Кумыкский мир

Культура, история, современность

Отток русского населения из Северного Дагестана во второй половине XX века: причины, последствия

В настоящее время среди многочисленных социально-политических проблем в республике Дагестан актуальность предоставляет нерегулируемый отток русскоязычного населения. Сегодня в связи со сложившейся политической ситуацией в стране и изменением статуса России в рамках мирового сообщества, "Русский вопрос" на окраинах еще вчера могущественного государства звучит особенно остро. Во всех бывших союзных и автономных республиках СССР возникли серьезные проблемы в социально-экономическом, национально-культурном и языковом развитии русского населения. В СССР национальная политика осуществлялась на сближение и дальнейшее развитие всех народов населяющих страну. Велась целенаправленная политика оказания помощи Центра и русского народа союзным и автономным республикам Союза в подъеме их экономики, культуры и т.д. Русские являлись гражданами единого государства, руководимого из Центра, русский язык был языком межнационального общения[1].

С распадом СССР и созданием в бывших союзных республиках независимых государств, а внутри Российской Федерации - с преобразованием автономий в самостоятельные республики - русские почувствовали себя национальными меньшинствами.

В силу политических причин Российская Федерация не смогла позаботиться о русском населении в этих республиках, то есть проблема русских и русскоязычных не была просчитана органами государственной власти РФ, и они остались незащищенными. Русские оказались разобщенными с самым низким индексом сплоченности и солидарности, степени создания своих национальных интересов и целей, причастности к собственной истории и культуре.

Федеративный центр не имел четкой концепции национальной политики. В связи с эти происходит непоследовательность действий правительства: то делается упор на Федеральный договор усиления самостоятельности республик и сохранения существующего национально-государственного устройства, то предлагается перейти на губернское устройство России и т.д.[2]

Самыми "русскими районами" в Дагестане являлись и являются Кизлярский и Тарумовский, а городом - Кизляр. Они как лакмусовая бумага показывают все процессы происходящие с русским населением Дагестана в XX веке.За последние 30 лет общая численность населения в Кизляре, Кизлярском и Тарумовском районах выросла в 1,4 раза, притом численность русских сократилась в 1,69 раз[3]. Каковы же причины оттока русского населения из Дагестана, и со своей исторической родины Кизлярщины?

Связано оно в первую очередь с переселением горцев на равнину. Переселенческое движение представляет собой сложное социальное и экономическое явление, связанное с нехваткой удобной для ведения сельскохозяйственных работ земли в горной части Дагестана Решение экономических проблем горского крестьянства руководство видело в переселении их на равнину и передачу земли равнинных районов горным [4].

Первым кто обратил свое внимание на эти вопросы был Председатель ЦИКа ДАССР Н. Самурский, который в своей книге "Дагестан", писал: "Земли так мало в горах, что перераспределение ее не предоставляется возможным", горцам "надо дать землю, но землю им можно дать на равнине". (Самурский Н. Дагестан. М-Л., 1925). Дело в том, что в 1913 г. из имеющихся в Дагестанской области 1275472 десятин земель под посевные площади использовались 261659 дес., под пастбища- 812740дес, а остальные более 200 тыс. дес. не имели сельскохозяйственного значения. Малоземельем больше всего страдали такие округа, как Андийский, где на одно хозяйство в среднем приходилось - 0,6 дес. посевов, Даргинский - 0,6 дес., Гунибский - 1,1 дес. посевов[5]. Почти во всех горных округах пашня была распределена неравномерно, что еще бо­лее ухудшало положение малоимущих крестьян. В рамках Дагес­танской области и в тех се территориальных границах удовлетворение земельных требований безземельных или малоземельных крестьян горных округов Дагестана было проблематичным как в пределах самих округов, так и с переселением их на равнину.

Из руководителей республики того периода, Нажмудин Самурский не только первым поднял вопрос о переселении горцев, но и указал его политическую значимость. Первые практические шаги, связанные с переселением горцев на равнину, были предприняты в начале 20-х годов. 10 октября 1922 г. Центральный исполнительный комитет ДАССР поручил наркому земледелия ДАССР М. Ахундову подготовить на III сес­сию ЦИКа вопрос о создании комиссии для изучения климати­ческих и почвенных условий в районах, намечаемых под пересе­ление безземельных горцев. Одновременно наркому предлагалось готовить специальный земельный фонд, необходимый для обеспечения переселенцев землей[6].

