременному сооружению плотины и обводного канала был предотвращен ожидаемый размыв селений и достигнуто осушение 25 000 десятин ценных земель, а магистральные линии обеспечивающие подачу 240 башей, способны оросить 48 000 десятин пахотных земель41).

Но самым трудным участком оказался последний отрезок канала, подводящего воду к столице Дагестана – Махачкале. Он был в самом центре внимания третьего, осеннего 1922 года, этапа работ.

II-ой Вседагестанский съезд Советов (октябрь-ноябрь 1922 г.), говоря о героизме и мужестве дагестанских строителей, в своих резолюциях отмечал: «Подводя итоги всей проделанной в первый год работе правительства, съезд не может обойти молчанием твердость, государственную мудрость и героическую работоспособность вождя и вдохновителя, председателя Совнаркома тов. Коркмасова и считает своим долгом просить ВЦИК о награждении его Орденом Красного Знамени Труда как первого в Дагестане героя на трудовом фронте»42).

 В продолжение работ на Канале, приказом Пред. Совнаркома Д. Коркмасова был создан Главный штаб трудового фронта, который он, будучи душой и вдохновителем этой гигантской стройки, сам и возглавил. Последняя очередь Канала с пуском воды в столичный водоем состоялась 8 августа 1923 г., но Д.А. Коркмасов на торжествах отсутствовал, главное было достигнуто, по заданию правительства СССР, решая вопросы наивысшей государственной важности в области внешней политики, о чем будет сказано ниже, он уже был на пути в Европу.

«Железной настойчивостью, трудами дагестанского крестьянства, - отмечалось в
телеграмме В.И. Ленину от 11 августа 1923 г., - одержана крупнейшая экономическая победа, открыт канал имени Октябрьской революции протяжением 78 верст от Сулака до Махачкалы, на 60 000 десятин увеличив земельный фонд безземельной горской бедноты»43)

Еще 15 августа 1921 года Пленум Кавбюро ЦК РКП(б) рассмотрев ряд вопросов по Дагестану, среди которых был выделен и персональный в отношении Д. А. Коркмасова и, несмотря на его официальное вступление в РКП(б) в феврале 1919 г. на подпольной Кумторкалинской Конференции, когда при самороспуске «Соц. Группы», он до того председатель Областного ВРК был избран председателем Военного Совета Республики и стал членом Бюро вновь образованного Обкома, а затем длительно возглавлявший Даг. Обком в самые трудные годы борьбы и сражений, ПОСТАНОВИЛ: – исчислять партийный стаж Д. Коркмасова с 1 февраля 1917 г. т.е. с дореволюционного времени44).

 Решительно преодолевая трудности и препятствия, встречавшиеся на пути, Д. Коркмасов, великолепно знавший мировую историю и ее общеисторические законы, что отмечалось не только лауреатом Нобелевской премии Ф. Нансеном, побывавшего в Дагестане и, отозвавшегося о нем как «об очень умном человеке»45), но и всеми современниками, кому довелось с ним работать и общаться, он, имея многолетний европейский жизненный опыт, за сравнительно мизерный по историческим меркам отрезок времени вывел Республику на дорогу более быстрого прогресса.

Он на деле доказывал то, с чем обращался к читателям со страниц «Стамбульских новостей» еще в 1909 г., когда писал: «Проникаясь в силу общеисторических законов сознанием, нет более возможности предаваться лени и неактивности под угрозой увидеть себя подавленным в борьбе за существование, созерцательный и пассивный Восток, принужден следовать в своем развитии активному и практичному Западу»46).

Только в оценках первого пятилетия с момента образования Дагестанской Республики, говорилось о «…крупных, ранее не бывалых достижениях на культурном фронте и в деле хозяйственного строительства Дагестанской Советской Республики»47).

И если в дни открытых боев и сражений, такая кристально чистая и героическая личность, как У. Буйнакский, с революции 1905 г., выросшего по его собственному признанию на примерах, таких как Д. Коркмасов и М. Дахадаев, преклоняясь перед авторитетами которых, называл их «Олицетворением свободы Дагестана», то в годы великих созиданий, автор известной работы «Быт горских народностей Юго-Востока», ученый и публицист И. Карачайлы, обосновывая тот факт, что «центр тяжести горской самобытности, горской инициативы, наиболее яркое выражение горского характера надо искать в Дагестане, то мы, - говорил он, - остановимся на примерах Дагестана, а затем, касаясь других областей, населенных горцами»48). Взяв, таким образом, за основу Дагестан, и иллюстрируя на страницах журнала ход работ на КОРе, он начал свое повествование с оценки роли личности и ее непреходящем значении в современной жизни Республики и, заключил: «Авторитетнейшее лицо, олицетворяющее волю и творческий порыв трудящихся масс Дагестана, председатель Даг.Совнаркома тов. Джелал Коркмасов»49).

В своем знаменитом докладе «Семь лет борьбы и строительства», (1927 г.) – источник, высоко оцениваемый деятелями науки, Д. Коркмасов, подводя итоги достигнутого и отмечая насколько Республика «...вступив (с 1920 г.) в новую эру своего развития … продвинулась вперед и экономически окрепла», вместе с тем, предостерегая, говорил: «чтобы все время быть начеку, чтобы не отстать, все время быть уверенными, что нагоняем ушедших вперед», он, как истинный государственный управленец, в целях наибольшей эффективности развития, в те далекие годы предложил на перспективу широкий метод сравнительного анализа уровня экономического и культурного развития Дагестана по «горизонтали» и «вертикали», путем систематического сопоставления движения Республики с движением других частей Союза и Союза в целом. Только так, - отмечал в своем докладе Д. А. Коркмасов – Дагестан получит свое новое лицо и не скатится в какой-нибудь темный закоулок, – а ныне – «и в экономическом и культурном отношении, – продолжал он – Дагестан приобщается к самым передовым народам мира. В своем национальном освобождении он интернационализируется этим приобщением. На основе самодеятельности и самоуправления, твердо, укрепляясь … – резюмировал Д. Коркмасов, – Дагестан поднимает свое новое лицо весь наполненный одной мыслью, одним стремлением – не отставать»50).

