Кумыкский мир

Культура, история, современность

Территория и население кумыкских феодальных владений

(первая половина XVIII века)

Территорию, составляющую северную часть Прикаспийской полосы Дагестана от реки Терека до Каякентского района, издавна занимают кумыки и известна под названием "Къумукъ-тюз", что означает Кумыкская плоскость. Точнее, в "Къумукъ-тюз" входят плоскостные и предгорные районы Дагестана от рек Терека до Каякентского района, включительно.[1]

Е. Вейденбаум писал: "Кумыки занимают северную часть дагестанского прибрежья Каспийского моря приблизительно от устья Терека до Дербента. На Западе они соприкасаются с чеченцами, аварцами и даргинцами. Южную границу распространения их считается Башлы-чай, впадающий в Каспий, к северу от Дербента"[2].

В рассматриваемый период Кумыкия не представляла собой единого государственного образования. Из состава некогда могущественного Тарковского шамхальства выделяются новые феодальные образования, получившие во второй половине и особенно к концу XVII в. статус самостоятельности.[3]

Вместо крупного, единого феодального образования на территории кумыков образуется несколько владений: само шамхальство Тарковское, ханство Мехтулинское, владения Засулакской Кумыкии (Эндиреевское, Аксаевское и Костековское) и другие, возглавлявшиеся представителями шамхальского дома. Временами владетели этих феодальных образований попадали в полную зависимость от шамхала Тарковского. Более того, развитие феодальных отношений приводило к ликвидации ряда феодальных образований и территориальному расширению и укреплению шамхальства Тарковского, а таким образом - к его новому возвышению.[4]
вверх

[Шамхальство Тарковское]

В рассматриваемый период шамхальство Тарковское продолжало оставаться одним из крупных и сильных феодальных владений Дагестана. От него зависели некоторые общества нагорного Дагестана. Сюда, прежде всего, следует включить Акушинский и Цудахарский союзы.[5]

Об этом свидетельствует Д.И. Тихонов, который писал, что "акушинцы и цудахарцы считаются под протекцией шамхала. Они шамхалу податей никаких не дают, но ежели случится, что нужно будет ему вооруженное войско, то просит их по доброй воле...".[6]

В письме 1818 г. к генералу Ермолову Мехди-шамхал пишет следующее: "Я отвечал им: "О Акушинцы и Даргинцы! Мой род из колена в колено ваш господ и вы наши нукеры и войско...".[7]

При необходимости, "шамхал Тарковский от принадлежащих ему владений и более акушинского народа 26000 человек мог выставить", - писал П.Г. Бутков.[8]

Вместе с тем, как пишут отдельные исследователи, взаимоотношения Акуша-Дарго и шамхальства, носили своеобразный характер. Это были отношения, основанные на договорных, взаимовыгодных условиях. Жители Акуша-Дарго нуждались в зимних пастбищах, шамхалы же - в его войске.[9]

Есть сведения, что в XVIII в. в зависимости от шамхалов находился и Койсубулинский союз сельских общин.[10] Главной обязанностью этих объединений по договору с шамхалами было оказание военной помощи на случай войны.[11]

Так, в тексте "Соглашения между жителями селения Араканы и шамхалом Тарковским" от 1170/1756-57 г. говорится, что араканцы являются по отношению к Махди-шамхалу "его войском, раййатами и помощниками в радости и горе со времен его предков".[12]

Помимо этого, койсубулинцы платили шамхалу подати. Так, например, горы Исмаил, Уркаб и Акмитав шамхал отдал койсубулинскому бо с условием, чтобы они были его ополченцами и подданными, чтобы служили ему, входили бы в состав его войск, и с условием, что они давали подати: виноград, вино, уксус, фрукты по установленным между ними размерам.[13]

В этот период шамхальство Тарковское занимало большую территорию. Участник Петровского похода И.-Г. Гербер в 1728 г. писал о границах данного владения: "Ситуация. Расстоянием к норду до реки Сулака, к осту до моря, к зюйду до гор Бойнак, хайдаков и карахайдаков, к весту протянется до акушинцев и таулинцев. Уезд великой, состоит при городе и столицы шамхальской Тарху во многих добрых и великих деревнях, которые часть на нижней земле недалеко от моря, часть на горах и между горами лежат".[14]

