Кумыкский мир

Культура, история, современность

Патриарх фольклористики

Учёный, сберегший кумыкскую память

В прошлом году в свет вышла книга классика нашей фольклористики доктора филологических наук Абдулхакима Магомедовича Аджиева "Специфика, связи и типология кумыкского песенного фольклора в историческом освещении".

Так уж сложилось, что нередко бывает в наше непростое время, книга вышла на год позже запланированного времени, поэтому в выходных данных указан 2008 г. выпуска. Но разве можно опоздать на полку к благодарному читателю? Ни в коем случае! Вот так и здесь. Книги, посвященные нашему древнему фольклору, всегда ко времени, всегда актуальны и современны, особенно же когда их авторы, такие крупные общепризнанные специалисты, как Абдулхаким Аджиев, более полувека собирающий по крупицам и изучающий наше устное народное творчество. Его перу принадлежит немало книг, полных ярких красок, глубоких мыслей и выводов, и что самое важное - подлинных открытий.

Месяца полтора назад, даря свою новую книгу, Абдулхаким Магомедович сказал мне: "Хотя я вовсе не собираюсь останавливаться на достигнутом и считаю, что мне пока рано подводить итоги, но проанализировать уже проделанную работу - самое время. Эта книга и является таким анализом". Прочитав работу, я согласился с автором. Действительно, книга во многом напоминает лабораторию, в которой открывается подлинная цена ранее незаметных драгоценных металлов и самоцветов. Меня как историка особенно заинтересовала и обрадовала попытка автора во введении связать эволюцию фольклора с теми историческими этапами и знаково-эпохальными событиями, которые пережил кумыкский народ. Это и принятие ислама, и беспрестанные войны, и присоединение к России, и ломка прежних веками устоявшихся общественных отношений. На страницах своей книги автор показал, насколько живо и остро реагировали безымянные певцы прошлого на каждое из этих событий и насколько сами эти события повлияли на фольклор. Тем самым подчёркнута тесная взаимосвязь народного творчества с историей нашего народа, а ведь фольклор не менее ценный источник информации о прошлом, нежели письменные документы. Зачастую именно фольклор наиболее объективно отражает восприятие массовым сознанием тех или иных перемен в жизни общества и личностей, эти перемены олицетворявших. По сути, фольклор - это археология народной памяти.

Абдулхаким Аджиев в процессе своей работы обнаружил очень интересные, порой совершенно неожиданные типологические совпадения между народными произведениями кумыков и других тюркских и не только тюркских народов. Особенно примечательно то, что в некоторых случаях он не пишет о них прямо, оставляя за читателем право развивать его мысль и чувствовать себя соучастником весьма любопытного и плодотворного исследования. Вот взять, к примеру, авторские строки на странице 232, рассказывающие о приходе в конце XIX в. на смену прежнего - героическим песням - нового сатирического жанра. Новые народные песни в этот период пародируют прежнюю эпическую культуру с её идеалом храбреца-наездника, этакого кумыкского варианта европейского рыцаря. Автор совершенно справедливо связывает появление нового жанра с упадком патриархальных феодальных традиций. Нечто подобное лет за триста до этого происходило на далёком Пиренейском полуострове, где на смену Амадису Галльскому и рыцарям круглого стола пришёл одновременно смешной и трогательный образ Дон Кихота Ламанчского. Подобно тому, как испанский странствующий рыцарь боролся с ветряными мельницами, принимая их за великанов, так и кумыкские наездники, подобно ему, придясь не ко времени в новых капиталистических условиях, воевали не с несметными вражескими полчищами, а с ежами, и вместо прежнего сбора ясака (дани) крали старых гусей. Вот вам и знаковая параллель между литературными традициями и жанрами. Мне, конечно, возразят, что "Дон Кихот" - это произведение не народное, а авторское и, как известно, его автором является Мигель Сервантес. Но отвечу: в истории Испании практически не было более народного писателя, чем Сервантес, и более народного произведения, чем "Дон Кихот". Эта книга выросла из той же почвы, что и львиная доля фольклорных произведений, из элементарного наблюдения за жизнью народа, его интересами, заботами и чаяниями. Аналогом такой близости к устному народному творчеству у нас является творчество Йырчы Казака, в стихах которого, кстати, также можно обнаружить нотки, во многом напоминающие творение Сервантеса. Это, например, столь же резкое и ироничное осуждение лишённых всякого смысла празднеств и развлечений скучающей и вырождающейся знати и та же грусть об ушедших в прошлое истинных бескорыстных и мужественных атолу-вождях народа.

