Кумыкский мир

Культура, история, современность

«Народный» ислам кумыков в XXI веке

"Народный" ислам, о каком бы народе речь ни шла, имеет ту особенность, что более адаптирован к изменениям, происходящим в светской жизни (дюнья). Консерватизм в "нормативном" исламе, выраженный в сакральных текстах (Коран, Сунна), в трудах мусульманских ученых-алимов, в исламском сознании духовных лиц - явление также обычное. Носителями исламского сознания в "народном" исламе являются рядовые верующие, которые, как правило, не имеют глубоких знаний об исповедуемой ими религии. Тем не менее, это в основной массе мусульмане, которые искренне верят в Аллаха, по мере возможности пытаются соблюдать основные требования Ислама и Имана. Массовое религиозное сознание легко ассимилирует элементы неисламских явлений, норм (адатов, традиций, верований) в свое понимание исламского.

Изменения, вводимые в религию "народным" исламом, нельзя недооценивать. Порою они бывают настолько серьезны, что духовные лидеры вынуждены с ними считаться и принимать меры к закреплению новшеств на богословском уровне. Главная причина закрепления нововведений заключена не в конфессиональной, а социальной плоскости: изменяющееся под натиском объективных факторов социальное поведение верующего зачастую вынуждает его выйти за рамки конфессиональных норм. Позиция "нормативного" ислама в противодействии этому явлению становится бессильной. Появляется реальная угроза отхода рядовых верующих от системы религиозно санкционируемых социальных действий. Эта опасность вынуждает духовных лиц постоянно искать пути сакрализации, религиозного санкционирования, новых форм человеческого поведения в изменяющемся мире. Эта процедура в исламе известна как Иджтихад ("усердствование", "большое старание") богословов в обнаружении и решении новых вопросов с позиций ислама.

Данное обстоятельство имеет принципиальное значение в современных условиях усиления взаимовлияния мировых культур, обозначенных как глобализационные процессы. Проблемы "ваххабизма" в Дагестане показывают, что в исламском сознании как духовных лидеров, так и "народного" ислама процессы адаптации идут достаточно напряженно.

Социологические опросы, проведенные в 2004, 2007, 2008 гг., дают ответ на вопрос о том, что думает рядовой верующий - кумык о своей вере.

* * *

В 2004 году опрос проводился в восьми сельских районах РД и городах Махачкала, Кизляр. Всего - 494 чел. Кумыки в опросе были представлены тремя населенными пунктами Каякентского района и г. Махачкала. Из общего числа опрошенных доля кумыков составила 23,7%. (По переписи 2002 года доля кумыков в населении Дагестана составляет 14,2%).

По данным этого опроса, верующими себя считают 79,7% опрошенных кумыков (по Дагестану - 79,0%). Среди них считающих себя "убежденно верующими" 7,4% (по Дагестану - 19,6%), "верующими" - 72,3% (по Дагестану - 59,4%). Разные степени неверия выразили 3,3% опрошенных кумыков ("убежденный неверующий" - 2,1%; "неверующий" - 1,1%). По Дагестану в целом эти показатели соответственно равны 7,8%; 1,3%; 4,5%.

Небезынтересно заметить, что, по результатам всесоюзного опроса, проведенного в 1972 г., верующими себя считали 46% сельских жителей Дагестана и 32% - городских. Учитывая то, что в современных исследованиях религиозности населения РД особых различий между представителями кумыкского этноса и средними данными по республике не наблюдается, приведенные цифры вполне могут характеризовать религиозность кумыков в советский период их истории.

Одним из ключевых вопросов социологического опроса был вопрос о том, какой должна быть исламская религия сегодня: должна ли она меняться со временем или должна оставаться такой, какой была при пророке Мухаммаде. То есть должен ли ислам адаптироваться к изменяющемуся миру или сам должен его менять на основе раннеисламских религиозных ценностей.

44,7% опрошенных кумыков ответили, что "ислам должен быть таким, каким был при пророке Мухаммаде" (по Дагестану - 50,4%). 28,7% опрошенных кумыков считают, что "исламская религия со временем должна меняться, так как меняется жизнь" (по Дагестану - 24,7%). Надо заметить, что ответ на этот вопрос оказался затруднительным как для кумыков (затруднились с ответом 24,5%), так и для представителей других национальностей Дагестана (28,6%).

Опрос показал, что сторонники исламского "консерватизма" недостаточно последовательны в своем консерватизме. В ответах на другие вопросы анкеты они показывают достаточную гибкость в отношении к другим культурам, мировоззрениям благодаря тому, что истолковывали отдельные понятия широко, с точки зрения не только религиозного, но и светского их содержания. Так, верующим был задан вопрос: "Может ли быть нравственным человек независимо от своего отношения к вере?" Такая постановка вопроса не случайна. Любая религия несет в себе большой заряд нравственного потенциала. В "нормативном" исламе, впрочем, как и в других религиях, религиозная мораль преподносится как единственная основа нравственности человека. Это особенно заметно в идеологии отдельных конфессий. Например, ваххабизм учит верующих гуманному отношению к людям: быть добрыми, осмотрительными, терпеливыми, не лгать и т.д. Но гуманность ваххабизма касается не всех людей и даже не всех мусульман, а только тех, кто ваххабит. Радикально-экстремистское крыло ваххабизма считает, что можно убивать мусульман-неваххабитов и присваивать их имущество - это халал. В свою очередь гуманность представителей традиционного ислама не распространяется на ваххабитов.

