Кумыкский мир

Культура, история, современность

Больше всего в жизни он любил работу и внуков

Светлой памяти Увайса Багавдиновича Махмудова

10 мая исполнится ровно год, как ушел из жизни замечательный человек, выходец из с. Аксай, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный врач РФ, главный научный сотрудник Научно-исследовательского института нейрохирургии им. академика Н. Н. Бурденко РАМН, председатель Проблемной комиссии по хирургии основания черепа Увайс Багавдинович Махмудов.

Он автор свыше 240 научных работ, 2-х методических рекомендаций, 2-х изобретений РФ. Под руководством У. Б. Махмудова подготовлено 6 докторов и 22 кандидата медицинских наук. Наша газета не раз писала о нем. И в канун годовщины его смерти мы обратились к его дочери Зое Махмудовой с просьбой рассказать об этом достойнейшем представителе самой гуманной профессии, гордости земляков и спасителе жизней тысяч людей.

– Зоя Увайсовна, расскажите, пожалуйста, об отце. Каким он был в жизни, на работе, в семье?

– Отец прошел тяжелый жизненный путь. Он родился в Аксае 10 июля 1938 года в семье колхозников. Был старшим ребенком (у него две младших сестры – Зулайхат и Яха). Его отец прошел почти всю войну – дошел до Германии и, вернувшись домой, умер в 1947 году, поскольку война, тяжелые ранения подорвали его здоровье. Мать осталась фактически одна с тремя маленькими детьми. Папа часто вспоминал свое полуголодное детство, трудности и лишения, которые пришлось пережить семье. С улыбкой рассказывал: «Ты знаешь, когда я пришел поступать в Дагестанский медицинский институт, у меня на одной ноге была калоша, а на другой - чувяк. Совершенно нечего было надеть!»

С моей мамой, Ниной Алексеевной Махмудовой, он познакомился в Дагестане. Отец после окончания Дагестанского медицинского института работал врачом, а она приехала работать в школе учителем русского языка и литературы по распределению после окончания МГПИ им. В.И. Ленина.

Затем отец поступил в аспирантуру в Ростове. И вот оттуда его решили направить в Москву. Он долго сомневался, не хотел ехать. Но его научный руководитель сказал: «Ты что, Увайс, многие хотят в Москву, но их никто не зовет. Тебя приглашают, а ты отказываешься!» Так он попал в НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. Всю жизнь работал там (48 лет). В 1964 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1982 году – докторскую. Институт стал без преувеличения его вторым домом. Последние 15 лет он заведовал 5-м нейроонкологическим отделением.

Увайс Багавдинович был человеком, преданным своей профессии. Работе он отдавал фактически все время и силы. Приходил домой всегда поздно, потому что не уходил из отделения, пока не закончат операции его более молодые коллеги. Часто оставался ночевать на работе, если больные были тяжелые. Для него в таких случаях не было ни суббот, ни воскресений – весь мир становился работой. Кроме того, в 1960-1980-е годы он сотрудничал с Санитарной авиацией. С гордостью говорил о том, что работал во всех республиках СССР, побывал в самых отдаленных точках Союза – там, где требовалась неотложная и при этом высококвалифицированная помощь тяжелым больным.

Несколько раз, будучи в командировках за рубежом (например, в Сирии), консультировал коллег и помогал в послеоперационном лечении сложных пациентов.

Как авторитетный член Всемирной ассоциации нейрохирургов, он участвовал и выступал с докладами на ежегодных конгрессах этой организации. Надо заметить, Что его авторитет мирового уровня базировался на действительно известных в нейрохирургическом сообществе долголетних достижениях – большом количестве проведенных им операций (их общий счет к концу его жизни шел на тысячи), в том числе и сложнейших, многочасовых.

