Кумыкский мир

Культура, история, современность

Археологические источники по истории Северо-Восточного Кавказа в золотоордынский период

ABSTRACT

Yusup Idrisov

Archaeological sources on the history
of the North-East Caucasus in the Golden Horde period

The article of Idrisov Y.M. considered archaeological resources on the history of North-East Caucasus. It reports on the excavations at Boragangechiwskiy, Aktashskiy, Mayrtupskiy, Almakskiy, Kapchugaiskiy, Kullarin- skiy, Isti-Suvskiy settlement and Shuanskiy burial. In addition to the remnants of settlements within a permanent population, is closely associated with the Golden Horde the world confirm the mausoleums of the XV century, that have parallels in the Majar, Crimea and Khorezm in the same period. Idrisov Y.M. also provides local legends about the ruins of the Golden Horde cities and data on the impact of Tatar Ulus Djuchi on the material culture of the North-East Caucasus, particularly in architecture, decor and weapons.

 

Автор этих строк, еще будучи студентом исторического факультета Даггосуниверситета, отметил противоречие тезиса о том, что «обширные, густо заселенные районы предгорно-плоскостной зоны... были почти полностью опустошены и превращены в поросшие травами кочевья» [14, с. 195, 197], с информацией иранского хрониста Вассафа, который упоминал города (!) и деревни жителей равнины, разрушенные известным ильханидским эмиром Чубаном [11, с. 115]. Начиная с того времени, поначалу из одного только любопытства, мы начали искать дополнительные сведения о золотоордынских городах на Северном Кавказе. Наши поиски быстро увенчались успехом. Их наличие подтверждается местными преданиями, данными археологии и даже западноевропейскими географическими картами. В данной статье мы решились дать лишь краткий анализ собранного нами материала по вынесенной в заголовок проблеме.

Согласно «Каталонскому атласу»: «Вдоль западного (кавказского) берега Каспийского моря нанесено несколько городов, стоящих на берегу. Им предшествует р. Тирки (Терек), текущая с Кавказских гор и впадающая в Каспий. Южнее ее помещен небольшой город (значок в виде двух башен) с неразборчивым названием. За ним изображен г. Акле в виде трехбашенного значка. Оба города пока не идентифицированы с какими-либо известными здесь городищами. После Акле на морском берегу изображен Дербент, над которым нарисован флаг. Рядом с ним сделана надпись: «Здесь находится гарнизон (стража) Узбека» [10, с. 134].

В связи с приведенными картографическими данными большой интерес представляют остатки поселений Терско-Сулакского междуречья. В истории функционирования городища Исти-Сув археологи выделяют два периода: хазарский (VII-IX вв.) и позднесредневековый (XIV-XVI вв.). Укрепления возникли еще в хазарское время, но они могли использоваться и во второй период жизни поселения, как это было в Дербенте, так как золотоордынский материал попадается на всей площади памятника.

На территории данного городища царские воеводы во время кратковременной оккупации кумыкского побережья в 1604 г. заложили острог. В непосредственной близости с данным городищем находился город Гоен-Кала (Коюн-Кала), локализуемый обычно на месте современного поселка Бавтугай (Кизилюртовский район), - родина классика общетюркской поэзии Умму Камала (ум. в 1475 г.) [2, с. 64]. Плотная застройка не позволила археологам провести раскопки на месте этого города.

Акташское поселение расположено на правом берегу р. Акташ. Оно ограничено с запада крутым и извилистым берегом реки, а с востока - склонами небольшого хребта. Поверхность поселения представляет собой ровную пойменную террасу размерами 500x300 м. По обрывистым склонам прослеживается культурный слой, достигающий местами 0,5 м. Поселение однослойное. Керамика представлена красноглиняной неполивной керамикой золотоордынского времени с линейным и волнистым орнаментом, а также керамикой с черной росписью под прозрачной бирюзовой поливой.

Борагангечувское поселение расположено на расстоянии 2 км к северо-востоку от селения Борагангечу Хасавюртовского р-на. Площадь поселения более 1 кв.км. Культурный слой поселения испорчен плантажной распашкой. Подъемный материал относится к хазарскому и золотоордынскому времени. Хазарский период характеризуется обломками сероглиняной керамики, золотоордынский - красноглиняной.

Вполне возможно, два из вышеназванных городищ и были указаны на «Каталонском атласе».

