Кумыкский мир

Культура, история, современность

Тарки и тарковцы в 1820 году

глазами французского консула

Осенью 1820 г. в Тарках побывал французский консул в Тифлисе Жак Франсуа Гамба. Вот как описывает Гамба свое пребывание в Тарках, "у друга Ермолова" Мехти, шамхала Тарковского, к которому он имел рекомендательные письма от главнокомандующего.

На подходах к Таркам.

фото...Территория от Буйнака к Таркам очень хорошо возделана под пшеницу, ячмень и просо, а встречавшиеся нам стада овец и крупного рогатого скота были достаточно многочисленны... В семи верстах от Тарков мы увидели большую группу всадников, окружавших юных князей (сыновей Мехти, шамхала Тарковского, который на тот момент отсутствовал в Тарках. - К.А.) одному из которых было 10, а другому 12 лет. Оба они с изяществом и живостью восседали на красивых жеребцах и управляли ими с такой ловкостью и уверенностью, что не уступали взрослым мужчинам. В обычае татар (кумыков - К.А.), калмыков, казаков и других народов этого края сажать своих сыновей в 6-7 летнем возрасте на лошадь и уже спустя несколько лет они так привычно и уверенно держатся в седле, что в Европе это даже невозможно представить. Поистине это страна кентавров.

Два юных князя, представленные их гувернером, приветствовали нас и засвидетельствовали мне удовольствие, которое им доставляет прибытие друга генерала Ермолова. Это ему я обязан столь изысканным приемом, проясняющим в то же время влияние русского правительства во всем этом крае.

В сопровождении встретивших нас мы прибыли в нижнюю часть города Тарки, представляющую собой пригород. Знать, сопровождавшая молодых князей, вошла с нами в отведенное для нас помещение и еще раз выразила удовлетворение, испытываемое ими в связи с возможностью принимать друга наместника. Между тем в наши комнаты была внесена всевозможная снедь.

Город Тарки и его жители

Тарки насчитывает 2000 домов и 12000 жителей, почти все они татары (кумыки - К.А.). Но наряду с ними имеется какое-то количество лезгин (общее наименование горцев Дагестана - К.А.), других беглых горцев и достаточно большое число армян - нации, смещавшейся почти со всеми народами Азии, но при этом везде сохраняющей свою религию, свои обычаи и свой коммерческий склад ума.

Татары Дагестана (кумыки - К.А.) носят черкесский костюм, который у князей полностью украшен серебряными галунами. Рукоятки их сабель в форме креста, как во времена крестовых походов, к тому же здесь встречается большое количество оружия, датируемого той эпохой.

Трудно представить себе более удобный и живописный ландшафт, чем тот, в котором расположен город Тарки, построенный амфитеатром, в основании которого лежит полуэллипс, тогда как цепь высоких гор образует стороны. Любая точка города при этом доминирует над Каспийским морем, удаленным от него на две версты, а сам город оказывается защищенным от всех ветров, кроме дующих с моря. Похоже, что в прошлом равнина, отделяющая Тарки от береговой линии, была покрыта водой и суда, бросавшие якорь в Таркинской бухте, были в совершенной безопасности, а сам город был хорошо расположен для большой торговли.

К полудню около 60 всадников, возглавляемых двумя сыновьями шамхала, их гувернером и братом их матери, прибыли за нами, чтобы пригласить и сопроводить нас во дворец шамхала. Дорога, которая туда вела, оказалась экстремально крутой, так как замок был построен в самой высокой точке этого прекрасного амфитеатра, венчая его собой. Улицы, по которым мы проезжали, были в основном узкими и извилистыми, а дома были, почти все, окружены садами, в которых произрастали различные виды плодовых и декоративных деревьев. Среди них мы заметили и итальянский тополь, который здесь, как и в Грузии, выглядел недостойным. Многочисленные родники, каскадами стекавшие в нижнюю часть города в изобилии, питали его чистой водой.

Наша прогулка была оживлена присутствием на улицах большого числа горожан, выходивших из своих домов, чтобы увидеть проезжавшую кавалькаду, тогда как женщины изыскивали возможность удовлетворить любопытство, выглядывая из-за дверей и стен домов.

фото

Тарки. Вид со стороны Каспийского моря

( НИОР РГБ - Научно - исследовательский отдел рукописей Рос.Гос.Биб.) Бумага, карандаш. Зарисовка 1839 г. Автор Д.А. Милютин, (начальник Главного Штаба Кавказской Армии ( 1856-1860) при Наместнике генерал - фельдмаршале, князе А.М. Барятинском). В центре рисунка отчетливо виден Дворец шаухала.

Прием во Дворце шамхала

Прибыв во Дворец шамхала, мы обнаружили, что его внутренний двор был полон любопытствующими, большая часть из которых, как нам показалось, была из числа домочадцев. С трудом спешившись с лошадей, мы поднялись на первый этаж (т.е. на второй, так как во Франции счет этажей начинается со второго - К.А.) и нам предложили достаточно большую переднюю, за которой начинался очень хороший зал, представляющий собой исключительно правильной формы параллелограм, в основании которого находился камин с зажженным в нем великолепным огнем. Я отметил эту деталь, поскольку ценю существующий среди местных жителей обычай зажигать огонь в качестве профилактики простуды, что особенно спасает иностранцев, пренебрегавших, как я не раз имел возможность убедиться, необходимостью предохраняться от перепадов температур.

Вскоре, когда мы из окон дворца наслаждались видом города и моря, предложили чай. Думаю, что подобный обычай возник в этом краю гораздо раньше, чем в Европе и был привнесен калмыками, в прежние времена являвшимися подданными китайцев.

