Гайдар Баммат

Лики Ислама

 
 
  Содержание

Глава 7

Пути проникновения мусульманской цивилизации на Запад

Когда мусульманская цивилизация проникла на Запад и каковы были пути, которыми она следовала?

Первые культурные обмены между Западом и Востоком обычно приписывают крестовым походам. Это заблуждение, которое нужно было бы давно отбросить. Крестовые походы подорвали сотрудничество, которое могло быть длительным и плодотворным.

Настраивая Христианство против Ислама в беспощадной борьбе, порождая атмосферу нетерпимости и ненависти, крестовые походы вырыли глубокую яму между Западом и Востоком и сделали невозможным на несколько столетий всякое сотрудничество между этими двумя мирами. "Одно из самых пагубных последствий крестовых походов, - пишет Гюстав ле Бон, - это то, из-за чего на несколько веков в мире была установлена нетерпимость, которой был придан характер варварской жестокости, какую не знала еще никакая религия. До крестовых походов нетерпимость была велика, но редко доходила до жестокости. Во времена крестовых походов она достигла степени яростного неистовства, которое продолжалось до наших дней. Привыкшее проливать кровь, духовенство вскоре использовало в распространении веры и в пресечении ереси приемы истребления, применяемые раньше против неверных. Малейшая попытка сопротивления ему представлялась достойной самых ужасных наказаний. Резня евреев, альбигойцев и различных "еретических" категорий, инквизиция, религиозные войны - вся эта ожесточенная борьба, надолго залившая кровью Европу, была следствием пагубного духа нетерпимости, развиваемого крестовыми походами"1).

Чтобы точно определить влияние крестовых походов, необходимо различать с одной стороны культуру духовную и нравственную, с другой - техническую и материальную. Незначительное в области науки и литературы, это влияние было губительным в области духа и человеческих отношений.

Атмосфера ненависти, созданная крестовыми походами, пароксизм религиозной нетерпимости, порожденный ими, помешали духовному сотрудничеству между двумя берегами Средиземноморья.

Напротив - в плане материальной и технической культуры, нужно это признать, Запад многим обязан именно крестовым походам.

Крестовые походы привели в прямое сопротивление Христианства на землях Ислама с мусульманским населением. Около двух веков, в течение которых существовали франкские королевства Востока, не были полностью заполнены военными действиями. Долгие годы перемирия прерывали вражду. Эти промежутки замаскированного мира позволили развиваться человеческим отношениям между захватчиками и мусульманами.

Таким образом, значительное число христиан находилось в условиях цивилизации, которая была выше европейской того времени. Крестоносцы обнаружили на Востоке много изделий, которые им были неизвестны, и техники, которой Запад еще не знал. Массовое проникновение восточных изделий на европейские рынки, использование новых способов в сельском хозяйстве, промышленности и ремеслах были следствием крестовых походов. Это благотворно влияло на экономику Запада. Торговля находилась в состоянии значительного подъема.

Вообще, как говорит А. Шампдор в своей книге "Саладин - самый настоящий герой Ислама", Европа прошла школу восточной цивилизации, и производство на Западе перестроилось в соответствии с новыми веяниями.

"Контакты между двумя цивилизациями, христианской и мусульманской готовы были восстановиться на Востоке и Западе путями постоянными и нормальными, которые не имеют ничего, таинственного", - пишет Р.П.Асин Паласиос2)

Здесь сыграли большую роль коммерция и паломничество. Торговля на море и суше между Востоком и Западом была интенсивной задолго до XI века. Огромное количество арабских монет, найденных на Севере Европы, в Дании, Англии, Исландии свидетельствуют об активности этих обменов.