Ответ "Нравственным может быть только верующий человек" дали 17,0% опрошенных кумыков (общее по Дагестану - 15,4%). "Нравственным (честным, порядочным и т.д.) может быть любой человек, независимо от своего отношения к вере", считают 72,3% кумыкской выборки опроса. (Общее по Дагестану -76,1%).

Данная, порывающая узкие рамки религиозной нравственности позиция, наблюдается в ответах и на другие вопросы. В частности, верующим был задан вопрос о том, кого, на их взгляд, можно назвать истинным верующим (2007 г.). На предложенные 4 варианта ответа были получены следующие результаты (по Дагестану в целом):

Кого можно назвать истинным верующим? 
а) того, кто словесно признает Аллаха 8,0%
б) того, кто не только словесно признает Аллаха, но также выполняет и другие требования ислама (намаз, ураза, закат, хадж) 31,0%
в) того, кто выполняет (признает) требования Ислама и Имана 28,4%
г) истинно верующий не тот, кто клянется в вере Аллаху и выполняет другие требования исламской религии, а совершает нравственно правильные поступки 32,6%

Позиция г) у кумыкских респондентов выражена числом 38,2% (лакцы - 51,2%; лезгины - 36,8%; даргинцы - 29,6%; аварцы -16,5%). Эти данные социологического опроса свидетельствуют о том, что кумыки, представленные в опросе, признавая важность соблюдения религиозных норм в нравственном становлении человека, не считают их достаточными. То есть для нравственной полноценности человеку недостаточно формальное исполнение обязанностей мусульманина. Более того, опрошенные считают, что религиозность не может быть необходимым условием человеческой нравственности. Для них не вера есть критерий нравственности, а нравственность есть критерий религиозности. Данные установки верующего, не вполне согласуясь с положениями "нормативного" ислама, создают в сфере массового религиозного сознания позитивную предрасположенность к толерантным отношениям к представителям разных культур, мировоззрений.

В то же время, как показал опрос, верующие считают влияние религии на нравственность достаточно высокой.

Вопрос: Улучшилась ли нравственная ситуация в республике с ростом числа мечетей, религиозных учебных заведений, религиозной литературы?

Ответы:по Дагестанукумыки
Улучшилась44,6%43,6%
Ухудшилась14,9%20,2%
Не изменилось18,4%12,8%
Затрудняюсь ответить21,2%23,4%

В связи с известной в республике напряженностью во взаимоотношениях "ваххабитов" и государства, и даже традиционного ислама и государства, встает вопрос о том, насколько рядовой мусульманин предрасположен к протесту в отношении государства, его законов. Этот вопрос не надуманный. В одной из записей в тетради ученика ваххабитского медресе, говоря о "второсортности" законов государства отмечено: а) мусульманину нельзя "судить или прибегать к суду шайтанских (сатанинских) законов помимо законов, ниспосланных Аллахом, - Шариата"; б) мусульманин не может предоставлять "право законотворчества кому-либо, кроме Аллаха (издает законы только Аллах)". Данная позиция в несколько мягкой форме обозначена и в традиционном исламе. Одной из причин, выводящих человека из ислама, превращающих его в кафира, в традиционном исламе также считается признание им законов государства, "придуманных людьми", выше законов Аллаха - Шариата. "Мягкость" в данном случае определяется тем, что кафиром человек становится лишь в случае признания в душе, мыслях верховенства светских законов. Если же человек, следуя законам государства, в душе все же считает главными законы Аллаха, он остается мусульманином.

При опросе был задан вопрос: "Должен ли верующий человек соблюдать все законы государства?"

Вариант ответа: "Да, если законы не противоречат вере" отметили 50,0% опрошенных кумыков. (Среди молодежи этот показатель более 65%). "Да, в любом случае, так как всякая власть от бога" считают 24,5%. Затруднились с ответом 18,1% опрошенных (по Дагестану соответственно: 55,7%; 24,9%; 13,6%).

Необходимо заметить, что особое восприятие веры в "народном" исламе позволяет говорить о том, что преобладающая в сознании рядовых верующих предрасположенность к протесту по причине необходимости защиты конфессиональных ценностей не носит экстремистского характера. Таковой она может быть, как показывает сегодняшняя дагестанская реальность, у отдельных носителей исламского сознания. Среди кумыков, так же как и у других народностей РД, оказались верующие, особенно молодые люди, которые сочли необходимым ради "защиты ислама" взяться за оружие. В основной же массе верующих ситуация иная. Какой смысл вкладывают верующие в свой возможный протест по поводу "законов, противоречащих вере", становится ясным в ответах на вопрос о роли религии в обществе, государстве, в личной жизни верующего.