Любопытное сообщение о Тарках оставил знаменитый шотландский путешественник XVIII в. Д. Белл. "Сей город", - писал он, "стоит между двумя холмами, вдоль коих выстроен он в виде амфитеатра, не доходя на малое расстояние до вершины, с коея свободно усматривается Каспийское море. Дворец тамошнего князя построен на вершине, и высится надо всем городом. Состоит оный изо многих комнат и из пространные залы во вкусе Персидском. Подле онаго находится площадка и небольший садик".[15]

Более подробные сведения о Тарках мы находим у академика И.А. Гильденштедта, который писал следующее: "Тарку, небольшое кумыкское владение, коего повелитель, по имени Шамхал или Шемхал, имеет пребывание свое в самом Тарку. Самый Тарку содержит по некоторым известиям, до 1200 дворов и семейств".[16]

Очень ценное, на наш взгляд, описание Тарки было сделано С.М. Броневским. "Тарку, город, местопребывание Шамхала, лежит в 5 верстах от моря, между реками Озен и Манас, на скате горы, в довольно пространном и высоком ущелье, которое вышло полукружием, лицом к морю, так что вид сего города, построенного уступами, представляет с морского берега подобие амфитеатра", - писал Броневский.[17]

Аналогичные сведения о Тарках мы находим и у немецкого путешественника XIX в. М. Клапрота, который писал, что "Тарку занимает Северную часть Дагестана, и заканчивается к югу рекой Урусай-булак, которая отделяет её от территории уцмия".[18]

Более точен в определении границ Тарковского шамхальства А. Берже. Он писал: "Шамхальство Тарковское. Оно занимает пространство между р.Сулак, Каспийским морем, Даргинским округом, Мехтулинским ханством и непокорными обществами Нагорного Дагестана".[19]

В "Обозрении Российских владений за Кавказом..." сообщается следующее: "Селение Тарку - местопребывание Шамхала, лежит в расстоянии 5-ти верст от моря, между реками Манас и Озень, на скате горы, вершина коей занята крепостию Бурною... В нем считается до 10000 душ обоего пола".[20]

На основе вышеперечисленных источников мы приходим к выводу, что территория Тарковского шамхальства простиралась от Сулака вдоль Каспийского моря до Каякента, охватывая всю территорию Прикаспийской низменности и частично предгорную полосу.[21] Оно состояло из столицы шамхальства - города Тарки, двадцати четырех кумыкских селений и двадцати четырех ногайских аулов.[22] В этих "24 деревнях есть до 2950 домов", - писал Д.И. Тихонов.[23]

"Народонаселение владения Тарковского не превышает 12,000 домов, из которых, как полагают, Шамхал может выставить более 11 т. воинов", - говорится в "Обозрении Российских владений...".[24] Только в резиденции шамхала - в Тарках - было 10 тыс. жителей.[25] Кроме оседлых кумыков, на территории шамхальства было 346 кибиток кочующих ногайцев.[26]

Шамхальство Тарковское включало в себя следующие деревни: Тарки, Кяхулай-Торкали, Амирхан-кент, Агач-аул, Атлы-боюн, Алъбурикент, Кум-Тер-кала, Капчутай, Большие Казанищи, Малые Казанищи, Буглен, Халимбек-аул, Эрпели, Каранай, Ишкарты, Ахатлы, Буйнак, Карабудах-кент, Губден, Кадар, Гелли.[27]

Внутри шамхальства сохранялись еще отдельные феодальные уделы - бийлики. Таких уделов в XVIII в. насчитывалось четыре: Буйнакский, Эрпелинский, Карабудахкентский и Бамматулинский.[28] Кроме бийликов существовало Мехтулинское ханство, где правили князья, родственные тарковским шамхалам.[29] Мы считаем необходимым их вкратце охарактеризовать и отметить границы.
вверх

[Буйнакский бийлик]

Между владениями шамхала Тарковского и уцмия Каракайтагского находился небольшой бийлик с резиденцией в селении Буйнак. Среди кумыков оно было известно, как бийлик ярым-шамхала, а по русским источникам правители его известны под именем крым-шамхала.

