Кумыкский мир

Культура, история, современность

Депортации населения Дагестана в 1941-1944 годах

Одной из трагических страниц в истории народов Дагестана являются репрессии против ряда народов в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, которые затронули многие тысячи семей.

Вопросы депортации ряда народов СССР в 1940-х годах, в том числе и части населения Дагестана (дагестанских немцев, чеченцев-аккинцев, части аварцев, даргинцев, лакцев и кумыков) до последнего времени оставались в числе запрещенных тем исторической науки.

Растущий интерес к трагическим 1940-м годам в значительной части объясняется тем, что документы, связанные с репрессиями, продолжительное время находившиеся под запретом и недоступные для исследователей, в конце 1980-х годов стали постепенно открываться.

Отношение к изучению проблем насильственного выселения и переселению народов существенно изменилось после принятия Верховным Советом СССР Постановления об отмене законодательных актов в связи с Декларацией Верховного Совета ССР от 14 ноября 1989 г. "О признании незаконными и преступными репрессированных актов народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечению их прав".[1]

После распада СССР в декабре 1991 г., слияния партийных архивов с государственными, исследовательские возможности заметно улучшились. Однако исследователям, изучающим события выселения ряда народов в 1940-х годах, остаются недоступным большое число секретных материалов. Это, прежде всего закрытые материалы, которые хранятся в ведомственных архивах КГБ (ФСБ), МВД, Военных коллегий Верховных судов, Военных трибуналов, военных округов, что естественно осложняет глубокое и объективное освещение событий 1940-х годов, связанных с выселением из Дагестана немцев, чеченцев-аккинцев, а также переселением части аварцев, даргинцев, лакцев и кумыков.

Однако и после официального признания проблем депортации населения Дагестана эти вопросы не нашли своего исследователя. Общеизвестно, что резкое обострение межнациональных отношений в нашей стране в постсоветский период имеет свою предысторию, уходящую корнями в первые десятилетия существования Советского государства и в более ранний период. Только на основании глубокого и всестороннего изучения истории этой проблемы возможно выявление, устранение имевшихся ошибок, перегибов в сфере национальной политики, дальнейшее расширение и укрепление дружбы между народами.

На протяжении десятилетий эта проблема в советской исторической науке не затрагивалась по указанным выше причинам. О ней лишь упоминалось в очерках по истории автономных республик Северного Кавказа. Не изучался и вопрос о депортации населения Дагестана. Не всегда были правильными политические оценки этих событий.

Некоторые стороны проблемы депортации населения Дагестана в 1941-1944 гг. затрагивались в ряде обобщающих работ по истории Дагестана. Так, часть вопросов насильственного выселения чеченцев и переселения части горного населения Дагестана освещается в статьях и документах о депортации северокавказских народов в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.[2]

Большой материал и документы по депортациям 1940-х годов, их последствиям и современным проблемам переселенных народов Дагестана содержатся в работе М.Р. и Ж.М. Курбановых "Дагестан: депортация и репрессии (трагедия и уроки)", выдержавшей два издания.[3]
вверх

Депортация немцев и чеченцев Дагестана

Первыми, кто подвергся депортации в Дагестане в 1940-х годах, были немцы. В связи с началом Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на основании совместного постановления Совета Народных Комисаров СССР и Центрального Комитета ВКП(б) № 2060-935с от 12 августа 1941 г. 28 августа был опубликован указ "О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья".[4] Указ распространялся на немцев, проживающих в Автономной республике немцев Поволжья, в Саратовской и Сталинградской областей.

Примерно через месяц 22 сентября 1941 г. "во исполнение постановления правительства" издается приказ № 001347 НКВД СССР Л. Берии о переселении немцев из северокавказских республик и областей (Ставрополья, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии) с 25 сентября по 10 октября 1941 г.[5]

В октябре 1941 г. ГКО принял постановление за № 744сс о выселении немцев из закавказских республик (Грузии, Азербайджана и Армении) с 15 по 30 октября 1941 г.[6] Депортация дагестанских немцев из ДАССР была осуществлена также течение второй половины октября 1941 г.

Первые немецкие колонисты появились в Дагестане в конце 1880-х годов. Немцы пришли вместе с русскими переселенцами во время переселенческого движения крестьян из внутренних губерний России, один из потоков которых был направлен на Кавказ.

В начале XX в. в Дагестан продолжали прибывать небольшими группами немцы из центральной России, даже из Германии. На территории Дагестана немецкие колонисты основали ряд хуторов (Шпренгель, Люксембург, Ленендорф и др.).

Часть немецких колонистов поселилась в городах и некоторых селениях кумыков, ногайцев, русских Дагестана (Кизляр, Порт-Петровск (Махачкала), Евгеньевка, Ярокай, Хасанай и др.); относительно много немцев проживало в городе Хасавюрт.