Большое значение для создания переселенческого земельного фонда и наделения горных районов зимними пастбищами имело постановление Президиума Всероссийского Центрального Ис­полнительного Комитета (ВЦИКа) от 16 ноября 1922 г. о присо­единении к Дагестану части Кизлярского округа с городом Киз­ляром и Ачикулакского района Прикумского уезда Терской гу­бернии. Позднее к Дагестану была присоединена и оставшаяся часть Кизлярского округа. Новые административно-территори­альные округа обеспечили, как уже отмечалось, значительное увеличение площади сельскохозяйственных угодий республики, в составе которых преобладали плодородные пашни, а также зимние пастбища. Передача Дагестанской АССР четырех районов: Тарумовского, Кизлярского, Крайновского и Караногайского и г. Кизляра в 1957 году напрямую связана с изменениями происходившими, в стране. После смерти И.В. Сталина страну возглавил Н.С. Хрущев, избранный в сентябре 1953 г. на пост первого секретаря ЦК КПСС. Большое значение в начавшейся либерализации общественно-политической жизни имел XX съезд КПСС (февраль 1956 г.).

На закрытом заседании съезда выступил Н.С. Хрущев с докладом "О культе личности и его последствиях". В докладе содержались сведения о репрессиях безвинных людей и о депортации народов в 30-40-е годы. После XX съезда КПСС были сняты необоснованные обвинения с депортированных народов. Выселенные из родных мест чеченцы, калмыки, ингуши, карачаевцы, балкарцы получили право вернуться на родину.

В частности, 16 июля 1956 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР. "О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей и восстановлению автономии чеченского и ингушского народов ЧИАССР". В ее состав вошли 18 районов и 2 города из Грозненской области, в том числе районы, в период выселения чеченцев и ингушей переданные Дагестану и Северной Осетии.

Руководство Дагестанского обкома КПСС, сообщая свое мнение по этому вопросу в ЦК КПСС, просило взамен районов возвращаемых Чечено-Ингушетии, передать Дагестану часть территории бывшего Кизлярского округа (Крайновский, Кизлярский, Тарумовский и Караногайский районы). Свою просьбу оно мотивировало недостатком земельных угодий в республике и трудностями, которые возникнут с расселением дагестанцев, возвращающихся из чеченских аулов[7].

Просьба Дагестанского обкома была удовлетворена, и при упразднении Грозненской области, ее районы Караногайский, Кизлярский, Крайновский и Тарумовский и город Кизляр, всего площадью в 14,8 тыс. км.2 были переданы Дагестану[8].

Так как в СССР часто проводили эксперименты по национальному строительству, изменению границ административно-территориальных образований, и они считались успешными, мнение проживающего там населения не учитывалось. Впрочем, хотя бы номинально, научно или около научно обосновывалось то или иное деяние. В том числе и вхождение Караногайского района и Кизлярщины в состав Дагестанской АССР. Статистиком НКВД Павловым Д.М. были составлены тезисы "К вопросу о вхождении Ачикулака и Кизлярщины в состав Дагреспублики. С точки зрения истории и национального вопроса", по просьбе Дагобкома КПСС.

В своей записке автор подчеркивал, что "национальный вопрос часто бывает запутанным ходом истории, как это имеет место и на Кавказе, то при соображениях вытекающих из национальной проблемы приходится учитывать и исторические факты иногда относящиеся к далекому прошлому"[9].

Основной мыслью было то, что с точки зрения национального чувства у русского населения Кизлярщины не может быть никаких поводов к возражению против их положения, так как важно, по его мнению, не нахождение центра управления их районом, а то как строится власть на местах. "Все вопросы регулируются общей Советской Конституцией. Поэтому остается Кизлярщина в составе Дагестане или отойдет к Тереку - для местного населения нисколько не измениться степень участия в органах местного управления и степень возможности самим влиять на строительство своей общественной жизни. При таких условиях если бы и замечались некоторые (впрочем, сомнительные) проявления со стороны части русских, в данном случае казачества, тяги в сторону Терека, то объяснения этому явлению надо искать в плоскости соображений не национального, а сословного порядка. Ничего и говорить о том, что с проявлениями подобных пережитков при плановом строительстве считаться нельзя"[10].