Одним из важных показателей его работы (это особенно ценится во врачебном мире) был исключительно низкий процент летальных исходов во время операции и непосредственно в постоперационный период. После сложных операций Увайс Багавдинович часто, если не сказать всегда, сам приходил утром к каждому больному не только для обычного осмотра и анализа доклада дежурного или лечащего врача, но и с тем, чтобы поддержать человека словом и жестом. Ему как-то даже удавалось использовать свою – просто человеческую, позитивную энергетику. Он мог взять больного за руку и сказать обычную фразу для таких случаев: «Ну, все, все, пора, пора приходить в сознание, пробуждаться, все прошло хорошо». Больной открывал глаза и видел перед собой непередаваемую, искреннюю улыбку Увайса Багавдиновича. Действительно, сразу становилось ясно, что все будет хорошо.

– Какие были у отца воспоминания о Дагестане, о родном Аксае?

– Когда я была ребенком, на лето мы приезжали в Аксай. Я помню, что к нему чуть ли не каждый день приходили люди с просьбой помочь или посоветовать в лечении близких. По возможности, он никому не отказывал.

В 1992 году трагически погибли два его сына –  Алексей и Ильяс. Это был тяжелый удар для всех нас. Если можно так сказать, жизнь разделилась на ту, что была до трагедии, и ту, которая началась потом. Спасение он находил только в работе. Перестал брать отпуск. За последние 20 лет не отдыхал. В 2003 году он тяжело заболел, и только благодаря сотрудникам НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко, которые его буквально выходили, вернулся к работе, вновь встал за операционный стол и успешно оперировал до конца жизни.

Я, конечно, не могу не сказать о том, что Увайс Багавдинович очень любил внуков. Несмотря на занятость, старался максимально о них заботиться. Когда я говорила ему: «Может быть, тебе пойти куда-нибудь, отдохнуть?», он отвечал: «Да что ты! Я совсем не устал. Вот вчера после работы зашел в «Детский мир», купил детям подарки, а себе мороженое. Прекрасно провел время!» Уже после смерти папы я, заглянув в его портфель, обнаружила только ключи от работы и дисконтные карточки из детских магазинов – своеобразные символы того, что ему по-настоящему было дорого в жизни.

Занимаясь с внуками, очень любил нешумные игры, а еще очень часто развлекал их рассказами о случаях из своей жизни.

Часто вспоминал свое детство в дагестанском селе, свои дела на поле и в огороде, помощь матери по дому.

Интересными и забавными для него самого всегда были и случаи, связанные с необычными повадками и мудрым поведением животных –  да и внуки всегда с замиранием сердца, как добрые сказки, слушали эти его рассказы.

– Какие воспитательные приемы применял ваш отец в отношении детей и внуков?

–  Увайс Багавдинович в жизни, в быту был очень скромным человеком. Всегда помогал супруге и не делал различия между «мужской» и «женской» работой в доме. Нам, детям, с ранних лет внушал, что надо учиться, чтобы добиться в жизни успеха. «Люди могут изменить тебе, а профессия никогда не изменит», – одна из его любимых поговорок. Вообще он был немногословным человеком – всегда выражался по возможности коротко и по существу.

Увайс Багавдинович был человеком дела. Профессионализм, мастерство очень ценил в людях, причем независимо от того, ученый это или портной. Характеристику человека он всегда начинал словами о его качествах, как профессионала –  «толковый, знающий человек» или «абсолютно бестолковый». Высшей похвалой для представителей мира медицины в его устах было краткое и емкое –  «сильный доктор».

–  Были ли у Увайса Багавдиновича какие-либо увлечения, хобби?

–  Любил поэзию и, конечно, стихи своего земляка Расула Гамзатова. В Институте его всегда просили поздравить женскую часть коллектива с 8 Марта. Я помню, что у него было собрание сочинений Р. Гамзатова, все в закладках. Он заранее выбирал стихотворение и рассказывал на работе. Музыку предпочитал классическую. Страстно любил передачи о природе.

Как врач, он совершенно не терпел насилия в любых проявлениях и говорил, что люди не всегда понимают ценность человеческой жизни и здоровья. Мы смеялись, когда он, увидев на улице драку или боксерский поединок по телевизору, абсолютно серьезно говорил: «Если бы они видели свой мозг под микроскопом, они бы так не делали!»

–  Как он относился к религии? Был ли верующим человеком?

