Кумыкский мир

Культура, история, современность

Частной собственности на землю — нет!

ФотоМир сегодня развивается в направлении перехода к новому, информационно-индустриальному обществу, а в России и в странах СНГ идёт завершение перехода от административно-командной системы к современной, социально ориентированной и эффективно регулируемой рыночной экономике. Однако эти процессы в России идут с грубыми нарушениями, поспешными, революционными, а не эволюционными методами преобразований в обществе, в большей степени в интересах амбиционных политиков, стоящих у власти.

Все здравомыслящие аналитики и практики стоят на позиции, что основной путь реформирования села - это постепенное эволюционное вхождение в рынок, а не шоковая терапия, не очередная революция, не гигантская ломка на селе.

В процессе регулирования земельных отношений роль государства общезначима.

Формы и методы участия государства в регулировании землепользования, особенно сельскохозяйственного назначения, разнообразны. Государство должно играть существенную роль в корректировке механизма владения и пользования землями сельхозназначения.

Но вернемся к Посланию (отчёту) Президента Народному собранию РД о частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения.

В мировой практике, научных кругах и во мнениях сельских тружеников нет однозначного ответа: быть частной собственности на земли сельхозназначения или нет. Постараюсь выразить свое отношение к данной проблеме.

Общеизвестно, что сельское хозяйство это не строительство заводов, фабрик, железных дорог, автомагистралей и других отраслей народного хозяйства, которые можно в нормативные сроки строить, обновлять, модернизировать. АПК - это весьма специфическое направление развития народнохозяйственного комплекса. Чтобы получить полноценный урожай от многолетних насаждений, надо ждать 4-5 лет. Чтобы получить высокие удои молока, необходимо за ними ухаживать около пяти лет. Чтобы получить нормальные привесы откормочного скота, требуется как минимум 18 месяцев. Не приходится говорить о воспроизводстве плодородного слоя почвы, подготовке специалистов, мелиораторов, механизаторов сельского хозяйства.

У тружеников села особые специфические навыки, иная психология, отношение к труду, не тождественное по сравнению с работниками других сфер деятельности, и они вырабатываются долгими годами неутомимого труда. И поэтому в решении проблем сельского хозяйства должен быть консервативный подход; поспешные, глубоко не придуманные решения могут привести к трудно поправимым последствиям.

И поэтому, когда речь идет о частной собственности на землю, приходится соизмерять не только семь раз.

Рассудим, каковы плюсы и минусы частной собственности на землю, и кто, почему так больно озабочен судьбой сельхозугодий в такой малоземельной республике, как наша, хотя, как подчеркнул сам Президент, народы Дагестана по результатам референдума сказали: частной собственности на землю категорическое «нет».

Бесспорно, что частная собственность на землю в большинстве стран мира сохраняется. Но в полном смысле слова она была присуща лишь феодализму и начальной стадии капитализма, когда землевладельцы были наделены полнотой прав трех функций собственности: владения, пользования, распоряжения.

Сегодня земельные отношения на Западе жестко регулируются. Во многих странах права собственника на землю ограничиваются обязательствами использования собственности в общественных интересах.

Такие обязательства проявляются в совокупности правовых норм, регулирующих сделки, связанные с земельными участками, порядок их заселения, требования и запреты в области агротехники, меры по содержанию и уходу за земельными участками.

В цивилизованных странах право частной собственности на землю по сути дела является именно правом собственности на контролируемое государством пользование земельными участками. Методы и формы такого контроля многообразны, но ни в одной цивилизованной стране собственнику не позволяется перевести земли сельскохозяйственного назначения в другие категории земель и обогатиться куплей-продажей их.

Обратимся к российской, конечно и дагестанской, практике землевладения, землепользования, приватизации, купли-продажи земли сельскохозяйственного назначения.

В начале 1992 г. авторы проектов реформирования земельных отношений были убеждены в перспективности новых подходов и надеялись, что частная собственность является основой рыночного механизма регулирования и создает стимулы для прогресса и эффективности сельскохозяйственного производства.

Первым шагом в правовом обеспечении этого замысла стал Указ Президента РФ «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы» от 27 декабря 1991 г.

