Кумыкский мир

Культура, история, современность

Древнекумыкский теоним Хорс

В произведении великого булгарского поэта Микаиля Башту (9 в.н.э.) «Шан кызы дастаны» («Сказание о дочери Шана»), написанного им на языке тюрки, встречаются мифологические элементы, имеющие прямое отношение к древнему хазаро-кумыкскому и современному кумыкскому языкам.

Микаиль Башту происходил из знатного булгарского рода Синдж. Его дед мусульманин Абдулла Шамс перебрался из Хорезма в древнехазарско-кумыкский город Семендер. Здесь и родился отец будущего поэта Шамс. Вскоре Шамс переселяется в ставку царя черных булгар Айдара, в город Башту (современный Киев), где он в 825 г. обратил в ислам царя Айдара и часть черно-булгарской знати.

Сын Шамса Микаиль поступил на службу к сыну Айдара - Абдулла Джильки. По месту своего рождения - Киеву — он стал называться Башту (булгарское название города Киева). В 882 г. Микаиль завершает главный труд своей жизни - поэму «Шан кызы дастаны», написав его на общетюркском литературном языке тюрки [1: примеч., 10].

В этой поэме, по-нашему мнению, нашли отражение мифологические представления не только булгар, но и древних хазар, предков современных кумыков. Причем здесь прослеживаются некоторые общие элементы, характерные только для булгарского, кумыкского и южных тюркских языков (азербайджанского и туркменского) и отсутствующие в большинстве остальных тюркских языков.

Одним из таких важных мифологических терминов является древнебулгарский теоним Хурса - сын солнца и бог кузнечного дела; приведем здесь несколько отрывков из турецкого перевода этой поэмы:

Бир-бирине душман болгъанлагъа
Савутлар тарыкъ болду,
Савутну этди олагьа
Гюнешни уланы тенгири Хурса.
 
О бир уста темирчи эди,
Бютюн дюньяны айлангъан,
Оьзюню саниятыучун
Маъдан ахтаргъан.
 
Тенгирилер оьлюмсюз буса да,
Къоркъа эди Хурсадан,
Кёп ябушуп ону булан
Артда ий болгъанлар.

Понадобилось враждующим
Оружие,
Его сделал для них
Сын Солнца бог Хурса.
 
Был он отменным кузнецом,
Исходил всю землю
В поисках руды
Для своей кузни.
 
Хоть боги и были бессмертны,
Но были уязвимы для оружия бога Хурсы,
После многих битв испугались боги
И покорились они Хурсе.

Упоминаемый в поэме бог Хурса является не только богом кузнечного дела, но и сыном бога Солнца. В этой же поэме (с. XXIX) приводится название булгарского города (русск. Путвиль) Хорысдан, которое переводится как «Солнечнославный» (др. русск. Коростень). Следовательно, можно считать, что основа Хорс//хорыс употреблялась в булгарском языке в значении «солнце».

Из булгарско-хазарского источника этот мифологический термин проник, по нашему мнению, и в древнерусский язык.

Древнерусское Хърсъ (Хорс) отмечено впервые в «Повести временных лет» (980 г.). Кроме древнерусского языка, отмечается в древнесербском языке в качестве собственного имени.

Как отмечает М. Фасмер [2: 267], распространенное толкование из иранского (авест. хварэ хшаетэм, ср.-перс. хваршет, новоперс. Хуршет) не лишено фонетических трудностей. Таким образом, древнерусский теоним Хорс не имеет убедительной индоевропейской этимологии, что еще раз свидетельствует в пользу тюркского происхождения этого слова.

Происхождение булгарского Хурса проясняется, если учесть, что в булгарских языках (в частности в чувашском) начальный согласный звук х- восходит исторически к общетюркскому къ-, ср. кум. къара = чув. хура «черный», кум. къош- = чув. хуш- «добавить» и т. д. Такое фонетическое явление характерно и для современного кумыкского языка, ср. кирг. къурт, азерб. гурд «червь» = кум. хурт. Все эти закономерности указанных языков дают нам основание восстановить здесь праформу слова в виде *къорс//къорса со значением «огонь, горящий уголь, солнце» и объяснить ее как морфологическое расширение общетюркского къор «огонь, горящие угли, жар», ср. кар. къоз «горящий уголь», азерб. гор «горящие угли», туркм. гор «угли», осм. къор «горячие уголья» [3:549], чаг. къоз «горячие угли», тат. диал. къузы «горячий уголь» [4:207], узб. къур «горячий уголь», каз. къоз «жар», къор «горячая зола» [5:202], къору — «темнеть, гнить» - «гореть, тлеть», як. хоруо//харыа «жар, уголья»,  хоруо- //харыа- «гореть, коптеть» и т. д.

