Гайдар Баммат

Лики Ислама

 
 
  Содержание

Глава 8

Величие и зависимость государств, возникших из империи Ислама

Первые века Ислама были периодом самого высочайшего напряжения религиозной мусульманской мысли. Они характеризовались развитием теологических и юридических систем, зарождением и расцветом мистических движений, а также организацией различных братств. В эту эпоху мусульманский гений блистал несравнимым сиянием во всех областях духовного развития.

К концу XIII века религиозный порыв несколько стихает. Кажется, что вера обрела свои окончательные устои. Духовные власти становятся все более невосприимчивыми к любым изменениям власти идей, закрепленными великими учеными прошлых веков. Цивилизация Ислама, достигнув своей кульминационной точки, начинает идти к упадку.

Это мнение большинства историков Запада и Востока. Особенно Востока арабского. Необходимо признать, что в некоторых отношениях оно обосновано. Однако нужно знать истинную глубину истоков этого упадка. Можно согласиться с тем, как это утверждает с полным основанием Х.А.Р.Жиб, что "внешние формулировки мусульманской веры не развивались в течение этих шести веков, а внутренняя религиозная мусульманская жизнь подвергалась глубокому урегулированию, и, как в других религиозных сообществах, эта внутренняя работа породила энергию, которая нашла выход во многих областях различной деятельности". Ислам, рассматривавшийся, как приходящий в упадок, дал множество доказательств своей жизнеспособности. Профессор Жиб цитирует: "Основание Османской империи на Ближнем Востоке и империи Великих Моголов Индии, возрождение шиизма в Персии, распространение Ислама в Индонезии и на Малайском полуострове, рост мусульманской общины в Китае, изгнание испанцев и португальцев из Марокко и расширение исламской зоны в восточной и западной Африке, - прежние историки позволяли себе рассматривать все эти события, как последствия чисто военных действий. Впрочем, речь не идет о том, чтобы упускать из виду элемент военной силы, которую они пустили в ход. Завоевывающая и распространяющая вера - это живая вера. Она больше, чем просто система верований и изнуряющих религиозных обрядов"1).

Было бы обычным утверждать, как это делали некоторые авторы, что начиная с конца XIII века мусульманский мир впал в процесс деградации. Различные государства, возникшие из империи Ислама, пережили прекрасные периоды возрождения, которые длились иногда веками, прежде чем достигнуть в XIX веке, под совместными усилиями объединенной Европы и России, того состояния глубокого упадка, из которого они сейчас энергично выбираются. Панорамный взгляд на судьбы этих государств дает нам более верное представление об этом историческом процессе.

Мы долго говорили о величии мусульманской цивилизации в Испании, находившейся под господством арабов. К концу XV века Андалусия была потеряна для Ислама. Конечно, еще в течение века, остаток мусульманского населения продолжал цепляться за землю отныне негостеприимной страны. Эра преследований, начавшаяся с 1499 года, вопреки торжественным обещаниям католических королей предоставить мусульманам свободное применение своей религии и языка, длилась до начала XVII века. Только в 1610 году все мусульмане без исключения будут изгнаны в Африку. Но капитуляция Гренады, 2 января 1492 года, знаменует скрытый конец арабской эпохи в Испании - эпохи, продлившейся около восьми веков.

Иран, рано отделившийся от Аббасидского халифата, будет идти, сначала под покровительством иностранных завоевателей, а затем национальной династии, своим собственным путем в лоне Ислама. Мы видели, какую большую роль сыграл иранский элемент при дворе Аббасидов в интеллектуальной и культурной жизни исламской империи. Эта роль была не менее важной во время правления турецких династий Газневидов (1000-1040 г.г.), Сельджукидов (1040-1194 г.г.) и Хварезминов (1194-1220 г.г.), монгольских Чингисхидов и Тимуридов (1220-1500 г.г.).

Но именно династия Сефевидов (1500-1722 г.г.) должна была пролить свет на историю античного персидского царства и возродить, на два века, величие времен Сасанидов. Под правлением первых монахов этой славной династии: шаха Исмаила, Тахмаспа-I и шаха Аббаса Великого, Персия становится могущественным государством. Она оказывает сопротивление Османской Империи, устанавливает дипломатические и торговые отношения с Францией, Англией, Голландией, Португалией. Внутри страны безопасность обеспечена. Караванные дороги избороздили ее во всех направлениях, караван-сараи с некоторыми удобствами возвышаются на персидской равнине в большом количестве, проводятся ирригационные работы. Шах Аббас украшает свою столицу Исфахан чудесными постройками: царским дворцом, царской мечетью, мечетью шейха Лотфаллаха и т.д. "Это век персидского искусства, достигшего своего совершенства после сасанидских, сельджукидских и монгольских испытаний. Это - апогей, изысканность, чудо красоты и равновесия, последняя вспышка фейерверка"2).

