Кумыкский мир

Культура, история, современность

Багаутдин Узунаев: "Нам не нужны поводыри"

Интервью с журналистом

Кто владеет информацией, тот владеет миром. Трудно сказать, из чьих уст впервые прозвучала эта очевидная и простая истина. Да это, наверное, и не столь важно. Дело не в авторе, а в сути. В этом стремительно меняющемся мире народам, не принявшим данный постулат как руководство к действию, уготована лишь роль молчаливых статистов и унылое прозябание на задворках цивилизации.

Многонациональный Дагестан по количеству средств массовой информации (в том числе и негосударственных) на душу населения если не впереди планеты всей, то уж точно, наверное, где-то в почетной десятке. Казалось бы, для беспокойства нет причин. Но действительно ли достаточен наш информационный ресурс, учитывает ли он в своём многообразии интересы всех слоев и этносов дагестанского общества?

Об этом и других особенностях национального информационного пространства сегодня мы беседуем с известным журналистом, поэтом и прозаиком, редактором отдела журналистских расследований газеты "Свободная республика" Багаутдином Узунаевым.

- Прежнее руководство республики не очень-то жаловало вас. После трагической гибели главы Хасавюртовского района Алимсолтана Алхаматова и ваших публикаций, последовавших после этого, критика в ваш адрес стала звучать с самых высоких трибун. Может быть, статьи Узунаева действительно ангажированы, необъективны и сеют смуту и раздор? Или вы считаете, что этому есть иные причины и объяснения?

- Я, по правде говоря, был удивлён столь болезненной реакцией властьимущих на свою статью. Потому что, с точки зрения журналистской этики, журналистских приемов, там все было сделано в пределах существующих рамок и норм. Я никаких собственных оценок произошедшему не давал. Я просто озвучил позицию родственников Алхаматова, которые решили не пускать президента в Костек.

Думаю, что такой всплеск эмоций и внимание к моей персоне - это как бы материальное выражение, итог многим и многим моим выступлениям в прессе. Может быть, дело даже не во мне и в моей фамилии. Вероятно, было озвучено нечто такое, что подводило итог многочисленным факторам, каким-то образом связанным с кумыкским движением и кумыкской активностью.

Я не могу выступать защитником интересов какого-то одного конкретного дагестанского народа. Я как журналист всего лишь следую за событиями. Хотя признаюсь, как кумыку не всегда бывает легко удержаться от комментариев, когда в средствах массовой информации целенаправленно ведется политика замалчивания кумыкских интересов, их места и роли в прошлом и настоящем Дагестана. Ведь читающие прессу дагестанцы в большинстве своем не вникают во все эти нюансы. Для этого надо системно отслеживать, изучать, анализировать, что и как подаётся в прессе, чтобы воочию убедиться, насколько ангажированы наши издания.

- Если бы это были советские времена, журналиста Узунаева за столь крамольные публикации, навесив на него всевозможные ярлыки, в лучшем случае вытурили бы с работы. Сейчас времена и нравы другие. Все мы помним историю с Зауром Газиевым. Вы не опасаетесь, что что-то подобное попытаются предпринять и против вас?

- Я не питаю никаких иллюзий по поводу нравственности наших политиков и в любой момент жду и готовлюсь к тому, что что-то такое может произойти и со мной. Но такова наша профессия, и отступать от своих принципов я ни при каких обстоятельствах не собираюсь. Даже понимая, какие глобальные интересы поставлены на карту и какие силы за этим стоят.

- Эстафету критиканства в ваш адрес сейчас переняли некоторые дагестанские еженедельники. Называя вас "маргинальным" журналистом, вспоминают, как вы некогда в своих статьях критиковали прежнего руководителя республики Магомедали Магомедова.

- А я и не скрываю этого факта и не считаю, что это каким-то образом ложится пятном на мою репутацию. Тогда у меня вышла целая серия статей под общим названием "Кумыкские места". Может быть, они были излишне эмоциональны, вполне возможно, что я к тому времени не успел еще вникнуть во все тонкости дагестанской политики. Это был конец 90-х годов, я тогда только вернулся из Литвы. Но смею заверить, все эти публикации были искренни и, как показало время, вполне объективны.

А по поводу маргинальности тут они, видимо, правы. Я в их глазах таковым и являюсь, как и в целом мой народ. Маргинал слово французское, означающее "записи на полях", иначе говоря, не вписывающиеся в основной сюжет, сдвинутый на обочину критиками, которые автор в процессе работы над текстом может учесть и внести какие-то поправки или же просто выкинуть их в мусорную корзину.