Основными занятиями немцев Дагестана было земледелие и скотоводство, точнее коневодство; они основали ряд конных заводов. Лошади и кони, выращиваемые немцами Дагестана, пользовались большим спросом на рынках Северного Кавказа. Кроме того, немцы построили в Дагестане первые кирпичные заводы, в которых наряду с красным кирпичом, они изготовляли черепицу, керамические трубы и др. изделия.

Численность немецкого населения Дагестана росла довольно быстрыми темпами. На динамику численности немцев оказывали влияние не столько относительно высокий естественный прирост их в республике, сколько миграционные процесса.

Так, в основном за счет прибытия в Дагестан немцев из других областей СССР (частью по приглашению государственных органов в качестве высококвалифицированных прибывших самостоятельно) численность их выросла с 2551 человеке в 1926 г. до 6919 человек в 1939 г.; при этом доля немцев-горожан увеличилась с 33,1 до 68,1%.[7]

В октябре 1941 г., то есть накануне их выселения, в Дагестане насчитывалось 7306 немцев.[8]

Немцев Дагестана, также как и остальных немцев СССР, несправедливо обвинили в сокрытии якобы большого количества "диверсантов и шпионов, которое по сигналу, данному из Германии, должны были произвести взрывы...". При проведении операции по выселению немцев, в том числе немцев Дагестана, руководствовались специальной инструкцией по переселению немцев.[9]

Таким образом, во второй половине октябре 1941 г. всех немцев Дагестана общей численностью 7306 человек принудительно переселили в Казахскую ССР. Переселение и адаптация немцев в новых местах проживания, как свидетельствуют очевидцы и статистика смертности, проходили в тяжелейших условиях.[10]

Следующими после немцев, кого принудительно выселили из Дагестана, были чеченцы.

Секретное постановление Государственного Комитета Обороны СССР за № 5073 о выселении чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР было принято 31 января 1944 г.

В соответствии с этим решением последовал приказ НКВД СССР от 21 февраля, а 23 февраля 1944 г. все чеченцы и ингуши, проживавшие в Чечено-Ингушской АССР и прилегающих к ней, были репрессированы и выселены в Казахстан и Киргизию.

Через две недели 7 марта 1944 г. издается указ Президиума Верховного Совета СССР, который обнародовал и законодательно оформил ликвидацию Чечено-Ингушской республики.[11]

Всем чеченцам и ингушам предъявлялись несправедливые обвинения в измене Родине, переходе на сторону враге, вступлении в отряды диверсантов, создании вооруженных банд для борьбы с Советской властью. В соответствии с этими указами были выселены и чеченцы Дагестана, К сожалению, среди чеченского населения Дагестана распространены необоснованные слухи о том, что выселению подлежали только чеченцы, живущие в Чечено-Ингушетии, а депортация чеченцев из Дагестана якобы дело рук правительства Дагестана, стремившегося захватить их земли и имущество.

Документы свидетельствуют о том, что акции по депортации тщательно и детально разрабатывались и согласовывались с руководством СССР; они были подкреплены юридически, а карательные органы строго соблюдали тексты приказов. Так, в тексте указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 г. сказано: "Всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, а также в прилегающих к ней районах переселить в другие районы СССР, а Чечено-Ингушскую АССР ликвидировать".[12]

В телеграфном сообщении Берии Сталину накануне их выселения прямо указывается Дагестан: "Государственный Комитет Обороны. Тов. Сталину. Подготовка операции по выселению чеченцев и ингушей заканчивается. После уточнения взято на учет подлежащие переселению 459466 чел., включая проживающих в районах Дагестана, граничащих с Чечено-Ингушетией и в гор. Владикавказе" Л. Берия. 17.02.1944 г.[13]

Дагестанские чеченцы (самоназвание - аккий, аккинцы) являются одной из вайнахских региональных групп. Предки аккинцев появились на территории Дагестана примерно в начале XVII в., переселившись из Лам-Акки (расположенной в горной части Чечни и Ингушетии) и из других мест Чечни.

Поселившись в предгорьях междуречья Аксая и Акташа на кумыкских землях в местности Аух, они образовали Ауховское общество (отсюда другое их название "ауховцы" и название национального района - Ауховский).[14] Приток чеченцев из Чечни в Ауховское общество, находившегося до середины XIX в. во владении кумыкских эндиреевских князей, затем в составе Кумыкского округа Терской области, а с 1921 г. в составе Хасавюртовского округа ДАССР, продолжался до конца 1930-х годов.

В октябре 1943 г. после многократных обращений ауховцев в 1920-1930-х годах вопрос об образовании Ауховского района был решен положительно за счет разукрупнения Хасавюртовского района.[15] В состав нового национального района с центром в сел. Ярыксу-Аух вошло восемь сельсоветов.[16] Однако Ауховский район просуществовал менее пяти месяцев, многие вопросы организации района так и не были завершены.