Таким образом, мнение местного старожильческого русского населения не учитывалось, притом, что оно составляло абсолютное большинство. А вот присоединение Кизлярщины мотивировалось тем, что "национальные меньшинства", даже не называемые конкретно, чувствуют себя не очень комфортно. Присутствуют такие печальные факты, как обнищание, вымирание и полный культурный застой, что на наш взгляд сомнительно. Обращалось внимание на то, что "национальные меньшинства" Ачикулака и Кизлярщины органически чужды русским, в плане духовной и материальной культуры. Но никто не писал и не говорил о восприятии русскими национальной культуры, и на сколько она близка или чужда им. Наоборот, доказывалось, что на окраинах СССР появляются ростки национализма, особенно в среде казачества, которое называли колонизаторским элементом. А вот национальные меньшинства оставлять в таком окружении не рекомендовалось, так как, по мнению руководства республики эти меньшинства обрекались на не достаточно внимательное отношение к его нуждам.

Но включение в состав Дагестана Кизлярщины с русским населением, проживающим там с XVI века, было противоречием историческим актом: так как расширение административных границ автономной республики в советское время было воспринято как расширение границ этнических. Позднее в результате заселения Кизлярщины переселенцами с гор осложнились отношения между коренным населением и горцами. И эта проблема требует своего разрешения[11].

Период со второй половины 50-х до середины 60-х гг. был отмечен массовым переселением населения республики, связанным главным образом с восстановлением Чечено-Ингушской республики и возвращением ей переданных после депортации чеченцев Андалальского, Веденского, Ритлябского, Шурагатского, западной части Ботлихского и Цумадинского районов (в границах бывших Чеберлоевского и Шароевского районов)[12].

Уже в 1957 году начали переселяться аварцы, из возвращаемых ЧИАССР районов в Кизлярский район. В материалах фонда р-411 ЦГА РД сохранилось большое количество заявлений и посемейных списков желающих переселиться на равнину. Например, на расширенном заседании правления колхоза им. К. Маркса г. Кизляра, состоявшегося 6 августа 1957 года, рассматривалось заявление представителей колхоза им. Димитрова Шурагатского района ЧИССР Курбанова З. и Огаева М. с просьбой принять в члены колхоза им. К. Маркса 50 хозяйств со всем имуществом принадлежащее им после разукрупнения колхоза им. Димитрова. Было разрешено переселиться 21 хозяйству[13].

На XXV областной партконференции (30-31 января 1960 года) и на совместном заседании бюро обкома КПСС и Совмина ДАССР (февраль 1960г.) были приняты решения, предлагающие на базе ряда плоскостных колхозов создать совхозы по откорму скота, часть маломощных горных колхозов переселить в существующие и вновь организованные совхозы[14]. Районами вселения переселенческих хозяйств с целью рационального, по мнению руководства ДАССР, использования рабочей силы на равнинной части республики в 60-е годы были: на севере Дагестана - Хасавюртовский, Бабаюртовский, Тарумовский, Караногайский районы[15].

Большое значение для развития переселенческого движения Дагестана имели постановления Совета Министров СССР от 31 мая 1973 г. и Совета Министров РСФСР от 4 июня 1973 г. "О льготах по переселению". Переселяющимся семьям, предоставлялись большие льготы.

Население горных районов откликнулось на льготные условия, предоставляемые переселенцам. В 1973-75 годах было принято решение о переселении 88 семей из с. Тлядал Цунтинского района в совхоз "Горьковский" в эти же годы в совхоз "Россия" из с. Шаитли Цумадинского района переселилось 35 хозяйств[16]. Уже в 1978 г. совхоз "Россия" был самым многонациональным трудовым коллективом в Кизлярском районе. В нем трудились представители 20 национальностей и народностей Дагестана[17].

Очень часто переселение горцев на равнину объяснялось недостатком рабочих рук в хозяйствах плоскостных районов. Составлялись специальные письма руководителями этих хозяйств и районов, с просьбой переселить к ним горцев. Например, в письме Кизлярского райкома КПСС и Райисполкома от 28 ноября 1975 г. в Дагобком КПСС и Совет Министров ДАССР отмечалось, что хозяйства района ежегодно испытывают нужду в рабочей силе. В 1975 г. дефицит рабочей силы составил 1500 человек. В связи с этим Кизлярский райком КПСС просил Дагобком КПСС положительно решить вопрос о переселении в 1976-80 гг. из горных районов Дагестана 835 семей, в хозяйства Кизлярского района. В совхоз "Горьковский" - 200 семей, "Путь Ленина" - 90, "Бредихинский" - 119, "Россия" - 130, "Огузерский" - 120, им. XIX Партсъезда - 75, "Степной" - 25; в колхоз им. Шаумяна - 35, "Победа" - 50 семей[18].