Как указывает археолог Г.Г. Гамзатов, исследовавший вышеуказанные археологические объекты: «Керамика XIV-XVI вв. аналогична на всех поселениях и полностью характеризует памятники Северного Дагестана. Ее типологическая близость с керамикой Поволжья и других областей, находившихся под властью монголов, свидетельствует о тесных связях Терско-Сулакского междуречья с центральными золотоордынскими землями и высокоразвитыми странами Средней Азии и Закавказья» [8, с. 231-234].

В связи с приведенными данными интересно, что расположенный вблизи Акташского городища позднесредневековый кумыкский город Эндирей (известен также как Балх) в XV в. являлся одним из крупнейших центров производства высокохудожественной керамики на Северном Кавказе. Здесь изготовляли так называемые «индирские блюда», являвшие собой яркий пример парадной, репрезентативной посуды. Отдельные блюда, также идентифицируемые как «индирские», датируются даже «домонгольской» эпохой [17, с. 146-147], что указывает на непрерывность культурной традиции в этом средневековом городе. Здесь же, кстати, обнаружена любопытная монета XV в. с остатком легенды «Dux Burgendorum» [26, с. 70], свидетельствующая об обширной географии торговых контактов горожан.

Вблизи современного селения Аркас в Буйнакском районе археологи исследовали руины мощной крепости VIII-XV вв., выстроенной из рваного камня без применения раствора. Здесь же сохранились остатки двух мечетей. От первой до нас дошли стены высотой 1,3 метра и шириной 0,5-0,7 м. Эта мечеть располагалась у городских ворот и была обращена к ним северным фасадом, где был размещен вход. В основании второй мечети был обнаружен насыщенный и древний слой. По мнению открывшего объект Д.М. Атаева, в дозолотоордынский период она использовалась как церковь. Об этом свидетельствует как строение поперечного западного фасада, так и поднятый здесь при раскопках мальтийский крест. Согласно местному преданию правитель города носил странное для региона имя Арнахурал [5, с. 115, 121, 123].

Археологами было установлено, что в Аркасе было развито производство медной посуды. В селении Кадар, основанном выходцами из Аркаса, обнаружен надмогильный памятник, датируемый 1405 г. с эпитафией «Багьарчи сын Курбана» [18, с. 293]. Имя Багьарчи с тюркского означает «медник». Любопытно, что в соседнем с Аркасом кумыкском селении Казанище, название которого согласно народной этимологии появилось оттого, что первые жители села производили медные казаны, есть квартал Аркас-Аул.

Кичи-Гамринское 2-е поселение - в 1 км к югу от сел. Кичи-Гамри (Сергокалинский район) остатки поселения XIII-XIV вв. [4, с. 181]. В связи с этим поселением вызывает интерес бытовавшее у местного населения предание о находившемся здесь городе Хамур-Дарго (Уллу-Хамри ?), которым управляли два брата с титулом тархан (в местном произношении - талкан), одной частью города управлял тархан Герей, другой частью города правил тархан Углан-бей. После разрушения города завоевателями оставшиеся в живых жители перебрались в кумыкские селения Башлы, Таргу, Алхаджикент, в Утамыш и в даргинское село Мюрего [28, с. 154-155].

На труднодоступной возвышенности в 500 м к северо-западу от местоположения с. Капчугай (Буйнакский районе РД) археологами обнаружено городище V-XVI вв. с остатками оборонительных сооружений, воздвигнутыми с учетом местности [4, с. 135]. Возможно, именно здесь была расположена, обороняемая эмиром Пуладом, крепость Кабчигай, в которой скрывался от гнева Железного Хромца полководец Токтамыша Утурку [3, с. 152].

Городище Алмак вблизи одноименного селения в Казбековском районе Дагестана упоминается в местных источниках как крупная крепость среди взятых штурмом войсками Тамерлана городов [3, с. 185]. Городище имеет площадь 300 на 100 м, почти со всех сторон окружено стометровыми склонами реки Акташ, следы оборонительных сооружений сохранились в виде валообразной полосы [4, с. 131].

Необходимо отметить, что в Дагестане археологи неоднократно находили предохранительные кольца лучников, аналогичные кольцам, найденным в Поволжье и Средней Азии. В частности, несколько таких железных и костяных колец, датируемых XIV в., обнаружено на остатках Охлинской башни (Левашинский район) [1, с. 258].

