Кумыкский мир

Культура, история, современность

К этнополитической истории кумыков в составе Золотой Орды (XIII- XV вв)

Этнополитическая история кумыков - народа во всех отношениях исторического - пока еще не исследована. Зародившаяся в трудах Мухаммеда Аваби Акташи (XVII в.), Кадир-Мурзы Кяхулайлы (XVIII в.), Девлет-Мирзы Шейх-Али (XIX в.), Джамалутдин-Хаджи Карабудахкентли (начало ХХ в.), Абдуллы Тамая (перв. пол. ХХ в.) национальная историография в советский период не получила должного развития. В изданных в этот период "Историях Дагестана" этногенез и этнополитическая история кумыков освещены довольно однобоко и тенденциозно. А ключевой этап этнополитического развития и формирования кумыкской феодальной народности в составе великой державы своего времени - Золотой Орды (XIII-XVI вв.) в целом в исследованиях не ставился и не рассматривался.

Наш доклад, имеющий во многом постановочный характер, посвящается именно этому этапу.

Кумыки значатся среди покоренных монголами народов и земель в списке Плано Карпини уже в 1245-1247 гг. [Карпини 1957: 57]. Плано Карпини называет среди завоеванных монголами земель и один из главных городов кумыков - Тарки (кум. Tarğu), известный еще с гуннских времен [Гаджиева 1961: 48].

Кумыки и другие их степные сородичи, составлявшие основное население бывшей северокавказской Кумании (или Кумыкии) [Витсен 1692: 377, 454] после монгольского завоевания были включены в т.н. седьмой или черкесский (кипчакский, хазарский улус), которым владел брат Бату хана - Берке. Улус этот, как было принято в государстве монголов, делился на два крыла: правое - "sag kol" и левое - "sol kol". На территории Приморского Дагестана, охватываемой правым крылом, было создано особое владение вроде пограничного округа. Считается, что во главе его был поставлен один из внуков Шибана (Чобана) сына Джучи - Токта (Тохтар), командовавший особым сторожевым войском, охранявшим Каспийские географические ворота [Магомедов 1994: 85] Тарки и Дербент. Здесь монголы держали значительный воинский гарнизон. Есть основания полагать, что Тарки, очевидно, являлись "инджу", т.е. удельным владением золотоордынских ханов [Алиев 2001: 12].

Весь этот огромный черкесский улус, видимо, был поделен на многочисленные административные области (вилаеты), за основу которых, по всей видимости, были взяты существовавшие до прихода монголов сюда этнополитические, территориальные образования местного населения и их правителей. Ибо известно, что монголы, покоряя все новые народы и земли, проводили политику опоры на союзников в лице местной феодальной знати. С их помощью они рассчитывали укрепить и сохранить деспотическую власть ханов над покоренными народами. По свидетельству араба Эль-Омари, подобные же взаимоотношения существовали между правителями куман, черкесов, алан с ханами Золотой Орды.

"Они (черкесы, аланы), пишет Эль-Омари, - не в силах сопротивляться султану этих стран (т.е. Золотой Орды - К.А.), и потому (обходятся) с ними как подданные его, хотя у них и есть (свои) цари. Если они обращались к нему с повиновением, подарками и приношениями, то он оставлял их в покое, в противном же случае делал на них грабительские набеги и стеснял их осадами" [Тизенгаузен 1941: 231].

Так, по тексту тимуровского историка Низаметдина Шами, например, можно судить о существовании в составе Золотой Орды на Северном Кавказе и в Дагестане в период до и после нашествия Тимура следующих областей (вилаетов), населенных кумыками и их соплеменниками: 1) "Область Гази Кумуклук" ("Гази Кумуклук вилаети") с центром, очевидно, в Тарках и правителем ("раис") назван "Сокал" (Шаухал), упоминаемыми тимуровскими историками; 2) "Область Мамукту" (Засулакская Кумыкия); 3) "Область Кайтак"; 4) "Область Симсим" (правитель Мухаммет сын Гайырхана); 5) "Область Бораган-Маджары" с правителями Буриберди и Буракан; 6) "Область Капчыгай" с центром в г. Джулат (Татар-и Шехир), правителем которого в тимуровскую эпоху был Бораган-хан; 7) "Область Пулада" или Бек-Болат-хана; 8) "Область Эркувен"; 9) "область Чдур Казак" [Шами 1992: 12-18].