Руководство горных районов принимало решения о переселении хозяйств с гор на свои прикутанные участки. Например, исполком райсовета депутатов трудящихся Чародинского района, решило переселить 20 хозяйств колхозников колхоза им. Тельмана на зимние пастбища в районе с. Кочубей в 1978 г.[19] В те годы ежегодно 200 и более хозяйств горных районов покидало обжитые места, чтобы осесть на равнине и освоить предоставленные государством земли.

Передача земли, являющейся государственной собственностью, приобрела широкий размах. Государственные чиновники, не очень заботясь о возможных последствиях такой практики и не считаясь с увеличением населения на равнине, плотность которого в 70-е-80-е гг. резко возросла, продолжали отдавать то под новые переселения, то под кутаны все большие площади плодородных сельскохозяйственных угодий. Для обоснования необходимости продолжения переселенческой политики они прибегали к доводам о диспропорциях в народонаселении и землепользовании двух зон - горной и равнинной. При этом цифровые показатели, характеризующие развитие этих зон, оставались такими же, как и в 20-е годы.

Дагестанской бюрократии, заинтересованной в продолжении такой политики, было выгодно придерживаться этих данных, хотя аграрная перенаселенность гор в результате многократных переселений снизилась по сравнению с тем, что было. При этом оно забывало пояснить, что основой сельскохозяйственного производства горной зоны республики являлось отгонное животноводства. Тем не менее каждый раз, когда было необходимо добиваться от центра новых финансовых вливаний, руководители республики прибегали к этим доводам и цифровым данным, не уточняя их, чтобы легче было доказать необходимость переселения горцев и выделения средств на его проведение. В таких случаях цифровые выкладки впечатляли центр и оттуда выделялись все новые средства на переселение.

Масштабы переселения были таковы, что оно затронуло все районы республики. Почти все горные районы имели сельскохозяйственные угодья за пределами своих районов. На территории Бабаюртовского района имели земли общественные хозяйства 20 районов республики, они использовали 78% сельхозугодий района. На территории Ногайского района 79,9% сельскохозяйственных угодий использовались хозяйствами 15 горных районов Дагестана. В Тарумовском районе 56,6% сельскохозяйственных угодий использовалось землепользователями других районов, в Кизлярском - 34%[20].

Но если эти потоки переселения регулировались государством и проводились планово, то к 80-м годам плановое переселение горцев на равнину прекратилось, что было вызвано перенаселенностью равнинной зоны. Однако наряду с плановым все эти годы имело место и стихийное переселение, продолжавшееся и после прекращения планового переселения. В постановлении бюро Дагестанского обкома партии "О населенных пунктах горных районов, возникших на равнинных отгонных пастбищах" от 13 января 1984 г. приведены данные о более чем 25 тыс. рабочих и колхозников горных районов, стихийно переселившихся на прикутанные земли равнинной зоны республики. Без утвержденных проектов планировки и застройки было построено 106 населенных пунктов[21].

Стихийное переселение шло без учета потребностей общественных хозяйств в трудовых ресурсах и количества земель, закрепленных за ними.

За увеличивающимся населением равнинного Дагестана оставалось все меньше земельных ресурсов. Обеспеченность землей на одного трудоспособного колхозника на начало 1970 г. по зонам составляла: по равнинной зоне - 8,6 га сельскохозяйственных угодий, в том числе 3,6 га пашни, соответственно по предгорной зоне - 14,4 га и по горной зоне - 14,1 га и 1,1 га. По республике не одного трудоспособного колхозника проходилось 13,2 га сельхозугодий, а также 1,6 га пашни[22].

Таким образом, колхозы горных районов в расчете на одного колхозника имели больше земель, чем колхозы равнинных районов. Коренное население, ранее пользовавшееся земельными участками, стали чувствовать себя ущемленными. Выделяя значительные земельные площади переселенцам и под зимние пастбища хозяйствам горных районов, все более увеличивающиеся население равнинного Дагестана само стало испытывать трудность в землеобеспечении. Дело доходило до того, что население многих сел, привыкшее содержать скот и пасти его на общественных пастбищах, имевшихся ранее поблизости от каждого населенного пункта, оказывались без таких выгонов для поголовья скота частного сектора.