Основным занятием аккинцев-чеченцев Дагестана было земледелие (выращивание кукурузы, пшеницы, ячменя, табака, лука), сочетавшееся с содержанием крупного рогатого скота (буйволов, коров) и овцеводством.

Численность дагестанских аккинцев-чеченцев, отличающихся более высокой рождаемостью среди населения Дагестана, росла весьма быстрыми темпами не только за счет естественного, но и за счет механического прироста, точнее постоянного притока в республику.

По сведениям на 1870 г. их насчитывалось 5912 человек или 12,7% населения Хасавюртовского округа Терской области.[17] К 1926 г. число чеченцев за счет естественного прироста и большого притока из Чечни увеличилось до 21851 человек, что составило 34% населения округа.[18]

Накануне выселения в 1944 г. в Дагестане насчитывалось около 39 тыс. чеченцев, которое были расселены в основном (более 88%) в сельской местности - в Ауховском, Хасавюртовском районах и около 10% - в г. Хасавюрте.

Выселение чеченцев Дагестана, как и других народов, явилось настоящей трагедией для них. Вот рассказ очевидца этих событий А.Б. Баймурзаева: "В ночь с 22 на 23 февраля примерно в 1 час ночи собрали ответственных работников Хасавюртовского райкоме партии и райисполкома. В г. Хасавюрт уже прибыли министр МВД ДАССР Маркарян, НКГБ Калининский и представитель Обкома Х.М.Фаталиев. Нам зачитали постановление ГКО о выселении чеченцев и ингушей. Потом объявили, что в 6 часов утра чеченское население Ауховского и Хасавюртовского районов и г. Хасавюрта подвергается переселению за пределы Кавказа. Домой не разрешили вернуться. К 6 часам утра в селения начали подъезжать машины с активистами района.

В машину сажали активиста и по 4-5 военных; они знали, куда и к кому им ехать. Подъезжали к дому и говорили: "Открывайте ворота, проверка паспортов". Войдя в дом, военные стояли у дверей, а активист объявлял о решении Советского правительства выселить их за пределы Кавказа; говорил, что им можно брать с собой до 100 кг на одного человека. Подсказывали, что надо брать еду, теплую одежду и ценности. Семью собирали в угол, искали оружие и давали примерно один час на сборы. Многие женщины начинали плакать, их успокаивали, как могли, говорили, что надо дорожить временем.

На каждую семью чеченца была составлена карточка с указанием всех данных о членах семьи, имущества и пр. Часа через полтора чеченцев повезли на железнодорожную станцию в г. Хасавюрт, где стояли эшелоны товарных поездов, оборудованные печами-буржуйками. Но мере комплектации эшелона поезда отправляли".[19]

"В переполненных до предела "телячьих" вагонах, - вспоминает участник выселения Х. Арапиев, - без света и воды, почти месяц следовали мы к неизвестному месту назначения... Пошел гулять тиф. Лечения никакого, шла война... Во время коротких стоянок на глухих безлюдных разъездах возле поезда в черном от паровозной копоти снегу хоронили умерших (уход от вагона дальше, чем на пять метров грозил смертью на месте)...".[20]

Во время войны происходили значительные насильственные перемещения населения Дагестана: в октябре 1941 г. из республики было выселено 7,3 тыс. немцев[21], а в феврале 1944 г. - около 39 тыс. чеченцев.[22]
вверх

Депортация дагестанцев в 1944 г.

В конце марта - апреле 1944 г. в населенные пункты, откуда были выселены чеченцы (как на территории Чечни, так и на территории Дагестана) в соответствии с постановлениями СНК СССР и СНК ДАССР началось насильственное переселение дагестанцев: части аварцев, даргинцев, лакцев и кумыков.[23]

Судьбы этих аварцев, даргинцев, лакцев и кумыков, насильственно переселенных в 1944 г. в бывшие чеченские селения также сложились драматически.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 г., "О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории" в состав Дагестанской АССР были включены следующие районы ЧИАССР: Веденский, Ножай-Юртовский, Саясановский, Чеберлоевский в существовавших границах, а также Курчалоевский и Шароевский районы (за исключением северо-западной части этих районов) и восточная часть Гудермесского района.[24] Общая площадь территории, присоединенной к Дагестану, составляла 2,7 тыс.кв.км.

На этой территории было образовано четыре новых района с другими названиями (за исключением Веденского): Андалалский (районный центр в селении Андалалы), Веденский (сел. Ведено), Ритлябский (сел. Ритляб) и Шурагатский (сел. Шурагат).

