Кумыкский мир

Культура, история, современность

Краеведческие апокрифы

[научно-популярный дайджест]

Булгар

По сведениям известного татарского историка и богослова XIX в. Шихабэддина Марджани этноним булгар является искажением более древнего этнонима баргар.

«Хазарская сабля Карла Великого»

Хранящаяся в Венском музее сабля VIII в. в прошлом, традиционно, приписываемая австрийскими учёными королю франков Карлу Великому на самом деле имеет хазарское происхождение и произведена на Северном Кавказе. Отличительной чертой хазарских сабель являлись наварные стальные лезвия с содержание углерода до 0,75%, то есть лезвие клинка было из высокоуглеродистой стали, а сам клинок ковался из сыродутного железа. Это обеспечивало сабле гибкость при максимальной остроте и твердости лезвия. Только на Северном Кавказе обнаружено около сотни таких сабель. Наличие столь высокой технологии металлообработки и оружейного производства в очередной раз наносит удар по насаждавшемуся в советской историографии мифу о примитивности «неразумных хазар», вёдших якобы сугубо «паразитический» образ жизни.

«Львиная пасть» Каспийского моря

По представлениям древнеперсидских учёных в северной части Каспийского моря располагался водоворот «Львиная пасть», через который не могло пройти ни одно судно.

Об облике печенегов и зирихгеранцев

Ал-Бакуви так описывает печенегов: «Они длиннобородые, среди них много длинноусых, они сильны и неодолимы». О населении Зирихгерана (кубачинцах) он писал: «жители высокие и белокурые».

Старейший мусульманский памятник в Карачае

В окрестностях поселка Архыз (Карачаево-Черкесия), южнее Подорванной балки, были обнаружены остатки древнехристианской церкви. При раскопках найдены две интересные каменные плиты с арабскими надписями. На одной из них сохранилась часть известного мусульманского изречения: «Нет бога кроме бога»... На второй плите дата по хиджре, соответствующая 1044 г. христианской эры. На основании этой даты карачаевский исследователь Р. Хатуев-Темирбулатов выдвинул гипотезу о проникновении Ислама к тюркским народам Кубани ешё в XI в.

Следы Золотой Орды на карте Северного-Кавказа

Хребет Татар-Гоше-Сырт (правильно: Татар-Къош-Сырт) Темир-Хан-Шуринском округе. Название данной возвышенности в переводе означает «хребет с татарским кошем». Учитывая, что старое русское название кумыков – «татары», ими самими в отношении себя не употреблялось можно считать это название ярким свидетельством о пребывания в кумыкских предгорьях ордынских татар.

Возле Эндирея есть курган Джучи-тёбе, название которого напоминает имя старшего сына Чингис-Хана Джучи.

Вал Тимура, он же Аксак-Темир-Ори, который согласно наблюдениям А.-К. Бакиханова тянулся через весь Северный Кавказ по линии Теркеме-Утамыш-Буйнак-Таргу-Темиркъую-Сулак-Эндирей-Мичикич-Назран-Карачай-Кубань и вдоль неё до Чёрного Моря.

В названии кутана Аустархан (правильно Авуз-тархан) отмеченного на картах начала XX в. В Темир-Хан-Шуринском округе частицу «авуз» можно перевести на русский язык как «теснина», «ущелье». Вторая половина названия - «тархан» соответствует названию представителя аристократии у хазар, а также что больше подходит к нашему случаю названию земли золотоордынских феодалов, освобожденных за верную службу от налогов на несколько лет. Вероятно, кутан Аустархан находился именно на месте бывших «тарханных» земель.

Гора Бат-Шура-Тюбе (Бату-Шура-тёбе) находится на северной стороне Гимринского хребта, над Бату-Шуринским лесом. Первая часть названия Бат (Бату) вероятно образованно от человеческого имени (согласно эрпелинскому преданию лес назван в честь некоего «знатного человека»). Какой-либо информацией о посещении этих мест татарским ханом Бату (Батыем) мы не располагаем, это позволяет предполагать, что гора и лес названы в честь иного Бату. Слово «шура» по мнению буйнакского краеведа А. Далгатова в данном конкретном случае означает «лес», «чащу». Аналогичное значение это слово имеет, например, в татарском языке. Псевдонимом Габдуллы Тукая, кстати было слово Шурале – Леший.                    