Снятие всяких ограничений на содержание скота в индивидуальном пользовании колхозников и других категорий граждан привело к росту поголовья скота в личном пользовании. Одновременно с этим все острее давал о себе знать недостаток кормов и особенно нехватка пастбищ для содержания растущего поголовья. В связи с этим нарастало недовольство местного населения, как нехваткой земель, так и их использованием переселенцами, получающими более низкие по сравнению с местными хозяйствами урожаи и корма. Однако это недовольство тогда еще не проявлялось открыто. Многих возмущал тот факт, что равнинные плодородные земли, которые раньше давали высокие урожаи пшеницы, кукурузы, стали использоваться как пастбища не только для колхозного, совхозного скота. На этих пастбищах пасся так же скот некоторых лиц, которые никогда не принимали участие в деятельности колхозов, за которым были закреплены эти земли.

Но не только земельная проблема возникла с переселением горцев на равнину. Изменилась этническая ситуация в равнинной и приморской частях Дагестана. Об интернационализации общественной жизни свидетельствуют сравнительные данные, взятые из итогов переписей населения Дагестана в 1926 и 1979 годах. В 1926 году Бабаюртовский, Кизлярский, Караногайский (Ногайский) районы в современных административных границах были почти полностью однонациональными. Основное население этих районов составляли соответственно, кумыки, русские и ногайцы. Материалы переписи населения 1979 г., показывают, что за полвека в этих районах появилось более десятка новых относительно крупных этнических массивов. Прежде всего, это аварцы, даргинцы, лезгины, табасаранцы и лакцы, которые вместе составляют около половины всего населения равнины[23].

По отдельным районам наблюдается еще более высокий удельный вес переселенческого населения. Например, аварцы, которых ранее не было в равнинных районах Дагестана, составляли уже в 70-к годы значительную часть в Бабаюртовском, Кизлярском и Тарумовском районах.

За эти же годы в равнинных районах значительно увеличилось даргинское население. В Бабаюртовском, Кизлярском, Хасавюртовском, Кизилюртовском и Тарумовском районах, где до революции не было ни одного поселения даргинцев, появились три десятка населенных пунктов, где они составили абсолютное большинство населения[24]. Также следует указать что значительная часть населения горных районов проживающая на плоскости была прописана в горных районах, там же формально числились школы, отделения связи, органы управления и соцкультбыта.

Таким образом, в результате переселенческого движения все районы равнинной зоны из этнически относительно однородных превратились в этнически смешанные. Полиэтничность стала одной из характерной особенностью современного расселения народов в равнинном Дагестане.

Необходимо отметить негативные последствия, проявившиеся в ряде мест, как в экономике, так и в социальной среде. Вместо переориентации сельского хозяйства республики на интенсивный путь развития появилась тенденция все проблемы решать за счет переселения горцев в многоземельные районы. При этом размах переселения далеко перешагнул первоначально намечавшиеся планы. Переселение вызвало самые глубокие изменения в равнинных районах. Прежде всего, следует отметить значительное увеличение темпов прироста общей численности населения на равнине.

В социальном плане возникли трудности межнационального характера. Стали возникать межнациональные конфликты, вначале возникавшие на чисто бытовой почве, но потом приобретавшие национальную окраску[25]. Вопреки теоретическим постулатам о развитии общих, интернациональных черт у многонационального населения, этническое самосознание переселенцев оставалось весьма устойчивым психологическим феноменом, сохраняющимся и после того, как казалось бы, стали исчезать объективные факторы, способствующие его сохранности.

С 1926 по 1979 годы население равнины увеличилось примерно на 200 тыс. человек, или более чем в 2 раза, и в это же время происходил отток определенной части, преимущественно русской, местного населения.

Следует сделать вывод, что на межэтническую ситуацию в Северном регионе республики Дагестана негативно влияют два обстоятельства: 1) миграция русских за пределы республики и 2) в определенной степени организованный, но главным образом, стихийный приток в Северный регион республики горцев, численно превзошедших местных русских, бывших ранее преобладающим населением.