Кроме того, за счет этой присоединенной территории была увеличена площадь Ботлихского и Цумадинского районов Дагестанской АССР.[25]

Внутри прежних границ ДАССР Ауховский район был переименован в Новолакский (с центром в селении Новолакское); при этом часть его территории (два сельсовете) была передана в состав соседнего Казбековского района. Все названия населенных пунктов и сельсоветов были изменены.[26]

В эти районы, освобожденные после выселения чеченцев, согласно постановлениям СНК СССР от 9 и 11 марта 1944 г. СНК ДАССР обязан был до 15 апреля 1944 г. переселить 6300 хозяйств колхозников из горных районов Дагестана.[27]

Однако обком ВКП(б) и СНК ДАССР наметили "встречный план", который предусматривал переселение 9160 хозяйств колхозников. Большая агитационная и другая работа, проведенная представителями Дагобкома ВКП(б), дали свои результаты: "желающих" переселиться оказалось в несколько раз больше, чем эти районы могут вместить, ибо, как сказано в одном из официальных документов того времени, "народа Дагестане высоко оценили постановление СНК СCCP от 9 марта 1944 г. о присоединении к Дагестанской АССР районов бывшей Чечено-Ингушской АССР".[28]

Постановлением СНК Дагестанской АССР от 12 апреля 1944 г. "О переселении колхозников колхозов "им. МОПР", "9 января" и "1 мая" Махачкалинского района в Хасавюртовский район" кумыки из трех колхозов селений Альбурикент (колхоз "им. МОПР"), Кяхулай ("9 января") и Тарки ("1 мая") общей численностью около 3 тыс. человек были размещены соответственно в трех бывших чеченских селах Байрамаул, Бамматюрт и Османюрт Хасавюртовского района.[29]

"На 1 августа 1944 г., - говорится в докладной записке СНК ДАССР председателю СНК РСФСР и Наркому земледелия СССР, - переселено 16100 хозяйств против 6300 установленных СНК СССР и 9160, намеченных СНК ДАССР и обкомом ВКП(б). Из 21 горного района полностью переселено 144 населенных пункта, 109 колхозов и частично переселено население из 110 горных селений Дагестана.

Кроме того, в соответствии с постановлением СНК СССР от 18 мая 1944 г. № 546 в июле переселены из Грузинской ССР 700 хозяйств, проживавших там аварцев".[30]

Усердие агитаторов и организаторов этой акции было столь велико, что "фактически план переселения был перевыполнен в первую же пятидневку (25-30 марта 1944 г.) и на 10 августа переселено из 21 района 16100 хозяйств, насчитывающих примерно 62 тыс. душ"[31], что составляло около 1/5 части населения горной зоны Дагестана.

В течение весны-осени 1944 г. из 22 районов ДАССР и 1 района Грузинской ССР принудительно было переселено 17 тыс. хозяйств колхозников общей численностью около 70 тыс. человек. Из этого общего числа переселенцев около 55 тыс. человек были размещены в 4 районах, присоединенных к Дагестанской АССР и около 15 тыс. - в предгорных и равнинных землях внутри прежних границ Дагестана.

Внутри республики в бывший Ауховский район переселились лакцы из Кулинского и Лакского районов (около 7 тыс. человек). Кроме того, в населенные пункты 2 сельсоветов, переданных в Казбековский район, переселили из названного района около 3 тыс. аварцев. И, наконец, около 3 тыс. кумыков из аулов Тарки, Альбурикент и Кяхулай были переселены в три чеченских селения Хасавюртовского района.[32]

На присоединенной к Дагестану территории в трех районах (Веденском, Андалалском и Ритлябском) были чересполосно размещены андийцы, годоберины, чамалалы, тиндалы, хваршины, цезы, бежтинцы, гинухцы, гунзибцы, ахвахцы, каратинцы и аварцы из Ботлихского, Цумадинского, Цунтинского, Ахвахского, Кахибского, Тляратинского, Гумбетовского, Чародинского, Хунзахского, Гунибского, Буйнакского и Унцукульского районов (более 40 тыс. человек).

В эти новые районы ДАССР были переселены также бежтинцы, гинухцы и аварцы, жившие до 1944 г. в Кварельском районе Грузинской ССР (более 3 тыс. человек). И, наконец, в четвертом (Шурагатском) районе были расселены даргинцы и кайтагцы из Акушинского, Сергокалинского, Левашинского, Дахадаевского и Кайтагского районов (более 10 тыс. человек).[33]

Названия переселенческих населенных пунктов в новых районах были изменены. Как правило, они назывались по наименованиям селений выхода переселенцев (Кидири, Шапих, Хушет, Хварши, Акнада, Бежита, Ратлуб, Сулевкент, Мулебки, Герга и др.) или им давались новые названия (Киров-Аул, Первомайск, Красноармейск и др.).

Этнический состав многих переселенческих населенных пунктов был смешанным: Киров-Аул (цезы и аварцы), Конхидатли (андийцы и каратинцы), Акнада (тиндады и хваршины), Шамилькала (каратинцы, ахвахцы и аварцы) и др.