Все эти вилаеты в Составе Золотой Орды, разумеется, были тесно связаны между собой как в силу этнического состава населения, находящихся в родстве господствующих элит, так и социально-политического устройства, существовавшего в Золотой Орде. Кроме того, все они наследовали многие из прежних культурных достижений, в том числе единый письменный тюркский язык золотоордынского государства со всеми его атрибутами. В каждом из указанных вилаетов правителями являлись представители правящих этнических кланов, в той или иной степени связанных родством с чингизидами.

Кумыки, несомненно, принуждены были принять власть монголов и взаимодействовать с ними. Они, как и аланы, маджары, естественно, стали данниками золотоордынских ханов [Сафаргалиев2002: 303]. Указывая на это, кумыкский историк Джамалутдин Хаджи Карабудахкентли пишет: "Северный Дагестан состоял в подчинении царей Золотой Орды до 793 г.х. (1391 г.)". И далее: "Действуя по законам "Тёре" своего великого хана Чингиза, шамхал служил хану и находился в подчинении ему" [Оразаев 2001: 53, 62].

Но все же кумыкам, их правителям, очевидно, все же удалось отстоять свою внутреннюю автономию, относительную самостоятельность. На это указывает и Я. Рейнеггс (XVIII в.), который пишет, имея в виду, прежде всего кумыкские и др. земли, что во времена "татарского нашествия при Чингис-хане ни сии провинции, ни же владетели их никакой перемены не претерпели, только часть оных пришельцев смешалось с жителями страны сей..." [Дагестан 1992: 266]. Дагестанский историк Али Каяев, располагавший неизвестными списками "Тарих-и Дагестан", на этот счет указывал, что в 634 году хиджры (1236/1237) монголо-татары отстранили прежде правившую династию, а правителем назначили своего ставленника вновь с титулом "шамхал" и что тот происходил из рода Чингиз-хана. С этого времени и установилась в Дагестане, т.е. в Кумыкии, власть "татарских шамхалов" [Каяев 1990: 15]. Другие авторы и источники уточняют это. По данным одного из отпрысков кумыкского правящего рода шаухалов Али Кули Хана Валеха Дагестани (XVIII в.), хорошо знавшего восточные источники и свою родословную, "воцарение (восхождение на престол) его предков в Дагестане состоялось после 1258 г." [Валех 1756: 36]. Кумыкский историк Джамалутдин Карабудахкентли уточнял: "То обстоятельство, что в Дагестане избрали (своими правителями) род Чингиза и назвали их именем "шавхал-хан", исходило из установившейся тюркской, татарской генеалогической традиции... Род Чингиза почитался среди них так же (высоко), как курайшиты среди мусульман" [Оразаев 2001: 55].

Однако, вопрос, кто же был родоначальником "татарских" шаухалов и какому конкретно роду чингизидов он принадлежал, остается неясным.

Наша гипотеза заключается в том, что упоминание имени-титула "шаухал" ("шевкал", "саукал") в относительно ранних и более поздних золотоордынских ("тюрко-татарских") источниках не является случайностью. Можно предположить, что в период монгольских завоеваний термин "шаухал" у кумыков был наследуемым именем-титулом, т.е. он использовался одновременно и как имя, и как титул [Алиев 2008: 22-31]. Это видно и в случае с царевичем Шевкалем золотоордынских исторических источников и русских летописей. Относительно его известно, что он был сыном Тудана (рус. Дюдень), внуком хана Золотой Орды Минг-Темира, правившего в 1265-1282 гг. [Сафаргалиев 2002: 333,520] и приходился двоюродным братом хану Узбеку (1312-1342 гг.).