В начале XVII века Персия испытывает серьезные затруднения. Одному из вождей ведущего афганского племени гилзаидов Хаджи Мир Хану (Мир Вайс) удается создать независимое княжество в Кандагаре. Затем он с другими воинственными афганскими племенами вторгается в Персию. Правительственные войска не в состоянии остановить натиск необузданных горцев. Замечательная персидская кавалерия разбита в битве при Гюльнагаре, 23 октября 1722 года. Исфахан взят, Гусейн-шах свергнут с престола. Племянник и наследник Мир Вайса, Махмуд-шах вступает на престол Сефевидов. Персия находится под афганским господством. Заметим, однако, что оно будет недолгим (1720-1732 г.г.).

Гениальный авантюрист, имам Кулу, Надир-шах воспользовался замешательством, возникшим из-за афганского нашествия для того, чтобы организовать небольшое партизанское войско и овладеть Хороссаном. Численность его войск значительно возросла и ему удалось отбросить афганцев из персидского царства. В 1736 году он вступил на трон, поддерживаемый войсками и ханами всей Персии. Начинается необычайная десятилетняя эпопея, которая заполнит современную историю Ирана бряцаньем оружия, кавалерийскими атаками и грабежами. Надир-шах быстро покоряет и присоединяет к своему царству Кандагар, Кабул, Бактрию. В 1739 году, во главе могущественной армии, состоящей преимущественно из афганцев, он вторгается в Индию через долину Кабула. Он разбивает наголову войска Великих Моголов и завоевывает Дели.

Прекрасная столица платит выкуп, который превышает 700 тыс. золотых франков. Шах увез также знаменитый трон Паонов, самородок золота, покрытый драгоценными камнями, который теперь украшает тегеранский дворец. Со стороны Каспийского моря он забирает у России провинции Баку, Гвилан, Мазендан и Горган, которые Петр I, воспользовавшись афганским нашествием, захватил у Персии в 1723 году. В Центральной Азии он расширяет владение царства до Аральского моря и Аму-Дарьи.

Могущественное государство, выкованное железной рукой Надир-шаха, не пережило своего основателя, убитого в 1747 году. Один из его генералов, Ахмад-хан, вождь могущественного афганского племени, объявлет себя монархом в Кандагаре и, при поддержке различных племен, берет Кабул и правит 26 лет в Афганистане и Белутшистане. Между 1748 и 1756 годами, он четыре раза вторгается в Индию. Основатель династии, покровитель изящной словесности, который в свободное время сам предавался поэзии, похож в этом на своего предшественника Бабура, основателя империи Великих Моголов Индии. Афганцы считают Ахмад-хана национальным героем и одним из великих монархов.

В Центральной Азии Персия теряет Хивское ханство, которое вновь приобретает свою независимость. Таким образом, царство попадает сначала в руки принца Зенда Ширазского, а затем, в 1787 году переходит к турецкой династии Каджаров. Это один из печальных периодов современной истории Персии. Открытый кровожадным евнухом Ага Мухаммед-ханом, он продлился до свержения слабого султана Ахмед-шаха (1925г.). Беспомощный объект притязаний двух великих империй, которые образовались около ее границ, Российской и Британской, Персия сохраняет свою искусственную независимость за счет соперничества и взаимной недоверчивости могущественных соседей. В 1783 году Грузия, вассал царства, приняла подданство России и заключила с ней союзный договор (Георгиевский). Преданная своим новым союзником, она будет в дальнейшем просто аннексирована царской империей. Через два года русские обосновываются в Баку. Губительный Гулистанский договор закрепляет потерю Ширванского, Нахичеванского и Эриванского ханств. К тому же, никакие корабли под персидским флагом не будут более иметь право плавать по Каспийскому морю, и правительство примет российских подданных, живущих в Персии, под юрисдикцию русских консулов. Это режим капитуляции.

Между 1847 и 1882 годами, после завоевания Кавказа, Российская империя распространяет свое господство на независимое Бухарское, Хивское и Кокандское ханства.