Другая особенность в размещении переселенцев состояла в том, что в подавляющем большинстве население соседних населенных пунктов принадлежало к разным этносам: бежтинцы соседствовали с хваршинами и ахвахцами, а они, в свою очередь, с гунзибцами и аварцами, последние - с цезами, годоберинцами, андийцами, ахвахцами и представителями других малочисленных народов Дагестана.[34]

Эта акция по переселению дагестанцев в новые районы, явившаяся, по сути, очередной трагедией для народов Дагестана, по свидетельству информаторов-старожилов, осуществлялась отнюдь не добровольно. Обобщая рассказы очевидцев, переселение происходило следующим образом.

В селение приезжали представители района и военные, собирали сход жителей и объявляли о решении переселиться на новые места, где колхозники будут жить "зажиточно и богато". В назначенный день длинная вереница подвод и телег, груженных нехитрым скарбом, с плачущими детьми, растерянными женщинами и немногими мужчинами в сопровождении военных и представителей советских и партийных органов шли пешком по горным тропинкам и дорогам в соседнюю Чечено-Ингушетию в строго предписанные населенные пункты.

Хозяйства колхозников-переселенцев в соответствии с постановлением СНК СССР от 9 марта 1944 г. освобождались от государственных денежных налогов, страховых платежей и от поставок государству всех сельскохозяйственных продуктов до 1945 года включительно, затем этот срок был продлен еще на один год.[35]
вверх

Некоторые этнические последствия переселения аварцев, даргинцев, лакцев и кумыков

После переселения дагестанцы оказались в новых природно-географических, социально-культурных и этнических условиях, традиционный уклад жизни был разрушен, климатические условия отличались от привычных. Дагестанцы адаптировались с трудом. Часть переселенцев, не пожелав остаться на новом месте, стала возвращаться назад в Дагестан, но их задерживали и отправляли обратно. Для того чтобы пресечь поток "возвратников" некоторые из старых селений разрушались, или жителям соседних сел предлагалось разобрать дома и использовать строительный материал.

Относительно много селений было разрушено в Цунтинском районе, который после почти полного выселения населения, был ликвидирован. Территория бывшего Цунтинского района была присоединена к соседним районам (Цумадинскому и Тляратинскому).

По рассказам старожилов-очевидцев, в новых районах среди дагестанцев-переселенцев из-за эпидемий малярии, дизентерии и др. болезней и голода смертность была очень высока: примерно 1/5 - 1/4 часть их погибла в первые два года после переселения.

Тяжелейшие условия, в которых оказались после переселения дагестанцы, нашли отражение и в официальных документах того времени. В сентябре 1944 г., то есть менее чем через шесть месяцев после переселения СНК ДАССР принимает постановление "О ходе борьбы со вспышкой малярии в новых районах", в котором говорится: "Совет Народных Комиссаров Дагестанской АССР отмечает, что среди населения Новолакского, Андалялского, Ритлябского и Шурагатского районов в августе было до 7 тыс. 500 случаев заболеваний малярией".[36]

Примерно через год неблагоприятная ситуация среди дагестанцев-переселенцев, размещенных на территории бывшей ЧИАССР повторяется: "Положение населения в районах, - отмечается в докладе Председателя СНК ДАССР А. Даниялова и Секретаря обкома ВКП(б) А. Алиеве на имя комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берии "О положении населения районов бывшей Чечено-Ингушской АССР, присоединенных к Дагестанской АССР", - чрезвычайно трудное. Малярия (10 000 случаев заболевания). Направлены эпидемические отряды (100 чел.). Озимый сев составляет 61%.

Районам отпускаем 7 тыс. т. кукурузы, 165 т. муки, 40 т. крупы, 25 т. сахара, 10 т. жира, 124 000 м. мануфактуры, трикотажных изделий на 625 000 рублей, 25 000 пар обуви.

Не хватает техники. В ручной вспашке участвовало 2 тыс. человек и вспахали 1245 га. На места направлены 24 руководящих работника, 9 специалистов...".[37]

Подводя краткие итоги, следует отметить, что причинами депортаций немцев, чеченцев из Дагестана, как и других репрессированных народов, были стремление руководства СССР ослабить и подавить противников существующего строя и коммунистической идеологии, очистить общество от антисоветчиков и криминальных элементов.

Насильственным переселением части дагестанцев на территорию бывшей ЧИАССР, присоединенной к Дагестану, пытались частично снять остроту аграрной перенаселенности гор, разрешить земельную проблему за счет новых районов.

Депортация нанесла заметный ущерб не только экономике Дагестана, но и психологии репрессированного и депортированного населения.

Социально-экономические, этнокультурные и демографические последствия депортаций немцев, чеченцев из Дагестана, а также насильственное по существу переселение части дагестанцев значительно различались.

Однако имелось в них немало общего: они восприняли эти акции как великую трагедию - здесь и отрыв от родного очага, от родины и высокая смертность из-за голода в пути (поскольку немцы и чеченцы перевозились в товарных вагонах) и на местах спецпоселений, из-за эпидемий малярии, дизентерии и других болезней (немцы, чеченцы, дагестанцы). В результате этих причин в первые два года после выселения погибло от 1/5 до 1/3 депортированных; особенно высока была смертность среди чеченцев.