Паломничества были учреждены с VIII века, некоторые из них объединяли в своих рядах до 12 тыс. паломников. Но цивилизация Ислама проникла в Европу главным образом через Сицилию, Испанию, и Южную Францию, находившихся под господством сарацинов. Мусульмане господствовали на Сицилии с IX до конца XI века. Христианскому населению они дали широкую автономию. Налоги стали более легкими, чем во времена правления греков, монахи, женщины и дети были от них освобождены. Новые сельскохозяйственные методы, улучшенная система ирригации, выведение незаконных культур превратили Сицилию в процветающую страну. Была налажена устойчивая добыча серебра, железа, меди, мрамора, гранита. С успехом было начато производство шелка.

Нормандская династия, заменившая мусульманскую, царствовала до XIII века в почти полностью исламизированной стране. Родрик II (1101-1154 г.г.), правление которого является вершиной мусульманского господства, был окружен мусульманами и христианами, колеблющимися часто между двумя религиями. Эти придворные полиглоты были одинаково компетентны как в арабской литературе, так и в греческой науке. Сам король одевался по-восточному: его парадное манто было вышито арабскими буквами; он имел гарем, как принц Багдада или Кордовы, его министры, стража, врачи, астрологи были мусульманами. Академия наук объединяла ученых всех национальностей и всех религий. Среди них можно выделить великого арабского географа Идриси. Гражданское право, учрежденное сарацинами, было так хорошо приспособлено к нуждам страны, что его приняли нормандцы.

Нельзя сказать, что падение нормандской династии было концом влияния мусульман. Даже во время правления Фредерика II, короля сицилийского и императора Германского (1194-1250 г.г.) Палермский двор был больше похож на мусульманский. Этот великий император, с широкими и смелыми идеями, собрал значительное количество арабских рукописей в Неапольском университете, основанном им самим в 1124 году. Он привел в порядок переводы Аристотеля и Арзеса, копии которых послал в Париж и Болонью. Окруженный мусульманскими докторами, министрами и офицерами, Фредерик II поддерживал постоянные связи с самыми знаменитыми учеными исламского мира. До наших дней сохранилась его знаменитая переписка с Ибн Сабином, скептическим философом из Аль-Андалусии.

Фредерик II в равной степени покровительствовал христианским и мусульманским поэтам. Именно в контакте с мусульманскими трубадурами и следуя их примеру, трубадуры Палермского двора создали сицилийскую поэзию.

Но каково бы ни было сияние Палермского двора, невозможно его сравнить с блеском мусульманской Испании. Об этом уже достаточно было сказано в главе, посвященной Андалусии. В ней было показано, что с середины IX века в Испании господствовала мусульманская культура. Испанцы Андалусии рассматривали арабский язык, как единственного проводника науки и литературы. Его успехи были таковы, что духовные власти вынуждены были перевести на арабский собрание правил, предназначенных испанским церквям. Исман Севильский был обязан изложить на арабский священное писание.

В то же время книги по мусульманской религии и праву были переведены на латинский язык, т.к. в мусульманской Испании говорили бегло на обоих языках. Христианская Испания также признавала превосходство мусульман. Испанские хроникеры сообщают, что в 890 король Альфонс Великий пригласил из Кордовы двух сарацинских ученых как наставников для своего сына, наследного принца.

Брачные союзы часто объединяли кастильских и арагонских королей с княжескими мусульманскими семьями. Так, Альфонс IV, завоеватель Толедо, женился на дочери севильского короля и окружил себя двором мавританского типа.

Альфонс VII и Альфонс Мудрый продолжали традицию духовного христианско-мусульманского сближений. Именно во время правления Альфонса VII архиепископ Толедский Раймонд и архидьякон Сеговийский Гондислави основали в 1130 году известную толедскую школу переводчиков.

Труды арабских астрономов, математиков, философов, врачей, химиков, ботаников, переведенные на латинский, находились в распоряжении ученых Европы. Ренан считает, что основание этой школы делит научную историю средних веков на два периода: один - предшествующий, другой - последующий толедским переводам.

Альфонс Мудрый (1252-1284 г.г.), известный своими трудами в области астрономии, основал латинскую и арабскую школы, объединявшие христианских и мусульманских учителей. Сарацины были приглашены в качестве преподавателей медицины и различных наук.

