Кумыкский мир

Культура, история, современность

Брагуны – живая лаборатория межэтнических отношений

Порой осознаешь, как тебе повезло в жизни, ибо имел возможность коснуться к родной и не только родной, но и соседской истории. Слушая аульского аксакала, который каждый вечер собирал нас вокруг себя и рассказывал нам нашу историю, мы жадно пожирали его рассказы, устное народное творчество, как впоследствии выяснилось не только кумыкское, однако, наше.

Я родился и вырос в селе Брагуны, в одном из самых старых поселений Северного Кавказа. В селении, в котором так много живой истории. Например, Брагуны до сих пор делится на разные аулы, которые носят названия некогда доминировавших в этих аулах выходцев из разных частей Кавказа или уважаемых не только в своем ауле личностей. Аул, в котором я родился, хотя и назывался Карапет аулом (Армянский аул), собрал не только армян, но и азербайджанцев, турок, татар, балкарцев и черкесов, и все они помнят свою родословную, которая передавалась сказаниями о переселении своей семьи из той или иной части Большого Кавказа.

Среди других аулов можно выделить также Чухур отар (аул, названный в честь брата моего дедушки Чухура Алпаута, репрессированного за активную религиозную деятельность в советские годы) и Мычыгъыш аул (чеченский аул), где совместно проживают чеченцы и кумыки.

По сведениям стариков, еще в начале XX века в Брагунах некоторые семьи использовали черкесский язык как средство общения. На сегодняшний день только считанное количество семей сохранили родственные связи с адыгами из Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи. В силу того, что языком межнационального общения на Кавказе до завоевания этих земель Российской Империей был кумыкский, он и стал для местного населения родным языком. Здесь, пожалуй, нужно отметить, что значительную часть брагунцев составляли незначительно отличавшиеся от кумыков балкарцы, карачаевцы, крымчаки, ногайцы, татары, азербайджанцы и другие тюркские народы, что предопределило их быструю адаптацию в кумыкоязычной среде.

В Мычыгъыш ауле традиционно говорят на чеченском и кумыкском языках, это происходит и по сей день. За этим стоит не только романтизм, но и в определенной степени прагматизм. С одной стороны, знание чеченского позволяет им быть хорошо интегрированными в чеченское общество и иметь возможность общаться не только с чеченцами, но и с другими вайнахами, с другой стороны, зная наиболее срединный из тюркских языков (кумыкский), география возможностей коммуникации без преувеличения становится глобальной, так как владение кумыкским позволяет общаться начиная от тюрков Китая (уйгуров) и заканчивая новыми тюркскими мигрантами Западной Европы, которые уже являются значительной частью Старого Света.

Сегодняшние Брагуны, несомненно, являются симбиозом разных культур, объединенных общим кумыкским языком и кумыкской идентичностью, однако, с обязательной исторической памятью о своем тюркском, вайнахском, черкесском, армянском и нахско-дагестанском происхождении. При этом одни и те же семьи могут иметь сразу несколько этнических корней. Оттого здесь абсолютно органично сосуществуют общекавказская и общетюркская культурные идентичности. Как показала новейшая история, для этих мест - это не просто слова. Помнится, как в разгар чеченских воин, брагунцам дагестанские власти предлагали переселиться в один из кумыкских районов республики, однако брагунцы не смогли принять это предложение по причинам моральным, обосновав тем, что они не могут бежать от проблем и оставить своих соседей в беде, и что их судьба неразрывна связана с их соседями: чеченцами, ногайцами и татарами. И это далеко не первый раз нежелания "разводиться". По рассказам старшего поколения именно брагунцы активно лжесвидетельствовали, выдавая чеченцев за кумыков в те тяжелые зимние февральские дни, когда чеченцев, погрузив в товарные вагоны, высылали в среднеазиатские республики. Естественность этого родства подтверждается еще и тем, что чеченский язык, без преувеличения, лексически является самым тюркизированным нетюркским языком: его лексическая основа довольно удачно адаптировала огромное количество тюркизмов, которые пришли из кумыкского, ногайского и татарского. И это результат культурного обмена, а не целенаправленной ассимиляционной политики.

Единство и взаимопроникновение здешних культур - это история длиной в столетия, об этом говорит не только языковое взаимное влияние, но и пестрая топонимика, наличие имен собственных и адатов, происходящих из культуры соседей.

Рамазан Алпаут,
эксперт по этно-лингвистическим правам

Размещено: 29.12.2012 | Просмотров: 5053 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.