Из этнокультурных последствий следует отметить отрыв указанных этносов от привычных природно-географических и социально-культурных условий и этнического окружения, выход за пределы традиционного своего этнического мира (особенно чеченцы и дагестанцы), смешанное расселение в совершенно иных условиях, появление новых красок в этнической антитезе "мы - они" и как следствие - рост этнического самосознания, внутриэтнического сплочения и т.д.

С другой стороны, переселение более половины населения почти всех андо-цезских народов и части кайтагцев на новые места, отрыв их от привычных природно-географических и социально-культурных условий и этнического окружения, смешанное расселение и другие факторы создали соответствующий фон для процессов сближения и ассимиляции их более крупными по численности этническими общностями (соответственно аварцами и даргинцами). Тем более что до этого существовал ряд объективных условий, облегчающих течение этих процессов: значительная этнокультурная близость и глубокие хозяйственно-культурные связи и контакты, с одной стороны, андо-цезских народов и аварцев, с другой - кайтагцев (и кубачинцев) и даргинцев. Кроме того, огромную роль в сближении играли школьное образование, печать и радио, которые изначально велись соответственно на аварском и даргинском языках.

Процессы сближения и ассимиляции андо-цезских народов и кайтагцев получили новый импульс после вторичного переселения их в 1957 г. уже на территорию Дагестана в связи с возвращением чеченцев и ингушей на свои земли; при том лишь незначительная часть чеченцев-аккинцев смогла поселиться в родных землях. Часть андо-цезских народов, аварцев, даргинцев и кайтагцев вернулись в горы, а другая часть была размещена на равнине, то есть они снова оказались в иных природно-географических, социально-культурных и этнических условиях.[38]

Согласно теоретическим установкам того времени (XXII съезд КПСС), процессы интернационализации и слияния наций и народов рассматривались как исторически видимая, реальная перспектива, а исчезновение языков многих народов считалось вполне прогрессивным явлением. Поэтому слияние народов в Дагестане рассматривалось как прогрессивный, неизбежный процесс.

Некоторые исследователи стремились представить социально-политическое сближение народов Дагестана как процесс формирования "дагестанской нации" на базе русского языка.[39]

В соответствии с этой концепцией, составными частями этого процесса были: 1) слияние андо-цезских народов и арчинцев с аварцами, 2) кайтагцев и кубачинцев с даргинцами и 3) малочисленных народов лезгинской подгруппы (агулов, рутульцев, цахуров и табасаранцев) в Южном Дагестане с лезгинами.[40]

Прогнозы по "формированию дагестанской нации" и "консолидации лезгинской подгруппы народов в единую этническую общность" не оправдались. Искусственное, неоправданное форсирование консолидационных процессов у народов Дагестана привело к появлению среди андо-цезских народов и арчинцев, а также среди кайтагцев и кубачинцев значительных маргинальных групп. Все это ускорило процессы ассимиляции их более крупными по численности этническими общностями соответственно аварцами и даргинцами. Процессы маргинализации охватили также часть собственно аварцев и даргинцев, вынужденных жить в новых условиях на территории бывшей ЧИАССР, а затем на Кумыкской равнине в Дагестане. Эти группы в достаточной степени не освоили культуру соседних народов, но во многом утеряли свою своеобразную культуру.

Указом Президиума ВС СССР от 9 января 1957 г. была восстановлена Чечено-Ингушская АССР и ей были возвращены присоединенные в 1944 г. к Дагестанской АССР шесть районов.[41] Этим указом партийное и советское руководство СССР политически и территориально восстанавливало права чеченского и ингушского народов. Однако не все детали этого процесса были продуманы. Так, не ясно было как быть с нечеченским населением оставшимся на территории восстановленной ЧИАССР, что делать с дагестанским населением на территории бывшего Ауховского района ДАССР и др. Эти вопросы оставались без ответа, что осложняло решение территориальной реабилитации аккинцев, права возвращения их в свои дома, в свой район.

Первоначально партийным руководством СССР было решено, что дагестанское население этих районов (около 60 тыс.) следует оставить в ЧИАССР в целях усиления многонациональности населения республики и ускорения процессов интернационализации.

Однако по нашим полевым материалам, свидетельствам очевидцев, между вернувшимися в родные селения чеченцами и остававшимися там же дагестанцами начались серьезные конфликты. Чеченцы требовали немедленного выселения дагестанцев из их сел в Дагестан.

Руководство ДАССР стало ходатайствовать о возвращении дагестанского населения из восстановленной ЧИАССР и выделении Центром финансовой и иной помощи для проведения этого мероприятия. После крайнего обострения взаимоотношений между чеченцами и дагестанцами в Чечне было принято решение о возвращении депортированных дагестанцев в ДАССР.