Научная слава мусульман не ограничивается Испанией. Она была распространена дальше на Западе и привлекала к Андалусии внимание элиты. Так, один из самых знаменитых людей X века, Жербер Орияк, который стал первым французским папой под именем Сильвестра II, отправился в Толедо, чтобы закончить свое образование. Там он провел три года, изучая под руководством мусульманских ученых математику, астрономию, географию и другие дисциплины. Изобретатель настенных часов, создатель гидравлических механизмов, страстный любитель химии, он произвел на своих современников впечатление сверхъестественного существа. "Его успехи были таковы, - пишет Рено3), что после возвращения, обыватели приняли его за колдуна".

Другие французские, английские, немецкие и итальянские прелаты и ученые более или менее продолжительное время провели в университетах Андалусии. Жерар де Кремон, переводивший "Физику" Аристотеля по арабским текстам, Каппанус Наварский, Абеляр де Ват, Альбер и Даниэль де Морлей, Мишель Скот, Герман ле Далмат, Герман Германский и многие другие обязаны своим образованием главным образом сарацинам, и многие из них это признавали.

Соседство Испании и хорошие отношения между двумя странами были важным фактором влияния мусульманской культуры на юг Франции. Но еще более важным было прямое господство в течение более чем полвека сарацинов в Септимании, т.е. на огромной территории между Средиземноморьем и Севеннами, Пиренеями и Роной.

Изгнание арабов не устранило их влияния. Отношения между Францией и сарацинами продолжали развиваться. Как замечает Рено: "их эффект стал даже более мощным, чем раньше...".

* * *

Необходимо, с другой стороны, коснуться роли, которую испанский и аквитанский Иудаизм сыграл в качестве посредника между исламской цивилизацией и христианской культурой. О евреях говорили, что они были "научными переводчиками сарацинов по ту сторону Пиреней".

Действительно, везде, где арабы проникли как завоеватели, евреи следовали за ними в качестве деловых людей. Таким образом, они составляли рядом с арабами богатую и влиятельную прослойку во всех важных городах Септимании. Когда эти города были снова завоеваны христианами, евреи не были изгнаны. С характерной ловкостью им удалось сохранить свое привилегированное положение и экономическое могущество.

Во многих городах были открыты еврейские школы. Ученый раввин Бенжамен де Тюдель, который побывал на юге Франции во второй половине XII века для того, чтобы узнать положение своих единоверцев, посетил, кроме всего прочего, школы Нарбона, Марселя, Монпелье, Безансона.

Кроме еврейской религии и законодательства, здесь преподавали медицину, астрономию, математику, философию и другие науки, заимствованные у мусульман. Влияние выпускников их школ, известных своей эрудицией и богатством, было значительным в интеллектуальной жизни страны.

Глубокие влияния арабской теологии на схоластику средневековья особенно чувствовалось в переводах евреев. Известно, что первая древнееврейская грамматика была составлена Иудой бен Кораишем с арабских грамматик и до сих пор именно посредством грамматики, декалькированной с арабской, изучают в Израиле язык своего народа.

В средние века было много теологической и философской литературы, написанной евреями на арабском языке. Великий Маймонид, на которого сильное влияние оказали Ибн Хасм и Ибн Рушд, написал на арабском книгу "Путеводитель Заблудившихся". Ибн Габриол, реформатор древнееврейской поэзии, составил на арабском знаменитый философский трактат "Фонтан жизни".

Можно было бы перечислить значительное число других еврейских мыслителей, представителей Иудаизма, которые использовали арабский для своих трудов. Ограничимся лишь именами Бахьи ибн Пакады и Сайда аль-Фаюми.


    Примечания.
  1. Gustave Le Bon: La Civilisation des Arabes. Paris, 1884.
  2. M.Asin Palacios Dante у el Islam. Madrid, 1927.
  3. Reinaud: L'invastion des Sarrazins, Paris, 1836.

 
Глава 6 | Глава 8
Copyright © 2009 | Кумыкский мир