Предание относит возникновение бийлика Буйнакского ко времени окончательного обоснования шамхала в Тарках, т.е. к середине XVII в.[30]

В своем "Путевом журнале" А.И. Лопухин в 1718 г. писал, что "Бойнак от моря... верстах в 5-ти, поселены в полугоре и вокруг его буераки. Жило в нем дворов с 30 и строение бездельное, ...с поля защиты никакой нет, только есть повыше сего строения, где Муртузалей (правитель Буйнака - М.-П.А.) сам живет, зделан маленькой городок...".[31] В Буйнаке было до 950 домов.[32]

По свидетельству коменданта крепости Св. Креста Д.Ф. Еропкина, в Буйнаке было четыре владельца: "1) Махти, 2) Эльдар, 3) Сурхай, 4) Салтамрат".[33]

М. Клапрот, говоря о границах Буйнакского бийлика, писал следующее: "Буйнаки есть владение, зависимое от шамхала, на границе с территорией Уцмия, в очень плодородном каньоне".[34] Поскольку это бийликство было расположено в самой южной части шамхальства, можно утверждать, что оно занимало территорию от р. Манас (с севера - М.-П.А.) на юг до р. Оросай-Булак.[35]

Этот небольшой бийлик играл в шамхальстве довольно значительную роль, поскольку его владетель считался наследником шамхала и назывался крым-шамхалом.[36] Титул правителя Буйнака "крым-шамхал" или "ярым-шамхал" давался обыкновенно старшему в роде после шамхала. Одновременно звание правителя Буйнака давало ему, как прямому наследнику, право на получение после смерти шамхала титула и власти шамхала Тарковского. Поэтому-то владетель Буйнака считался среди кумыков наполовину шамхалом, т.е. ярым-шамхалом. Этим же объясняется и происхождение звания крым-шамхала.

В XVII-XVIII вв. владетели Буйнака территориально окрепли и политически значительно усилились. С ними не могли уже не считаться соседние владельцы.[37]
вверх

[Эрпелинский бийлик]

Ещё в XVII в. из состава Тарковского шамхальства выделился и Эрпелинский бийлик. В Эрпелинское владение входили села Эрпели, Ишкарты, Верхний и Нижний Каранай, Ахатлы.[38] В XVII-XVIII вв. эрпелинский владелец был равным среди других кумыкских владельцев и в своих внутренних делах был независимым от шамхала.[39] По свидетельству Д.Ф. Еропкина, деревней Нижнее Эрпели владели два брата Муцал да Салтан-бек Гиреев, а деревней Верхнее Эрпели Будайчи, у которого было 5 детей: 1) Бартахан, 2) Казыхан, 3) Мурза, 4) Салтан, 5) Магди.[40] По данным М.К. Ковалевского и И.Ф. Бларамберга, Эрпели включал 500 дворов.[41]
вверх

[Карабудахкентское владение]

Карабудахкентское владение было расположено по соседству с Буйнаком и находилось на торговых путях. Оно занимало весьма важное положение.[42]

"Деревня Карабудак, в ней владельцы: Эльдар, 2) Алшагир, 3) Усеусь Гиреевы, расстоянием от крепости на пример 120 верст, проезд свободной, по обе стороны малые речки...", - писал о данном владении Д.Ф. Еропкин.[43] Карабудахкентское владение сохраняло независимость и в XVIII в.