На праязыковом уровне тюркская основа къор вполне сопоставима с шумерским гир «солнце» и хурритским хур «солнце, восход солнца, восток». Таким образом, тюркское происхождение основы Хорс//Хурса представляется нам бесспорным.

Древнебулгарское Хурса//хорыс, в особенности вариант хорыс, соответствует, по нашему мнению, кумыкской основе хосур «1. ненависть; 2. зависть», которая представляет собой метатезу из праформы *хорс//хорус (ср. булг. хорыс). В свою очередь вариант *хорс имел в кумыкском языке более древний вариант *къорс. Этот вариант сохраняется в кумыкском языке в виде корня къарс- в составе производного глагола къарс=аламакъ «1. нервничать, волноваться, раздражаться; 2. перен. пригорать (о хлебе в печке)» [6:192]. Как показывает материал азербайджанского языка, значение «раздражаться» является здесь вторичным, переносным (исторически), а второе значение «пригорать (о хлебе в печке)» - первичным, ср. азерб. гарсаламаг «опаливать, опалить огнем» [7:445]. В азербайджанском языке представлены и другие производные, ср. гарсаг «обгорелый, обожженный, опаленный (о корке хлеба, о коже и т. п.), гарсагламаг «обжигать, обжечь поверхность, края чего-л.», гарсымаг «быть опаленным». Эти глаголы восходят к праформе *горса-//горсы-, так как образованы от исходного гор «горящие, тлеющие крупинки угля [7:533]. Это подтверждается и туркменским горсамаг «испечь, ворошить угли», горсав «зола с углями», гор «угли».

Основа хосур- *хорус — къорс «ненависть, зависть» семантически соответствует варианту къарс-(алав) «раздражение»; вторичность этих значений и первичность значения «огонь» подтверждается типологией развития понятий «ненависть, зависть, ревность, горе, беда» от исходных значений «огонь, гореть», ср. русск. горе от глагола гореть, общетюрк. гюлле- мек, гюнлемек «завидовать, ревновать» от исходного гююн «горение, гореть» [8:104], кирг кюй- «гореть» - кюйгюлтюк «обида, злоба», каз. кюйдюр- «жечь, обидеть, причинить боль», алт. кююн- «сгорать, ревновать, завидовать», кум. гюймек «гореть, обгорать, перен. горевать, печалиться, страдать» и т. д. Таким образом, развитие семантики по схеме «гореть — завидовать, ненавидеть, ревновать» очевидно. Тем самым семантическая сторона наших сопоставлений полностью соответствует закономерностям тюркских языков. Таким образом, тюркское происхождение основы къарс-//къорс- «гореть, огонь, солнце» не вызывает никаких сомнений.

Некоторые вопросы вызывает происхождение основы хосур «ненависть, зависть», которая близка по структуре к арабскому къусур «малость, несовершенство, несовершеннолетие», образованного от глагола къасура «быть коротким, ограничиваться». По нашему мнению, против возведения кумыкского хосур к арабскому къусур свидетельствуют два обстоятельства: 1. Семантика кумыкского хосур «неприязнь, зависть» никак не сводима к значению арабского къусур- «малость, несовершенство»; 2. Арабский анлаутный велярный глухой смычный согласный къ- никак не может быть передан в кумыкский через х-. Все заимствованные арабские слова с согласным къ- в анлауте сохраняют свою природу в неизменном виде, ср. къабур «могила», къабул «согласный», къыбла «юг», къадыр «сильный», къадар «мера», къудрат «мощь», къарар «решение» и т. д. Нет ни одного случая перехода арабского смычного къ в кумыкский х-.

Таким образом, подытоживая наше исследование, мы заключаем, что в древнем кумыкском языке, как и в булгарском и отчасти в огузских языках, существовал теоним Хорс//Къорс «бог солнца и кузнечного дела», что имеет немаловажное значение для изучения тюркской мифологии.

Литература

1. Микаиль Башту Ибн Шамс Тебир. «Сказание о дочери Шана» Истамбул, 1991.

2. Фасмер М. Этимологический словарь русского. М., 1973. Т.4.

3. Радлов В. Опыт словаря тюркских наречий СПб., 1893-1911. Т. 1-4.

4. Диалектологический словарь татарского языка. Казань, 1969.

5. Диалектологический словарь казахского языка. Алма-Ата, 1969.

6. Кумыкско-русский словарь. М., 1969.

7. Азербайджанско-русский словарь. Баку, 1986. Т. 1.

8. Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков. М., 1980.


КНКО: Вести. Информационно-аналитический бюллетень. Выпуск 8-10, 2002/2003. Махачкала, 2003. С.78-79

Размещено: 22.04.2012 | Просмотров: 2919 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.