Дагестанское население из четырех районов восстановленной ЧИАССР было переселено частью в Ботлихский, Цумадинский и другие исходные горные районы, а более половины - в Хасавюртовский, Кизилюртовский, Бабаюртовский, Каякентский и другие новые, равнинные районы Дагестанской АССР, где создавались новые переселенческие села.

Большая часть горцев, перемещенных из ЧИАССР на равнину, была размещена в существующих кумыкских и русских селах. Горцев-переселенцев подселяли в дома кумыков и русских на время, пока шло строительство для них новых жилищ, расположенных внутри села (или рядом с селом), как правило, отдельным кварталом.

Поскольку селитебных земель на равнине немного, то с целью выделения мест для строительства переселенческих пунктов горцев было решено переселить жителей многих небольших кумыкских и ногайских селений и хуторов в соседние более крупные села.[42]

В начале 1957 г., не дожидаясь официальных решений о возвращении депортированного населения Дагестана, насильственно выселенные кумыки из селений Альбурикент, Кяхулай и Тарки, самостоятельно вернулись в свои селения. Однако земли колхозов этих сел, отданные Махачкалинскому горсовету и кутаным хозяйствам горцев Гунибского (960 га), Акушинского (810 га) и Лакского (250 га) общей площадью 2020 га, так и не были возвращены прежним владельцам: колхозам "им. МОПР", "9 января" "1 мая".[43] Из этого не трудно сделать очевидный вывод, что реальной причиной переселения части кумыкского населения из селений Альбурикент, Кяхулай и Тарки было изъятие их земель для последующего перераспределения новым владельцам в лице руководства города Махачкалы, Гунибского, Акушинского и Лакского районов. Иначе говоря, депортация части жителей указанных трех кумыкских селений привела к потере их земель и имущества коллективных хозяйств.

Дагестанским чеченцам, возвратившимся из мест спецпоселения, разрешили селиться в Дагестане, но не в Новолакском (бывшем Ауховском) районе, так как в нем оставались жить лакцы и аварцы. Чеченцы были размешены на лучших поливных землях в основном в черте г. Хасавюрт, а также в Хасавюртовском и Бабаюртовском районах (Нурадилово, Новосельское, Борагангечув); лишь незначительной части их удалось поселиться в своих прежних селениях в Казбековском и Новолакском районах. Часть переселенцев (аварцы, даргинцы и чеченцы) была подселена в существующие кумыкские (Аксай, Костек, Муцалаул, Ботаюрт, Новокаякент и др.) и русские селения (Нечаевка, Покровское, Могилевское и др.).

Равнинные районы из этнически относительно однородных постепенно превращались в этнически смешанные. Переселенческие мероприятия того времени проводились совершенно без учета культурных, этнодемографических и экологических последствий для местного населения. Экономический подход к этим проблемам превалировал над всеми остальными.


[1] Газета "Известия" от 24 ноября 1989 г. С.1.

[2] См.: Ибрагимбейли Х.М. Сказать правду о трагедии народов // Политическое образование, 1989, № 4; Ибрагимов М.-Р.А. Аккинцы-чеченцы // Новое время. 1989. Декабрь, приложение; Его же. Народы Дагестана в ХХ в. // Расы и народы. М., 1991. Вып. 21; Бугай Н.Ф. К вопросу о депортации народов в 30-40-е годы // История СССР. 1989. № 6; Его же. Правда о депортации чеченского и ингушского народов // Вопросы истории. 1990. № 7; Его же. Депортация народов СССР: история и современность // Конфедерация репрессированных народов Российской Федерации 1990-1992 гг. Документы. Материалы. М., 1993; Его же. Л. Берия - И. Сталину: "Согласно вашему указанию :". М., 1995; Иосиф Сталин - Лаврентию Берии: "Их надо депортировать :" Документы, факты, комментарии (Вступ. ст., сост., послесл. Н. Бугай). М., 1992; Республика Дагестан: современные проблемы национальных отношений. Махачкала, 1992; Репрессированные народы России: чеченцы и ингуши (Документы, факты, комментарии). М., 1994; Чеченцы-аккинцы Дагестана. Махачкала, 1994.

[3] Курбанов М.Р., Курбанов Ж.М. Дагестан: депортация и репрессии (трагедия и уроки). Махачкала, 2001; 2-ое изд., Махачкала, 2009.

[4] Кичихин А.Н. Советские немцы: откуда, куда и почему? // Военно-исторический журнал. 1990. № 9. С. ЗЗ; Иосиф Сталин - Лаврентию Берии. С. 37-38.

[5] Там же. С. 55-57.

[6] Там же. С. 62.

[7] Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т.V. М., 1926. С.342-346; Материалы Всесоюзной переписи населения 1939 г. // ГУ "ЦГА РД" Ф. р.-22. Оп. 22. Д. 57. Л. 1.

[8] Бугай Н.Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов. С. 32.

[9] Кичихин А.Н. Советские немцы. С. 34-36.