Считается, что Тудан (рус. Дюдень) был властелином г. Татар-Туп (Нижний Джулат) и целой области в составе Золотой Орды. Не случайно, Э. Челеби, ссылаясь на Мирхонда, Шереф-Хана и на сведения "Татарханийе", указывает, что "в древние времена столицей падишахов Дагестана был именно этот город" [см. Güneş 1973: 75,76]. Этот край Э. Челеби называет "областью Дадьяна" ("Dadyan iraki") [cм. Güneş 1973: 76-79]. По свидетельству Э. Челеби в окрестностях этого города еще в середине XVII в. находились "священные могилы" предков, которые оберегались смотрителями-тюрбедарами из кумыков [см. Gunes 1973: 78]. Сюда еще в XVII в. совершали свои паломничества "многочисленные дервиши из Дагестана", а кумыкские правители (шевкалы) выходили еще в XVI в. с инициативами к своим сородичам крымским ханам - помочь им восстановить разрушенный Тимуром "один из лучших тюркских городов" (Ибн Батута) - Маджары, где еще в конце XVI - начале XVII в. существовали "семь мечетей татарских", в том числе и "мечеть Аиса Ахмет" [см. Книга. 1950: 50, 88-92], очевидно, имени Ахмеда Есеви, прозванного "тюркским пророком".

Таким образом, осторожно можно предположить, что династия "татарских" шаухалов ("дагестанских падишахов"), или "шевкаловых детей" могла происходить из рода Шавкала сына Дюденя, в восходящей своей линии связанной с младшим сыном Джучи Тока-Тимуром (1291-1312). Подкрепляет нашу гипотезу и сведения, содержащиеся в некоторых источниках. Так, известное историческое сочинение Халим Герея Султана "Гюльбин-и Ханан" (перв. пол. XVIII в.) связывает происхождение шаухалов с чингизидами [Cevdet 1997: 28; История 1888: 51-52]. Автор же сочинения "Risale-i Ahval-i Dağıstan ve Mosko ve ahval-i sayire" (XVIII в.) Мехмет Эфенди (Волынский) вносит очень важное уточнение о том, что и крымские ханы, и кумыкские шаухалы "происходят из одного и того же чингизидского рода" [Меhmed XVIII: 5]. С. Броневский также указывал, что "Кумыки, чаятельно род свой вели от Кыпчакских колен или Золотой Орды". А "роды кумыкских князей почитаются после Кабардинских за знатнейших между горскими народами. Из оных избираемы были Шамхалы..." [Броневский 1823: 191,192]. В.Ф. Минорский в отношении кумыков прямо указывал, что "правители этих тюрков, носившие титул шамхал, по происхождению являются кипчаками" [см. Алиев 1999: 81]. Известно, что именно из рода батуханидов происходили первые независимые ханы Крыма и Северного Кавказа Абдулла Хан и его сын (а по другим сведениям - брат) Мехмет Булак Хан, правивший в течение 1360-1380 гг. (20 лет!). Конец их власти в 1380 г. положил Тохтамыш Хан.

Однако в 1390 г. Бек-Болат-Хан (эс султан\' ал адил Бик Пулад Хан) [Agat 1961: 11] "из рода Бату, Тока-Тимура из западно-кыпчакской орды" (Стенли Лен-Пуль), провозглашает себя независимым ханом. Он правил в Крыму и на Северном Кавказе с небольшими перерывами около 6 лет [Agat 1961: 13]. Турецкий историк Шерафеттин Эрель в своей книге "Дагестан и дагестанцы" отмечает, что он (Бек-Болат-Хан) был командующим тохтамышевских войск, захвативших в 1385 г. Азербайджан и Тебриз [Erel 1961: 87].