Известно, что в Карабудахкенте главенствующая роль принадлежала карачи-бекам. Они ставили себя выше шамхалов и вели самостоятельную, независимую политику от них до 30-х гг. XIX в.[44]
вверх

[Бамматулинский бийлик]

Начиная с первой половины XVIII в. в среде других горских княжеств начинает выделяться и бийлик Бамматулинский.[45] Этот удел образовался выделом одному из братьев шамхала, Баммату, семи деревень, получивших впоследствии название Бамматулинского, т.е. Бамматовы.[46]

Это Большие и Малые Казанищи, Буглень, Муслим-аул, Халим-бек-аул, Кафыр-Кумух и Темир-Хан-Шура.[47] В XVIII в. правители его выступали независимо от Тарков и назывались шамхалами из Казанища.[48]
вверх

[Утемышское султанство]

Из шамхальства в конце XVII в. выделилось и Утемышское султанство, которое ранее существовало, как удельное владение шамхальского рода.[49]

"Утямиш, уезд", - писал И.-Г.Гербер, "подле моря между горами, Буйнак и усмейского владения. Состоит в нескольких деревнях, между которыми деревня Утямиш главнейшая, по которой и весь уезд так именуется. ...Владелец именем Мегемед, стоял под властию шамхальскою, а ныне под главным командиром в крепости Святого Креста".[50]

Сведения Гербера дополняет С.М. Броневский, который писал, что "Утемиш местечко и замок, на речке Иншке в 25 верстах от моря...".[51] По сообщениям П.Г. Буткова, "этот "уезд" включал в себя семь деревень: Отемыш, где содержалось до 500 дворов, и другие шесть деревень там же по сторонам лежащих".[52] Это Каякент, Мюрего, Кичигамри, Мамааул, Алходжа-кент и Усемикент.[53]
вверх

[Мехтулинское ханство]

Мехтулинское ханство образовалось в начале XVII в. на территории шамхальства с центром в сел. Дженгутай. Правитель этого княжества носил титул "Мехдулу".[54] По преданию, это владение получило свое название от основателя его Мехти, которому народ добровольно отдался под управление. Согласно имеющимся сведениям один из членов казикумухского ханского дома, носивший означенное выше имя Мехти (с прозвищем Кара (черный), от которого предание именует его Кара-Мехти, по неудовольствиям с тамошним ханом, удалившись из Кумуха, стал проживать попеременно в разных деревнях, соседственных к населению, составившему впоследствии Мехтулинское ханство.[55]

Мехтулинское ханство было "смежно границами с Аварией, Акушою и шамхальским владением. Мехтулинцы живут в горах к юго-западу от Тарку по вершинам небольших речек, впадающих в Озень и Манас", - отмечали М.К. Ковалевский и И.Ф. Бларамберг.[56] А. Берже писал: "Ханство Мехтулинское. Оно лежит между землею Койсубулинцев и шамхальством Тарковским".[57] Точнее, границы Мехтулинского ханства к юго-западу соприкасались с владением шамхала Тарковского; к востоку - Аймакинским ущельем и Койсубулинским союзом сельских общин и к югу - с Акушою.

В Мехтулинское владение входили 13 селений: Большой и Малый Дженгутай, Параул, Дургели, Кака-Шура, Дуранги, Аймаки, Оглы, Кулецма, Урма, Чоглы, Апши и Ахкент. Число душ только мужского пола в Мехтулинском ханстве достигало до 8000 человек, из которых вооруженных людей могли выставить до 1500. Дворов было более 2500.[58]

[Засулакская Кумыкия]

На территории Северного Дагестана между реками Терек и Сулак имелось три феодальных владения: Эндиреевское, Аксаевское и Костековское.