И, сегодня, отмечая темпы развития республики, взятые в те годы, мы убеждаемся в актуальности сказанного около 100 лет назад. Ныне, обращая внимание на этот фундаментальный труд, ученые неизменно отмечают, что по постановке ряда проблем его работы выходили за рамки отдельного национального образования, а обобщенный в них опыт представлял несомненный интерес и для других районов и республик страны.

Все свои успехи и радости трудящиеся республики делили с В.И. Лениным, который не только следил за их успехами, но и лично оказывал помощь советом и делом. И когда его не стало, среди тех, кто пришел отдать свой последний долг этому выдающемуся человеку был и руководитель правительства республики Д. А. Коркмасов.

XI Всероссийский Съезд Советов, членом Президиума которого был Д. Коркмасов, 21 января 1924 года, в связи с получением горько вести о смерти Ильича, приостановил свою работу.

Д. Коркмасов, которого с давних пор связывали с В.И. Лениным узы дружбы, долгие годы революционной борьбы и государственной деятельности, совместно с членами специальной делегации выехал в Горки, сопровождал в Москву и, наряду с выдающимися деятелями партии и государства, мирового рабочего и революционного движения стоял в почетном карауле у его гроба в Колонном зале Дома Союзов и возложил венок с надписью на алой ленте «Любимому вождю. Красный Дагестан». В этих лаконичных словах предельно кратко, но очень емко были выражены мысли и чувства, которые переживали трудящиеся Республики в те тяжелые и скорбные дни.

В буднях новостроек, неустанных забот о подъеме экономике республики Д. Коркмасов не забывал о насущных задачах развития культуры, подготовки кадров, в которых так остро нуждалась в те годы молодая республика.

И, вовсе не удивительно, понимая его заботы и устремления в будущее, такой глубоко символичный факт, что в поезде, котором ехала первая дагестанская делегация в Москву осенью 1920 года, находились и десятки молодых и способных горцев, направлявшихся правительством для учебы в вузах и учебных заведениях Москвы и Петрограда.

Такое внимание было в духе, всегда отличавшейся подлинной представительностью, советской власти, во все годы рассматривавшей эти вопросы в числе приоритетных задач, а в таких национальных республиках, как Дагестан, – особо важных. Однако, определяющее значение все же имело то обстоятельство, кто проводил эту линию в жизнь, личное отношение к этим вопросам тех, кто стоял у руля государственной власти.

Надо сказать, что правительство Дагестанской Республики, как и первое Советское правительство страны, отличалось, даже по нынешним меркам, очень высоким уровнем образованности своего состава и поэтому не случайно, что будучи непримиримыми к существовавшим в недавнем прошлом средневековым формам социального и национального гнета, связывая это раскрепощение с коренными социальными изменениями, они придавали столь большое значение вопросам культуры и просвещения.

Члены правительства во главе с Д. Коркмасовым, ярко отличавшегося масштабностью своего таланта, были ему под стать; А. Тахо-Годи, С. Габиев, И. Алиев, М. Далгат, Б. Астемиров, К. Мамедбеков, М. Ахундов, Х. Ханмагомедов и другие.

Все они, как на подбор, будучи высококультурными и образованными людьми, которых с давнего времени сближали свободолюбивые идеи, направленные против самодержавных порядков, мечта увидеть свою родину свободной и обновленной, за хозяйственными заботами не забывали о планах просвещения своего народа, его духовном развитии.

Во избежание голословности позволю всего лишь несколько цифр, наглядно демонстрирующих темпы и масштабы поистине грандиозных достижений на ниве просвещения.

Если до революции Дагестан насчитывал 91 школу с 6951 учениками, то всего за пять лет, в 1925/26 учебном году он имел 282 школы с 20 917 уч. с увеличением их числа в 1926/27 учебном году до 340 школ с 24 890 учениками51).

Как никто другой в его окружении, имея большой опыт революционной борьбы, общественной и государственной работы, обладая широкой эрудицией и высокой культурой, Д. Коркмасов пользовался всеобщим уважением и широкой известностью не только в Республике, но и далеко за ее пределами. Он избирался и выдвигался в высшие законодательные и исполнительные органы власти. Начиная с VIII-го Всероссийского съезда Советов (в качестве ремарки, считаю необходимым остановиться здесь на внесении ясности в таком недочете, как римская цифра Х, значащаяся в машинописном тексте биографии Коркмасова. Механически заимствующая отдельными авторами, она не раз вносила погрешности в их работы. Фактически она всего лишь результат технической погрешности, своевременно не устраненный опечаток, поскольку речь идет о времени, с которого Д. Коркмасов впервые был избран в состав Всероссийского правительства. А этот факт соотносится не с решениям Х съезда, состоявшегося в 1922 году на котором он также впервые был избран уже в состав Всесоюзного правительства, а к осени 1920 г. т.е. работе VIII-го Всерос. Съезда Советов на который, как отмечалось выше он прибыл во главе делегации после Чрезвычайного съезда народов Дагестана в декабре 1920 г.) и до последнего дня, он являлся членом ВЦИК и ЦИК Союза ССР всех созывов, участвовал в работе съездов Советов СССР и РСФСР и партийных съездов, избираясь членом сеньорен-конвента (совет старейшин) принимал участие в самых спорных и жгучих вопросах современности выносимых на всесоюзные съезды, входил в составы их Президиумов, сопредседательствовал на них, избирался членом Президиума ВЦИК РСФСР, являлся зам. Секретаря Совета Национальностей ЦИК Союза ССР, возглавляя всесоюзные комитеты, участвовал в организации и проведении всесоюзных совещаний, пленумов, съездов и международных форумов, нередко выступал на них с блестящими докладами.

