Кумыкский мир

Культура, история, современность

Али Кули Хан Валех Дагестани и его антология

«Риёз ал-Шуаро» (Сад поэтов)

От редактора

В этом [2000-м] году исполняется 288 лет со дня рождения выдающегося философа и поэта Востока, нашего сородича Али Кули Хана Валиха из рода Тарковских, жившего и творившего во славу своего народа в Иране и Индии в XVIII веке.

Публикуемый ниже материал (доклад) о нем и его творчестве был подготовлен известным узбекским ученым Б.Валиходжаевым специально для научной конференции, планировавшейся провести в ДГУ в 1987 г. кафедрой литератур народов Востока и Дагестана, возглавляемой в то время известным дагестанским историком-литературоведом С.М. Алиевым. К сожалению, тогда по ряду объективных причин конференция не состоялась, а весьма ценный для истории нашей культуры материал остался не обнародованным. Впоследствии он затерялся в личном архиве, и только позже его удалось извлечь из "забвения".

Надеемся, наша публикация будет весьма полезной как для специалистов-исследователей, так и для широкого круга читателей, не равнодушных к своей истории и культуре.

Камиль Алиев

* * *

РисунокВ антологиях и исследованиях[1], посвященных истории литератур народов Востока, наряду с другими источниками, часто упоминается "Риёз-ал-Шуаро"[2] (Сад поэтов) и приводятся примеры из этого источника или же ссылаются на его сведения.

Многократное упоминание данной антологии усиливает интерес к ней и к ознакомлению с нею. Однако рукописные списки этой антологии не были зафиксированы в отечественных фондах памятников восточной письменности, и, естественно, в каталогах, изданных в нашей стране, отсутствовали сведения об этой антологии и ее рукописных списках. Вместе с тем сведения о наличии нескольких ее рукописных списков в фондах и частных коллекциях зарубежных стран были известны[3]. Именно поэтому в период археографической экспедиции в Индии, организованный по инициативе покойного профессора Х.С.Сулейманова (Институт рукописей АН УзССР), были сняты копии с уникальных рукописей, относящихся к истории таджикско-персидской и тюркской литератур. Среди них была и рукопись "Риёз-ал-Шуаро", хранящаяся в библиотеке Национального Музея в Новом Дели. Позже профессор Х.Сулейманов писал об этой рукописи следующее:

"В библиотеке Национального Музея в Новом Дели выявлена двухтомная антология дагестанского ученого-философа Вола Дагистони "Риёз-ал-Шуаро" (Сад поэтов), написанная на фарси. Антология состоит из 934 страниц. Она переписана в 1751 году каллиграфом Хозрат Али Иноятулло"[4].

Статья написана на узбекском языке. Перевод на русский язык принадлежит перу автора этих строк. Другие переводы с национальных языков на русский также наши.

Нам посчастливилось ознакомиться с фотокопией, снятой с этой рукописи, которая ныне хранится в фонде Института рукописей им. Сулейманова АН УзССР[5]. Учитывая популярность антологии "Риёз-ал-Шуаро" (Сад поэтов), а с другой стороны, скудность сведений о ее авторе-составителе Валех Дагистани[6], нам казалось целесообразным и полезным ознакомление ценителей памятников письменности народов Востока с биографией, творческой деятельностью Валеха Дагистани и его антологией "Риёз-ал-Шуаро".

Жизнь и творческая деятельность Валеха Дагистани протекали в первой половине XVIII в. В этот период как в Иране, так и в Мовароуннахре и Индии была сложная обстановка: усиление феодальных распрей, захватнические войны Надиршаха.

Что касается Индийского полуострова, то "в ХVI веке европейцы имели в Индии опорные пункты и склады, в ХVII в. - фактории и поселения, в ХVIII в.. начали покорение индийских государств"[7].

Несмотря на это, в этом регионе продолжалась жизнь, а культурно-литературное движение имело своих известных представителе, одним из которых был Валех Дагистани.

Сведения о биографии и творческой деятельности Валеха Дагистани встречаются в его антологии "Риёз-ал-Шуаро"[8], а также в антологиях его современников Сиродж-ал-дина Алихана Орзу "Маджмаъ-ал-нафис"[9] (Собрание изящных) и Абд-ал-Хакима Хоким Лохури "Мардуми дида" (Повидавшие люди).