[10] Там же. С. 36-38.

[11] Бугай Н.Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов. С. 39.

[12] ГУ "ЦГА РД". Ф. р-352. Оп.I. Д.1. Л.5.

[13] Бугай Н.Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов. С. 39.

[14] Ибрагимов М.-Р.А. Акинцы в Дагестане (XVI - XX вв.). Историческая этнография. Л., 1993. Вып. IV. С. 61.

[15] ГУ "ЦГА РД". Ф. р-352. Оп. 14. Д.22. Л. 22.

[16] ГУ "ЦГА РД". Ф. р-352. Оп. 2. Д.51а. Л. 266.

[17] Сборник сведений о Кавказе. Тифлис, 1871. Т. I. С. 280.

[18] Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т.V. М., 1928. С. 342-346; Список населенных мест Дагестанской АССР. Махачкала, 1927. С. 146-152.

[19] Воспоминания А.Б. Баймурзаева // Личный архив Ибрагимова М.-Р.А.

[20] Иосиф Сталин - Лаврентию Берии. С. 107.

[21] Кичихин А.Н. Советские немцы: откуда, куда и почему // Военно-исторический журнал. 1990. № 9. С. 33; Иосиф Сталин - Лаврентию Берии: "Их надо депортировать". Документы, факты, комментарии. Составитель Н. Бугай. М., 1992. С. 37, 38, 55, 58; Османов А.И. Аграрные преобразования в Дагестане и переселение горцев на равнину (20-70-е годы XX в.). Махачкала, 2000. С. 179.

[22] ГУ "ЦГА РД". Ф. п.-1. Оп. 2. Д. 1013. Л. 42.

[23] ГУ "ЦГА РД". Ф. р.-411. Оп. 3. Д. 1. Л. 93.

[24] ГУ "ЦГА РД". Ф.р-352. Оп. 15. Д. 1. Л. 5.

[25] См.: Карту Дагестанская АССР. Масштаб: 1:600000. ГУГК. И., 1953.

[26] ГУ "ЦГА РД". Ф. р-352. Оп.2. Д. 56. Л. 146.

[27] ГУ "ЦГА РД". Ф. р-168. Оп. 35. Д. 21. Л. 189, 191.

[28] ГУ "ЦГА РД". Ф. р.-411. Оп. 3. Д. 1. Л. 147.

[29] ГУ "ЦГА РД". Ф. р.-168. Оп. 29. Д. 29. Л. 200-200 об.

[30] ГУ "ЦГА РД". Ф. р-411. Оп. 3. Д. 1. Л. 147.

[31] ГУ "ЦГА РД". Ф. р-411. Оп. 3. Д. 1. Л. 150.

[32] Ибраимов М.-Р. А. Народы Дагестана в XX в. С. 115.

[33] Подсчитано по материалам ГУ "ЦГА РД" (Ф. р-168. Оп. 35. Д.22. Л. 51, 53; Ф. р-411. Оп. З. Д.1. Л. 29, 93) и данным Госкомстата населения 1939 г.

[34] Ибраимов М.-Р. А. Народы Дагестана в XX в. С. 116.

[35] ГУ "ЦГА РД". Ф. р-1б8. Оп. 36. Д. 25. Л. 318.

[36] См.: Дзидзоев В., Кадилаев А. В поисках национального согласия. Махачкала, 1992. С. 96.

[37] Иосиф Сталин - Лаврентию Берии. С. 234-235.

[38] Об этнографии дагестанцев-переселенцев см.: Современная культура и быт народов Дагестана М., 1971; Гадло А. В. Современный быт лакцев-переселенцев // Вестник ЛГУ. 1972, № 14; Качаев А.В. Культура и быт переселенцев Сулакской низменности // Дагестанский этнографический сборник. Махачкале, 1974; Современные культурно-бытовые процессы в Дагестане. Махачкала, 1984; Традиционное и новое в современном быте и культуре дагестанцев-переселенцев. М., 1988.

[39] Даниялов А.Д. Советский Дагестан. М., 1960. C. 20; Ихилов М.М. К вопросу о национальной консолидации народов Дагестана // Советская этнография. 1965. № 6. С. 97; Даниялов Г.Д. Развитие экономики и культуры Дагестана (1945-1965 гг.). М., 1966. С. 358-361; История Дагестана: в 4-х томах. М., 1969. Т. IV. С. 292.

[40] Агаев А.Г. К вопросу о теории народности. Махачкала, 1965. С. 266.

[41] Ведомости Верховного Совета СССР. М., 1957. № 4. С. 134.

[42] Ибрагимов М.-Р. А. Народы Дагестана в ХХ в. (Этнодемографические проблемы) // Расы и народы. № 21. М., 1991. С. 116.

[43] ГУ "ЦГА РД" Ф. р.-168. Оп. 29. Д. 37. Л. 4.

Размещено: 20.10.2009 | Просмотров: 10407 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.