Знает ли Ахмеднабиев, зачисливший меня в маргиналы, истинный смысл этого слова, я не берусь судить, но то, что они готовы выступать, и во многих случаях выступают в роли судей и оракулов, в том нет ни малейшего сомнения.

- Благодаря вам в обиход вошло такое слово, как "двустволка". Думаю, большинство читателей понимают, что вы подразумеваете под этим словом. И все же не могли бы пояснить, что или кого вы имели в виду под этим понятием и какой смысл в него вкладываете?

- Вообще-то вначале я их называл "трёхстволка", подразумевая газеты "Новое дело", "Черновик" и "Дагестанцы". Особенность этих газет - это активное насаждение идеи дагестанизма и общего дома, попытки слепить некую новую формацию, новый этнос - дагестанцев. Понятно, на каком языке они должны будут изъясняться.

Эти журналисты почему-то решили, что этнос, который они представляют, должен быть ответственным квартиросъёмщиком, управляющим в нашем общем доме, что у них достаточный культурный и экономический ресурс, чтобы вести всех нас в светлое будущее. То есть мы, выражая свое недовольство, просто не понимаем своего счастья. Но кумыки чётко и ясно сказали - нам поводыри не нужны. У нас есть люди, способные управлять, люди, умеющие организовать экономику, и блестящая плеяда в науке, то есть все, чтобы мы были самодостаточными и самоуправляемыми.

- Выбор Президента России на пост главы нашей республики был настолько непредсказуемым и неожиданным, что газеты, о которых вы говорите, ничего лучшего не нашли, как принять позу обиженных и униженных...

- У меня вызывает удивление снобизм людей, которые еще недавно не знали, что такое культура и образование. Видимо, у них сложилось мнение, что они в своих газетах формируют процессы, в том числе политические. Насколько это влияние серьезно, показали последующие события.

- И все же не учитывать фактор влияния этих газет на общественное мнение, наверное, нельзя. Все мы помним, как эти издания из номера в номер публиковали откровенно провокационные статьи о событиях в Хасавюртовском районе. Вместо маслахатского слова, подливали масла в огонь.

- Согласен. Негативное влияние на массы, наверное, присутствует. И все же зря думает Камалов (учредитель газеты "Черновик"), что где-то на уровне правительства прислушиваются к его советам. Это очень политизированные газеты, что резко отличает их от других изданий. Их больше всего интересует власть, они нацелены на власть. Камалов очень долго изучал коридоры власти, потом и сам был советником президента и успешно пользовался "сливами" со всевозможных источников, в том числе и соответствующих служб. Хотя журналистика, позиционирующая себя независимой, должна всегда дистанцироваться от власти.

- То, что каждое издание занимает какую-то определенную этнопозицию, думаю, ни для кого не секрет. Почему не получилось с изданием "кумыкской" газеты?

- "Двустволка" - это аварская газета, точнее, издание, существующее на деньги представителей данного этноса и отстаивающее прежде всего их интересы. "Республика" - даргинская газета, "Настоящее время" - лезгинская. Их позиции четко прослеживаются. За что, к примеру, ратуют "Новое дело" и "Черновик"? Это идеи глобализации, стирания национальных граней и всеобщая дагестанизация. А то, что кумыки пытаются сохранить свою идентичность, преподносится как анахронизм, вчерашний день истории. Кумыки - ретрограды, люди отсталые, не понимающие своей удачи, и с этой позиции они критикуют нас.

"Республика", - они, в принципе, согласны в том, что определенный этнос должен быть ведущим в республике, лишь оспаривая тезис о том, какой именно этнос должен быть таковым. "Настоящее время" - это уже другая позиция. Идею дагестанизма они используют как дымовую завесу. В принципе, они как этнос давно готовы к самоуправлению и у них есть для этого все основания. Это чётко выразил главный редактор "Настоящего времени" X. Курбанов, заявивший, что Дагестан должен иметь статус Соединённых Штатов, и в этих штатах каждый народ должен иметь свою этнотерриторию и как самостоятельная нация существовать и развиваться.

У нас такого информационного поля нет. Согласитесь, странная ситуация. Казалось бы, у кумыков больше всех претензий, больше всех проблем, по крайней мере, мы так считаем, и в то же время на информационном пространстве до сих пор не появилось информационного ресурса, где мы могли бы открыто говорить о своих проблемах.