О шейхах, покоящихся в Отемишском халвате

При Отемишском халвате находится склеп, в котором хранится прах следующих шейхов: Гази-Мухаммад ад-Дагыстани, Шамсутдин ад-Дагыстани, Имам Гусайн ад-Дагыстани, Муса ад-Дагыстани,

Хаджи ад-Дагыстани, Хаджи-Мухаммад ад-Дагыстани, Имам-Гусейн ад-Дагыстани, Гаджигиши ад-Дагыстани, Юсуп-шейх, Гаджи-Абдулла ад-Дагыстани, Гази-Мухаммад ад-Дагыстани (Второй), Ильяс ад-Дагыстани, Баба ад-Дагыстани, Сайид-Бабат ад-Дагыстани, Баба ад-Дагыстани (Второй), Шейх Абдуразах ад-Дагыстани.

Список составлен по рукописи «Гьаза фи силсилат ал машаих ва ал кутб ад-дин», хранившейся у Гусена Саидова. Генеалогия перечисленных шейхов берёт начало от Абдуль-Хашима ал-Мускури. По местным преданиям первый шейх, носивший имя Гази-Мухаммад ад-Дагыстани являлся курайшитом и проповедовал Ислам в Дагестане во II в. хиджры (VIII в.).

Дагестанский Бахчисарай

Бахчисарай – название селения в нескольких километрах от Параула, вероятно заменило прежнее название этого села Пирбай, после того как в 1666 г., оно было отдано Сурхай-шаухалом свергнутому с престола крымскому хану Мухаммед-Гирею IV Суфи. Е.И. Козубский писал о нём: «около селения Параул в местности Юхари-Кутан имеются развалины старой деревни Бахчисарай».

Выписки из книги Эвлии Челеби

По утверждению Эвлии Челеби в иранском языке серкеш – беженец. В джагатайском их (черкесов) называют чаркес. По джагатайски чаркес – 4 мужчины. В кумыкском языке их якобы называют джаркес, что означает «наши соседи». Он также утверждает, что черкесы выходцы из Мосула, и на север, к реке Кубани их изгнал монгольский ильхан Хулагу.

В книге о путешествии по Кавказу Челеби также писал: «Крепость Шад-Кермен у слияния Джинджика и Кубани. Казий крепости Тухтар-Гаджи Али, в распоряжении которого 100 кумыкских джигитов. Все они верующие, настоящие мусульмане. Благодаря этим мусульманам и деятельности Мухаммад-Герей-Хана все кабардинские беки приняли мусульманство и уничтожили свиней. Здесь имеется баня, мечеть и караван-сарай. С этого времени население этого края начало читать».

Наставник первого российского муфтия

Первый российский муфтий Мухамметзян Хазрат Хусаинов (1756-1824) являлся учеником ссыльного дагестанского богослова Мухаммеда ибн Али ад-Дагестани по прозвищу Димкала-Ака, работавшего учителем в медресе в селении Каргалы Оренбургской губернии.

Масоны на Кавказе в начале XIX в.

В последние десятилетия неоднократно писали о деятельности шотландских миссионеров начала XIX в. по переводу на языки Кавказа текста Библии. Согласно сведениям активного масона испанца на русской службе Хуана Ван-Галена шотландских миссионеров на Кавказ направило Лондонское библейское общество, в тени которого находился действительный заказчик этих переводов – английская масонская ложа «Великий Восток». На Кавказе всемерную поддержку миссионерам оказывал Вреде, пытавшийся христианизировать местные народы. Несмотря на всё его благожелательность и рвение протестанты не добились в подвластных ему землях больших успехов. Единичным исключением можно считать принятие проповедуемого ими пресвитерианства молодым знатным дербентцем Мирзой Казем-Беком, впоследствии известным востоковедом. Открыто выражал свои симпатии к миссионерам Аслан-Хан Кюринский, который по свидетельству Хуана Ван Галена возил с собой подаренный ему роскошный экземпляр Библии, пренебрегал постом в месяц рамазан и хорошо разбирался в винах. В историю Дагестана Аслан-Хан вошёл своими репрессиями против Мухаммада Ярагского.