Анализ кумыкских народных песен А.М. Аджиев проводит в сравнении с аналогичными эпическими произведениями других народов. Как установлено автором, для нашей фольклорной традиции не чужды мотивы о нанесении смертельного удара последним из поверженных врагов, об особом уязвимом месте почти непобедимого героя (сравните с "ахилессовой пятой"), долгой отлучке героя и его одиночестве, такие мотивы характерны и для фольклора многих других народов. В последней главе автор анализирует мотивы поступков героев народных произведений, эволюцию персонажей и сюжетики, элементы стихосложения, так называемые параллелизмы и тропы.

Если быть кратким, в этой замечательной книге, со сложным названием "Специфика, связи и типология кумыкского песенного фольклора в историческом освещении", читатель обнаружит прозрачный источник народной мудрости, познакомится с множеством героев, среди которых мужественный Айгази, стойкий Абдулла, великодушный Эльдаруш, загадочный пастух Минкюллю, Карт-Кажак и Максуман. Поэтому я настоятельно рекомендую каждому читателю нашей газеты прочесть эту и все другие научные работы Абдулхакима Аджиева, ибо мы не должны ничего растерять из нашего великого наследия. А в том, что оно великое, нет никаких сомнений. Как сказал как-то сам автор рецензируемой мной книги: "У нашего небольшого народа песен и сказаний ничуть не меньше, чем у больших многомиллионных народов".

В конце хотел бы сказать о том, что в этом году Абдулхакиму Магомедовичу Аджиеву исполняется семьдесят лет. Потому не могу не написать о том, что есть люди, которых необходимо при жизни удостаивать почести именоваться национальным достоянием. Не убоюсь этих слов, пусть Абдулхаким Магомедович не считает это лестью, но я лично считаю - Всевышний оказал нашему народу величайшую милость, подарив его в качестве нашего соплеменника. И он, безусловно, является нашим национальным достоянием. Делать сравнения - вещь неблагодарная, но иной раз без таких сравнений невозможно понять глубину явления. Был такой замечательный финский собиратель народных песен Элиас Лёнрут, который особенно высоко почитается у себя на родине за то, что спас от забвения тысячи народных песен, составивших знаменитую финскую "Калевалу". Так уж получилось, пусть финны не обижаются, но у нашего народа песен так много, что один человек никогда бы не смог их все собрать. Поэтому их собиранием занималось не одно поколение ученых, поэтов и писателей. Среди них Йырчы Казак, Мухаммед-Эфенди Османов, Абусупьян Акаев, Юлиус Немет, Алимпаша Салаватов, Аткай Аджаматов, Абдулхаким Аджиев и ещё несколько талантливейших представителей нашего народа и всего человечества. Пусть Абдулхаким Магомедович в отличие от Лёнрута и не первый, но само нахождение в одном ряду с вышеперечисленными мастерами слова и мысли уже величайшая честь для любого человека. Поэтому особенно примечательно то обстоятельство, что в этом году мы одновременно отмечаем юбилей не только Абдулхакима Аджиева, но ещё Казака (180 лет), Аткая Аджаматова (100 лет) и Юлиуса Немета (120 лет). Так что 2010 год можно с полным основанием объявить годом кумыкского фольклора.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена". 29.01.2010.

Размещено: 29.01.2010 | Просмотров: 3720 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.