В контексте определения степени наибольшего проникновения ордынского влияния в горы, большой интерес вызывают остатки оборонительных сооружений вблизи селения Анди (Ботлихский район РД). Согласно местным преданиям их соорудили правители по имени Ануш и Уллубий-Харчи, в преддверии вторжения Тимура их укрепил хан (так в легендах. - Ю.И.) Ёлук [19, с. 84]. Поскольку Анди находится в глубине Нагорного Дагестана и населено народом, говорящим на одном из языков нахско-дагестанской языковой группы, особый интерес представляют тюркские имена вышеназванных феодалов. В имени Уллубий-Харчи помимо всего можно выделить частицу «харчи», восходящую, вероятно, к слову «хорчи» - «колчаноносец, оруженосец» [12, с. 127] и напоминающую об ордынском титуле «карачи».

Любопытно, что предания о феодалах с тюркскими именами распространены во всем Юго-Западном Дагестане, вплоть до границ Грузии. В частности, правителя области Гидатль (Шамилёвский район РД) звали по легенде Олло (Уллу?), в селении Мачада (также Шамилёвский район РД) правил Кабтар-Хан, в высокогорном селении Сагада (Цунтинский район РД) правил Герей-Хан (имя чрезвычайно популярное в дагестанских преданиях о золотоордынском периоде), а в селении Чирката (Гумбетовский район РД) правил Ата-Хан [16, с, 140].

Археологические объекты и находки золотоордынского периода широко представлены и на территории Чечни и Ингушетии. Турецкий путешественник Эвлия Челеби упоминает город Баш-Депе (Баш-Тёбе), который находился на реке «Канлы Севинч» (Сунжа) у границ крепости Терки1) и «когда-то был одним из больших городов монгольских племён Хулагу-Хана». Сам Э. Челеби застал руины древних зданий (он, в частности, упоминает бани) [24, л. 92] и могилы сыновей шахиншахов по имени Сам, Нериман и Менучихр [32, с. 109]. На наш взгляд, этот город находился вблизи нынешней Алхан-Калы и соответствует Кулларинскому городищу. Последнее северокавказскими археологами трактуется как составная часть локализуемого им в данном районе аланского города Магас. Однако, на наш взгляд, его с большим основанием можно связать со ставкой упоминаемого грузинскими хронистами хана северокавказских половцев Суюнча (Севенджа) [31, с. 78]. Свое предположение мы аргументируем нижеприводимыми тезисами. Река, на которой располагался город, у тюркских народов Северного Кавказа (карачаево-балкарцев и кумыков) известна как Суюнч-Су и, по-видимому, половецкий город носил имя хана, так как на Северо-Восточном Кавказе распространены гидронимы, получившие своё имя по расположенным на их берегах населенным пунктам2). Именно здесь, «на реке Севинце» русских источников, в ханской ставке и был казнен ханом Узбеком Михаил Тверской. Татары селились как минимум в некоторых традиционных городских центрах половцев и других народов в Средней Азии (Сыгнак, Сауран) и собственно на Кавказе - Маджар, Азак. Ничего не мешало им так поступить и в случае со ставкой Суюнча.

В предгорной Чечне близ селения Майртуп Шалинского района расположено Майртупское городище. Здесь археологами был обнаружен обильный керамический материал, датируемый золотоордынским периодом, который позволил археологам Х.М. Мамаеву и Д.Ю. Чахкиеву прийти к выводу: «Представление об этнокультурной панораме Майртупа в этот период (имеются в виду XIII XIV вв.) не может строиться без учета активных внешних связей и возможностей появления здесь новых этнических групп, в том числе из Поволжья» [20, с. 58]. При раскопках городища археологами были обнаружены сабля, меч, боевые ножи и топор, произведенные в отдаленных уголках Улуса Джучи и попавшие в Майртуп, вероятно, по торговым путям.

В предгорьях Ингушетии стоит мавзолей Борга Каш, который имеет вид правильной призмы, увенчанной полушарием с металлическим шпилем. Стены и купол сложены из плотного камня желтоватого цвета, твердой породы, тщательно обтесанного; кладка с точной пригонкой. Мавзолей состоит из двух камер: надземной и подземной (погребальной). Размеры основания - 4,13x5,56 м, высота - 3,18 м. По-видимому, Борга Каш окружала каменная ограда, имевшая вход с восточной стороны. Мавзолей построен в 1405-1406 гг. Над входом в мавзолей сохранились три надписи на арабском языке: «Восемьсот восьмой год», «Бексултан сын Худайнада» и «Да будет постройка свободна от (всего) дурного!». 808 год Хиджры соответствует времени с 29 июня 1405 г. по 17 июня 1406 г. [13, с. 19; 15, с. 163]. Судя по названию, мавзолей, возможно, имеет отношение к упоминаемому у Шереф эд-Дина Йезди Буракану [30, с. 181].