В Кизлярском районе с 1970 по 1989 гг. русское население сократилось в два раза, в то же время численность аварцев и лезгин возросла в 2 раза, даргинцев в 3,5 раза, лакцев в 7 раз[26].

Рассмотрим динамику расселения и роста с 1979 по 1989 годы населения Кизлярского и Тарумовского районов Республики Дагестан по национальному составу. Население Кизлярского района в 1989 г. (по данным переписи) составило 47808 человек, в том числе: русские - 14069 (29,8%), аварцы - 14288 (30%), даргинцы - 7197 (13%), кумыки - 1024 (2%), лезгины - 1474 (2,2%), лакцы - 1327 (2,1%), ногайцы - 3760 (7,9%), остальные других национальностей.

За период с 1979 по 1989 гг. увеличилось здесь аварское население на 6125, даргинцев - 3342, ногайцев - 727, лакское - 807, лезгинское - 450, кумыкское - 252[27], в то же время численность русских уменьшилась почти вдвое (с 28256 до 14069 человек)[28]. Сократилось население армянской национальности. В районе образовались пункты и сельсоветы, где преобладает аварское и даргинское население, а в отдельных населенных пунктах русские уже не проживают[29]. По числу населения, в целом по району, аварцы занимают первое место, на втором месте - русские, затем даргинцы, ногайцы и др. Таким образом, Кизлярский район постепенно становится районом с преобладающим аварским населением.

То же самое происходит в Тарумовском районе. Из 28242 человек населения района русские в 1989 г. составляли 10242 (36%) человек, аварцы - 6571 (23%), даргинцы - 4885 (17,2%), ногайцы - 2232, остальные других национальностей[30]. В таких населенных пунктах, как райцентр Тарумовка, из 2992 человек русских - 1940, аварцев 870, даргинцев - 681; соответственно в с. Кочубей - 8419 человек, из них русских - 2719, аварцев - 2979, даргинцев - 1663, лакцев - 27 и др.; Калиновка 1182 чел., из них русских - 680, даргинцев - 508 человек; сел. Юрковка - 1626 человек, из них русских - 615 чел., аварцев - 609, даргинцев - 302; с. Раздолье - 1090 чел., из них русских 529, аварцев - 215, даргинцев - 210. С 1979 по 1989 гг. в районе увеличилось: аварское население на 3909 чел. (в 2,5 раза), даргинцев - на 2571 чел (в 2,1 раза), увеличилось и другое население дагестанских национальностей[31].

Таким образом, уже к 1990 г. ранее "русские" районы стали более чем "авародаргинскими".

Одна из причин этого связана и с тем, что демографическое развитие основных групп населения республик шло в разных направлениях.

Горские общества продолжали оставаться традиционными с высоким уровнем рождаемости, господством патриархально-родовых форм. В то же время у русских в годы советской власти завершился процесс демографического перехода, то есть смены "традиционного" режима воспроизводства на "современный" (при котором более престижно иметь не большее количество детей, а детей получивших хорошую профессиональную подготовку)[32].

Но главную роль в сокращении числа русских в Северном регионе РД как и во всем Дагестане,а также Северном Кавказе сыграла миграция русского населения.Необходимо сразу оговориться ,что проблема отъезда русских из г. Кизляра, Кизлярского и Тарумовского районов имеет и общие корни с отъездом русских из других частей Дагестана и других республик Северного Кавказа, но имеет и свои особенности.

В целом по Дагестану численность русских за 1989-1994 гг. сократилась на 15%, при этом 92% сокращения произошли за счет отъезда их. Отток русских из республики имел место и ранее. Однако если до конца 80-х гг. доля русских покидающих Дагестан, ежегодно составляла в среднем 0,5%, от их численности, то с 1989 г. этот процесс резко активизировался[33].

На фоне распада СССР и драматической активизации национального фактора в жизни общества в значительных массах нерусского населения России возникла невольная ассоциация выпавших на долю всех испытаний с русским народом, которые в глазах многих нерусских россиян оказались виновниками разыгравшейся общегосударственной трагедии просто в силу своей этнической принадлежности.

В особенно сложном положении оказались те русские, которые проживали и проживают в т.н. "национальных окраинах" России. К числу таких регионов относится и Дагестан.