Современный иранский ученый Ахмад Гулчин Маони, обобщив доступные им сведения о Валехе, воспроизвел довольно подробную его биографию[10].

Вышеперечисленные источники и исследования позволяют выявить основные вехи жизненного пути, а также деятельности Валеха Дагистани.

Валех Дагистани в заключении своей антологии приводит автобиографические данные и вместе с тем упоминает генеалогию своей семьи.

По его утверждению, после разгрома Аббасидов монголом Хулагу в 1258 году предки Валеха переселились из Аравии в Дагестан. В Дагестане их хорошо встретили "лезгинцы" (т.е. дагестанцы), оказали им гостеприимство и избрали их своим предводителем шамхалом. Таким образом, предки Валеха стали дагестанцами и к своему имени прибавляли название своей родины - Дагестан, что подтверждается признаниями самого Валеха.

Начиная с ХVI века, некоторые из предков Валеха переселились в Иран и занимали различные должности в Иранской администрации. Среди них был отец Валеха - Фатхалихан. О родословии отца Валех пишет следующее: отец Фатхалихана Асгар Алхас Мирза, которого величали Сафи Киличханом, был сыном Элдар-хана Шамхала Дагистани. Фатхалихан в конце своей жизни занимал должность беглар бегигари - обер-полицмейстера города Ирвона (Эривана. - К.А.).

В этой семье в 1712 году родился Али Кули Хан, впоследствии получивший псевдоним Вола, точнее Валех, т.е. изумленный.

Отдавая дань уважения своим предкам из Дагестана, он принял нисбу Дагистани - Дагестанский. Таким образом, стал известным как Али-Кули-Хан Вола (Валех) Дагистани.

В 1715 году его отец умер в Нахичеване. После этого семья Али Кули Хана в 1717 году переселилась в город Исфахан, его попечителем был дядя по отцу. Али Кули Хан начал ходить в школу совместно с дочерью дяди - Хадиджа-Айсултан и впоследствии влюбился в нее. Следует заметить, что это было чувство привязанности 8-10 летнего мальчика к своей двоюродной сестре. Однако в 1722 году Исфахан завоевывается предводителем афганских племен Мир Махмудом. Один из близких Мир Махмуда - Каримдод, увидев Хадиджу-султан, женится на ней[11]. Это событие потрясло и угнетало Али Кули Хана.

К сожалению, пока остаются не прочитанными страницы десятилетней биографии Валеха в период с 1722 по 1733-1734 гг.

Известно, что Валех в 1733-34 году переехал из Исфахана в Индию, где он остался до конца своей жизни.

Записки Валеха свидетельствуют о том, что он после обоснования в Шахджаханабаде (Дели), занимая должность амира, посвятил себя изучению истории и теории литературы, а также других гуманитарных наук вследствие чего он стал одной из известных личностей в культурной и литературной среде Дели. Валех хорошо владел арабским, фарси, урду и тюркскими языками, систематически штудировал научную и художественную литературу на этих языках[12]. Он сочинял стихи и составил диван (сборник стихов) в объеме 6-7 тысяч двустиший. Тематический диапазон его стихов широк: социальные, философские, этические. В них воспеты жизнь, любовь, искренность; они овеяны духом жизнелюбия, радости, изумления от красоты природы. Вместе с тем в них мотивы горечи, недовольства от притеснения, несправедливости, насилия и т.п. К примеру, нижеследующее четверостишие:

Гар чон равадам зи тан, нахохал мурдан,

В-ар хок шавад бадан нахохам мурдан.

Гуянд Аликум бимурд, ин галат аст,

Авхоми ту мурд, ман нахохам мурдан.

Перевод:

Хотя душа уходит из моего тела - не хочу умереть,

Хотя мое тело превратится в прах - не хочу умереть.

Если скажут: Али Кули умер, не верь, это нелепость

Твои подозрения скончались, а не хочу умереть.