В 1929 г. при раскопках одного из курганов в окрестностях Грозного Александр Уэльс нашел чашу среднеджучидского периода (конец XIII - первой трети XIV вв.) и булгарские браслеты с львиными личинами. В горном Шуанском могильнике (Ингушетия) была обнаружена половинка цилиндрической печати с изображением барсовидного хищника, которая имеет, несомненно, золотоордынское происхождение [21, с. 112-113].

Колоссальный урон золотоордынской цивилизации на Северо-Восточном Кавказе нанес Тамерлан, обративший в руины цветущие города на всем пространстве от Маджара на севере до Дербента на юге и от Джулата на западе до Тюмени на востоке. Как писал об одном из таких эпизодов Низам ад-Дин Шами: «Обратив внимание на уничтожение и искоренение их (кайтагцев), он так напал на их стороны в крае, что из множества не спаслись (даже) немногие, из тысячи - один; все те области они разграбили» [9, с. 58]. Вскоре Тамерлан «обратил внимание» не только на Кайтаг, но и на другие области Северо-Восточного Кавказа [3, с. 141-211; 23, с. 135; 29, с. 103-128].

Еще в первой половине XIX в. сохранялось крупнейшее на Северном Кавказе средневековое фортификационное сооружение - «Аксак Теймурун Хори» - «Вал Хромого Тимура», который, по данным азербайджанского историка А.-К.-А. Бакиханова, простирался от Дербента до Кубани. В XIX в., когда Бакиханов писал свою книгу по истории Кавказа, никто уже не помнил, построил ли его сам Тамерлан или, напротив, его враги [6, с. 82]. Вполне вероятно, несмотря на свое название, вал был построен задолго до нашествия Тамерлана и изначально использовался как один из юж-ных оборонительных рубежей Улуса Джучи против нашествий войск Хулагуидов. Однако это на данный момент лишь предположение. Точное время и обстоятельства возникновения этого массивного сооружения нуждаются в дальнейшем выяснении.

Городские поселения на Северо-Восточном Кавказе после нашествия среднеазиатского владыки либо приходят в упадок, либо и вовсе прекращают свое существование.

Особенным видом археологических источников являются монеты. Старейшей из найденных на сегодняшний день на Северо-Восточном Кавказе золотоордынских монет является дирхем хана Тула-Буга (1287-1290-ее гг.), обнаруженный в середине 1970-х гг. В.Б. Виноградовым и В.А. Мялковским на полустанке «13 разъезд» около поселка Кочубей Тарумовского района [7, с. 64]. Однако чаще всего на Северо-Восточном Кавказе находят серебряные монеты с именами Узбека, Джанибека и Хызра [25, с. 43]. Хотя все эти монеты не составляют одного клада, но все они приходятся на XIV в. и хорошо показывают, какая именно монета существовала в этом районе в указанное время [27, с. 41].

В отличие от большинства других отечественных исследователей старшего поколения дагестанский искусствовед М.М. Маммаев еще в советский период положительно оценивал влияние Золотой Орды на культуру подвластных ей народов. В частности он отмечал, говоря о XIV- XV вв.: «Это время широкого распространения арабского языка как языка международного общения, науки, поэзии, искусства, активного обмена практических знаний и художественных опытов в области архитектурных и художественных решений» [22, с. 141]. От себя мы можем добавить, что данный прогресс был бы совершенно невозможен вне великой державы, сплотившей в себе культурные традиции многих регионов Евразии и создавшей свою собственную версию высокой культуры, объективное изучение наследия которой только начинается.

Примечания.

1) Здесь имеется в виду так называемый Сунженский острог, находившийся вблизи будущего местоположения г. Грозного.

2) Среди таких рек можно назвать: Шура-озен, Эрпели-озен, Манас-озен, Андийское Койсу и многие другие.


Литература.

1. Абакаров А.И. Некоторые предметы вооружения монгольского времени из горного Дагестана Древности Дагестана. - Махачкала, 1974.

2. Абдулатипов А.Ю., Шабаева Л.А. Средневековая литература кумыков. - Махачкала: ИЯЛИ ДНЦ РАН, 2010.

3. Апиев Б.Г. Борьба народов Дагестана против иноземных завоевателей. - Махачкала: Изд-во типографии ДНЦ РАН, 2002.

4. Археологическая карта Дагестана. - М.: Наука, 1993.

