Кумыкский мир

Культура, история, современность

Голос кумыка

(Мысли, навеянные чтением журнала)

Не особенно хорошо знаю я русский язык, во всяком случае настолько, что могу разобраться в прочитанном. Напрасно искал я в журнале приветствие от кумыков, его там не было и, может быть, его нет и как подписчика. Тем позорнее, конечно, для нас. Подумал я, поразмыслил и решил взяться за перо. Знаю я, что добрый редактор, наш единоверец и земляк, не откажется исправить промахи пера и вообще не забросит мою попытку обнаружить невежество и пробудить мертвым сном спавших кумыков. Да, сон их хуже смерти. Они живут и спят в одно и то же время.

Как известно, в Хасав-Юртовском округе, Терской области живут преимущественно кумыки. Селения их Яхсай, Костек, Андрей, Казма-аул, Темир-аул, Бота-аул, Хамза-Юрт и Яхсай-Костек, считаются самыми крупными. Говорят они на одном языке и легко могут объясниться и с казанскими татарами, и с турками, и с персами, и с ногайцами, словом, они поставлены в лучшие условия, чем другие единоверцы Кавказа. Вероисповедания Магометанского (шафия-мазгаб). Разделяются они и до сих пор на четыре сословия: бий (князь), сала, уздень и кул.

До покорения Кавказа князья их владели громадными богатствами, имея по сотне тысяч десятин земли, леса и т. д. Остальные кумыки были подчинены им, иначе говоря, были княжескими рабами. У каждого князя были тысячи рабов, и он имел право жизни и смерти над каждым. По словам стариков, рабы были в полном распоряжении своих хозяев и работали исключительно для них. Жили князья в то время наподобие турецкого султана. Но когда русские прибыли на Кавказ, рабы были освобождены и сделались равноправными.

История говорит так: когда князья увидали, что настало время расстаться со своим привилегированным положением, то они раздали некоторым рабам по сотне десятин и назвали их узденями и считали их выше других кумыков, ввиду того, что они доводились им молочными братьями. Узденские жены кормили грудью княжеских детей. Княгини сами не кормили своих детей, так как по обычаю у нас это считалось стыдным и в высшей степени неприличным. Что же касается сословия сала то оно произошло по следующему обстоятельству. В те времена некоторые князья по любви поженились на дочерях своих рабов или же жили с ними гражданским браком, хотя по обычаю это считалось большим позором. Дети от этих браков считались сала и были даже выше узденей. Княжеские дочери не выдавались замуж за узденей и они вечно жили в заколдованном кругу.

Вообще же кумык ставить себя, неизвестно по каким заслугам, очень высоко и благодаря этому у него развито чрезмерное самолюбие и гордость. Нет у них доверия друг к другу, нет братского отношения. Носят как и в древней старине огромные кинжалы по двенадцати вершков, а то и больше. Это им мешает в работе, но все-таки не снимают и считают себя очень храбрыми и удалыми, хотя ничем еще не выделились среди других горцев. Из их среды не выделился ни один общественный деятель, писатель или что-нибудь в этом роде, которые оказали бы своей родине пользу.

Княжеские фамилии уменьшились, а земля их перешла к немцам, которые и поселились с кумыками по соседству. Почти на каждом шагу немецкие колонии и мужичьи хутора. Живут они богато, у них все есть, косят машинами, жнут машинами, колотят тоже ими и почти каждый имеет собственную машину, словом, живут припеваючи. Князьки деньги проели и теперь неизвестно, что будут делать. Хотя почти каждый кумык имеет по тридцати десятин земли, тем не менее живут скверно и во всем нуждаются. Помимо замечательной лени они любят хорошо одеваться и жить себе ни о чем не думая. Для кумыка достаточно иметь лошадь, седло, оружие и ездить из селения в селение, кутить и пьянствовать. Само собою, что когда ничего не остается, приходится воровать, что и делают некоторые. Такие люди способны ограбить родного брата, убить первого встречного, отобрать пару быков у бедного человека и продать их чуть ли не за десять рублей.

Вот в каком положении наши кумыки. Власти не успевают ссылать их в Сибирь, а в Хасав-Юрте есть две огромные тюрьмы, переполненных кумыками и чеченцами. И, несмотря на то, что их отправляют целыми вагонами, однако в запасе всегда имеется сколько угодно. Можете себе представить, как это действует на жителей. Например, по пятницам в селениях старшина не выпускает молящихся из мечети после джума-намаз и читает приказ начальника области, чтобы выдать воров и вообще преступников, сколько есть в данном селении. И от этого получается страшное зло. Кто на кого сердит или имеет зло, и начинают выдавать друг друга и, конечно, между истинными ворами и разбойниками попадаются совершенно невинные люди. Можно наблюдать, как общественными приговорами выдают по пятницам несколько человек, а их семьи остаются без куска хлеба и пропадают хуже собак. Есть множество сирот, родители которых или сосланы, или сидят в тюрьмах.