В период тимуровских походов (1395-1396 гг.) Бек-Болат-Хан ожесточенно защищал свою "неприступную крепость Кабчагай", которая по одной из версий находилась в Кумыкии (Дагестан) [Kırzıoglu 1993:520] а по другой - в Пятигорье, где Бек-Болат-Хан был пленен и отправлен, как сообщается, в кандалах в Дагестан [Agat 1961: 13], где к тому времени в сражении с тимуровскими войсками был убит и правитель золотоордынской области "Гази-Комуклуг" ("Gazi Komukluk vilayeti") под именем "Шаухал" ("Сокал") [Sami 1987: 200].

В рассматриваемую эпоху известен и правитель "народа асов" Буракан (Бораган) [Sami 1987: 181], - "один из потомков золотоордынских ханов", с именем которого связывается погребение в мавзолее брагунских ханов Борга-каш [Гребенец 1913], что ныне на территории Ингушетии. Согласно надписи над входом, датированной 808 г.х., т.е. - 1405-06 г., имя погребенного - Бек-Султан б. Худайнад. По мнению этнографа Л.И. Лаврова, Бек-Солтан Худайнатов был скорее представителем "бораганской знати, пережившей опустошительное нашествие Тимура (1395-1396 гг.)" [Лавров 1982: 187]. Следовательно, в данном случае речь может идти об одном из ханов бештавских (брагунских) кумыков. Родным городом этого хана считался Татар-Туб - Нижний Джулат [Гребенец 1913], название которого, как правильно указывают ученые [Мизиев 1986: 111] восходит к названию племенного объединения Дуло или дулат, существовавшего еще среди гунно-булгар, т.е. предков борганов, владевших еще в раннем средневековье районами Северного Дагестана, Терско-Кумскими степями и Прикубаньем.

Из изложенного выше следует обычный для историка-этнополитолога вывод о том, что при монгольском завоевании, в Золотой Орде, кумыкам удалось отстоять свою некоторую этнополитическую самостоятельность и свой социально-политический уклад, выражавшийся не только в том, что их правители (шаухалы) согласно древней наследственной традиции, берущей свое начало еще у их гуннских предков в эпоху Ануширвана, отмеченной еще в Огуз-наме (вариант Муслихитдина Лари) [Kırzıoğlu 1992: 11-12] избирались народом, но и в том, что Кумыкия в составе Золотой Орды, как показывают источники, пользовалась некоторой административной автономией, сохраняла свое имя и экономику, свои города и правителей.

Однако этническая ситуация на Северном Кавказе и этнополитическое развитие кумыков в корне были дестабилизированы в период нашествия Тимура на Золотую Орду. Сведений, освещающих этот период истории кумыков, в источниках не так уж и много. Но известно, что в результате тимуровских походов на Кавказ историческая Кумыкия, границы которой в "Дербент-наме" определяются на севере городами Маджары, Джулат (Татар-Туп), на юге Анжи и Темир-Капы (Дербент) и сам кумыкский этнос были разгромлены, а земли опустошены. Складывавшаяся "хазаро-кумыкская феодальная народность" (выражение И. Пантюхова), включавшая в себя предков современных кумыков, балкарцев, карачаевцев, крымских татар была фактически расколота. Вполне возможно, что именно тогда и появились в обиходе этнические термины "арияк" и "берияк". Одна часть этноса (балкарцы, карачаевцы), оставив "плодородные земли от Азова до Дербента" ("прикумские степи", "Бораган", "Кырк-Маджар", "Кумыкская равнина"), которые она занимала до этих событий, вынуждена, была обустраиваться в ущельях Эльбруса, в бассейнах рек Черек, Чегем, Бахсан и Кубань до того, как черкесы пришли в Кабарду. Об этом говорят зафиксированные в различных источниках многочисленные предания и сведения [Адыги 1974: 330-337, 421, 429].

И, напротив, на покинутые ими "безымянные земли" "продвинулись" другие, в частности, адыгские племена, возглавляемые т.н. "черкесскими князьями" - этническими кипчаками (половцами), обретя здесь свою новую родину - Большую Кабарду [Адыги 1974: 407].