5. Атаев Д.М., Гаджиев М.С., Сагитова М.Д. Культовые сооружения Аркаса // Древняя и средневековая архитектура Дагестана. - Махачкала, 1985.

6. Бакиханов А.-К.-А. Гюлистан-и Ирам. - Баку: Элм, 1991. - С. 82.

7. Виноградов В.Б. Судьбы древних монет (опыт лирической нумизматики). - Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1982.

8. Гамзатов Г.Г. Памятники позднесредневекового времени на территории Терско-Сулакского междуречья // Советская этнография. № 3. - М., 1982.

9. Гаджиева С.Ш. Кумыки: историческое прошлое, культура, быт. Книга первая. - Махачкала: Дагкнигоиздат, 2000. - С. 58.

10. Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды. - М.: Наука, 1985.

11. Криштопа А.Е. Дагестан в XII-XV вв. Очерк политической истории. - М.: Таус, 2007.

12. Золотая Орда в источниках. Т. 3. Китайские и монгольские источники. - М.: Наука, 2009.

13. Ислам на территории бывшей Российской Империи. Энциклопедический словарь. Вып. 1. – М., 1998.

14. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. - М., 1988.

15. Лавров Л.И. Надписи мавзолея Борга-Каш // Известия ЧИ НИИ. Т. V. Вып. 1.-Грозный, 1964.

16. Магомедов Д.М. К вопросу изучения средневековых поселений и их социального строя (горный Дагестан) // Древние и средневековые поселения Дагестана. - Махачкала: Тип. ДФАН СССР, 1983.

17. Магомедов А.М. Керамическое производство в средневековом Дагестане // Древние промыслы, ремесло и торговля в Дагестане. - Махачкала, 1984.

18. Магомедов Р.М. Даргинцы в дагестанском историческом процессе. Ч. I. - Махачкала: Дагкнигоиздательство, 1999.

19. Магомедов М.Г. Остатки оборонительных стен у Андийских ворот // Материалы по археологии Дагестана. Т. III. - Махачкала: Изд-во ДФАН СССР, 1973.

20. Мамаев Х.М., Чахкиев Д.Ю. Новые находки эпохи средневековья из окрестностей селения Майртуп (Шалинский район) // Новые материалы по археологии и этнографии Чечено-Ингушетии. - Грозный: Тип. им. И.Н. Заболотного, 1987.

21. Мамаев Х.М. Еще раз о раскопках Кургана 1929 г. в г. Грозном // Вестник Академии наук Чеченской республики. - Грозный, 2008. - С. 113.

22. Маммаев М.М. Эпиграфический орнамент в декоративной системе средневековых архитектурных сооружений селения Кубачи // Древняя и средневековая архитектура Дагестана. - Махачкала, 1989.

23. Миргалеев И.М. Политическая история Золотой Орды периода правления Токтамыш-хана. - Казань: Институт истории АН РТ, 2003.

24. Отрывки из «Путешествия Эвлия Челеби» // Рукописный фонд ИИАЭ ДНЦ РАН Ф. 1. Оп. 1. Д. 3.

25. Пахомов Е.А. Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа. Вып. II. - Баку: Изд-во АН АЗССР, 1938.

26. Пахомов Е.А. Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа. Вып. IV. - Баку: Изд-во АН АЗССР, 1949.

27. Пахомов Е.А. Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа. Вып. IV. - Баку: Изд-во АН АЗССР, 1959.

28. Предания и легенды народов Дагестана // Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в XVIII - начале XIX вв. - Махачкала: Издательство ДФАН СССР, 1981.

29. Ртвеладзе Э.В. О походе Тимура на Северный Кавказ // Археолого-этнографический сборник. Вып. IV. - Грозный, 1976.

30. Сборник материалов по истории Золотой Орды. Т. 2. - М., Л., 1941.

31. Хатуев Р. Т. Хроника аланских царей. - Черкесск: Изд-во Карачаевского НИИ, 2007.

32. Челеби Э. Книга путешествий. Т. 2. - М.: Наука, 1979.

 


Опубликовано: Золотоордынское наследие. Выпуск 2. Материалы Второй международной научной конференции "Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды". Казань, 2011 г.

 

Размещено: 11.04.2012 | Просмотров: 3133 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Bammathanoff оставил комментарий 13.04.2012, 21:34
Comment
Исторически становление и развитие институтов государственности в раннем средневековье на территории Дагестана связаны с завоеваниями тюркских племен, что вполне соотносится с теорией «государства завоевателей», по которой у земледельческих племен государство создается часто в результате покорения их скотоводческими и кочевыми племенами.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.