Вместе с тем Валех остро критикует тех, кто не познал свою личность, не познал суть жизни:

Окилонро нест огохи зи холи хештан,

Хуфта доим хешро бедор мебинад ба хоб.

Перевод:

Невежды не осведомлены о своем состоянии,

Вечно спящие, во сне видят себя бодрствующими.

Мотив любви занимает главенствующее место в лирике Валеха. Конечно, в разработке этих мотивов наблюдается традиционные стиль изложения. Однако личные переживания Валеха от неудачной своей любви к Хадидже-султан занимают определенное место в его лирических стихотворениях. В них отражена искренность чувства поэта к своей возлюбленной.

Вместе с тем следует упомянуть, что после переезда из Исфахана в Индию Валех женится на другой женщине, у него были дети. Его дочь Гунобегим впоследствии стала сочинять неплохие стихи. В антологии "Субх-и Гулшан" (Заря цветника) сообщается, что Гунобегим сочиняла изящные стихи и приводятся их образцы. К примеру:

Чигар-пур сузу дил - пур хун, гиребон - чоку чон бар лаб,

Казоро шарм меояд зи сомоне, ки ман дорам.

Перевод:

Печень - наполнена жжением, сердце - кровью; воротник - рваный, душа подошла к устам,

Мне стыдно перед предопределением за такое свое "богатство".

Несмотря на это, Али Кули Хан Валех не смог позабыть свою первую любовь - Хадиджу-султан, посвящал ей стихи. Кроме того, он в своей антологии "Риёз-ал-Шуаро" (Сад поэтов) посвящает специальное место ей, пишет о своей любви к ней, о том, что она - Хадиджа - сочиняла стихи под псевдонимом Султан, а также о ее тяжелой судьбе. Эти строки Валеха полны искренности и сочувствий к ней: (сокращенно):

"Сей ничтожный слуга, поклонявшийся этому солнцу неба благочестия (т.е. Хадиджа), по причине коварства судьбы долгое время отдален от нее, в связи с чем несчастен и печален. В юности она (т.е. Хадиджа) была помолвлена с сыном дяди (т.е. за Валеха), однако по причине нашествия афганских племен в Исфахан рок разделил нас... Короче говоря, до ныне, т.е. 1162 г. х. - 1748-1749 г, она проживает в Исфахане. Свою любовь она иногда выражает в стихах. К примеру, нижеследующие строки принадлежат ее перу:

Афсонаи дарди ман агар гуш купи,

Аз Лайлию достонаш хамуш куни.

Вар киссаи дарди ин гаман бишнави,

Мачнуну хикояташ фаромуш куни[13].

Перевод:

Если услышишь историю моего страдания,

То забудешь Лейли и повести о ней.

Если услышишь историю моей печали и скорби,

То забудешь Меджнуна и рассказы о нем.

Молва о любви Валеха к Хадидже-султан так распространилась, что в 1748 г. один из друзей поэта - Мир Шамс ал-дин Факир Дехлави - написал поэму об этой любви. Эта поэма была известна Валеху, что подтверждает один из ее списков, на полях которого имеются автографы Валеха. Этот ценный список, по сообщению Ахмада Гулчина Маони, ныне хранится в личной коллекции иранского библиофила Джаъфара Султана[14].

Таким образом, история первой несчастной любви Валеха широко распространилась в тот период. Многие, понимая, сочувствовали Валеху, а некоторые посмеивались над ним (ибо дальнейшая судьба Хадиджи-султан была печальной: после смерти ее мужа - Каримдода - она выходила замуж несколько раз).

Однако Валех был верен любви к Хадидже-султан и поэтому после 1748 года отправил своего гонца в Исфахан, чтобы он сопровождал Хадиджу-султан в Индию - к Валеху. Хадиджа-султан с радостью приняла гонца и отправилась в Индию. Однако она, не добравшись до Дели, скончалась в г. Кирмоншах (ныне на территории Афганистана).

Али Кули Хан Валех, прожив всего 45 лет, скончался в 1756-1757 году. Он похоронен в Дели.

По утверждению современников, в том числе Сиродж ал-дина Али-хана Орзу, Валех был приятным собеседником, добрым, отзывчивым, милосердным и отважным человеком.

