Кумыкский мир

Культура, история, современность

Дербентская катастрофа

Маски сброшены

Если посмотреть на дело с позиций демократии и общественных интересов - то, что произошло 11 октября в Дербенте, может быть названо "катастрофой". И нет сомнений, что она будет иметь целый ряд негативных последствий. И почувствовать это мы сможем как в ближайшее время, так и в более долгосрочной перспективе.

Главный итог грубейшего вмешательства власти в естественный выборный процесс заключается в окончательном подрыве доверия к институту выборов социально активной части населения Дагестана.

В Дагестане нет проблем?

К большому сожалению, социально активная часть населения в настоящее время, во-первых, весьма малочисленна и, во-вторых, весьма пассивна в проявлении своих общественных эмоций, позиций и взглядов ... Думаю, что и в случае с дербентским инцидентом "оранжевой революции" ждать не следует. Здесь не место разбирать причины и следствия этого печального факта, но на одно из них не указать я просто не могу. Я имею в виду так называемый национализм - ярлык, который сегодня власть вешает на каждого, кто смеет не соглашаться с ее прямолинейной, если не сказать примитивной (а после недавней дербентской катастрофы к этим определениям можно смело добавить и такое - противоправно-аморальной) политикой во всех областях.

На мой взгляд, дагестанцы - любой национальности - народ весьма политизированный и легкий на подъем в плане готовности откликаться политически окрашенными акциями и инициативами на важные события, особенно тогда, когда речь идет о событии с национальным привкусом. Но отвлеченные идеи, особенно либерально-демократические, чуждые им в силу исторических причин, в качестве катализатора их политической активности не действуют. Зато они быстро реагируют на те же идеи, но одетые в национальные одежды, которые придают этим идеям ясность и наглядность.

В многонациональных образованиях потребность в "социальном" чаще всего удовлетворяется через "национальное", иначе, откуда взялись все эти "землячества" и "клубы", а также партии и движения, образовавшиеся по национальному признаку, которые есть во всех странах и государствах. Можно вешать какие угодно ярлыки на эти "землячества" и "клубы", но от этого их сущность не изменится и сами они никуда не исчезнут. Скорее, наоборот, запрет, во-первых, вызовет в них отчуждение и враждебность к запретителям; во-вторых, даст им новые стимулы и почву для объединения; в-третьих, может подвигнуть к неправовым методам реализации своих целей и задач...

Какое это имеет отношение к "дербентской катастрофе" - спросит читатель? Самое прямое! Во-первых, по неофициальным данным, в Дербенте в день выборов звучали обещания водворить там "аварские порядки"! Замечу, при всем уважении к этой нации: в Дагестане водворять аварские или кумыкские порядки - затея крайне опасная. Тем более, не разъяснив остальным, в чем они состоят, приемлемы ли они для всех них... Во-вторых, это следствие того курса на решительное, даже агрессивное отрицание наличия проблем в социальной, экономической, национальной, общественной и идеологической сферах. Покойный Абашилов накануне своей смерти заявлял в кругу журналистов, собравшихся на обсуждение избиения Заура Газиева, что в Дагестане нет никаких проблем! Всё в нем идет правильно и хорошо! Президент же таков, что лучше не найти во всем мире! Буквально через неделю после этого его убили. Убили в Дагестане, в котором нет проблем; убили журналиста, который стоял, в общем-то, на конструктивных, взвешенных позициях, с которым вряд ли у кого-то были личные или политические счеты... Я часто вспоминаю этот эпизод, вспоминаю облик, тон журналиста, фразы, буквально брошенные нам всем в лицо... и пытаюсь понять: откуда в нем было это убеждение, что в Дагестане нет никаких проблем?! Или это своего рода заклинание против проблем? Или он так выражал свою поддержку новому президенту, который и по сей день повторяет: в Дагестане нет никаких проблем! В Дагестане нет проблем!.. Такая оценка ситуации особенно удивила меня, потому что в одной ранней телепередаче, в которой мы участвовали с ним вместе, он заявил, что "у этой власти" (тогда ее представлял Магомедали Магомедов) "много проблем"... И вдруг, с приходом Муху Алиева, он утверждает совершенно противоположное, как будто при новом президенте все проблемы в Дагестане исчезли, испарились, сгинули! Земля ему пухом, как говорится, но он как бы на собственном опыте испытал, как опасно отрицать очевидное и поддерживать власть только потому, что она тебя приблизила и обласкала...

В Дагестане есть проблемы! Их много! И власть, увы, ничего не делает для их разрешения.