По имеющимся данным из-за угрозы вымогательства из Кизлярского района выехали три руководителя - А. Полуктов, Ф. Волков, В. Сахаров; несколько семей колхозников и рабочих совхозов из сел. Старый Терек, Суюткино, Кирова и др.[34] За последние годы практически все руководители хозяйств и предприятий русской, ногайской национальностей подверглись вымогательствам, запугиваниям и нередко физическому насилию со стороны национальных преступных группировок.

Имеет место бездействие правоохранительных органов - влияние на них преступных формирований, вытеснение работников русской национальности - из 254 сотрудников служб внутренних дел г. Кизляра, лишь 36 (14%) - русские, в прокуратуре из 6 работников русский только один - помощник прокурора. Проведенные Информационно-аналитическим центром Народного Собрания РД в г. Кизляре социологические исследования показали, что в большинстве случаев выезды русских носят вынужденный характер

Все больший вес в миграции русских набирают экономические причины - спад в промышленности, сельском хозяйстве, рост безработицы. Трудоспособное население города в 1993 г. составляло 21229 человек, из них работали 14514. Проблемы безработицы нарастают. Северный регион, куда входят три крупных района Кизлярский, Тарумовский и Ногайский требует к себе пристального внимания. Очень важно полнее использовать экономический потенциал. Хотя в этом регионе удалось сохранить стабильность, избежать социальных потрясений, межнациональных конфликтов, ситуация была, да и ныне остается тревожной в связи с тем, что северный регион, и в частности, Кизляр, оказался приграничным с Чечней. А ведь северный регион - это одна треть всей территории Дагестана, здесь проживают более 160 тыс. человек[35].

Политика массового переселения горцев на равнину отразилась и на динамике этнодемографической структуры населения города. Если в 1959 г. представители народов Дагестана составляли всего 1% от общей численности населения города, то в 1970 г. - около 10%[36], а в 1997 г. - 50%. Резкое сокращение русского населения Дагестана не может не вызвать ответной реакции. Правительством Республики Дагестан, Государственным Советом приняты дополнительные решения для координации деятельности, направленной на создание и совершенствование системы мер по преодолению вынужденного оттока русскоязычного населения за пределы республики. Распоряжением Совета Министров РД от 3.09.1993 г. № 193-р создана и по настоящее время действует Правительственная комиссия Республики Дагестан по проблемам русскоязычного населения[37]. Правительством республики приняты специальные постановления по стабилизации общественно-политического положения и решению социально-экономических проблем в Кизлярском, Тарумовском районах и г. Кизляре, где русское население в своем большинстве проживает компактно. Создан правомочный государственный орган - Координационный совет Северного региона Республики Дагестан, призванный решать социально-экономические проблемы русского населения региона. Координационный совет по Северному региону при Правительстве Республики Дагестан, наряду с другими, уполномочен решать вопросы подготовки и расстановки кадров в соответствии с Государственной Концепцией кадровой политики в Республике Дагестан[38]. Эту работу Координационный совет по северному региону РД проводит во взаимодействии со многими высшими и средними учебными заведениями РД, путем направления на учебу в них абитуриентов из Северного региона РД. Дагестанские русские, являясь составной частью многонационального дагестанского народа, активно участвовали и сегодня участвуют во всех социально-экономических, политических, научно-технических, культурных процессах республики, служат живым мостом, соединяющим Дагестан с другими субъектами Российской Федерации, Федеральным центром, являются нейтрализующим компонентом в этнической структуре дагестанского общества.


[1] Алиева В.Ф. Русское население Дагестана. Махачкала, 2001. С. 34.

[2] Алиева В.Ф. Указ. соч. С. 35.

[3] Ильяшенко С. Национальный характер миграции в Дагестане // Народы Дагестана. 2002. № 3. С. 34 (статья 32-35).

[4] Османов А.И. Аграрные преобразования в Дагестане и переселение горцев на равнину (20-70-е годы ХХ века). Махачкала.2000.С.10

[5] Дагестанский сборник. Выпуск II. Темир-Хан-Шура, 1904. Приложение 1.

[6] ЦГА РД. Ф.1-п. Оп.1. Д.318. Л.75,77.

[7] Османов А.И. Аграрные преобразования в Дагестане и переселение горцев на равнину (20-70-е гг. XX в.). Махачкала, 2000. С. 227.

[8] Бугай Н.Ф., Гонов А.М. Кавказ: народы в эшелонах. С. 293.