Воспользовавшись сложившейся ситуацией, наиболее крупная и подвижная часть адыгских племен - кабардинцы - после трагических событий на Центральном Кавказе в XV- XVI вв. начала интенсивно расселяться по всему Центральному Предкавказью, вплоть до реки Сунжи. Вот что писали кабардинские ученые XIX века: По сказаниям, кабардинцы встретили на новых местах татарские (кумыки, балкарцы, карачаевцы - К.А.) поселения, отодвинули их в степи или заперли в горных ущельях, а сами поселились на их местах. Из всех разнообразных рассказов можно сделать, таким образом, одно только несомненное заключение: кабардинцы (адыги) не были исконными жителями Кабарды, а откуда-то сюда переселились. Считается, что кабардинцы заняли эти места не раньше XV века или начала XVI века [Ртвеладзе 1973: 20-21; Нагоев 1974: 123] . Начали переселяться с гор на плоскость и осетины [Берозов 1980:11, 16]. Но вскоре, в результате экспансии кумыков в северном направлении самые пределы расселения кабардинцев по берегам Сунжи стали значительно сокращаться, и восточные границы их стали пролегать в моздокских степях.

Какая-то часть (будущие "городские и горные крымские татары"), покинув прежние места в Татар-тубе, переселилась на полуостров Крым и Херсон. Об этом имеются сведения в позднесредневековой кумыкской (дагестанской) хронике "Дербенд-наме" "отца кумыкской историографии" Мухаммеда Аваби Акташи, содержащей полный список городов исторической Кумыкии (Кавказской Хазарии). В этом списке наряду с городами Семендер (т.е. Тарху), Анжи, Эндирей, Ихран названы и Большой и Малый Маджары на р. Куме, Нижний Джулад (локализуется на правом берегу Терека, в районе г. Майского) и Шехр-и Татар (Татар-Туб, локализуется на левом берегу Терека близ ст. Змейской РСО-А). [Шихсаидов 1993:18]. В нем сообщается следующее: когда был "разрушен этот город (Татар-Туб. - К.А.), его народ стал подвластен крымскому (татарскому) хану: большая часть крымского народа вышла оттуда... ".  Я. Рейнеггс пишет о городе Татар-Туб: "жители онаго, оставив жилища свои, поля, поселились в том месте, где ныне находится Херсон" [Дагестан 1992: 263]. И далее: "Татарская история повествует, что они, наконец, завладели Тавридою и по имени предводителя называли они полуостров Кирим, сами же они, назвавшись по имени города своего Татара, татарами, также новое получили название и сделались известными под именем крымских татар" [Дагестан 1992: 263]. Следует, однако, уточнить, что в Крым с Татар-Туба выселилась, очевидно, только часть этого кумыкско-татарского племени, известного у кумыков и крымских татар под именем "борагъан" (борган, баргын, барын). Его немецкий историк Тунманн называет "древней ордой, которая сражалась в 1396(7) за Тохтамыша против Тимур бега" [Тунманн 1784: 26]. Часть же татарского населения области Бораган-Маджары, этнических кумыков после разгрома Тимуром города Маджар на Куме бежала, очевидно, на север, в Поволжье и Прикамье, о чем говорят многие факты, общность этнотопонимики, языковые данные. Город под названием Гиччи-Маджар существовал на Сулаке и на реке Чумлу (ныне Новолакский район РД).

Другим последствием названных этнических процессов стало возникновение условий для проникновения и расселения в притеречных, присунженских "безымянных землях" предков будущих т.н. равнинных чеченцев и ингушей [Багаев 1961: 67; Кобычев 1977: 184]. В результате здесь произошло смещение вайнахского и кумыкского элементов. Этому доказательством наличие среди современных чеченцев более 20 тейпов, имеющих кумыкское происхождение [Гусейнов 2001: 20-24].

