Н.А. Сотавов

Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVIII в.

Москва. "Наука". 1991. - 224 с.

К оглавлению


Введение

XVIII век - переломный этап в истории народов Кавказа. Прогрессирующий упадок Ирана и Османской империи, активный выход петровской России на международную арену поставили вопрос о судьбе Кавказа в круг важнейших проблем мировой политики того времени. Став одним из основных источников противоречий в отношениях указанных стран, этот регион к сил) своих важных стратегических позиций привлек внимание и европейских держав, в первую очередь Англии и Франции.

Париж и Лондон вели между собой ожесточенную борьбу как за ведущую роль в европейской политике, так и за колониальные владения в Азии и Америке. Однако соперничество не мешало им предпринимать меры, направленные на ограничение международного влияния России. Наряду с проведением политики "восточного барьера" в Европе они разжигали противоборство Ирана и Османской империи с Россией на Кавказе, чтобы помочь продвижению последней к южным морям, ее выходу на Ближний и Средний Восток. С этой целью они стремились использовать опорные базы османского султана и крымского хана, созданные на подступах к Северному Кавказу в XVI- XVII вв. Для борьбы против России предполагалось использовать и владения сефевидского Ирана на Кавказе. Конфликты между Англией и Францией по европейским делам, с одной стороны, и между Ираном и Османской империей - с другой, не исключали возможности временных компромиссов между соперниками, чему в немалой степени способствовала и явная антироссийская направленность их кавказской политики.

Экономические условия развития России, отрезанной от важнейших морских коммуникаций, требовали выхода к Балтике, Черному и Каспийскому морям, что встречало сопротивление со стороны не только ее северных и южных соседей (Швеция, Османская империя, Иран), но и стоявших за ними Англии и Франции, опасавшихся роста российского могущества. Хотя стратегические планы европейских держав на Востоке определились окончательно лишь к концу XVIII в., их противодействие усилению влияния царской России на Кавказе началось еще со времен Каспийского похода Петра I. Особенно возросло оно в период русско-турецкой войны 1735-1739 гг., завоевательных походов Надир-шаха (1741-1745), накануне и во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг.

Осуществлять программу восточной политики царскому правительству пришлось в сложной международной обстановке, решая одновременно целый комплекс различных по характеру, но взаимосвязанных вопросов: кавказский и крымский (выход к Каспию и Черному морям, обеспечение безопасности южных границ, овладение стратегической инициативой для перемещения восточной торговли с Европой на волжско-каспийскую магистраль); польский (борьба за западные белорусские и украинские земли); шведский (обеспечение выхода к Балтийскому морю).

Важное место в реализации замыслов Петербурга занял Северный Кавказ, через который пролегали главные коммуникации, связывающие Черное море с Каспием, ведущие из Восточной Европы в Закавказье и на Ближний Восток. Этот же регион, раздробленный на множество феодальных владений и союзов сельских общин, придерживавшихся различной религиозной и политической ориентации, часто враждовавших между собой, привлекал и пристальное внимание иранских, османских и крымских правителей. С его овладением было связано и осуществление более важной цели - покорение всего Кавказа.

Северный Кавказ стал объектом кавказской политики России с утверждением власти Москвы над устьем Волги и присоединением Кабарды в середине 50-х годов XVI в. Возведение русских крепостей на Тереке, ставших серьезной преградой на пути османо-крымской агрессии против Северного Кавказа, развитие торговых связей с горскими народами - таковы основные звенья в реализации этой политики, способствовавшей расширению и укреплению связей народов Северного Кавказа с Россией. Одним из подтверждений подобной тенденции можно считать участие горцев в русско-турецкой войне 1676-1681 гг. Тяжелые военные поражения Порты, понесенные в борьбе с Австрией, Россией, Польшей и Венецией и приведшие к крупным территориальным потерям в конце XVII в., занятие русскими войсками в 1696 г. Азова, главной базы османской агрессии на Северном Кавказе, временно ослабили угрозу порабощения горцев Стамбулом и Бахчисараем.