В исторической литературе Кумыкская плоскость получила название Засулакская Кумыкия. О ее границах дореволюционные исследователи оставили много сведений. Так, Н.Ф. Дубровин, а вслед за ним Н. Семенов и П.И. Ковалевский писали: "В северо-восточном углу Кавказского перешейка, у Аграханского залива, лежит земля кумыков. Эта площадь занимает около 45-65 верст с востока на запад и 60-70 верст с севера на юг. Эта кумыцкая земля граничит на севере южным рукавом дельты Терека, с востока - западным берегом Аграханского залива, с юга р. Сулаком и подошвою Андийского хребта, известного под именем Салатавских и Ауховских гор, и с запада Аксаем, землями Чечни и Тереком. Эта равнина имеет наклон с юго-запада на северо-восток. По ней протекают реки Аксай, Яман-Су, Ярык-Су и Акташ".[59] П. Гаврилов писал: "По народным преданиям, сын шамхала Тарковского Султан-Мут - от которого ведут свою родословную все существующие ныне кумыкские фамилии Кумыкского округа - получив во второй половине XVI столетия удел из владения шамхалов и поселившись в нынешнем Кумыкском округе, управлял населением этого округа".[60]

Согласно имеющимся данным, Султан-Мут захватил "земли между реками Сулаком и Тереком с нижней частью Мичикича и Салатавского округа до горы Керхи, что на границе Гумбета". На востоке его владение омывалось водами Каспия. Эндиреевское владение (резиденция Эндирей) на западе граничило с Салатавским союзом сельских общин".[61] При внуках Султан-Мута от Эндиреевского владения выделяются Костековский и Аксаевский уделы, после чего Эндиреевское владение значительно сузилось, хотя и продолжало сохранять приоритетное положение в Терско-Сулакском междуречье.[62]
вверх

[Эндиреевское владение]

Ценные сведения о Эндиреевском владении мы находим у И.-Г. Гербера, который писал: "Ситуация. Между реками Аксай и Сулак в нижних горах. Уезд. Состоит в одной великой деревне, которая между горами и густыми лесами построена... Имеют своего владельца, которой именем Айдемир".[63]

Более подробно писал о Эндиреевском владении С.М. Броневский, отметив: "Ендери или Андреевская деревня лежит в горах на речке Акташ, которая пониже оттуда называется Казма, расстоянием 90 верст от Кизляра и в 18 верстах от Аксаевской деревни... Принадлежащий к оной округ простирается извилистою полосою между речками Еман-Су, Казмою и левым берегом Койсы до Каспийского моря, и по ту сторону Койсы верст на десять до рукава Сухой-Койсы, который служит границею между Шамхальским владением... Сей округ больше Аксаевского и пространством и населением. В оном властвуют пять княжеских колен: Казаналиповы, Айдемировы, Темировы, Алишевы, Муртазали-Аджиевы...".[64] "Эндирей был крупным городом: один его предел находился в Чумлу, а другой край в местности Гюен-ар... Этот город называли вторым Стамбулом...", - говорится в историческом сочинении "Тарихи-Эндирей".[65]

"В Эндери считают до 3 т. дворов", - писал П.Г. Бутков,[66] вооруженных людей мог выставить "со всей волости до 6000; в том числе одна Андреевская деревня, с приписными к ней усадьбами, поставить может до трех тысяч человек. Подвластные им ногайцы кочуют по равнинам между реками Еман-Су и Казмою".[67] В это же ханство входило ряд аварских и чеченских аулов.[68]
вверх

[Аксаевское владение]

В состав Аксаевского владения входили земли по течению рек Терека, Аксая и Еман-Су до Каспийского моря. Кроме того, в состав его входили и шесть чеченских деревень, известных под названием Качкалык, и несколько ногайских аулов.[69] И.-Г. Гербер писал: "Аксай, уезд. Ситуация. Около реки Аксай, уезд. Состоит в нескольких деревнях, которые подле реки Аксая построены".[70] По сообщениям A.M. Буцковского, "Аксай, на правом берегу Аксая, при выходе сей реки из гор ... Содержит не более 800 домов".[71]

С.М. Броневский отмечал: "Аксай или Аксаевская деревня лежит на правом берегу Аксая, верстах в 20 от Терека и в 75 от Кизляра, содержит до 500 дворов. Земли сей волости простираются между Тереком, Аксаем и речкою Еман-Су вдоль по течению сих рек до Каспийского моря и отделяются от Андреевской волости речкою Еман-Су".[72]