Каким должен быть российский муфтий? Взгляд из тёмного прошлого.

Известный миссионер Н.И. Ильминский в своем письме к обер-прокурору «святейшего синода» идеологу монархихзма К.П. Победоносцеву писал, что в качестве российского муфтия необходим фанатик без знания русского языка. По его мнению, ни в коем случае не подходил на эту должность человек с университетским образованием. Главное «достоинство» российского муфтия, по мнению Ильминского, должно состоять именно в том, чтобы он «в русском разговоре путался и краснел, писал по-русски с порядочным количеством ошибок, трусил бы не только губернатора, но и всякого столоначальника».

В другом своём письме тому же адресату Н.И. Ильминский приходит к выводу: «по моему мнению, студенты восточных языков Петербургского университета и Лазаревского института не пригодны для наших азиатских окраин, потому что они изучают литературу, историю и этнографию азиатских народов объективно и переносят на них своё сочувствие». Как видим, объективность и гуманность были не в чести у чиновников и в золотую эпоху российского бюрократизма

Первые дагестанские интеллигенты о своей политической цели

В 1890 г. возникло «Общество кавказских горцев в Петербурге», состоявшее из студентов: будущего инженера З. Темирханова, начинающего юриста Б. Далгата, студента-юриста А. Гасанова-Алкадарского, врача Б. Султанова, Т. Алхазова, С. Мальсагова и др. В качестве своей цели члены общества заявляли: «Сохранение национальных особенностей, ценных для существования и правильного развития горских народностей, а также всеми зависящими от него (общества) средствами противиться условиям и мерам, ведущим народ к нравственной ломке жизни, его угнетению и навязыванию несвойственных ему форм жизни». Члены данного общества сыграли впоследствии заметную роль в возникновении союза горцев Северного Кавказа, Дагестанского Облисполкома и иных организаций после февральского периода. З. Темирханов, Б. Далгат, А. Гасанов вполне удачно вписались в общественную жизнь Дагестанской области, а Б.Султанов был даже избран во II Госдуму.

Кое-что о медицине у кавказских народов

На исходе XIX столетия некий А. Саунамык в статье «Народная медицина в Терской области» писал, что у грузин и осетин была распространена турецкая медицина, а кумыки и чеченцы отдавали предпочтение персидской медицине.

Японские страсти в Дагестане

В жандармском отчёте за 1905 г. говорится, что в Даргинском округе в мае этого года произошли волнения, вызванные обращением наместника Кавказа о введении земства, прочитанном на русском и азербайджанском языках (оба непонятные большинству населения округа). В результате народ воспринял чтение этого обращения, как манифест о прибытии в Дагестан японской армии во главе с императором «для восстановления шариата и адатов во всей их неприкосновенности, отмены всяких налогов и обеспечения бесплатного хаджа». Следует отметить, что прояпонские настроения в период после поражения России в войне с Японией и «Кровавого воскресенья» были весьма популярны на мусульманских и буддистских окраинах страны. Так в Горном Алтае в то время появилась секта бурханистов, ожидавших скорое пришествие мессии Ойрот-Япон-Хана.