Приближаясь к завершающей части и без того затянувшегося доклада, мне все же хотелось бы остановиться и на некоторых, весьма существенным в этой связи, фактах его биографии, ставших по мимо прочих других достоянием историков за последнее время, благодаря последовательным, кропотливым и углубленным исследованиям жизнедеятельности Дж. Коркмасова его внука А. Коркмасова.

Они связаны с событием всемирно-исторического значения – образования Союза ССР у истоков которого стоял Д.-Э.А. Коркмасов. Это событие явилось неизбежным результатом взаимодействия республик в области политической, военной и хозяйственной как в годы гражданской войны и интервенции, так и сложившихся в послевоенное время, толкавших их на путь объединения.

Однако, необходимо подчеркнуть, что ускоренному движению к объединению, все же способствовали проблемы возникавшие перед советским государством во внешнеполитической деятельности.

На более раннем, это, впервые проявилось при подготовке и подписании Договора о дружбе РСФСР с Турецкой республикой, который как выше отмечалось, был подписан Г.В. Чичериным и Д-Э. А. Коркмасовым в марте 1921 г., когда на отдельные военные и дипломатические уловки, было ясно дано понять, что интересы, в частности Закавказских советских республик, неразрывны с интересами РСФСР.

Но, если тогда, эти моменты, в силу своей неурегулированности, только дали о себе знать, то куда серьезнее вопросы возникли через год, когда по решению Верховного Совета Антанты во французских Каннах 6 января 1922 г., Россия впервые в послевоенные годы приглашалась на планируемую международную конференцию по вопросу всеобщего мира и разрешения экономических и финансовых вопросов.

Особенностью этого приглашения являлось предложение о личном участии в ней В. И. Ленина. Вопросы возникли при комплектации советской делегации, представлявших, как известно на Генуэзской конференции, состоявшейся в апреле-мае 1922 г., интересы всех советских республик. Все неувязки касались юридической стороны дела. Сам вопрос включения в состав делегации полномочных представителей независимых республик автоматически ставил вопрос о взаимоотношении РСФСР с этими республиками и наоборот, а, следовательно, вопрос о границах. Эта ситуация осложнялась и деятельностью эмигрантских организаций за рубежом.

Вопросы проработанные Комиссией НКИД РСФСР и Политбюро ЦК РКП (б), не найдя своего окончательного разрешения, в виду этих чрезвычайных политических событий, были вынесены на Чрезвычайную Сессию ВЦИК РСФСР.

Ее созыв состоялся 26-27 января 1922 г. Из общего числа чл. ВЦИК, избранных на только что прошедшем в Москве IX-ом Всероссийском съезде Советов, принять участие в работе Чрезвычайной сессии приглашался весьма ограниченный круг членов правительства.

В их число по завершении работы съезда вошел член ВЦИК РСФСР, пред. СНК Д.С.С.Р. – Д.-Э. А. Коркмасов.

Чрезвычайная сессия разрешила все стоящие вопросы избранием делегации с самыми широкими полномочиями.

Именно состав делегации: представителей независимых республик ЗСФСР, УССР, БССР, а также дальневосточной республики, Бухарской народной и Хорезмской советской Республики и РСФСР, должный представлять на международной конференции единый дипломатический фронт тем самым, как бы являл прообраз объединения, обозначая контуры его будущих границ.

В дальнейшем, вплоть до созыва Х-го Всероссийского съезда Советов, по вопросу взаимоотношений республик возникали различные нюансы, подробное освещение которых выходят за рамки доклада.

Х-ый Всероссийский съезд Советов (23-27 декабря 1922 г.), в Президиум которого представителем от всего Юго-Востока страны входил чл. ВЦИК РСФСР, пред. СНК ДССР Д. Коркмасов, 26 декабря 1927 г., сняв с повестки дня запланированные доклады и поставив вопрос «о создании Союзного государства», вынес Постановление, признающее своевременность объединения советских Республик, в основу объединения которых предлагалось положить принцип добровольности и равноправия с сохранением за каждой права свободного выхода.

Рассмотрение этого вопроса выносилось на объединительный съезд (Конференция полномочных представителей), где интересы республик представлялись на разрешение уполномоченных делегаций; РСФСР, ЗСФСР, Украинской и Белорусской Советских Республик.

В состав полномочной делегации РСФСР, наряду с выдающимися деятелями советского государства; Каменевым, Рыковым, Молотовым, Енукидзе, Калининым, Рудзутак, Курским и др. всего 23 делегата, съездом был избран Д.-Э. А. Коркмасов.

Работа Конференции, проходившей в Андреевском зале Большого Кремлевского Дворца, выработавшей Декларацию и проект Договора о союзном государстве, переросла в работу открывшегося 1–го Всесоюзного съезда Советов.

Съезд, целиком одобрив положение декларации и Договора, провозгласил образование Союза ССР.