С вышеописанными процессами, очевидно, было связано и возникновение в низовьях Терека и т.н. постзолотоордынского кумыкского удельного владения - Кавказская Тюмень, правитель которого прозывался "тюменский шавкал" [Лавров 1976: 163]. Правда, В.Н. Татищев идентифицирует это владение или провинцию с бывшим "королевством Куманским" [см. Татищев 1979: 172], а историк М.Г. Сафаргалиев твердо полагал, что Тюмень на р. Терек возникла на месте лагеря ханского темника - начальника десятитысячного гарнизона [Сафаргалиев 2002: 348].

Другим последствием нашествия Тимура стало отторжение от Золотой Орды ее южных областей ("Гази-Кумуклук" и "Кайдак"), которые до 1443 г. находились под властью тимуридов. Эти области (Южная Кумыкия) Тимуром были отданы под управление своему сыну Миран-Шаху [Gökce 1979: 15]. С. Броневский со ссылкой на тимуровского историка утверждал, что кумыки, составлявшие сильное колено, покорились Тимуру "вместе с коленом Мамкату" [Броневский 1823: 190-191].

Кумыкский историк Дж. Карабудахкентли, пользовавшийся ему доступными восточными источниками, также указывал: "После того, как Хромой Тимур одержал победу над ханом Тохтамышем, отделились южный Дагестан и его север(ная) часть, а также другие города (области) Кавказа и подпали под власть его сына Мухаммада Амираншаха... Дербент и окружающие его места он (Тимур - К.А) поручил своему сыну Амираншаху. Дагестан стал под властью Амираншаха, размешавшегося в Тебризе, и этот сын Тамерлана проводил (здесь) в Дагестане свои законы и свою политику" [Оразаев 2001: 54]. Это подтверждается и нумизматическими данными. Так в Таджикистане была найдена редкая монета, чеканенная в Дербенте, на которой выбито: "Султан Махмуд-хан, да продлит Аллах его царствование, великий эмир Тимур" [Подольский 1980:]. Видно, Дербент попал под сферу влияния Тимуридов. Более того, признавая хозяйственно-экономическое и стратегическое значение Дербента, а также возможность использования этой крепости для прикрытия своих владений в Закавказье и Иране от нападений Золотой Орды, Тимур весной 1396 г., покидая Северный Кавказ, приказал воздвигнуть в Дербенте оборонительные сооружения и укрепить стены города [Тизенгаузен 1941: 124, 187].

Исторические данные позволяют утверждать, что кумыкские правители "колена Мамкату" и под властью тимуридов продолжали сохранять свой прежний статус и привилегии. Об этом свидетельствует все тот же Н. Шами, который пишет, что Тимур "утвердив за ними (эмирами кумыков - К.А.) область(!) и дав им ярлыки (!), отослал их назад". И в данном случае мы опять-таки, видим, что Тимур, решая вопросы престолонаследования у кумыков, впрочем, как и в других, хорошо известных из источников случаях, строго следовал династическому принципу. Известно, как и у остальных тюрков, у кумыков никто не мог претендовать на престол, если не происходил из рода "татарских шаухалов", т.е. чингизидов [Mehmet XVIII].

Весьма показательно в этом плане то, что Иоанн де Галонифонтибус, архиепископ Султании (Иран), побывавший на Северном Кавказе в начале XV в., после известных событий, связанных с тимуровским нашествием, и последние годы проведший в Крыму, "среди провинций Великой Татарии" называет и Кумыкию наряду с Куманией и Хазарией (очевидно, Крым) [Галонифонтибус 1404], что лишний раз подтверждает наш тезис о сохранении кумыками и их правителями своей административной автономии и после тимуровского нашествия. И такой статус они, по всей вероятности, сохраняли до провозглашения своей независимости и образования Тарковского кумыкского государства (Девлет-ит Шаухалиййе).

Как сообщают источники, вышеуказанное событие произошло после поражения и гибели Миран-Шаха в войне с туркменами Ак-Коюнлу в 846 г.х. или в 1442/43 г. и почти что совпало по времени с образованием независимого Крымского ханства во главе с Гази-Гереем. Воспользовавшись сложившейся благоприятной ситуацией, кумыки "избрали себе хана из рода Чингиз-хана, которого величали по своему "шаухал" [Halim 1871: 11-16; Cevdet 1992: 279-280; Togan 1961: 352-354; Gökce 1979: 15].