Оружейник Шахманай из Гелли

В опубликованной в 1910 г. в Москве книге «О кустарной промышленности Закавказья» Г. Хелемский написал о двух «знаменитых мастерах прошлого» Абдулла-Агае и Шахманае Амир-Али-оглы. О первом мне пока ничего не удалось выяснить. Про второго известно, что он был уроженцем селения Гелли, работал главным оружейником у Абу-Муслим-Шамхала (ум. в 1860 г.). Э. Аствацатурова приводит предания ценителей дагестанского холодного оружия С. Дагирова и Б. Изиева о том, что однажды шамхал заказал ему такую шашку, чтобы одним ударом можно было разрубить пополам ишака. Сам оружейник считал, что шашку не следует покупать, если ею нельзя это сделать. Многие его клинки его работы превосходили по качеству даже базалаевские образцы. Свои изделия он подписывал арабской надписью «Работал Шахманай». В 1867 г. Шахманай лично представил на Всемирной выставке в Париже клинок шашки и дамский кинжал отделанный золотом. Учитель карабудакхентской русской начальной школы Саркис Кардашев свидетельствовал, что жители Карабудахкента были готовы отдать за кинжал работы Абдулла-Агая или Шахманая последнюю корову или коня.

Автору этих строк удалось выяснить, что потомки Шахманая Амир-Али-оглы и сегодня помнят своего славного предка и носят в его честь фамилию Шахманаевы.

Перевод Корана на осетинский язык

По сведениям, опубликованным в арабоязычной газете «Джаридат Дагистан» в 1913 г. в №26, учёный из осетинской деревни Анзорово (в тексте Анзиров), по имени Тамиев, начал перевод Корана четыре года назад на свой родной язык, так чтобы люди могли понять его. Затем он отправился во Владикавказ для издания перевода, однако текст перевода украли на станции вместе с вещами. «Перевод состоял из 15 больших томов. Полиция приложила огромные усилия в поисках украденного, но тщетно».

Наши писатели о любви к Родине

В своей книге «Къылыкъ китап» («Книга благочестия») Абусуфьян Акаев писал: «Надо уважать все народы, которые живут в одной стране, нужно считать всех родными и никого чужим. Уважая Родину, следует стремиться к тому, чтобы принести ей пользу, быть готовым на любое дело ради Родины». В 1917 г. на страницах журнала «Танг Чолпан» Нухай Батырмурзаев размышлял о народной литературе: «Наш народ с древнейших времён создавал прекрасные песни о своих нартах – народных богатырях, создавал плачи, эпические песни, легенды о героях, отдавших жизнь за Родину и народ. В них он рассказывал о жизни, стремлениях и желаниях простых людей. Вот если бы собрать эти жемчужины народа, цена которых дороже золота, и если бы пропагандировать их в мектебах, то наши дети научились бы любить прошлое своего народа, понимать его душу, его древнюю историю, ценить наш народный язык».

Обмен денег на космические цифры

О царившей в годы гражданской войны разрухе и инфляции свидетельствует факт, о котором рассказывает документ, хранящийся в ЦГА РД. В нём в частности сказано об имевшем место в 26 октября 1920 г. в Махачкале обмене 2 биллиардов рублей Временного правительства (их в народе прозвали «керенками» в честь Керенского) на 150 тысяч новых советских рублей (соцдензнаков). Чтобы купить хотя бы кусок хлеба, человеку нужно было брать с собой несколько десятков миллионов «керенок».

Первое казино в Махачкале

4 августа 1926 г. организовано казино в городе Махач-Кала.

Нарты

Как я слышал от жителей Аркаса, в горах возле села имеется пещера «Нартазул-Нохо» (буквально «нартская пещера»), в которой хранятся кости нарта, используемые в старину для вызывания дождя.

В кумыкских сказаниях упоминается укреплённый аул нартов Темир-Герменчик возле современного чеченского селения Энгельюрт. В документации XIX в. Действительно упоминается участок Темир-Герменчик. Согласно преданиям он был окружён высокой и неприступной стеной. Воду нарты доставали по трубам из реки. Во время войны с нартами люди окружили село и, не будучи способными, взять Герменчик они с помощью жаждущей воды лошади обнаружили и закрыли подземный водопровод. В итоге крепость нартов пала. В XIX в. здесь находили остатки стен цитадели и гигантские кости её защитников.