Другой его современник Абд-ал-хаким Лохури упоминает, что Валех был аккуратным даже в одежде, у него был очень красивый почерк.

Творческая деятельность Валеха продолжалась в основном в Индии. Он как поэт составил диван (сборник стихов), о котором шла речь выше. В 1748 году тридцатишестилетний Валех составил свою известную антологию "Риёз-ал-Шуаро" (Сад поэтов). Эта антология навечно ввела имя своего составителя в ряды литературоведов персоязычного региона. "Риёз-ал-Шуаро" (Сад поэтов) выделяется многогранностью, ибо она своей композицией отличается от многих других антологий типа тазкира: во-первых, в антологию включены трактаты по просодии, рифме, поэтических фигурах, как например, "Вофия фи илми аруз в-ал-кофия" (Обещанный трактат о просодии и рифме) Шамс ал-дина Факира Дехлави, во-вторых, в ней преобладают образцы наилучших газелей, касид, рубаи, китъа и маснави различных поэтов. Иногда так обильно приводятся эти образцы, что их можно принять за миниатюрные диваны того или иного поэта.

Эта особенность антологии особо подчеркивалась и самим составителем во вводной части: "Али Кули Хан Валех Дагистани ставит в известность, что цель составления антологии заключается в представлении большого количества замечательных стихотворений различных поэтов. В связи с этим, составитель ограничился лишь приведением, в основном, образцов газелей, касид, китъа, рубаи. Он не включил в антологию образцы маснави "Шахнаме" Фирдоуси, "Хамса" (Пятерица) Низами, "Сабъа" (Семерица) Джами, маснави мавлана Руми и др. Если бы он привел образцы из этих произведений, то объем антологии повысился бы еще на двадцать тысяч бейтов, а это затрудняло бы и переписку, и штудирование данной антологии."[15].

Следовательно, "Риёз-ал-Шуаро" (Сад поэтов) - это тазкира баёз, т.е. антология-хрестоматия.

В-третьих, в антологии уделено много внимания описанию исторических событий той эпохи, в которой жил и творил Али Кули Хан Дагистани. При составлении антологии "Риёз-ал-Шуаро" в распоряжении Али Кули Хана Валеха свыше 70 первоисточников - тазкира, диваны, научные трактаты, исторические хроники, мемуары. В том числе "Маджмаъ-ал-наводир" (Собрание редкостей), или "Чахор макола" (Четыре беседы) Низоми Арузи Самарканди, "Лу-боб-ал-албоб" (Сердцевина сердцевин) Мухаммада Ауфи Бухори, "Нафохат ал-унс" (Дуновение дружбы) Абдурахмана Джами, "Маджолис ал-нафоис" (Собрание утонченных) Алишера Навои, "Тазкират ал-шуаро" (Антология поэтов) Давлатшоха Самарканди, "Тухфаи Соми" (Сомов подарок) Саммирзы Сафави, "Хабиб ал-сияр" (Жизнеописание друзей) Хондамира, "Арафат" и "Каъбаи ирфон" (Каъба знания) Таки Авхади, куллиёт (собрание сочинений) и диваны (сборники стихотворений) Хафиза, Хусрава, Джами, Навои и мн. др.

Все это свидетельствует о том, что Валех тщательно готовился к составлению антологии "Риёз-ал-Шуаро". Именно поэтому его антология приобретает не только характер констатации художественных фактов, но в ней замечается исследовательская струя, т.е. автор-составитель выражает свою точку зрения по поводу отдельных литературоведческих проблем, вопросов поэтического мастерства и текстологически сопоставляет образцы поэтических произведений, включенных в своей огромный литературоведческий труд.

В "Риёз-ал-Шуаро" даны сведения о жизни и творческой деятельности не только персоязычных, но и тюркоязычных поэтов. Эта особенность также выделяет ее среди персоязычных антологий, составленных на Индийском субконтиненте.

В антологии можно встретить представителей литературы как персоязычных народов - таджиков, иранцев, афганцев, так и тюркоязычных -узбекского, туркменского, азербайджанского и кумыкского народов. Этот факт привлекает внимание тем, что он дает интересный материал для исследования вопроса взаимосвязей и взаимовлияния литератур народов Востока в средние века, а также в новое время.