Шурин шамхала и гувернер юных князей между тем оказывали нам всевозможные знаки внимания, расточая радушие. Наш переводчик - армянин, хорошо владевший татарским языком, сделался в этот день важной nepcoной, и был утомлен многочисленными вопросами, которые он вынужден был переводить. Его расспрашивали о Франции и при этом умножали комплименты, составляющие обыкновение в этой части Азии.

Между тем во всю длину зала не замедлили постелить ковры, после чего были внесены подносы с пловом, жареной бараниной и домашней птицей, с различным вареньем и очень хорошими фруктами. В качестве напитков было предложено два сорта шербета, разлитого по очень красивым чашкам из китайского фарфора. Вся эта снедь была распределена между тремя единообразно сервированными столами. При этом они были столь внимательны, что поставили невысокие скамьи перед предназначавшимся для нас столом. На нем мы так же обнаружили приборы; ложки, вилки и ножи из серебра, за ближайшим к нам столом разместились два юных князя, их гувернер, знавший немного итальянских слов, мусульманский священнослужитель в белом тюрбане, свидетельствующем о совершении им паломничества в Мекку. За третьим столом разместились знатные дворяне. Однако все сели за предназначавшиеся им столы только следом за нами.

С трудом выздоравливая после перенесенной болезни, мы ели мало, остальные же, напротив, имели прекрасный аппетит и ели плов и мясо со свойственной им сноровкой, загребая рис ложбинкой руки. Обед тем временем длился не слишком долго и когда все встали из-за столов, слуги принесли гостям тазики с водой, чтобы те могли помыть руки - обычай, необходимый при соответствующей манере есть. Изобилие кушаний всех видов, оставшееся после этого на столах, позволяло легко предположить, что когда мы их покинем, каждый из них окажется еще вполне достаточным, чтобы за ним могли угоститься те из знати, кто не принял участия в первом обеде, а также и прочие домочадцы. Что касается слуг из простонародья и происходящих от предков-невольников, то, как нам показалось, их кормят в третью очередь, подают в передней и даже, скорее всего, во дворе.

Мы пробыли в зале еще около часа, и перед уходом княжна высказала мне свое сожаление на счет того, что обычай страны не позволяет ей меня принимать, однако если у меня есть какие-либо пожелания в плане снабжения необходимого для продолжения путешествия, то я могу их высказать. Прежде чем мы покинули Дворец шамхала, нас провели и показали передний дворик той части дворца, что предназначалась для княжны и других женщин шамхала. Мы заметили там очень красивый бассейн для купания, который заполнялся водой из родника, в изобилии встречающихся на всех уровнях этого необъятного амфитеатра.

Наконец, мы взобрались на лошадей и в сопровождении того же кортежа отправились в отведенное нам в пригороде жилище. На этот раз мы ехали дорогой "базаров" и поэтому смогли - заметить, что они не имели той коммерческой активности, какую нам доводилось видеть в Тифлисе и Баку, при этом лавки, показалось, не отличались обилием и разнообразием товаров.

Только мы успели расположиться в отведенных нам комнатах, как два человека внесли два подноса, заполненных различной снедью и прекрасными фруктами, предназначавшимися для моего сына, который по причине простуды не имел возможности посетить дворец и оставался в своей комнате.

Визит двух женщин

После полудня мне нанесли визит две женщины, одной из которых было лет 45, а другая еще юная и очень красивая. Это были мать и дочь, которые пришли просить меня о покровительстве и защите для своего сына и брата. Молодой человек довольно серьезно обидел шамхала, обольстив одну из женщин княгини. Надеясь через мое посредничество заполучить милость шамхала, они с неподдельным волнением, заливаясь слезами, просили меня о содействии. Всего этого даже не требовалось, чтобы расположить меня выполнить их просьбу, но, понимая, что их сын и брат был виновен в преступлении, рассматриваемом в этих краях как непростительное, я решил прежде поговорить с гувернером юных князей. Только после того, как он заверил меня, что шамхал не откажет в милости, если я его об этом попрошу, я написал для двух просительниц письмо, в котором ходатайствовал о полном прощении преступления. Они ушли в полной уверенности, что скоро увидят того, к кому высказывали столь яркую привязанность.

Перед отбытием из Тарков

Прежде чем нас покинуть, наши хозяева предусмотрительно высказали намерение сопровождать нас с 70 всадниками до Хасавюрта, находящегося в двух полных днях пути от Тарков. Капитан конвоя казаков, сопровождавших нас, заявил, что он намерен отправиться завтра, заверив, что они будут точны, покинули нас.

Вечером нам опять доставили подносы с хлебом, печеньем, различным вареньем и пловом, так что у нас было чем угостить наш казачий эскорт...

Наша справка

Гамба Жак Франсуа (1763-1833), французский консул в Тифлисе, кавалер (chevalier), путешественник по России и писатель, автор двухтомного труда, озаглавленного "Путешествие в южную Россию и в особенности Закавказские провинции, совершенное с 1820 по 1824 гг..." (Voyage dans la Russie meridionale et particulierement dans les provinces au dela du Caucase, fait depuis 1820 jusqu\'en 1824") и изданного на французском языке в 1826 г. в Париже.

Текст к публикации подготовил Камиль Алиев


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена", 27 августа 2010.

Размещено: 28.08.2010 | Просмотров: 2912 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Gatchina оставил комментарий 03.09.2010, 15:41
Comment
Сопровождать могли до крепости Внезапная, построенной в 1819 году, а не в Хасавюрт, построенный значительно позже.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.