Почему это произошло? Не буду вдаваться в тонкости кумыкского менталитета, скажу лишь, что идея создания подобной газеты витала в умах еще в 90-х годах. Вначале я предлагал открыть корпункт "Литературной России" в Махачкале. Я долгие годы сотрудничал с этой газетой, выпустил ряд статей на кумыкскую тему. Газета эта, следуя старым российским традициям, придерживалась правила единства в многообразии.

- Давайте все же вернёмся к нашей газете. Неужели наши, скажем так, продвинутые люди не понимают, насколько важно в современном мире владение информационными источниками.

- В одно время было у нас, скажем так, собрание, где присутствовали практически все представители кумыкской элиты. И там был поставлен вопрос о создании собственной газеты. Они проявили полное понимание, и меня это очень насторожило. Потому что чаще всего это означает, что люди всерьез не вдумались в проблему.

- А было сказано о том, что это очень трудоёмкое и затратное дело?

- Мы заранее подготовили все сметы. И цифры, звучавшие там, были для них вовсе не неподъемными. Тем не менее их союз распался и наша идея о газете накрылась медным тазом. Может быть, они побаивались обвинений в свой адрес в сепаратизме, тем более в то время, когда на кумыках висел ярлык неблагонадёжных.

Может быть, были и иные причины. Например, со всеми ними у меня были конфликты на уровне публикаций. Я говорил открыто: если дело только во мне, пусть выберут другого редактора.

- Ты возглавляешь один из отделов газеты "Свободная республика". Находишь ли понимание со стороны руководства газеты?

- Буквально на днях, готовя материал о кумыкском митинге и отталкиваясь от него, я попытался сделать какие-то обобщения. Главный редактор тут же упрекнул меня, что я зациклился на национальных вопросах, что они ему откровенно надоели.

Странно, они могут надоесть ему как человеку, но не как журналисту. Это же его хлеб. Они настолько не воспринимают национальную тематику, что мне каждую публикацию приходится пробивать с боем.

- Когда журналист пишет об общенациональных проблемах, тут, казалось бы, все соплеменники его поддерживают. Но как только он начинает говорить о внутрижамаатских конфликтах, люди, которые еще вчера считали тебя защитником национальных интересов, тут же превращаются в непримиримых оппонентов. К примеру, последняя история с какашуринцами, когда вам пришлось прибегнуть к защите милиционеров.

- Конфликт в Какашуре - это очень давняя история. Я внимательно просмотрел все судебные решения, и с юридической точки зрения, казалось бы, придраться не к чему. Но насколько объективен и прав этот суд? - спрашивали какашуринцы, собравшиеся на площади Махачкалы.

Но если вы сомневаетесь в справедливости вынесенных вердиктов, зачем вы приходите и аппелируете не к суду, а к тем, кто, в принципе, и есть разжигатель данного конфликта. Ведь понятно: вначале они на волне вашего недовольства расправятся с вашим оппонентом, а потом возьмутся за вас.

Думаю, если бы они сели за стол переговоров, то до чего-то бы договорились. Теперь, вы знаете, пролилась кровь, убит человек, и конфликт принял непримиримые, ожесточенные формы.

- Неужели в нашем обществе нет людей, которые могли бы своими разумными речами, маслахатом примирить какашуринцев?

- Мне трудно ответить на ваш вопрос. В Ногае, например, есть такая сила - общественный комитет в лице самых авторитетнейших людей района. Их вердикт, основанный на адатах их предков, сильнее любого судебного решения.

А что со мною случилось во время митинга, то это вовсе не удивительно. Толпа действует по своим, только ей ведомым законам. Там для нюансов места не существует. Ты если не с нами, значит, против нас - считают они, и к твоим аргументам они абсолютно глухи. Признаюсь, в тот момент это для меня было очень неприятно.

- Наш разговор трудно назвать оптимистичным, и чтобы несколько сгладить его негативную тональность, расскажите о своих дальнейших творческих планах. Вы талантливый поэт, прозаик. Над чем сейчас работаете?

- У меня пару лет назад вышел, если вы знаете, сборник басен. Он, к сожалению, не получил никаких оценок, ни один литературовед на него не отреагировал. Эта книга - итог пройденного пути, его осмысления. Я сейчас тоже пишу и надеюсь, это воплотится в мои новые книги. Хотя писать в эпоху, когда литература застыла в режиме выживания, не просто. У нас есть Союз писателей, но он, видимо, создан для литераторов, а не для литературы и существует как один из многочисленных отделов Министерства культуры.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена". 12.03.2010.

Размещено: 12.03.2010 | Просмотров: 4948 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.