По данным А.И. Ахвердова, "Деревни Аксаевской старший владелец Хасбулат Арсланбеков, в ней семей до пяти сот, а мужеска полу собраться могут до тысячи пятисот человек вооруженных, со всеми же окружными и принадлежащими к оной чеченскими шестью деревнями Качкалык называемыми, соберутся до трех тысяч. Деревня сия принадлежит пяти владельческим фамилиям: Алибековым, Ахмат-хан Каплановым, Эльдаровым, Уцмиевым и Арсланбековым... Граница их от Андреевской деревни до реки Ямансу к Каспийскому морю и до реки Терека".[73]
вверх

[Костековское владение]

Основателем третьего владения Засулакской Кумыкии - Костековского был некий Алим, которому удалось подчинить своей власти несколько кумыкских селений по реке Сулак, а также несколько ногайских тухумов, кочевавших вблизи реки Сулак.[74] "Костек, или Костюковское, на левом берегу Койсу, лежит открыто и никакой обороны не способно, содержит около 650 дворов", - писал A.M. Буцковский.[75]

Академик И.А. Гильденштедт, говоря о границах Костековского владения, писал: "Костек, большая татарская деревня при реке Койсу, в 60 верстах от Кизляра, и почти в таком же расстоянии от Каспийского моря. И сия деревня имеет собственного наследственного князя".[76]

А.И. Ахвердов в своем "Описании Дагестана" сообщат: "Деревня Костековская принадлежит одной владельческой фамилии семи братьям и в Андреевской деревне имеющим владение Алишевым, старшему Муртазалию, Устерхану, Адилю, Актоле, Бамат Мурзе, Омахану и Хасаю. В ней семей до трехсот, а душ мужска пола собраться могут оружейных до шестисот".[77] Роду Алишевых принадлежало и "несколько подвластных ногайских аулов, кочующих по луговым местам".[78]

Князьям Засулакской Кумыкии кроме ногайцев, были подвластны и чеченцы, известные как ауховцы, а также салатавцы. A.M. Буцковский писал, что "андреевские и костековские князья, коим они подвластны, и земли их своими почитают. Сим князьям платят они дань баранами и хлебом и обязаны по вызову сопровождать оных в воинственных походах...".[79] Далее он отмечал: "Аухи, так называются поселившиеся на землях кумыцких около вершин рек Агташа и Ярухсу карабулакские и частию чеченские выходцы, кои кумыкам дань платят баранами и в обязанности давать вспомогательных воинов".[80]

"...Чеченцы суть выходцы, недавно на сих местах поселившиеся, ... князьям коих особенной дани не платят, кроме поставки вспомогательных воинов и на один день с каждого двора рабочего к посеву, жатве и сенокошению...", - писал A.M. Буцковский.[81]

Аксаевские и костековские владельцы, хотя и считались самостоятельными и ни от кого не зависимыми, но на деле во всех своих действиях находились в зависимости от эндиреевских владетелей.[82]

Выделение из шамхальства указанных феодальных владений значительно изменило политическую карту Дагестана и привело к увеличению феодальной прослойки в выделившихся владениях, где появились местные правящие феодальные фамилии.

Подводя итог вышесказанному, необходимо подчеркнуть, что в рассматриваемый период территориально Кумыкия не представляла собой единого государственного образования. По сути, здесь мы обнаруживаем наличие не только феодальной раздробленности, но и усиление этого дробления на более мелкие феодальные бийлики, со своими таможенными границами и самостоятельной внешней ориентацией.

Примечания.

[1] РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3 Оп. 3. Д. 1. Л. 5

[2] Вейденбаум К Г. Путеводитель по Кавказу. Тифлис. 1888. С. 121.

[3] Умаханов М.-С.К. Взаимоотношения феодальных владений и освободительная борьба народов Дагестана в XVII веке. Махачкала, 1973. С. 21.

[4] Гаджиева С.Ш. Кумыки // Народы Дагестана: Сборник статей. М, 1955. С. 127.

[5] Акбиев А.С. Общественный строй кумыков в XVII-XVIII вв. Махачкала, 2000, С. 156-157.