Примерно три четверти опрошенных кумыков желают жить не в исламском государстве, где господствует Шариат, а в светском (опрос 2004 г.). Вариант ответа: "Религия должна определять все отношения людей в обществе, включая и сферу государственной деятельности", отметили лишь 13,8% опрошенных (в общей выборке по Дагестану - 12,3%). Большинство опрошенных роль религии видят в регулировании поведения человека в частной жизни (кумыки - 51,1 %; дагестанцы в целом - 51,4%).

Исходя из этого, можно сказать, что рядовой верующий в основном не желает того, чтобы государство деформировало его личное, религиозно определяемое поведение в быту, вмешивалось в сферу межличностных отношений. Видимо, в памяти верующих все еще крепко сохраняются традиции советского периода их жизни, когда такие ритуальные действия, как намаз, религиозное оформление брака, похорон, обрезание и др., государством не одобрялись, а в отдельных случаях и преследовались. В отрицании такой роли государства, которая противоречит основным, базовым ценностям, связанным с правами человека, видится основной смысл возможного протеста верующего кумыка (впрочем, как и представителей других народностей РД) против законов государства.

Некоторые частные результаты социологического опроса 2004 г., которые не требуют особых комментариев.

1. Примерно одна пятая часть опрошенных кумыков заявляют о своей вере в колдовство, силу амулетов.

2. Основные положения исламской религии "знают хорошо" - 10,6% (14,6%); "удовлетворительно" - 40,4% (41,8%); "плохо" - 41,5% (35%). (В скобках - общие показатели по Дагестану).

Заслуживают внимания результаты и другого социологического опроса, проведенного в отделе социологии Института ИАЭ ДНЦ РАН в 2008 году. Опрос проводился в пяти сельских районах (Казбековский, Кизилюртовский, Карабудахкентский, Новолакский, Табасаранский) и трех городах (Махачкала, Буйнакск, Каспийск) Республики Дагестан. Социологическая выборка состояла из 593 человек. Доля кумыков в выборке составила 17,2% - 102 респондента. Из них в городах - 16,7% (17 чел.), в сельских районах 83,3% (85 чел.).

По результатам данного опроса верующими считают себя 82,4% опрошенных кумыков. Разница в 2,7% по сравнению с опросом 2004 года не так велика и легко объяснима. Здесь имеет место не столько неизбежная погрешность исследования, сколько то обстоятельство, что Карабудахкентский район показывает традиционно высокие показатели религиозности не только среди кумыков, но и в республике.

* * *

Опрос 2008 года ставил задачи выявления состояния толерантности в вопросах отношения верующих к иным мировоззрениям, конфессиям.

Как показал опрос, представители кумыкского народа выражают высокую степень толерантности в сфере межрелигиозных отношений.

Среди опрошенных 80,4% говорят о том, что они "не испытывают неприязни к людям иной религиозной принадлежности" (по Дагестану - 76,9%). Эта позиция конкретизуется тем, что преобладающее большинство из них относится к представителям иных религий "безразлично":

  • к православным - 53,9% (47,6%);
  • к протестантам - 59,8% (56,2%);
  • к буддистам - 56,9% (55,3%);
  • к иудаистам - 55,9% (52,8%);
  • к пятидесятникам - 59,8% (53,6%);
  • к адвентистам - 54,9% (54,5%) (цифры в скобках - по Дагестану в целом).

Наибольшую неприязнь опрошенные проявили в отношении атеистов. Показатели кумыков по этой позиции оказались выше, чем у других наиболее многочисленных народностей Дагестана: кумыки - 52,9%; аварцы - 51,6%; даргинцы - 50,0%; лезгины - 40,0%. По Дагестану в целом - 44,0%.

Тем не менее, опрос показал, что респонденты-кумыки считают необходимым укреплять отношения различного характера (экономического, культурного и др.) Дагестана "со всеми государствами, независимо от их религиозной принадлежности" - 77,5% (по Дагестану - 72,8%). Позицию "Исключительно с мусульманскими государствами" отметили всего 7,8% опрошенных (по Дагестану - 7,4%). Не поддержана также позиция "укреплять связи только с теми, с которыми выгодно религиозное сотрудничество" - 4,9% (по Дагестану - 3,5%).

Социологические опросы среди кумыков показывают, что, несмотря на определенную непоследовательность и даже противоречивость в отношении положений "нормативного" ислама, в "народном" исламе своеобразно, в соответствии с общечеловеческими ценностями, понимаются и хранятся основные ценности исламской религии. Это, прежде всего, касается ценностей, определяющих нравственные аспекты жизни человека, его отношений к государству, к другим народам и религиям. В условиях глобализационных процессов, когда динамика межкультурных взаимоотношений стала высокой и не всегда имеющей позитивную направленность, данное обстоятельство говорит о высоком адаптационном потенциале "народного" ислама у кумыков.

Заид АБДУЛАГАТОВ,
зав. отделом социологии ИИАЭ ДНЦ.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена", 22 октября 2010.

Размещено: 24.10.2010 | Просмотров: 4232 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.