Дагестанские окаменелости

Среди сочинений плодовитого публициста - кавказоведа середины XIX в., члена Императорского Русского Географического Общества, офицера Дагестанского пехотного полка Якуб-бека Лазарева я обнаружил любопытную работу под названием: «Открытие вековых тайн для истории Восточного Кавказа до VII столетия по Рождеству Христову или краткий критический взгляд на древности Дагестана и Албании», написанную в Темир-Хан-Шуре в 1855 г. Автор известен и другим своим трудом - «О гуннах Дагестана» (Кавказ, 1859, № 5). Ниже мной приведён его отрывок об антропоморфных (человекоподобных) камнях в Дагестане и связанных с ними преданиях.

«На покатостях горы Харун, между селением Башлы и Каякентом, в семи верстах на запад, от почтовой дороги, в стране кимрских гуннов (так Я.Лазарев называет побережье реки Гамри-озень, название которой, по его мнению, сохранилось в память о древних киммерийцах) рассыпаны окаменелые бараны с белой и черной шерстью, с пастухами, собаками и котелками и виднеются проезжающим из Дербента в Темир-Хан-Шуру. На скате горы Куллар (правильно Къоллар– Ю.И.) - Керкендж, в 5 верстах от селения Кара-Будагкент, вправо от дороги в Кубден стоит окаменелый конь со всадником и девицею, увезенною, по преданию, влюбленным, преследуемые братом, окаменевшим также в нескольких саженях (от них). Недалеко от развалин древнего Арказа (средневековый город на месте современного села Аркас в Буйнакском районе – Ю.И.) стоят на горе окаменелые телята и пастушки с котомками на боку, с дудками в губах. В 6 верстах за Темиргоем недалеко от возвышенности Тах-Асли-Кака стоит окаменелая женщина высокого роста, и жители употребляют из ее тела порошок с пользой при зубной боли. На горе Азал-тове (по тюркски: «вечная вершина»), называемой чеченцами Пуцур, расположенной между Анди и Чечней, стоит окаменевшая женщина, по имени Миседу с дочерью своей Шекер-Ханою».

Следует отметить, что о каменных овцах и пастухе, а также о каменных всаднике и девице 30 годами позже писал учитель Темир-Хан-Шуринского реального училища Алексей Барсов в статье «Предания о некоторых местностях Дагестана». Только у него овцы размещались возле Каякента, а всадник близ родника Эрмели-Булак. О всаднике Барсов писал, что рука его занесена на лоб в крестном знамении (там же), и местные жители считали, что это памятник некоему «эрмели» (так местные жители называли своих предков-христиан). Перечень подобных природных феноменов можно продолжить. Так, близ Капчугая есть скала Ахмат-Айсу-Кала, с которой связана легенда, удивительно напоминающая предание о всадниках на горе Куллар - Керкендж. Ахмат имя джигита похитившего красавицу Айсу-бике. Неподалеку от заброшенного Капчугая вниз по течению Шура-Озени можно видеть скалу Таш-Улу, что значит «Каменный мальчик», связанную с известным кумыкским преданием о Тамерлане и духовно противостоявшем ему мужественном пастушке.

Места битв с монголами

По свидетельству учительницы Заремы Кочакаевой из сел Уллу-Бий-Аул (до 1930 г. Уллу-Бойнак) неподалёку от её села в местности Ябув Урган Тёбе (буквально «Закрытый Холм», на берегу Каспийского моря, была битва с монголами. Курган Ябув Урган Тюбе является братской могилой павших в той битве людей.

В книге «Слово об Отемише и отемишцах» Г.Л. Гаджиев упоминает возвышенность Сага Тёбе, возле которой, по местным преданиям, произошла битва предков отемишцев с монголами.