Для обеспечения эволюционного хода земельной реформы в качестве начальной меры указанным постановлением предусматривался раздел обобществленной в советское время земли между бывшими работниками колхозов и совхозов в форме условных долей с последующим выделением земельных участков в натуре и правом новых собственников организовать фермерское хозяйство, вступить в кооперативы, акционерные общества, товарищества и т. д., совершать сделки купли-продажи, аренды, залога, т. е. осуществлять рыночный оборот сельскохозяйственных земель. Соответствующие процедуры были закреплены и конкретизированы в других многочисленных актах земельного и общего аграрного законодательства, включая Земельный кодекс РФ, закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и др. При этом неизменно подтверждался закрепленный в Конституции РФ приоритет частной собственности на землю, предполагающий действительное наделение тружеников села реальными земельными участками.

Как свидетельствует анализ рассмотренных законодательных актов о земле, создается концепция, противоречащая земельной реформе, а в существенных моментах - юридическая база для разного рода чиновничьих и монополистических манипуляций на рынке земли.

Мировая практика уходит от латифундий, развивая фермерское товарное хозяйство с его нормальной кооперацией. Кооперативные образования фермерских хозяйств увеличиваются в своих размерах до оптимально крупных. Мы же фактически начали движение в прямо противоположном направлении.

На наших глазах происходит окончательное раскрестьянивание деревни и искусственное насаждение олигархических собственников земли на основе использования благоприятных для них конъюнктуры на деформированном аграрном рынке, на котором нет должного контроля за нормальным рыночным оборотом земли.

В сельской местности проживает почти 1/3 населения страны, но аграрная отрасль получает только 4% инвестиций в основной капитал и фактически лишена необходимых накоплений. Исполнительная власть должна путем соответствующих законодательных инициатив привлечь дополнительные финансовые источники для ликвидации социальной несправедливости в отношении тружеников села, угрожающей не только продовольственной, но и национальной безопасности страны. Можно и дальше надеяться на импортные поставки продовольствия, поддерживая зарубежных фермеров ежегодными закупками их продукции на сумму около 600 млрд. рублей, но тогда о России как о крупной аграрной державе придётся надолго забыть.

Превращение земель сельхозназначения в частную собственность служит задаче расслоения общества на богатых и нищих без перспектив на прогресс.

После анализа зарубежного и отечественного опыта введения частной собственности на земли сельхозназначения зададимся вопросом: реально ли в условиях Дагестана без глубоких потрясений реализовать частную собственность сельскохозяйственных земель? Вопросов больше, чем ответов, но неоспоримо то, что у нас все еще нет комплекса подготовленных мер: как формирование института частной собственности на земли, создания службы регистрации предполагаемых частников, обучения кадров соответствующего профиля, проработка механизма правовых отношений между частниками, частниками и государством, муниципальными образованиями. Без предварительного решения этих и других проблем мы сами себя загоняем в тупиковую ситуацию, выйти из которой нам потребуются долгие десятилетия.

Несмотря на очевидные факты, Общественная палата при Президенте РД выносит решение в поддержку частной собственности на землю в Дагестане, уверен, что это мнение не всех членов Общественной палаты, стало быть, есть люди, очень в этом заинтересованные.

Они тем самым дают повод депутатам Народного собрания РД на сессии принять антинародное решение, формируют общественное мнение, что частная собственность на землю в условиях Дагестана возможна, хотя надо сказать, что такие судьбоносные вопросы в узком кругу единомышленников не решаются.

Если будет частная собственность на земли сельхозугодий, то никакое государственное вмешательство в распоряжение этой частной собственностью, никакое государственное регулирование прав частной собственностью невозможно, начнется господство хаоса и мы, нынешнее руководство республики, депутатский корпус, Общественная палата, люди, независимо от национальной принадлежности, географического местожительства, поставим хрупкое наше общество на грань невообразимой катастрофы.

Невозможно прогнозировать социально-экономические последствия превращения земель сельхозугодий в объект купли-продажи. Нет сомнения в том, что это вызывает социальную напряженность. Это неизбежно породит массу злоупотреблений.

В состоянии ли рядовой сельский труженик купить земельный надел? Ответ ясен каждому. Стало быть, большая часть сельских жителей, чтобы кормить себя и свою семью, должны будут заняться батрачеством.

В то же время у новых собственников появятся дополнительные возможности извлечения дохода посредством спекуляции на земельной собственности, использования земли в качестве самовозрастающего капитала, использования наёмного труда для получения прибавочной стоимости и извлечения рентного дохода при передаче её в обработку другим лицам.

Возникает классический вопрос: «Что делать?» Нет ли выхода из сложившейся ситуации? Нет ли альтернативы частной собственности на земли сельхозназначения?