В "Риёз-ал-Шуаро" Али Кули Ханом Валехом включены сведения о 2594 поэтах, живших в период с X по XVIII века. Среди них числятся такие корифеи литератур народов Востока, как Рудаки, Низами, Хафиз, Хусрав, Джами, Навои, Бедил, а также много молодежи, в особенности современники составителя антологии. Различные сведения имеются о поэтессах - Махасти, Лала-Хатун, Гулбадан бегим, Камила бегим, Бибихатун, Биби Орзу, Биби Заъфи, Айша, Махи, Нихони.

Составитель разместил поэтов по принципу алфавита "абджад". Объем биографических справок о поэтах различен: известным поэтам (Хафиз, Хусрав, Джами и др.) уделено большое место, а молодым малое. Из стихотворений поэтов выбраны те, которые характерны для творческой деятельности поэта или лее широко известны его любителям.

В связи с обилием образцов художественных произведений хочется упомянуть, что эти тексты взяты из источников, переписанных до XVIII века или же в первой половине XVIII века. Поэтому при текстологическом исследовании художественного наследия поэтов, упомянутых в антологии, крайне полезно сопоставить тексты источников, переписанных в последующие периоды, с текстами, помещенными в антологию, что позволяет выявить метаморфозу текста и определить варианты, близкие к авторскому.

При составлении антологии Валех просмотрел, как уже было упомянуто, большое количество художественной и научной литературы своего времени. Это дало возможность составителю Валеху не только изучить биографию поэтов, но и сопоставительно исследовать их наследие, размышлять над некоторыми вопросами теоретического характера, т.е. особенностями эволюции литературного жанра, ролью конкретного поэта в его развитии. Поэтому справка, посвященная Саади Ширази, привлекает внимание. Валех пишет (перевод):

"Покойный шайх Саади в искусстве красноречия был предводителем поэтов. Истина заключается в том, что никто не смог быть таким сладкоречивым, каким был Саади. Изобретателем искусства (жанра) газели является почтенный Шайх Саади. Правда, в диванах некоторых поэтов, живших до эпохи Саади, встречаются газели. Однако они являются сокращенными вариантами касид, названными газелями. Между тем сочинение газелей имеет своеобразный способ, который не имеет сходства со способами написания касиды. К примеру, создателем и изобретателем этого искусства - газели - является сам Шайх Саади... После него Ходжа Хафиз обновил это искусство (т.е. жанр газели) и вызвал смятение во всем мире. В эпоху Хафиза такие поэты, как Салмон Соваджи, применяли свои силы в этом жанре и создали изящные произведения. В последующие времена поэты, обращаясь к этому жанру, каждый внес новое в него...

К примеру, Бобо Фигони создал новый способ написания газели и достиг многого... После него Мирзо Соиб Тебрези, подняв знамя красноречия, положил начало новому способу сочинения газели, и он поднялся на такую высоту, что никто не смог сравняться с ним"[16].

Процитированные суждения Валеха об эволюции газели в персоязычной литературе во многом тождественны с выводами современных ученых по данному вопросу. К примеру, академик АН ТаджССР Абдулгани Мирзаев писал: "В развитии и усовершенствовании жанра газели с точки зрения формы и содержания наряду с социальными факторами сыграла существенную роль творческая деятельность и инициатива известных сочинителей газели XIII-XIV вв. Саади и Хафиза"[17].