Англия, остановившая свой выбор на севере страны, запрещает Персии держать военные корабли в Персидском заливе и занимает острова Бахрейна. Устанавливается полная блокада Персии. Две соперничающие державы ведут, одновременно, активную политику экономического проникновения и захвата богатств страны. Шахи Назреддин и Музаффедин, одержимые вечной потребностью денег, предоставляют русским и англичанам все возможные концессии и продают все, что можно было продать. Англичане получают концессию эмиссионного банка, трансиранской телеграфной линии, которая свяжет Лондон с Бомбеем, разведки и эксплуатации нефти почти на всей территории Персии. Россия получает концессию дорог из Решта в Тегеран и из Тегерана в Мешхед, рыбного промысла на Каспийском море, лесов Мазендерана, нефти севера Персии и т.д. Россия создает "ссудный банк" и "русско-персидский банк" и ссужает шаху деньги по 5%-му курсу, которые она при этом берет взаймы у Франции по 3,5%-му курсу. Наконец, обеспокоенные их обоюдными успехами, Петербургский и Лондонский кабинеты, договором от 30 мая 1907 года, делят Персию на российскую и английскую зоны влияния; первая зона влияния включает Тегеран и северную Персию, вторая - Шираз и южные провинции.

Это было последней каплей, переполнившей чашу терпения. Все то, что осталось в Персии честного и патриотического, поднимается против деградировавшего и коррумпированного режима, неспособного бороться с такой несправедливостью. Это - революция 1908 года. Она была раздавлена объединенными европейскими империалистическими силами. Русские казаки оккупируют Тебриз. Британский флот входит в Персидский залив. Но революционным силам, идущим с севера и юга, хватает времени войти в столицу. Шах Мухаммад покидает страну под охраной казачьих формирований. На трон поднимается последний шах династии Каджаров Султан Ахмед-шах, ребенок 12-ти лет. Англия и Россия - опять хозяева ситуации. Восстанавливается спокойствие. Благонамеренный, но слабый регент Назрул Мулк. управляющий страной от имени монарха, и парламент, полный благих намерений, но некомпетентный, хотели бы прежде всего оздоровить финансы страны и привести в равновесие бюджет. Задача довольно трудная. Приглашен знаменитый американский специалист Морган Шустер. Он с пылом берется за работу. Постепенно восстановление дает о себе знать. Но это возрождение не соответствует намерениям России. Царское правительство вмешивается и добивается отзыва стесняющего их влияния эксперта. Вот как описывает Е.Г. Браун ситуацию, сложившуюся в Персии в 1912 году: "Россия и Великобритания ответственны за подавленный дух, разбитые надежды и анархию, господствующие в Персии... Бесполезно говорить об улучшении ситуации, когда правительство состоит из кабинета, не пользующегося доверием у народа, терроризируемого Россией и, которого Англия и Россия морят финансовым голодом; кабинет, которому разрешено только договариваться о ничтожных займах и запрещено использовать честных и компетентных экспертов, например, таких, как господин Шустер. Когда монарх-ребенок, регент отсутствует, самые лучшие, храбрые и честные патриоты убиты или сосланы, когда шайка финансистов, концессионеров и захватчиков все более ожесточенно нападают на изнуренную жертву, сопротивление которой непрерывно ослабевает, только чудо могло бы спасти Персию"3). Но многие были заинтересованы в том, чтобы чудо не произошло.

Первая мировая война застает Персию в плачевном состоянии. Она напрасно заявляет о своем нейтралитете, никто этого не принимает во внимание. Русские, англичане, турки дают бой на территории несчастной, ограбленной страны, воспользовавшись революцией в России, устранившей на некоторое время могущественного конкурента, англичане заменяют на севере Персии обращенную в бегство русскую армию и пытаются установить договором от 19 августа 1919 года настоящий протекторат над Персией. Именно тогда внезапно появляется будущий шах Риза Пехлеви. Именно ему придется вернуть Ирану полную независимость, поднять экономику страны и решительно продвинуться по пути современной цивилизации.

* * *

Османская империя, получившая большую часть наследства арабских халифов и обеспечившая Исламу еще несколько веков могущества и славы, достигла своего апогея в XVI веке. Сулейман Великолепный, самый великий монарх Османского дома, царствовал тогда на трех континентах. Его империя простиралась от Атласа до Кавказа, на 6 миллионах квадратных километров и включала 60 млн. жителей - цифра внушительная для того времени. Он был самым могущественным монархом. Его гнев был так же страшен, как и его милость. Вот в каких благосклонных словах он соизволил ответить Франциску-I: "Я, султан султанов, монарх монархов, даритель корон монархам, тень Бога на Земле... Ты, Франциск, король Франкского государства, ты мне отправил письмо. Ты меня известил, что враг завладел твоей страной и попросил меня о помощи для твоего освобождения. Все, что ты мне сказал, было изложено у подножья моего трона, убежища мира, и моя императорская мудрость внимала этому. Не удивительно, что императоры бывают побежденными. Мужайся. Наши славные предки никогда не переставали вести войну, днем и ночью наша лошадь оседлана, а сабля опоясана. Пусть Всевышний способствует добру. Впрочем, ты будешь от своего уполномоченного агента информирован о делах и новостях. Знай это..."