Есть у нас немало общественных деятелей, которые не только не стараются принять какие-нибудь меры, чтобы прекратить зло и невежество, а напротив, готовы сослать в Сибирь все население и захватить их имущество. В указанных селениях нет ни одного медресе, где бы можно было учиться грамоте на родном языке, и гибнуть люди напрасно. Найдется, может быть, несколько человек, которых муллы учат по-арабски, но это совершенно бесполезно, так как они ничего не понимают.

Из общественных деятелей можно указать на следующих лиц: Мурат-Хаджи, Абдул Азис Хами Юсупов, Абдрахман Юсупов, Акрач Аджи Мамалаев, князь Аслан-хан Хамзаев, князь Ахтула-Аджи Хамзаев, Ильяс Аджи, Токай Токаев, этот последний хорошо грамотный по-русски и много лет был старшиною. Казер-Бек Аджи Аджаматов имеет собственную мельницу и множество домов. Сатыбал Зурхаев, Тюкенчи Мулла, Кара Киши Аджи, Будай-хан Аджи, Крым Султан Аджаматов - человек очень богатый. Хасай Аджаматов, Курманай Аджаматов и не мало еще купцов и овцеводов. Все это люди солидные, живущие в сел. Костек и совершенно равнодушные к гибели своих братьев. И спять они непробудным сном невежества и вряд ли когда-нибудь проснутся. А зло и преступления растут, с каждым днем и народ погибает ни за что. Разве больших средств потребовалось бы на постройку приличного медресе или же выписку учителей из Казани. Но я долго прожил среди них и ни разу не замечал даже желания изменит свою жизнь, хотя бы немного.

Я нисколько не удивляюсь, если ни один кумык не поинтересовался журналом. Они до такой степени темны, что никакая пушка не разбудит их уснувшие мозги. А между тем жизнь кумыков, по крайней мере прошлая, полна интереса, и жаль, если история их пройдет незамеченной и погибнет, как и они сами, для будущих поколений. По мере сил я постараюсь что-нибудь сделать...

От редактора.

Данный материал взят из журнала "Мусульманин" (1910 год, №22, с. 475-477), издававшегося в начале XX века в Париже. В наше распоряжение его любезно предоставил наш друг и коллега, казанский ученый-историк Рашид Галлям. Текст по форме представляет читательский отклик на это издание и, по-видимому, имел целью довести до европейского читателя боли кумыков, обрисовать тяжелое положение народа, в котором он оказался на рубеже веков. Конечно, и как всякий отклик (читатель это без труда заметит) он во многом субъективен и порой противоречив. Тем не менее, он интересен и информативен и для современного читателя, интересующегося прошлым и анализирующего его. Что касается автора, то, судя по его фамилии, он, по-видимому, принадлежал к семье казанского татарина Абдурахмана Алямовича Агджигитова (1882-1939), проживавшего в слободе Хасавюрт и работавшего позже, в 20-е гг., в советском аппарате, занимавшего должности председателя Хасавюртовского окружного и Буйнакского районного исполкомов (1922-1925 гг.), председателя Махачкалинского райисполкома и горсовета. В 1938 г. он был репрессирован, умер в тюрьме в 1939 году.

Известна и другая публикация И. Агджигитова "О кумыках" в газете "Терские ведомости" (1910, №224).

Наша справка.

Журнал "Мусульманин" издавался в Париже с 1908 по 1911 г. на русском языке под редакцией Магомет-Бека Ахметукова (Хаджетлаше). Выходил 2 раза в месяц объемом не менее 32 страниц обычного формата. Двухнедельный народно-популярный, научно-литературный и общественный журнал "Мусульманин" был посвящен интересам культурного развития мусульман России и кавказских горцев. "Издавая наш журнал, мы стремились раньше и прежде всего объединить нашу малочисленную интеллигенцию в одну культурную семью и затем уже начать работать, так сказать, системно с определенной программой", - говорится в редакционной статье. Из последних номеров "Мусульманина" можно сделать вывод, что журнал не нашел широкого отклика у той аудитории, на которую был рассчитан, средств на его издание не хватало, поэтому журнал прекратил свое существование. Программа журнала включала: передовые статьи по вопросам бытовой и общественной жизни мусульман; научно-популярные и литературные фельетоны, повести, рассказы, исторические и современные очерки; корреспонденции из мусульманских стран: школьное дело среди мусульман в его современном виде; общественное положение женщин; искусство, литературу и науку Востока; бытовые очерки из жизни мусульманских армий; библиографический, финансовый и торговый отделы; спорт, смесь, почтовый ящик, письма в редакцию, объявления.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена". 26.03.2010.

Размещено: 26.03.2010 | Просмотров: 3959 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.