В дальнейшем борьба за Северный Кавказ шла с переменным успехом. Первая четверть XVIII в. ознаменовалась присоединением к России Прикаспийских областей и части Северного Кавказа; вторая - потерей этих владений, которая компенсировалась явным сдвигом в ориентации местного населения на Россию в ходе борьбы против притязаний шахского Ирана, Османской империи и Крымского ханства; третья - присоединением отдельных территорий региона к Российской империи.

Историческая перспектива общности судеб народов Северного Кавказа с русским народом определилась со второй половины XVIII в., когда ориентация горцев на Россию, в частности социальных низов, обрела массовый и устойчивый характер. Определяющие факторы этой общности - участие горцев Северного Кавказа на стороне России в русско-турецкой войне 1768- 1774 гг., принятие подданства России Ингушетией и Северо-Восточной Осетией в 1770 г., возвращение в ее подданство Кабарды и соседних дагестанских владений (Эндери, Костек, Аксай, шамхальство Тарковское и др.). Кючук-Кайнарджийский мир 1774г., утвердивший приоритет России на Северном Кавказе, создал предпосылки для присоединения к ней Чечни в 1781 г., Грузии и Юго-Восточной Осетии в 1783 г., Дагестана в 1813 г.

Из сказанного следует, что без глубокого анализа кавказской политики соперничавших держав, выявления места и роли этого региона в стратегических планах России, Ирана и Османской империи невозможно составить целостное представление об историческом прошлом горских народов, славных традициях освободительной борьбы против иноземных завоевателей. Такая постановка вопроса и его решение могут способствовать выявлению общих тенденций и характерных особенностей взаимоотношений народов Кавказа с Россией, раскрытию предпосылок для их взаимодействия в борьбе против шахской и османо-крымской экспансии на этапе, определившем все последующее развитие региона.

Хронологические рамки монографии определены двумя русско-турецкими договорами. Первый из них - Константинопольский 1700 г.- официально признал Азов за Россией. Тем самым был сделан первый шаг в решении кавказской проблемы, предполагавший закрытие важнейшего канала османо-крымской экспансии на Северный Кавказ. Второй - Кючук-Кайнарджийский договор 1774 г.- свел на нет опасность агрессии, вернул Кабарду в состав России, закрепил российское подданство населения Осетии и Ингушетии, создал предпосылки для завершения длительного процесса включения в состав Российской империи народов Северного Кавказа в последней трети XVIII - начале XIX в.

В указанных хронологических рамках автором монографии исследуются вопросы:

  • Северный Кавказ в стратегических планах России, Ирана и Османской империи, методы и средства их реализации;
  • влияние освободительной борьбы народов Северного Кавказа на кавказскую политику противоборствовавших сторон и внешнеполитическую ориентацию местных владетелей и старшин;
  • основные фазы развития русско-иранских и русско-турецких отношений на Северном Кавказе в XVIII в.;
  • причины и предпосылки ориентации северокавказских народов на Россию, способствовавшей их поэтапному включению в состав Российской империи;
  • влияние европейских держав на формирование и проведение кавказской политики шахского двора и османского правительства (Порты);
  • критика антинаучных положений, содержащихся в трудах дореволюционных отечественных и зарубежных авторов и современных западных историков относительно политики противоборствовавших сторон на Северном Кавказе и роли России в исторических судьбах народов Кавказа.

Итоги рассмотрения поставленных вопросов позволят правильнее оценить роль и место Северного Кавказа в русско-иранских и русско-турецких отношениях изучаемого периода, выявить цели, формы, методы и последствия реализации политики правящих кругов Ирана, России, Османской империи в этом регионе, раскрыть значение деятельности дипломатических представителей европейских держав в отношении горских народов, выделить факторы, определившие массовую и устойчивую ориентацию населения региона на Россию и способствовавшие в итоге решению кавказской проблемы для петербургских властей.

К оглавлению


Copyright © 2007 | Кумыкский мир