[6] Тихонов Д.И. Описание Северного Дагестана. 1796 г // ИГЭД. М, 1958. С. 131.

[7] Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Т. VI. Ч. II. 5 Тифлис, 1875. С. 94. (Далее - АКАК).

[8] Бутков П.Г. Сведения о Кубинском и Дербентском владениях. 1798 г. // ИГЭД. М, 1958. С. 210.

[9] Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К. Историческая география Дагестана XVII -нач. XIX в. Кн. I. Махачкала, 1999. С. 295-296.

[10] Феодальные отношения в Дагестане. XIX - начало XX в. ML, 1969. С. 28-29.

[11] Акбиев А.С. Указ. соч. С. 157.

[12] Айтберов Т.М., Нурмагомедов A.M. Койсубулинский союз и шамхальство в первой четверти XVIII в. // Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в XVIII - нач. XIX в. Махачкала, 1981. С. 137.

[13] Феодальные отношения... С. 29.

[14] Гербер И.-Г. Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря. 1728 г. // ИГЭД, М., 1958. С. 71.

[15] Белл Д. Белевы путешествия через Россию в разные Асиятские земли, а именно: в Испагань, в Пекин, в Дербент и Константинополь / Пер. с франц. VI. Попова. Ч. III.СПб., 1776. С. 169-170.

[16] Гильденштедт И.Л. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа из "Путешествия Г-на Академика Гильденштедта через Россию и по Кавказским горам в 1770,71,72 и 73 гг.". СПб.. 1809. С. 107.

[17] Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. Ч. II М.. 1823. С. 303.

[18] РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 76. Л. 17.

[19] Берже А. Краткий обзор горских племен на Кавказе // КК на 1858. Тифлис, 1857. С. 309.

[20] Обозрение Российских владений за Кавказом, в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. Ч. IV. СПб., 1836. С. 188.

[21] Хашаев Х.-М.О. Общественный строй Дагестана в XIX веке. М., 1961. С. 207.

[22] Акбиев А.С. Указ. соч. С. 157.

[23] Тихонов Д.И. Указ. соч. С. 129.

[24] Обозрение Российских владений... Ч. III. С. 188-189.

[25] Ковалевский М.К., Бларамберг И.Ф. Описание Дагестана. 1831 г. И ИГЭД. М., 1958. С. 307.

[26] Иванов А.И. Социально-экономическое и политическое положение Дагестана до завоевания царской Россией // Исторический журнал. М., 3 940. № 2. С. 65.

[27] КАК. Т. VI. Ч. И. Тифлис, 1875. С. 94.

[28] История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. М., 1988. С. 398.

[29] Мехтулинские ханы // ССКГ. Вып. II. Тифлис, 1869. С. 2-3.

[30] Магомедов P.M. Общественно-экономический и политический строй Дагестана в ХVШ - начале ХIХ веков. Махачкала, 1957. С. 151.

[31]Лопухин А.И. Журнал путешествия через Дагестан. 1718 г. // ИГЭД. М., 1958. С. 57.

[32] РФ ИИАЭ ДНИ РАН. Ф. 1. On. 1. Д. 296. Л. 8.

[33] Еропкин Д.Ф. Реестр горским владельцам. 1732 г. // ИГЭД. М., 1958. С. 121.

[34] РФ ИИЛЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 76. Л. 17.

[35] Гаджиев В.Г. Сочинение И. Гербера "Описание стран и народов между Астраханью и рекой Курой находящихся" как исторический источник по истории народов Кавказа М., 1979. С. 113.

[36] Там же. С. 113.

[37] Магомедов Р. М. Указ. соч. С. 151-152.

[38] Гаджиева С.Ш. Кумыки. М., 1961. С. 49.

[39] Гаджиева С.Ш. Кумыки. М, 1961. С. 49.

[40] Еропкин Д.Ф. Указ, соч. // ИГЭД. С. 122.

[41] Ковалевский М.К., Бларамберг И.Ф. Указ. соч. // ИГЭД. С. 308.