Два ногайских крылатых выражения

Мир устного народного творчества ногайского народа чрезвычайно богат пословицами и крылатыми выражениями. Среди них особый профессиональный интерес у меня вызвали одно крылатое выражение «Куман сёзю» – куманское (куманы – другое название кыпчаков), то есть древнее, слово и поговорка «Дин Узбектан къалды» – «Религия от Узбека осталась», то есть мусульманская религия появилась у предков ногайцев во времена золотоордынского хана Узбека.

Муса-Шейх

Мне рассказывали, что Муса-Шейх, похороненный в Бавтугае (Бау-Тогае) был огромного роста. Он был убит кем-то из неверных и был похоронен именно в том месте, где и умер. Около его могилы есть отпечаток его колоссальных размеров ладони. Б.Г. Алиев указывает дату смерти Мусса-Шейха 780 г. хиджры.

Предание о Чир-Юрте

Согласно древним преданиям Сулак раньше впадал не в Море, а в Шура-Озень вблизи от Капчугая. Лишь нарты из Гель-Баха перевели русло в сторону Чир-Юрта. Чир-Юрт был разрушен ещё до шамхалов. Долина вокруг села называется Чир-Юрт-Авлак. Часть этой долины прежде была известна как Гуйручлю. Выходцы с гор поселились в этих местах, когда эта земля уже принадлежала потомкам шамхала по линии Солтан-Мута. Переселенцы делились на тухумы (рода) Багулал, Панзилал и Турчукалы. Поначалу они платили ясак аксаевским князьям Уцмиевым, но со временем последние освободили их от уплаты ясака.

Дагестанцы в «Сказании об озере Кабан»

В записанном татарским арабистом рубежа XVIII-XIX вв. Хусаином Амирханом полулегендарном «Сказании об озере Кабан» рассказывается о дагестанских улемах Хайретдине и Субханкуле-Эфенди. Первый якобы был казанским муфтием, а второй отцом одного из последних казанских ханов Али-Хана. Когда младший сын последнего Ядигер, не унаследовавший и половины достоинств отца и деда вздумал сдать Казань русским за большое вознаграждение, знать отправила гонцов к дагестанскому хану Али-Ахмад-Хану, прося помощи. Тот откликнулся на просьбу и отправил в Казань отряд в 600 человек с Илемдан Ахмад-Эфенди и своим амиром Къолчурой-беком. Илемдан Ахмад-Эфенди пытался воздействовать на Ядигера увещениваниями. Видя, что он им не внимает Къолчура-бек пригрозил хану пустить в дело своё войско. И тогда Ядигер вынес подарки и покорно озвучил свою волю: «Пусть Всевышний дарует Али-Ахмад-Хану долгую жизнь, пусть преумножит его богатства, но я вовсе не собирался отдавать Казань, а лишь хотел взять себе золото». Сказав это, он с большим почтением проводил шейха Ахмада и Къолчуру-бека.

Алибек Яхсаевский, внук Султан-Махмута (Султан-Мута)

Семейное предание, рассказанное в 1860-е гг. сословно-поземельной комиссии об основании селения Аксай (кумык. Яхсай) аксаевским князем Адилем Алибековым гласило: «родоначальник рода Алибековых, Алибек сын Айдемира, сына Султан-Махмута, выбирая место для аула, после долгой езды сел отдохнуть над высоким яром над рекой Аксай, в это время его укусил за ногу енот. Алибек убил енота, а его укус, признав за счастливое предзнаменование, выбрал это место для поселения аула. Адиль Алибеков сообщил также, что лапки убитого енота хранятся и теперь у андреевских (эндиреевских) князей Муртузали-Аджиевых, которым перешли в приданное за княжной Алибековой при её выдаче замуж за одного из Муртузали-Аджиевых».

Народные предания свидетельствуют об Алибеке как о бесстрашном воине, известно своей отчаянной храбростью, одержавшем победы над калмыками и имевшем политическое влияние на чеченские общества, которые он покорил, опираясь на свой моральный авторитет и отвагу.

(продолжение)

Размещено: 22.06.2010 | Просмотров: 4037 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.