Тон спокойной уверенности и превосходства, который отражает данное письмо, в эту эпоху не просто протокольная формула; он говорит об авторитете, которым пользовался командор верующих в это время. Тон его, впрочем, соответствовал как реальному могуществу империи, так и ее высокому культурному уровню и передовым административным и юридическим учреждениям.

"Развитие науки и права, расцвет литературного творчества на арабском, персидском, турецком языках, современные памятники Стамбула, Бурсы, роскошная жизнь двора и высших должностных лиц, наконец, религиозная терпимость - мы находим этому множество свидетельств. Все влияния, в частности, турецкое, византийское, итальянское смешиваются и способствуют расцвету османской эпохи".

Для того чтобы составить понятие о том, каким уважением пользовались учреждения Османской империи, достаточно вспомнить, что Генрих VIII (английский) послал в Турцию комиссию, которая должна была изучить османское правосудие, чтобы затем пересмотреть по нему английскую юридическую систему.

В течение второй половины XVI и XVII веков, империя продолжала выступать в роли грозного и опасного государства. Попятное движение начинается только с поражения у стен Вены в 1683 году визиря Кара Мустафы. Бесконечные войны против объединенной Европы и России в конце концов лишат империю ее сил.

XIX век является самой мрачной эпохой османской истории. Упадок империи был таким же глубоким, как и головокружительный взлет в предыдущих веках. В плане международном, это - больное существо, смерти которого державы выжидают с нетерпением.

Только их соперничество поддерживает еще агонию умирающего. Внутренний распад государства, кажется, оправдывает самые большие надежды возможных преемников. "Управление представляет множество трудностей. Восстания учащаются. Правящие классы предаются развращенной и легкой жизни, армия теряет свои достоинства, флот, некогда занимавший ведущее положение, становится архаичным, войны больше не обогащают казну, уровень жизни снижается, промышленность, ремесла приходят в упадок поэзия отражает общую распущенность и воспевает только удовольствия, крупные собственники оставляют без внимания свои земли"4). Что касается губительных экономических последствий, они характеризуются всемогуществом "государственного долга", созданным иностранными кредиторами, которые почти безраздельно распоряжаются ресурсами огромной страны.

Безнадежные усилия молодых турков были бессильны помочь бедствиям империи. Сидней Лау описывает положение восточных стран и отношения государств в 1912 году: "Поведение христианских держав в течение последних лет имеет странное сходство с поведением банды грабителей, бросающихся на безоружных и незащищенных крестьян. Игнорируя права других наций, они относятся к ним с циничным пренебрежением. На самом деле они утверждают право сильного над слабым и бессилие всяких моральных соображений перед вооруженными силами... В течение последних лет в государственных канцеляриях Европы поднялась волна настоящего материализма, и полного презрения к международному праву и имела губительные последствия для различных наций Востока, которые безнадежно бились за утверждение у себя конституционной системы, пытаясь осуществить советы, данные несколькими поколениями благосклонных консультантов христианства. Теперь они принимают эти советы и стараются нерешительно и, вопреки огромным препятствиям, идти по пути реформ. Казалось бы, западные правительства должны с симпатией следить за их усилиями.... но, напротив, большие державы воспользовались внутренними трудностями восточных стран, чтобы вступить на путь аннексий".

В таком плачевном состоянии Османская империя вступила в первую мировую войну, которая способствовала ее расколу и стала роковым событием, открывшим глаза турецкому народу на краю пропасти, готовой ее поглотить. В часы величественного бедствия, она нашла не имеющих себе равных вождей и воодушевленных воинов, чтобы сопротивляться иностранным войскам, оккупировавшим их страну со всех сторон. Впечатляющее возрождение турецкого народа вышло из глубин нравственного падения, куда он был заброшен.


    Примечания.
  1. H.A.R.Gibb: Les tendanses modernes de l'lslam. 1949.
  2. A.Gayet" L' art persan. Paris, 1895.
  3. E.G.Browns: The present in situation in Persia, Contemporary Review. November 1912.
  4. Marsel Clerget: La Turquie. Passe et present. Paris. 1938.

 
Глава 7 | Глава 9
Copyright © 2009 | Кумыкский мир