– Увайс Багавдинович был верующим человеком, но, как он сам говорил, не фанатиком. Я не думаю, что сказалось советское прошлое. Мне кажется, он каждый день на протяжении нескольких десятилетий, смотря в лицо смерти, стал, если можно так выразиться, философски, как-то по-своему смотреть на религиозные вопросы. Мы в семье отмечали всегда и мусульманские, и православные праздники.

Увайс Багавдинович умер 10 мая 2012 года –  не выдержало сердце. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве, рядом с сыновьями.

 

Светлой памяти наставника

(Выступление на похоронах У.Б. Махмудова)

Сегодня мы прощаемся с нашим Увайсом Багавдиновичем Махмудовым, с нашим дорогим профессором. Именно так часто обращались к нему молодые доктора. В этом обращении выражалось искреннее уважение и любовь к своему учителю. Увайс Багавдинович обладал удивительным даром притягивать к себе молодёжь. К молодым докторам и аспирантам он относился с особой теплотой и заботой. Можно лишь назвать сухие цифры - им подготовлено 6 докторов и 22 кандидата медицинских наук. Столько молодых нейрохирургов обрели профессию и стали зрелыми специалистами, многие из которых занимают сейчас важные позиции в отечественной нейрохирургии.

Ученики Увайса Багавдиновича работают и за рубежом, и не только в странах содружества, но и в дальнем зарубежье.

Работать под началом Увайса Багавдиновича было очень комфортно. Он создавал все условия для роста, не связывая инициативу. Защиты и апробации диссертаций в отделении происходили несколько раз в год.

Мы всегда вспоминаем Увайса Багавдиновича как мягкого, уступчивого человека. Он никогда не повышал голоса, обращался ко всем с добротой и ласково. Однако умел мобилизовать коллектив на работу. Когда по понедельникам все приходили на работу расслабленными, он быстро приводил коллег в тонус хорошей накачкой. И всю неделю работа шла ритмично и слаженно.

Русская речь Увайса Багавдиновича имела неповторимый кавказский колорит, который нельзя было услышать из других уст.

Увайсу Багавдиновичу принадлежит множество крылатых выражений, которые запоминаются на годы и которые коллеги, работавшие с ним, будут помнить всегда. Неслучайно его поздравительные выступления по поводу очередного праздника всегда были самыми возвышенными, поэтичными и незабываемыми.

Его обаяние оказывало на больных и родственников и ободряющее действие, и после встречи с Увайсом Багавдиновичем больные спокойно шли на операцию и преодолевали все трудности послеоперационного периода.

И поныне на контрольное обследование приходят больные, которых Увайс Багавдинович оперировал 15 и 20 лет назад, например, после удаления большой невриномы слухового нерва с сохранением функции лицевого нерва.

Сюда, к Увайсу Багавдиновичу, почти 50 лет приходили люди, пораженные смертельным недугом, приходили с последней надеждой, прося помощи, ожидая чуда. И это чудо происходило. Сотни и сотни больных здесь находили спасение каждый год. Слова благодарности в адрес Увайса Багавдиновича можно услышать в любой точке страны и далеко за ее пределами.

Он лично был знаком с большинством нейрохирургов страны. Со многими он познакомился, работая в санитарной авиации в 1960-1970-е годы.

Внезапно, скоропостижно скончался один из старейших сотрудников института. Проработав 50 лет, он оставался бодрым, энергичным и молодым.

У нашего дорогого профессора было много планов. Он предлагал создать ряд научных трудов. Продолжал оперировать. В последние дни жизни с полной нагрузкой занимался клинической работой. Был председателем Проблемной комиссии по хирургии основания черепа. Входил в состав диссертационного совета, учёного совета, редакционной коллегии журнала «Вопросы нейрохирургии».

Увайс Багавдинович подготовил достойную смену. В отделении внедрены самые современные технологии хирургии основания черепа.

Мы понесли тяжелую невосполнимую утрату. Любовь к нашему учителю будет всегда в наших сердцах. Мы глубоко скорбим.

Мы прощаемся и говорим – вечная память. Царство ему небесное. Спасибо за всё.

Д. Сидоркин, доктор медицинских наук.


«Ёлдаш/Времена», 19 апреля 2013.

Размещено: 21.04.2013 | Просмотров: 3612 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.