Высшим органом власти признавался Всесоюзный съезд Советов в промежутках ЦИК СССР, во главе которого по предложению Конференции полномочных представителей были избраны: М.И. Калинин, Н. К. Нариманов, Г.И. Петровский, А.Г. Червяков.

Таким образом, Д.А. Коркмасов, участвуя и в этом событии всемирно – исторического значения и «олицетворяя собой Дагестан», еще раз навечно вписал свое, а вместе с ним и имя Дагестана во всемирную историю ХХ века.

Однако, это грандиозное событие, подчеркивающее все значение столь мощного политического и экономического объединения, потребовало выработки целого комплекса вопросов по национальному строительству в СССР.

Февральский 1923 г. Пленум ЦК ВКП (б), рассмотрев тезисы «о национальных моментах в партийном и государственном строительстве», вынес решение о необходимости, перед предстоящим ХП партийным съездом, образования специальной Комиссии «с привлечением наиболее авторитетных коммунистов националов».

Ее формирование поручалось Оргбюро ЦК ВКП(б). В состав Комиссии, вошедшей в историю под названием «Комиссия 19-ти» для работы в Секции по национальному вопросу ХП съезда партии (апрель 1923 г.) был избран Д.-Э. А. Коркмасов, а уже в июне того же года, с обстоятельным, недавно опубликованного в печати, докладом пропитанного принципиальными моментами истории и перспективными положениями развития дагестанской государственности, он выступал на 4-ом (закрытом) Совещании ЦК РКП(б), проходившего в Москве с руководителями республик по вопросам национального строительства в СССР.

Во исполнение этих решений 31 июле 1924 г. на заседании 3-его Пленума Юго-Восточного бюро ЦК ВКП(б) был создан координационный орган – Комиссия по национальной политике на Северном Кавказе.

В ее состав вошли; Микоян, Позерн, Коркмасов, (также избранный членом КрайИсполкома и его Малого Президиума) Эйсмонт, Гикало, Мансуров, Хакурате и др.

Осенью 1923 года Д. Коркмасов в развитии указаний В.И. Ленина: «исходя из основной позиции, нужно поставить своей задачей, - говорил руководитель сов. государства - добиться концессий, минуя все имеющиеся предрассудки на этот счет... и использовать экономически всячески, усиленно, спешно капиталистический запад в политике концессий и товарообмена с ним…. Надо это сделать широко, твердо, умело, используя это всячески. Всеми силами развить с Италией, Америкой и др. странами», и в соответствии с полномочиями ЦК и НКИД вел переговоры на высшем уровне с правительственными кругами Италии, Франции, с одной стороны о готовности этих стран к официальному признанию СССР де – юре, с другой, о намерениях к оживлению экономических отношений, переходу к широкому сотрудничеству в различных областях промышленности, торговле, развития концессионного дела и инвестиций.
Вернувшись в Москву и, обсудив результаты поездки в центре, он спешит в Дагестан к открывшемуся с его приездом III-му Вседагестанскому съезду Советов, торжественно встретившего избранием в состав Президиума и председателем съезда. Почетными председателями съезда были избраны; Ленин, Калинин.

В январе 1924 г. Д. Коркмасов, во главе дагестанской делегации едет на XI-ый Всероссийский съезд Советов, приостановившего свою работу, как отмечалось выше со смертью Ленина и избравшего сеньорен-конвент (совет старейшин) съезда, делегаты которого, среди которых был и Д. А. Коркмасов отправились в Горки и по завершении траурных мероприятий связанных с похоронами В.И. Ленина, перешли к работе
открывшегося II-го Всесоюзного съезда Советов.

Д. Коркмасов, избранный в состав его Президиума, принимает активное участие в работе съезда, принявшего первую Конституцию СССР, союзный бюджет. По заслушанию доклад и.о. пред. СНК СССР Л. Б. Каменева о деятельности правительства, Д. Коркмасов выступил по его докладу с предложением о признании съездом резолюции, одобряющую внутреннюю и внешнюю политику СССР.

II-ой Всесоюзный съезд Советов СССР избрал высший орган власти – двух палатный ЦИК СССР. Совет Союза и Совет национальностей. Членом ЦИК СССР в состав Совета Союза был избран чл. ВЦИК РСФСР, пред. СНК ДССР Д. А. Коркмасов.
Съезд ознаменовался и поступлением дипломатических Нот от ряда иностранных государств, выразивших свое признание СССР. 1924 г. вошел в историю советской дипломатии, как год полного признания СССР.

Этот год в истории дагестанской государственности очень символичен. Необходимо подчеркнуть, что Д. Коркмасов, как мы заметили, непосредственно участвуя в решении общесоюзных и федеративных задач и, одновременно руководя Республикой, не только не забывал, но и напротив, все это время растянувшееся на несколько лет самым активным образом инициировал и влиял на вопросы федеративной субъектности Дагестана, нарушенных осенью 1921 г., отнесением его вопреки Конституции в краевое подчинение.

И, в октябре 1924 г. после окончательного разрешения этого вопроса на Политбюро ЦК РКП (б), в этом вопросе тоже была поставлена точка.

Последний период активной жизнедеятельности Д. Коркмасова связан с Москвой. В декабре 1931 года Оргбюро ЦК ВКП (б) рассмотрев предложение Президиума ЦИК СССР о тов. Коркмасове, признало необходимость перевода его в Москву.

23 декабря 1931 года Президиум ЦИК СССР единогласно избрал Д. А. Коркмасова заместителем Председателя Совета Национальностей ЦИК Союза ССР, с возложением ряда полномочий с кураторскими функциями в области образования, науки, издательской деятельности, а также по руководству Всесоюзным Центральным Комитетом нового алфавита и др.