[9] РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 2. Оп. 1. Д. 107. Л. 2.

[10] РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 2. Оп. 1. Д. 107. Л. 2.

[11] Исрафилов А.М. Русский народ и преобразования ДАССР в 1920-1940 гг. Автореф. дис: к.и.н. Ростов-на-Дону, 1991. С. 16-17.

[12] Бугай Н.Ф., Гонов А.М. Кавказ: народы в эшелонах: С. 309.

[13] ЦГА РД. Ф. р-411. Оп. 12. Д. 78. Л. 7.

[14] ЦГА РД. Ф. 1-П. Оп. 118. Д. 9. Л. 37.

[15] Баглиев З.Д. Переселение горцев на равнину - путь к изобилию и культуре. Махачкала, 1967. С. 8; Его же Руководство партийной организации Дагестана по переселению горцев на равнину. Махачкала, 1975. С. 36.

[16] ЦГА РД. Ф. р-411. Оп. 11 Д. 70. Л. 2а; Оп. 12 Д. 78. Л. 16; Оп. 13. Д. 58. Л. 17; Д. 75. Л. 21.

[17] Искендеров Г.А. Указ. соч. С. 136.

[18] ЦГА РД. Ф. р-411. Оп. 13. Д. 82. Л. 2.

[19] Там же. Д. 18. Л. 1.

[20] Османов А.И. Указ. соч. С. 301.

[21] Османов А.И. Указ. соч. С. 277.

[22] История советского крестьянства Дагестана. 1917-1980. Махачкала, 198.. Т. 2. С. 222.

[23] Талибова Д.Б. Указ. соч. С. 150; Садыки М.-А.М.-Г. Дагестан. Политические реалии и перспективы. М.: Олимпия, 1996. С. 114.

[24] Османов А.И., Гаджиев А.С., Искендеров Г.А. Из истории переселенческого движения и решения аграрного вопроса в Дагестане. Махачкала, 1994. С. 23; Талибова Д.Б. Указ. соч. С. 151.

[25] Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанцев. С. 231.

[26] Кульчик Ю.Г., Конькова З.Б. Нижнетерское и гребенское казачество на территории Дагестана. М., 1995. С. 225.

[27] Булатов Б.Б., Рамазанова Д.Ш. Деятельность органов государственной власти республики Дагестан в области межнациональных отношений (80-90 г. XX в.). Махачкала, 2000. С. 141.

[28] Паламарчук В.С. Роль нерегулируемой миграции в экономическом и социальном развитии города Кизляра // Проблемы русского и русскоязычного населения республики Дагестана. Материалы научно-практической конференции. Махачкала, 1996. С. 14.

[29] Алиева В.Ф. Русское население Дагестана. Махачкала, 2001. С. 42.

[30] Основные национальности республики Дагестан. Ст. сб. Махачкала, 1995. С.106.

[31] Нурбагандов А.М. Межэтнические отношения в Дагестане // Народы Дагестана. 1993. № 2. С. 22-23.

[32] Великая Н.Н. Казаки восточного Предкавказья в XVIII-XIX вв. Ростов-на-Дону, 2001. С. 250.

[33] Основные национальности республики Дагестан. Ст.сб. Махачкала, 1995. С. 14-15.

[34] Паламарчук В.С. Роль нерегулируемой миграции в экономическом и социальном развитии города Кизляра // Проблемы русского и русскоязычного населения республики Дагестан. Материалы научно-практической конференции. Махачкала, 1996. С. 14.

[35] "Уважать самих себя и то, что делаем на благо людей" // Махачкалинские известия. 1999. 23 июля. С. 8.

[36] Народы Дагестана. М., 2002. С. 14.

[37] Матинов Г. К вопросу о защите интересов русскоязычного населения республики Дагестан // Народы Дагестана. 2001. № 3. С. 15.

[38] Гусаев М.-С.М. Проблемы русского и русскоязычного населения Дагестана: Истоки, современное состояние, пути решения // Проблемы русского и русскоязычного населения республики Дагестан. Материалы научно-практической конференции. Махачкала, 1996. С. 7.


 

Об авторе.
Лысенко Юлия Михайловна
Кандидат исторических наук, научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук


Опубликовано на сайте "Союз русского народа", 16.10.2009

Размещено: 21.03.2010 | Просмотров: 5046 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.