[42] Магомедов P.M. Указ. соч. С. 156.

[43] Еропкин Д.Ф. Указ. соч. // ИГЭД. С. 121.

[44] Федоров-Гусейнов Г.С. История Карабудахкента. Махачкала, 1997.

[45] Магомедов P.M. Указ. соч. С. 156.

[46] Шамхалы Тарковские // ССКГ. Вып. I. Тифлис, 1868. С. 60.

[47] Козубский Е.И. Дагестанский сборник. Вып. I. Темир-Хан-Шура, 1902. С. 175

[48] Магомедов P.M. Указ. соч. С. 157.

[49] Умаханов М.-С.К. Указ. соч. С. 78.

[50] Гербер И.-Г. Указ. соч. // ИГЭД. С. 74.

[51] Броневский С.М. Указ. соч. Ч. Н. С. 312.

[52] Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. СПб., 1869. Ч. I. C. 16.

[53] Гаджиев В.Г. Указ. соч. С. 115

[54] РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф 3. Оп. 3. Д. 1. Л. 29.

[55]1 Мехтулинские ханы // ССКГ. Вып. 2 Тифлис. 1869. С. 1-2.

[56] Ковалевский М.К., Бларамберг И.Ф. Указ. соч. // ИГЭД. С. 308.

[57] Берже А. Краткий обзор горских племен на Кавказе // КК на 1858. Тифлис. 1857. С. 309.

[58] Козубский Е.И. История дагестанского конного полка. Темир-Хан-Шура. 1909. С. 12.

[59] РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 296. Л. 252.

[59] Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 1. Кн. I. СПб., 1871. С. 619; Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб., 1895. С. 225; Ковалевский П.И. Кавказ. Т. 1. Народы Кавказа. СПб., 1914. С. 166-167.

[60] Гаврилов П. Устройство поземельного быта горских племен Северного Кавказа. Тифлис, 1869. С. 38; Эсадзе С. Историческая записка об управлении Кавказом. Т. 1. Тифлис, 1907. С. 458.

[61] Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К. Историческая география Дагестана XVII - нач. XIX в. Махачкала, 1999. С. 170.

[62] Линден В. Краткий исторический очерк былого общественно-политического и поземельного строя народностей, населяющих мусульманские районы Кавказского края // КК на 1917 г. Тифлис, 1916. С. 271.

[63] Гербер И.-Г. Указ. соч. // ИГЭД. С. 69.

[64] Броневский СМ. Указ. соч. Ч. II. С. 196.

[65] РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 1. Оп. I, Д. 579. Л. 4.

[66] Бутков П.Г. Указ. соч. Ч. I. С. 13.

[67] Там же.

[68] Броневский СМ. Указ. соч. Ч. II. С. 196.

[69] Магомедов P.M. Указ. соч. С. 154.

[70] Гербер И.-Г. Указ. соч. // ИГЭД. С. 62.

[71] Буцковский A.M. Выдержки из описания Кавказской губернии и соседних горских областей. 1812г. // ИГЭД. М., 1958. С. 242.

[72] Броневский С.М. Указ. соч. Ч. II. С. 194-195.

[73] Ахвердов А.И. Описание Дагестана. 1804 г. // ИГЭД. М., 1958. С. 214.

[74] Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К. Указ. соч. С. 184.

[75] Буцковский A.M. Указ. соч. // ИГЭД. С. 242.

[76] Гильденштедт И.А. Указ. соч. С 106.

[77] Ахвердов А.И. Указ. соч. // ИГЭД. С. 214.

[78] Броневский С.М. Указ. соч. Ч. II. С. 201.

[79] Буцковский A.M. Указ. соч. // ИГЭД. С. 243.

[80] Там же.

[81] Там же. С. 243-244

[82] Магомедов P.M. Указ. соч. С. 155.


Источник:
Монография: "Кумыкские феодальные владения в политической жизни Дагестана в первой половине XVIII века". Махачкала, 2008. стр.24-38.

Размещено: 20.10.2009 | Просмотров: 5600 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.