Работал, пока 22 июня 1937 года, поздно ночью в его московскую квартиру не пришли работники НКВД, как приходили они в те годы за многими другими. И, как многие из них он ушел уверенный, что произошло недоразумение, нелепая ошибка и что он скоро вернется домой. Но свершиться этому, что мы хорошо понимаем сегодня, не было суждено.

В процессе длительного заключения под стражей, без совершения каких-либо процессуальных действий, связанных с установлением его вины, по странному ли стечению обстоятельств, спустя 4 месяца в ночь на 27 сентября родился «признательный» машинописный протокол допроса, легший в основу срочной передачи дела на заседание выездной Военной Коллегии, состоявшегося утром того же дня и длившегося бесконечную вечность -10 минут, спешно вынесшего Приговор, тут же приведенного в исполнение во внутреннем дворике Бутырской тюрьмы г. Москвы.

Какая яркая судьба и вместе с тем горькая участь человека, всецело посвятившего себя борьбе за утверждение нового, как он надеялся и верил, более справедливого общественного строя, но беспощадно оклеветанного и уничтоженного.

Заплечных дел мастера попытались скрыть даже дату смерти Д. А. Коркмасова, указав в «справке» о его реабилитации, что он умер, без указания причин и места смерти,
4 октября 1939 года.

Эта дезинформации, долго принималась на веру, пока внук Д. А. Коркмасова Анатолий Коркмасов после предпринятых мер не добился на самом верху (речь идет о Политбюро ЦК ) в 1990 году распоряжения о личном ознакомлении в архивах КГБ со всеми материалами дела, связанного с осуждением его деда и широкого доступа к материалам, хранящихся в других архивах страны.

И, что и требовалось доказать, подлинная дата смерти, как многое из того, о чем вещали, ее причина и место, были установлены с «перерегистрацией» и выдачей подлинной справки о смерти т.е. 27 сентября 1937 года.

Очевидно, что фальсификация даты и причин смерти Д.А. Коркмасова и других репрессированных, в целях сокрытия масштабов преступлений, совершаемых в стране в годы репрессий и, тем самым дезинформации общества, осуществлялось сознательно.

Самая крупная и открытая дезинформация о Д Э. Коркмасове и не только, на которую многие затем покупались, происходила из легенд, рожденных в недрах НКВД, фабриковавшего показатели на инспирируемых делах в деле победоносной борьбы с «врагами народа». Запущенные в оборот в обстановке общественного оцепенения и страха, они активно размножалась и разносилась охотливой молвой в период расправы над ними.

В более чем часовом выступлении председателя НКВД ДАССР В. Ломоносова на XIV областной партконференции (5 июля 1938 г.), он, в оправдание творимого им беззакония в Дагестане, ссылаясь на показания, якобы добываемые на очных ставках, в то время как самого Д. А. Коркмасова уже давно не было в живых, применяя как известно к подследственным изощренные нечеловеческие пытки и апеллируя этими «признаниями», он утверждал, что Д. Коркмасов с 1921 г. «стал тюркофилом», «проваливал» строительство в горах и вызывал там вооруженные восстания, а в Москве был вождем не только дагестанского, но и союзного пантюркисткого центра, готовившего «на базе письменности и языка», свержение правительства и расправу над его членами.

Такой широко тиражируемой клеветы и голословных обвинений в тот период, с тем чтобы уничтожить любого человека, было более чем достаточно.

А на деле Дагестан в результате затеи, инспирированной авторитарным режимом, избавлявшегося от лучших представителей народов, столкнулся с трудностями, когда его фактически лишили политического статуса, попраны были права и свободы, за которые его лучшие сыны боролись, сражались и погибали, строили и совершали трудовой героизм.

Нельзя молчать и о судьбе славной семьи Д. Коркмасова, испившей чащу испытаний, но не утратившей ни воли ни присутствия духа.

Да, мы теперь по новому всматриваемся, как мы по новому стараемся осмыслить нашу историю и судьбу Д. Коркмасова и многих деятелей партии и Советского государства, имена которых долгие годы замалчивались. Их как бы хотели вычеркнуть из нашей истории, из нашей памяти. Но неумолимое время лишь показало всю несбыточность и тщетность этих попыток.

Еще недавно, в период перестройки, нам казалось, что наконец, настало время, когда именам Джелала Коркмасова, Уллубия Буйнакского, Махача Дахадаева, Алибека Тахо-Годи, Муслима Атаева, Зайналабида Батырмурзаева, Солтансаида Казбекова и других, погибших к огне борьбы или тюремных застенках, будет воздано должное их памяти, восстановлена во всей полноте правда о тех, кто боролся, трудился, жил и всего себя отдавал служению своему народу, родине, ради высоких идеалов строительства нового общества, основанного на принципах равноправия, дружбы и братстве народов и его граждан.

Однако, приходится признать, что в этом плане сделано очень мало. О многих из них нет еще серьезных научных работ, позабытыми оказались обещания властей о сооружении памятника, названии их именами учебных заведений, иные мероприятия.

Для торжества исторической справедливости и подобающего восстановления во всей полноте и величии имя выдающейся личности Д. А. Коркмасова, заслуги которого перед нашей республикой столь безграничны, как и многих из безвинно репрессированных, внесших в ее развитие существенный вклад, сделать предстоит еще не мало.

Говоря о значении личности в истории, мы останавливаемся на оценке идейного кредо исторического деятеля исходя из той объективной роли, которую он сыграл на различных исторических этапах.