Для ответа можно просто обратиться к опыту межхозяйственных отношений периода Октябрьской революции. В научных исследованиях члена-корреспондента Академии Наук России Ахмеда Ибрагимовича Османова и других ученых можно найти исчерпывающие ответы на ряд поставленных вопросов. Возьмём для примера: скотоводы Эндирея Хасавюртовского округа использовали пастбищные земли Ботаюрта этого же округа на условиях аренды. Арендные отношения мы найдём и в других округах Дагестана (подробно в монографии «Аграрные отношения и оценка земли в рыночной экономике» Р. К. Кадиева). Арендная плата в разных регионах была неодинаковой, но эти отношения не создавали межнациональные кровавые конфликтные ситуации.

Если рассмотреть вопрос с точки зрения теории и прошлого опыта земельных отношений, и сложившейся ситуации на данный момент, то инструментом механизма дальнейшего развития земельных отношений является ее аренда. А для этого необходимо всестороннее формирование всего рыночного механизма, четкое государственное регулирование земельных отношений, рынка земли и соответствующее законодательное закрепление такого регулирования.

Из всего сказанного выше следует вывод:

  1. Земельные отношения нельзя сводить только к смене форм собственности, к перераспределению земли, насильственному насаждению частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения. Недопустимы какие-либо принуждения, насилие над свободной волей крестьянина в деле устройства его судьбы.
  2. Решение земельного вопроса должно идти от труженика земли. Он воспринимает только те формы реорганизации, которые отвечают его внутренним устремлениям. Реформа должна проводиться снизу, а не внедряться насильственно сверху.
  3. Зарубежное и российское законодательство, предшествующий опыт земельных отношений в Дагестане подтверждают, что объективным инструментом регулирования земельных отношений является не частная собственность на земли сельхозназначения, а арендные отношения.
  4. Земли всех категорий должны быть возвращены собственникам дооктябрьского периода, акцент делается на земли отгонного животноводства. Отгонное животноводство - это исторически сложившаяся форма хозяйствования в Дагестане, его в интересах всей республики необходимо развивать, и земли для содержания скота, как в горах, так и на плоскости, должны быть использованы эффективно на условиях аренды. Изъятие этих земель под предлогом частной собственности - это бомба, и отнюдь не замедленного действия.

В заключение хочу привести слова бывшего министра юстиции США, ученого-историка Рэмсейа Кларка, который, выступая в Совете Федерации ФС РФ 21 мая 1996 года, с призывом к российским сенаторам говорил: «Русские люди! Не продавайте свою землю! Это - единственное, что у вас осталось для национальной безопасности».

Расул Кадиев,
доктор экономических наук, профессор


«Ёлдаш/Времена» 17-08-2012

Размещено: 19.08.2012 | Просмотров: 3653 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Kadiev оставил комментарий 28.10.2012, 11:02
Comment
Как пишет убеждённый коммунист Кашкаев О.Б. в своей хвалебной оде на Махача Дахадаева; "В Дагестане имелось 1,5 миллиона десятин полезных земельных угодий. Шамхалы Тарковские, майсумы табасаранские, уцмии кара-кайтагские, беки геллинские, князья Казаналиповы, Каплановы, помещики Гоцинские, Апашевы и прочие владели 300 тысячью десятин плодородной земли. Только одна княжеская фамилия Тарковских имела свыше 7800 десятин земли. Беки лишь Темир-Хан-Шуринского округа владели 50 тысячами десятин земли; кара-кайтагским уцмиям и табасаранским майсумам принадлежало 20 тысяч десятин земли; духовенство, составлявшее менее 1,5% населения, владело более 4% всей земли Дагестана; на одно помещичье хозяйство приходилось более 400 десятин земли; на душу горской бедноты — 0,25 десятины земли, а на один «дым» (хозяйство) — 1,2 десятины. В Дагестане около 80% крестьянских хозяйств были безземельными или малоземельными; около 3–5% хозяйств богачей владело более чем половиной скота, в то же время половина хозяйств крестьян-горцев не имела скота в личной собственности; 34,4% хозяйств не имело рабочего скота, 46,2% имело не более одной головы рогатого скота; 78,3% хозяйств были безлошадными» а 81,7% — безовечными.
В дореволюционном Дагестане было 685 потомственных дворян, 2267 дворян, 1569 беков, 725 чанков (дети, рожденные от «неравного брака»), 725 купцов, 27 тысяч мещан, 7068 помещиков, более 10 тысяч солдат, около 70 тысяч крестьян-бедняков". Мой вопрос к автору статьи; -Какие шансы у ныне живуших потомков выше упомянутых сословий на хотя бы частичный возврат конфискованного советской властью у их предков земельных наделов?

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.