Шаухалам, очевидно, удалось установить свою власть в обширном историческом этноареале расселения кумыкских племен. Им платили дань (ясак) почти все местные феодальные правители, как на это указывает Мухамед Рафи [Шихсаидов 1993: 30, 102]. В подвластную им территорию входили бассейны рек Кумы, Терека, Койсу-Сулака, вплоть до Дербента, где проходила граница бывшей Золотой Орды. Это отражалось и в титуле кумыкского шаухала. По сведениям Я. Рейнеггса, кумыкский шаухал в старину носил титул "главноначальствующего князя (царя.- К.А.) и повелителя всего Кавказа и земли Тест-Кипчакские, даже до последних пределов Ширвана" [Дагестан 1992: 265].

С момента возникновения независимого государства (сер. XV в.) шаухалы Тарковские берут на себя миссию собирания кумыкских земель и объединения всех разрозненных кумыкских феодальных владений и уже с конца XV в. становятся крупнейшими владетелями Дагестана, положив начало существованию единого феодального образования с единым языком (къумукъ тил), единой территорией (Къумукъ Эл), единой материальной и духовной культурой. В рамках этого феодального образования уже к концу XVI - началу XVII в. и происходит окончательное завершение процесса формирования кумыкской феодальной народности с общим устойчивым этнонимом "Къумукъ" ("Къумукълукъ"). Последний в качестве этнополитонима и закрепился окончательно за государством шаухалов "Девлет-ит Шаухалийе" (Э. Челеби) - "Къумукъ" ("Къумукъ Эл", "Къумукъстан"), а в русских источниках - "Кумыки", "Кумыцкая земля" ("Шевкальство").

В заключение хотим отметить, что в силу не изученности этнополитической истории кумыков, к сожалению, Тарковское шаухальство в изданных в последние годы в Татарстане и Турции работах по истории тюрко-татарских государств не упоминается вовсе. Между тем оно, несомненно, является одним из постзолотоордынских образований, возникших в результате распада Золотой Орды, одним из прямых наследников ее прежних культурных достижений, в том числе единого письменного тюркского языка ("тюрки"), религии и традиций и заслуживает себе пристального интереса и углубленного изучения.

Список литературы

Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII- XIX вв. / Составление, редакция переводов, введение и вступительные статьи к текстам В.К. Гарданова. Нальчик. 1974. (АБКИЕА)

Алиев Б.Г., Умаханов М.-С. К. Историческая география Дагестана XVII - начала XIX вв. Махачкала. 1999.

Алиев К.М. Таргу-наме. Махачкала 2001.

Алиев К.М. Дорогой тысячелетий. Кумыки и их этнородственные связи. Махачкала. 2004.

Алиев К.М. Шаухалы Тарковские. Страницы кумыкской родословной. Махачкала. 2008.

Багаев М.Х. Население плоскостной Чечено-Ингушетии накануне окончательного переселения вайнахов с гор на плоскость // Археолого-этнографический сборник. Грозный. 1961.

Берозов Б.П. Переселение осетин с гор на плоскость. Орджоникидзе. 1980.

Броневский С. Новейшие исторические и географические известия о Кавказе. М. 1823.

Валех (см. Валиходжаев Б.Али Кули Хан Валех Дагестани и его антология "Риёз ал-Шуаро" "КНКО: Вести", вып.2-3.Махачкала. 2000.

Галонифонтибус И. Сведения о народах Кавказа. Извлечения из "Книги познания мира". 1404. Баку. 1980.

Гребенец Ф. Г. "Борга-Каш" // Терские ведомости. 1913, №234.

Гребенец Ф. Курганы в окрестностях станицы Змейской // СМОМПК. Вып.44. Тифлис. 1915.

Гусейнов Г.-Р. А.-К. "Тарковские юные молодцы" чеченских героических сказаний и проблемы этнической географии Северо-Восточного Кавказа XVI-XIX вв. // КНКО: Вести, №2-3. 2001.

Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов. Махачкала. Составление, введение и предисловие В.Г. Гаджиева. 1992.

История родов русского дворянства. СПб., 1888.

Каяев А. Шамхалы // Советский Дагестан.1990, № 3-4.

Книга Большому Чертежу. М. 1950. С. 50,88-92.

Кобычев В.П. Расселение чеченцев и ингушей в свете этногенетических преданий и памятников их материальной культуры // Этническая история и фольклор. М., 1977.

Карпини "Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука". М., 1957.

Лавров Л.И. Кавказская Тюмень // Из истории дореволюционного Дагестана .М. 1976.

Лавров Л.И. Этнография Кавказа. Л.1982.

Магомедов Р.М., Магомедов А.Р. История Дагестана. Махачкала. 1994.

Мизиев И.М. Шаги к этнической истории Центрального Кавказа. Нальчик. 1986.

Нагоев А.Х. К вопросу о расселении кабардинцев // Археолого-этнографический сборник. Нальчик. 1974. Вып.1.

Оразаев Г.М.-Р. "История Кавказа и селения Карабудахкент" Джамалутдина-Хаджи Карабудахкентского. Махачкала. 2001.

Подольский А. Редкая находка //  Советская Россия. 1980, 18 сентября.

Ртвеладзе Э.В. К вопросу о времени массового переселения кабардинцев в Центральные районы Кавказа // Тезисы докладов и сообщений III Крупновских чтений. Грозный. 1973.

Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды // На стыке континентов и цивилизаций. М.: Инсан.1996.

Татищев В.М. Лексикон российский исторический, географический, политический и гражданский // Избранные произведения. Л., 1979.

Тизенгаузен  В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т.1. СПб., 1884; т.2. М.-Л., 1941. (СМИЗО).

Тунманн. Крымское ханство(1784). Бахчисарай. 1936.

Шами Низамеддин. Зафер-наме. Азербайжан ва гоншу олкелерин тарихине даир игтибаслар. Бакы.1992.

Шихсаидов А.Р., Айтберов Т.М., Оразаев Г.М.-Р. Дагестанские исторические сочинения. М.: Наука. 1993.

Ahmet Cevdet. Kırım ve Kafkas Tarihçesi // Emel. 1997, №221.

Halim Giray Sultan. Gülbin-i Hanan. Istanbul 1871 ve 1911.

Gökce, Cemal. Kafkasya ve Osmanlı Imparatorlugu\'nun Kafkasya siyaseti. Istanbul. 1979.

Güneş, Mehmet. Evliya Çelebi ve Haşim Efendi\'nin Çerkezistan notları. Istanbul. 1973.

Mehmet Efendi. Risale-I Ahval-ı Dagıstan:Nuruosmaniye kütüphanesi, 3906.

Agat, Nurettin. Bagımsız Krım Hanları // Emel. Istanbul. 1961.

Erel, Şerefettin. Dagıstan ve Dagıstanlı\'lar. Istanbul. 1961.

Kırzıoglu, Fahrettin. Kıpçaklar. Ankara. 1992.

Kırzıoglu, Fahrettin. Osmanlılar\'ın Kafkas-Elleri\'nin Fethi. 1451-1590. Ankara. 1993.

Sami, Nizammettin . Zafername. 2. baskı. Cev.Necati Lugal. Ankara. 1987.

Togan, Zeki Velidi. Umumi Türk Tarihi\'ne Giriş. Istanbul. 1961.

Wittsen N. Noord en Oost Tartarie. Amsterdam. 1692.


Опубликовано:
Средневековые тюрко-татарские государства. Материалы Всероссийской научной конференции "Политическая и социально-экономическая история средневековых тюрко-татарских государств (XV - третья четверть XVIII в.)". Казань. 20 мая 2008 г.
Вып. 1. Казань . 2009.

Размещено: 08.01.2010 | Просмотров: 4135 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.