Беря за точку отсчета это исходное положение, опираясь на эту аксиому и последовательно следуя этапами жизни Д. А. Коркмасова, чьи талант и способности являли человека арьергардного боя, мы отмечаем, что на каждом из них он играл выдающуюся роль. Не часто история рождает подобных людей, пожалуй, раз в столетие и затем очень трудно воспроизводит.

Да будет вечна память о Д.А. Коркмасове, служащей достойным примером нынешнему и грядущим поколениям!

 

Примечания.

1 ЦГА РД, ф. р-175, оп. 3, Д. 199

2 РГАСПИ, ф. 589, оп. 3, Д. 6137 – П.д. арх. № 2-5481, П-339 – 4049; Ф. 17. Оп.100. Д. 6659

3 ЦГА РД, ф. р-175, оп. 3, Д. 199, П.И. Ковалев «Набросок о товарище Коркмасове»

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.

7 Там же. 

8 Там же. 

9 Там же. 

10 Желтяков А.Д. Внутреннее положение Турции в 1909-1910 гг. при младотурках в освещении газеты «Стамбульские новости» - Тюркологический сборник – 1988, М., 1984, С. 69.

11 РГАСПИ, ф.17, оп.100, Д. 51/6659

12 Там же; А. Т ахо-Годи. Революция и контрреволюция в Дагестане, Махачкала, 1927 г.

13 РГАСПИ, ф.17, оп.100, Д. 51/6659

14 А. Тахо-Годи. Революция и контрреволюция в Дагестане, Махачкала, 1927 г.

15 ЦГА РД, ф. 528, оп.1,Д.1, л.1 – «Воззвание» Дагестанского Областного ВРК об установлении власти Советов в Дагестане и ее задачах.

16 РГАСПИ, ф. 17, оп. 109, Д. 15, л. 2

17 Газета « Известия ВЦИК », № 238, (502), 31 октября 1918 г. – «Что делается в Дагестане?»

18 РГАСПИ, ф. 544,оп.1, д. 20, л.8 об.

19 «В боях за власть Советов», Даг. Филиал Академии наук СССР, Даг.книгоиздат, Махачкала, 1957 г., С. 246

20 АВП РФ, Д.5437, папка 321, 1919г., лл. 18-20

21 Бюллетень Центр. Рев.Совета Обороны, № 1-3, март-апрель 1920 г.

22 Там же.

23 Газ. «Красный Дагестан», № 74 (889), 1.04.1925 г.

24 Газ. «Советский Дагестан», № 76, 17.11. 1920 г.

25 РГАСПИ, ф. 85, оп. 10, Д. 8, л.1

26 Газета «Советский Дагестан», № 229, 912. 1921 г.

27 Газ. «Советский Дагестана», № 229, 9.12.1921 г.; Доклад Пред. Нар.Собрания РД М.Г. Алиева на торжественном собрании с представителями общественности, посвященной 75-летию образования Республики, Газ.Даг.Правда,№22(21366), 3.02.1996 г.

28 РГАСПИ, ф.64, оп.1, Д. 2, л. 3, 3 об.

29 ГАРФ, ф. р-130, оп. 5, Д. 172, л.л. 2-4

30 «Общественно-политическая мысль в Дагестане в начале ХХ века», М.А. Абдуллаев, Изд. «Наука», Главная редакция восточной литературы, М. 1987 г., С. 188

31 РГАСПИ, ф. 589, оп. 3, Д. 6137 – П. Д., № 2-5481, арх. П-339 – 4049, Ф. 17, оп.100, Д., 51/6659. 

32 Там же.

33 РГАСПИ, ф. 2 (ленинский фонд), оп. 1, Д. 2262.

34 Дж. Ахмедов. «Повесть о двух братьях», Махачкала, 2003 г., С. 69

35 Газ. «Советский Дагестан», № 209, 15.11. 1921 г.

36 ЦГА РД, ф. р-4, оп.3, Д.5, л.71

37 Дж. Ахмедов. «Повесть о двух братьях», Махачкала, 2003 г., С. 69

38 ГАРФ ф. 1318, оп.7, Д. 288, лл.11,12

39 ГАРФ ф. 1318, 7, Д.75, л.7, 10

40 Дж. Ахмедов. «Повесть о двух братьях», Махачкала, 2003 г., С.75, 89

41 РГАСПИ, ф.1318, оп.1, Д.1743, л.402

42 ЦГА РД, ф. р-37, оп. 19, Д.2

43 Дж. Ахмедов. «Повесть о двух братьях», Махачкала, 2003 г., С.75, 89

44 РГАСПИ, ф. 64, оп.1, Д. 2, л. 77, 77об,78

45 Ф. Нансен. «Через Кавказ на Волгу», Осло, 1929 г.

46 «Стамбульские новости», № 5, 20.11.1909 г.

47 Газ. «Красный Дагестан», № 74 (889), 1.04.1925 г.

48 «Быт горских народностей Юго-Востока», Жур. «Революция и горец», № -8, 1924 г.

49 Там же.

50 Коркмасов Д. «Семь лет борьбы и строительства» - Доклад VI-му Вседагестанскому съезду Советов, 1927 г., Даггосиздат, Махачкала, 1927 г.С.9, ГПБ, В – 254/ 64, С.9

51 Там же.

 


Материалы научно-практической конференции, посвященной 130-летию со дня рождения. "Д.-Э. Коркмасов. На службе вечности". Москва, 2009.