Или же, Валех включил в антологию сведения о своем современнике Шайх Мухаммаде Али Хазин[18]. При указании отдельных недостатков его стихотворений Валех применяет интересный прием, т.е. он основывается и цитирует книгу Сиродж ад-дина Али-хана Орзу "Танзият ал-гофилин" (Насмешка нерадивых), где критикуют отдельные стихи Хазина. Этим самым Валех, с одной стороны, присоединяется к мнениям Сиродж-ал-дина Алихана Орзу, а с другой, дает возможность ознакомиться с состоянием литературной критики своей эпохи. Изучение справок Валеха о поэтах свидетельствует о том, что составитель антологии как бы подчеркивает преемственность наилучших традиций поэтов-предшественников. Именно поэтому, к примеру, можно наблюдать своеобразное продолжение традиций "Пятерицы" Низами в последующие века вплоть до ХУШ века. С другой стороны, сведения Валеха способствуют выявлению различного отношения последующего поколения к традициям. В этом отношении характерна справка о поэте Ходже Хидаятулле Рози, современнике сефевидского шаха Тахмасба. В справке[19] сообщается, что по поручению Тахмасба Ход-Хидаятулло Рози написал подражание "Пятерице". При этом поэт должен был соблюсти такое условие Тахмасба - двустишия поэм должны быть бессодержательными при полном формальном соответствии с предыдущими "Пятерицами". При соблюдении этих требований Тахмасб обещал вознаградить за каждый бейт по одному ашрафи (денежной единице в Иране). Если в бейте имелся какой-нибудь смысл, то в наказание за один такой бейт удалять один зуб Ходжи Хидаятулло Рози. Поэт согласился с этими условиями и написал произведение в подражание "Пятерице".

Многие двустишия отвечали требованиям Тахмасба, т.е. были бессмысленными. За такие бейты поэт вознаграждался в соответствии с обещанием. Однако при чтении поэм выявлялись двустишия, которые имели смысл. За такие двустишия, согласно договоренности, начали удалять зубы поэта. Вырвали три его зуба, а дальше при обнаружении бейта со смыслом в качестве штрафа взимали ашрафи, которые были подарены поэту. В подтверждение Валех приводит образцы таких бессмысленных двустиший из следующих поэм Рози: "Хусрав и Ширин", "Лейли и Меджнун", "Семь красавиц", "Искандарнаме".

Этот факт свидетельствует не только о падении, кризисе эстетического вкуса правящих кругов, но и подтверждает их усиление с целью оскорбления всего того прогрессивного, что было достигнуто в течение длительной истории.

Следовательно, антология Валеха предоставляет исследователю различные материалы для определения сложностей литературного процесса в средние века и новое время.

"Риёз-ал-Шуаро" представляет своего составителя как литературоведа-историка, так и литературного критика своей эпохи, ибо подобно другим антологиям, посвященным поэтам нескольких веков, "Риёз-ал-Шуаро" также состоит из двух частей - первая охватывает предшественников составителя, а вторая его современников. Исходя из этого, при составлении первой части автор антологии выступает как литературовед-историк, а при составлении второй части, посвященной современному ему литературному процессу, выступает как литературный критик, рассматривающий особенности литературной жизни посредством справок о каждом поэте и его творческой деятельности. Конечно, Валех выступал как литературный критик восточного средневековья со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Стало быть, многогранность антологии "Риёз-ал-Шуаро" является выражением эрудиции ее составителя - тридцатишестилетнего Валеха Дагистани.

Антология "Риёз-ал-Шуаро" как кладезь драгоценных материалов по истории литературы народов Востока, по изучению литературных связей народов Средней Азии, Ирана, Закавказья и Индии, в частности, имеет несомненное значение.

Антология "Риёз-ал-Шуаро" имела большую популярность на Востоке. Ее большой объем заставил Валеха составить второй, сокращенный вариант антологии, где сохранены справки о всех поэтах и приведены только полустишия из их произведений. Таким образом, появился сокращенный вариант "Риёз-ал-Шуаро"[20].

Кроме того, интерес к "Риёз-ал-Шуаро" Валеха во второй половине ХУШ в. возрос небывало. В 1780 году Камар ал-дина Сандуллах Хусайн Насири по просьбе Ричарда Джонса составил сокращенный вариант антологии Валеха и назвал ее "Лубби лубоб" (Лучшее из лучшего), добавив от себя справки о поэтах, не включенных в антологию Валеха[21].

В последующие века антология Валеха переписывалась различными каллиграфами и эти списки хранятся не только в фондах восточных рукописей Индии, Ирана, но и Англии, Германии, а также в личных коллекциях библиофилов[22].

Поэтому она заслуживает всестороннего исследования и издания ее отдельных глав.