Опасный умелец

Чем же занята эта власть? Какие функции исполняет? Какие цели преследует? Цель у этой власти, воспользуемся определением Абашилова, одна: удержаться на командных позициях! Причем, она даже не скрывает этого. Вот конкретный пример. Вдумайтесь в оценку, данную дербентскому инциденту одним небезызвестным аналитиком, имя которого я здесь умышленно не называю, так как считаю, что он выражает совокупную, консолидированную позицию власти, превращаясь тем самым в символическую фигуру, не нуждающуюся в персонификации. "Глава Дербента Феликс Казиахмедов, - пишет это лицо, - сохранил свой пост...". Как филолог не могу удержаться от комментария к этому оптимистическому зачину: сказано так, словно сохранение поста зависело исключительно от самого этого главы. Разумеется, это далеко не так: к сожалению, господин Казиахмедов, демонстрируя весьма посредственные результаты в административно-хозяйственном плане, всегда проявлял полную, если не сказать сильнее, лояльность к любым инициативам республиканской власти. Если бы это было не так, то той массированной поддержки, которую он сегодня получил, как говорится, не видать бы ему, как собственных ушей. Скажу, раз уж зашла о нем речь, и о своем личном впечатлении от этого мэра.

Несколько лет назад я был в Дербенте вместе с группой сотрудников Союза писателей России (между прочим, среди них был и известный поэт Юрий Кузнецов - ныне покойный). В ходе полуофициального обмена в его кабинете мэр не удержался от упреков в мой адрес в связи с некоторыми публикациями, где подвергалась критике его деятельность как главы города... Гости тотчас обратили внимание на этот нюанс, расценив его как неуместную мелочность, и впоследствии несколько раз возвращались к этому эпизоду, подшучивая надо мной, мол, как же ты мог мэру целого Дербента не угодить?! Но идем далее. Победа Казиахмедова, продолжает эксперт, произошла "несмотря на то, что 13 из 36 избирательных пунктов были закрыты". О том, что они могли быть закрыты насильственным способом, - ни слова. О том, что при попытке воспользоваться своим конституционным правом на волеизъявление пострадали некоторые из горожан - молчок. Но зато, оказывается, "даже если бы выборы сорвались, скорее всего, ответственность была бы возложена на Яралиева. Это издержки, осколки демократии", - подбивает эксперт. Это, конечно, издержки, но отнюдь не демократии, а той политики, того курса на достижение своих целей любой ценой - даже в обход демократии и закона, взятого "нашим" президентом. Во-вторых, предположение эксперта о том, что вину за срыв выборов, скорее всего, свалили бы на Яралиева, означает, что Кремль также не на стороне бывшего прокурора.

"Яралиев проиграл, - продолжает рефлектировать эксперт, -... это означает, что президент Муху Алиев умеет, может управлять муниципальной политикой в своем субъекте. Скорее всего, это главный итог того, чего добивался Алиев перед 18 ноября, когда на региональном политсовете "Единой России" будут выдвинуты три кандидатуры на представление президента Медведева на замещение должности президента Дагестана в 2010 году. Алиев доказал, что управляет муниципальной политикой в собственном субъекте". Ну, во-первых, Субъект этот далеко и отнюдь не его "собственный" - замечу это, даже понимая всю относительность использованного экспертом термина. Замечание это делаю потому, что от слова "собственный" до слова "собственность" - всего один шаг, который, судя по некоторым признакам (в том числе и определившимся в день выборов в Дербенте), Муху Алиев готов сделать....

Но главное не в этом. Главное в констатации - Муху Алиев "умеет" (т.е. обладает некой суммой способностей) и "может" (это уже из разряда волевых качеств) "управлять муниципальной политикой в своем субъекте". Во как! Конечно, этот эксперт - головастый парень, по крайней мере, сам он в это свято верит, но в данном случае не могу удержаться от замечания: для того, чтобы "суметь" совершить то, что совершил президент в Дербенте 11 октября, не нужно абсолютно никаких умственных способностей! Что же касается "мОчи", необходимой для этого, то сегодня уже ни для кого не секрет, что там, где не удается запугать оппонентов своим грозным видом, компроматом, собранным экспертами, вроде цитируемого, насыланием на непокорного с проверочными целями карманных контролеров из спецслужб - он охотно использует услуги господ с богатым криминальным багажом. Они сегодня мотаются по всему Дагестану, делая все, чтобы удержать у власти именно этого человека, потому что если к власти придет другой, то велика вероятность водворения на территории Дагестана просто порядка и просто законности, которых эта компания боится, как черт ладана.


Опубликовано: газета "Республика", 16.10.2009.

Размещено: 16.10.2009 | Просмотров: 2645 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.