Размещено: 02.10.2012 | Просмотров: 5628 | Комментарии: 11

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Bammathanoff оставил комментарий 03.10.2012, 16:55
Comment
Замечательная статья, скорее всего, ВПЕРВЫЕ, за всю предшествующую историю, с таким размахом, глубоко и масштабно, подробно и последовательно освещающая жизнь великого человека на его различных этапах жизни и деятельности. Так и просится сказать- ЧЕЛОВЕК ЛЕГЕНДА, ЧЕЛОВЕК ГЛЫБА, ЧЕЛОВЕК-ЭПОХА!!!
Джалалэддин Коркмасов - Великий Дагестанец, преемник великой истории своего народа в его борьбе за национальное и социальное освобождение, устремленного идеями братства и справедливости, всю свою жизнь положившего на строительство НОВОГО ДАГЕСТАНА - единого и самостоятельного в отстаивании своих жизненных интересов.
Он, как истинный национальный лидер, став во главе замечательной команды своих единомышленников, сквозь тернии и грозы пришел к своему ТРИУМФУ - ВСЕДАГЕСТАНСКОМУ ЕДИНЕНИЮ, образовав в этом географическом уголке планеты из историко-географической общности народов Дагестана, впервые за всю его многовековую историю, новое государство - Республику ДАГЕСТАН(ДССР), став поистине ЕГО ОТЦОМ-ОСНОВАТЕЛЕМ, вдвое раздвинув, за счет возвращения исконных территорий, его сухопутные и морские границы, существующие и поныне!!!
Жизнь и деятельность Д.Коркмасова - неповторимый, неугасимый и бесценнейший образец для нынешних и назидание для всех последующих поколений... Главная ценность Его примера - БЕЗЗАВЕТНОЕ МУЖЕСТВО, великая добродетель - жизнь во имя своего народа и Родины, а смерть во имя нее - равно вере в Бога!!!
Kadiev оставил комментарий 04.10.2012, 20:31
Comment
В своей статье А.И.Османов "Джелал Эд-Дин Коркмасов" пишет:
"Нелегко далась победа. В кровопролитных сражениях против внутренней контрреволюции и иностранной интервенции погибли лучшие сыны народов Дагестана: У. Буйнакский, М. Дахадаев, К.-М. Агасиев, С.-С. Казбеков, Г. Саидов, З. Батырмурзаев, И. Котров, Н. Ермошкин, А. Богатырев, С. Эрлих и многие другие".
Хотелось бы добавить, а Даниял Апашев, Расул Каитбеков, Ал-Клыч Хасаев и др. расстрелянные большевистской властью в Дагестане- не "лучшие сыны " Дагестана, а Нух-бек Тарковский, Гайдар Баммат и др., которые во время поняли, кто такие большевики и эмигрировали, то же не "лучшие сыны", а какова роль самого Дж. Коркмасова в их судьбе. Почему не помог, обладая огромным авторитетом во Власти в период своего триумфа (20-30 годы). Даже не помог избежать каторги Абусупьяну Акаеву, который в своём доме проводил подпольные заседания большевистского комитета, рискуя своей жизнью, читайте его "воспоминания".
Да заслуги Дж. Коркмасова огргмны, он по своему образованию, интеллекту, эрудиции на голову выше многих не только в Дагестане той эпохи, но и по сравнению и с теми "соратниками" вождя, которые были в верховном аппарате. Вы скажите "не помог" потому что решал не он, а тот самый верховный аппарат, тогда надо писать, что он был "пешкой", "винтиком" в той политике, а не писать чрезмерные восхваления в лучших традициях большевистской эпохи, т.е. если пишите о заслугах, пишите и о его ошибках.
Мне кажется Дж. Коркмасова подвела его интуиция, во время не сообразил, что такое Советская власть и был уничтожен этой властью, как контрреволюционер и пантюркист. По мне лучше бы, он во время эмигрировал и умер своей естественной смертью там, чем в застенках этого режима.
Bammathanoff оставил комментарий 05.10.2012, 01:15
Comment
Ув.Kadiev! Как частичный ответ на Ваши сентенции, хочу обратить внимание на след. абзац из статьи историка Ю.Идрисова:" В 1920-1931 годы, когда во главе ДАССР стоял Джелал эд-Дин Коркмасов, в Махачкалу под его покровительство переехало много представителей интеллигенции из других регионов Кавказа. Немало среди них отпрысков княжеских фамилий, из-за чего самого Коркмасова в 1937 году органы НКВД обвиняли в том, что он превратил Дагестан в приют для кабардинских, осетинских и балкарских князей и что проявлял о них большую заботу, отправляя на учёбу в центральные вузы и даже за границу".Многим помог ...Чтобы судить о личности, надо придерживаться определенного КРИТЕРИЯ ОЦЕНКИ, надо всесторонне знать историю, а не только в рамках сталинского периодизированного "Краткого курса истории ВКП(б)". Иначе - сумбур, каша в голове и ,как следствие, отсутствие мотива к дискуссии с Вами у оппонентов.
Kadiev оставил комментарий 05.10.2012, 12:57
Comment
Я ни хочу в "коментариях" длинных дискуссий с Вами, но хотя бы один пример приведу; Данияла Апашева арестовали 9 июня 1920г. В его заявлении на имя председателя Дагревкомом Д. Коркмасова и председателя Даг. ЧК Дударова от 14 июня 1920г. было сказано:

"Как вам известно, я все время революции старался оставаться совершенно лояльным гражданином, служа лишь в общественных организациях по единогласным и настоятельным выборам национальностей, живущих в Темир-Хан-Шуре, и ни на какие властные назначения не соглашался ни при каких правительствах. Я смело приписываю себе то, что в Темир-Хан-Шуре не было ни погромов, ни национальной резни в течение самых острых моментов революции, и это вам хорошо известно. К Коркмасову обрашалась и супруга Д.Апашева и многие другие.
из статьи Х-М Доного "Он служил своему отечеству" Газават.ру
Про судьбу Абусупьяна Акаева, вам всё хорошо известно, сколько он помогал большевикам в 1917-1919 годы, все от него отвернулись в 1929 году. Я против однобоких статей, типа этой, не надо идеализировать личности советской эпохи и делать из них пророков. Я ненавижу большевиков и их идеалогию, так как их плоды, мы видим на кумыкской равнине. Все беды нашего этноса пошли именно от таких, как Самурский Н. Коркмасов Дж. Даниялов и пр. карьеристов.
Kadiev оставил комментарий 05.10.2012, 17:36
Comment
Уважаемый Анатоглу, если не ошибаюсь вы внук Дж. Коркмасова. Рад, что хоть так удалось с вами познакомиться. Я не думаю, что мой комментарий в этой статье преследует цель, как то привлечь к себе внимание, уж этим я не страдаю. Я считаю, что, если не я, то кто то должен разжигать дискуссию до накала. Когда пишут хвалебную "оду" и к ней подхалимные комментарии, кто то должен быть критиком и оппонентом и эту роль не всегда приятную я взвалил на себя. Вы будете благодарны мне, за то что затрагивая острые углы заставляю и вас и других публицистов писать историю без белых пятен, без недоговорок, без лжи и обмана. Теперь хотел Вам задать вопрос, скажите, что заставило вашего деда, выходца из обеспеченной семьи, военного офицера, не из "люмпенов", а из дворян встать на сторону большевиков, если не стремление к Власти, к карьере, в то время, как многие из бывших его же друзей эмигрировали или были расстреляны в 20-е годы. С ув. Саид.
Kadiev оставил комментарий 05.10.2012, 18:40
Comment
Обращаюсь ко всем историкам и публицистам "Кумыкского мира" с вопросом; Кто занимается темой о политических репрессиях Сталинского режима, почему нет книги памяти со списками репрессированных по кумыкским сёлам и аулам. Почему не раскрыты архивы тех лет, что за полигон "закрытая зона ФСБ", когда едешь в сторону Каспийска. По слухам там расстреливали и человеческие кости выглядывают из песка, почему нет ни одного памятника, как в других регионах жертвам террора. Почему Вы боитесь этой темы и не пишите про эти злодеяния Сталинского режима. Ведь в те годы власть уничтажала самых лучших сынов дагестанского народа, уничтожало узденство, как класс. Неужели у вас так сильно сидит этот ген социальной ненависти, присущий люмпен-пролетариям, хотя читая ваши биографии, вроде Вы все озденлер. Перестраивайтесь, хватит писать оды про "великих" большевиков, пишите и про тех сынов кумыкского народа, которым была ненавистна даже мысль быть халуём тоталитарного режима. С ув. Кадиев С.К.
Kadiev оставил комментарий 06.10.2012, 00:16
Comment
Я, Саид Кадиев убеждённый конституционный монархист, выступаю за частную собственность за землю, националист, если кто то против моего этноса. Мои кумиры, один из них ваш прадед Асельдер Коркмасов, ваш родственник Абдул-Кадыр Даидбеков, но ни как предавший их ваш дед Джалал Коркмасов. Я за переименования городов Махачкала, Буйнакск, Сергокала, по их прежним наименованиям. Моё отношение к коммунистам вы уже знаете. Вот и познакомились. Дискутировать с вами не получится, вы как то слишком интеллигентно подходите, как то недоговаривая, полунамёками, а мне нужен убеждённый боец- коммунист, что бы сразу его на лопатки. Благодарю за беседу. Честь имею.
Kadiev оставил комментарий 08.10.2012, 03:41
Comment
7 октября сделал правки в "Википедия" в статье Дж. Коркмасов, как акт завершения наших дебатов. Всё таки честь я имею, хотя Бамматханов, ещё долго будет в этом сомневаться. С ув. Саид.
Bammathanoff оставил комментарий 08.10.2012, 10:37
Comment
Не следует по своему обыкновению торопить события. С ответом по существу вас ознакомят. Правки от 7.10. сделаны, как это видно, лишь в части уточнения фамилии автора книги. Относительно чести в ней никто не сомневался и не сомневается.
Kadiev оставил комментарий 08.10.2012, 13:14
Comment
Неоднократные попытки некоторых публицистов обвинить Коркмасова Джелала в причастности и его в репрессиях 30-х годов обвенчались провалом. Никаких подтверждающих фактов его участия, документов, приказов и протоколов в архивах не обнаружено.[5]. Именно эту правку я сделал, именно этого ответа, я ждал и от автора статьи. И пришёл я к такому заключению, не из-за того, что вы меня в этом убедили, а сам проанализировав то, что сын достойных родителей, выходец из благородного тухума не может, по определению быть подлым, коварным, кровожадным. И хвала Всевышнему, что оно так и есть. Саид Кадиев.
Kadiev оставил комментарий 10.10.2012, 12:49
Comment
Приношу свои извинения перед автором статьи Османовым А.И., так как с самого начала не понял, что статья в честь юбилея памяти Дж.Коркмасова, автор тоже не отметил сей факт в начале статьи, так как считаю, что статьи в память личностей не должны быть критичными и мои комментарии получились не уместными. С уважением к Вам Саид Кадиев.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.