Примечания

[1] Некоторые из них следующие: а) антологии: "Мардуми дида" Абд-ал-хакима Хокима Лохури, "Мадж-маъ-ал-нафъис" Сиродж-ал-дина Алихана Орзу, "Хизонаи омира" Гулом Али Озод Билгроми; б) исследования: Сайид Али Ризо Накави, Тазкира нависим форей дар Хинду Покистон, Техрон, 1968 г. (на персидском языке); Ахмад Гулчин Маони, Таърихи таскирахои форси, Ч. I, Техрон, 1970 (на персидском языке).

[2] Под этим же названием, т.е. "Риёз-ал-Шуаро", нам известна еще одна антология поэтов. Она составлена в конце XVI и начале XVII в.в. в Самарканде Мавлоно Мухаммад Содиком Содики Самарканди. О ней даются сведения в источниках ХУП века. Однако сама антология доныне остается неизвестной, не выявленной. См: Б.Валихожаев. Назаре ба таърихи адабиетшиноси дар Самарканд (Взгляд на историю литературоведения в Самарканде). -Труды Самаркандского госуниверситета, нов. серия, N 213, Самарканд, 1971, стр. 38-44.

[3] Ахмад Гулчин Маони. Таърихи тазкирахои форси, Ч. 1, стр. 657-658.

[4] Хамид Сулаймон. Маънавий бой-лигимиз - Хиндистон фондларида. - Сб. ст. "Адабий мерос", 1980, N 2 (14), стр. 38.

[5] Благодаря любезности Фозилы Сулеймановой мы смогли ознакомиться с этой антологией, за что выражаем ей искреннюю благодарность.

[6] 0 Валехе Дагистани имеется справка в 1 томе "Энциклопедия и совети точик", Душанбе, 1978, стр. 639.

[7] Антонова К.А., Бонгард-Левин Г.М., Котовский Г.Г. История Индии. М., Мысль, 1973, стр. 238.

[8] См: Иванов М.С., Очерки истории Ирана, М., 1952, стр. 82-115; Алиев Г.Ю., Персоязычная литература Индии, М., Наука, 1968, стр. 175-197; Сайд Эхтишом Хусайн, История литературы урду. М., ИВ Л. 1961, стр. 48 и сл.

[9] Следует заметить, что в "Риёз-ал-Шуаро" Валеха дана обширная справка о Сиродж-ал-дине Алихане Орзу и подчеркнуто наличие его дивана, состоящего из около 30 тысяч двустиший.

[10] Ахмад Гулчин Маони. Таърихи тазкирахои форси, ч. 1. Техрон, 1968, стр. 658-665.

[11] Гулом Али Озод Билгроми. Хазинаи омира, стр. 447-449.

[12] Валех пишет: "Дар авоили овораги ба Хиндустон чун бо касе малшир голибан шеър мехондам".

[13] Валех. Риёз-ал-Шуаро. Фотокопия, фонд ИР АН УзССР, стр. 366-369.

[14] Ахмад Гулчин Маони. Таърихи тазкирахои форси, Ч. Г., стр. 658.

[15] Валех. Риёз-ал-Шуаро, стр. 20.

[16] Указ. соч., стр. 321.

[17] А.Мирзоев. Рудаки ва инкишо-фи газал. Сталинобод, 1958, стр.73. Этой проблеме посвящены также работы И.С.Брагинского. См: Брагинский И.С. Из истории таджикской и персидской литератур. М., Наука, 1972, стр. 166-172.

[18] О нем см: Стори Ч.А. Персидская литература, т. П,ГРВЛ, М., 1972, стр. 918-922.

[19] Валех. Риёз-ал-Шуаро, стр. 922

[20] Ахмад Гулчин Маони. Таърихи тазкирахои форси, ч. 1. Техрон. 1970, стр. 665-666.

[21] Ахмад Гулчин Маони. Таърихи тазкирахои форси, ч. 2. Техрон. 1972, стр. 86-87.

[22] Ахмад Гулчин Маони. Таърихи тазкирахои форси, ч. 1. стр. 657-658.


Опубликовано: КНКО: Вести. Вып.2-3. Махачкала.2000. №2-3. С. 17-22.

Размещено: 24.12.2011 | Просмотров: 3377 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.