Кумыкский мир

Культура, история, современность

«Автобиография» Абусуфьяна Акаева


фото"Автобиография" А. Акаева была написана им собственноручно на тюркском языке (азербайджанском варианте языка тюрки) в 1925 г., по просьбе известного крымско-татарского ученого-тюрколога Бекира Чобанзаде (1893-1938 гг.), профессора Азербайджанского университета, и отправлена ему в Баку. Известно, что в 1925 г. он приезжал в Дагестан с целью изучения языка и литературы кумыков. Здесь ему большую помощь оказали А. Акаев, Н. Темирханов, М. Канбулатов и др.{i} Результаты своих изысканий в Дагестане профессор изложил в нескольких своих работах. В одной из них{ii} Б. Чобанзаде довольно обстоятельно пишет о творчестве А. Акаева, используя при этом как свои собственные наблюдения, сделанные во время научной поездки в Дагестан, так и сведения, почерпнутые им из "Автобиографии" А. Акаева. В своей книге Б. Чобанзаде приводит в качестве иллюстраций также некоторые поэтические произведения А. Акаева{iii}, которые имеются в конце "Автобиографии". На титульной странице рукописной "Автобиографии" имеется личный штамп с легендой: "Библиотека проф. Б. В. Чобан-заде. № 1226".

Очевидно, после того как упомянутый профессор в свое время подвергся незаконным репрессиям, его коллекция, в составе которой находился и рукописный автограф А. Акаева, попала в Центральную государственную библиотеку Азербайджана, о чем свидетельствует штамп на первой и последней страницах рукописи с номером 14915. Впоследствии она была передана в Отдел рукописей Института литературы им. Низами Академии наук Азербайджанской Республики. На ее титульной странице имеется треугольный штамп Отдела рукописей, где указан инвентарный № 13364. Ныне это учреждение преобразовано в Институт рукописей АН Азербайджанской Республики, где и хранится рассматриваемая рукопись под шифром: Б-2089/13364.

Микрофильм этой рукописи, стараниями А. Р. Шихсаидова и Г. М.-Р. Оразаева, в 1985 г. был изготовлен в Баку и доставлен в Научный архив Дагестанского филиала АН СССР{iv}, где он и хранится (Рукоп. фонд ИИЯЛ. Ф. 6. Оп. 2. № 162. Инв. 8191). Оригинал рукописи, который находится в Баку, состоит из 8 листов, размером 17х21 см; тексты на них записаны с обеих сторон.

Состав рукописи А. Акаева следующий: л. 1 - титульная страница; л. 1об. - 3 об. - текст собственно автобиографии; л. 3об. - 4 об. - перечень 36 работ А. Акаева с весьма краткими их аннотациями; л. 4об. - 8 - тексты некоторых поэтических произведений А. Акаева, созданных им на разных языках: "Элегия на смерть Пазиля, сына ученого и кадия Мустапы Казанищенского" - на араб. яз.; "Элегия на смерть Мухаммеда Алихана, жителя Капкая" - на перс. яз.; "Газель" - на тюрк, яз.; "Гора Махмуз", "Наставление", "Жалоба от имени девушек", "Газель", "Змея и Пиявка", "Интернационал" - на кумык, яз.; л. 8  -  колофон.

Следует отметить, впервые о наличии этой рукописи сообщалось в каталоге Республиканского Рукописного фонда{v} АН Азербайджана в 1963 году{vi}.

Вскоре дагестанский исследователь З.Н. Акавов{vii} вкратце охарактеризовал ее общее содержание, привел в своей статье перечень материалов, имеющихся в той рукописи, отметил ее ценность в деле изучения жизни и творчества А. Акаева, как и всей литературы кумыков в целом.

Однако непосредственно сам текст автографа А. Акаева оставался недоступным для широкого круга исследователей. Исходя из этого, предпринят перевод автобиографии на русский язык. Текст с тюркского языке перевел Г. М.-Р. Оразаев; арабоязычный текст краткого содержания статьи из газеты "ал-Му`аййад", инкорпорированный автором "Автобиографии" в состав рукописи, перевел (с арабского) А. Р. Шихсаидов. Перевод снабжен комментариями и примечаниями Г.М.-Р. Оразаева.

Примечания.

{i} Алиев С. М. Жизненный и творческий путь Йырчы Казака. Махачкала, 1980. С. 27; Гаджиев А. С, Абдулкеримов М. М. Из истории книгопечатания и распространения печатной книги в Дагестане // Источниковедение средневекового Дагестана. Махачкала, 1986. С. 115, 117.

{ii} Чобанзаде Б. Заметки о языке и словесности кумыков. Баку, 1926, С. 20-22. Азерб. яз.

{iii} Там же. С. 83-85. Кумыкский язык.

{iv} Ныне Дагестанский научный центр Российской Академии наук.

{v} Ныне: Институт рукописей АН Республики Азербайджан.

{vi} Элjазмалары каталогу. Бакы, 1963, Т. 1. С. 82-83. Азерб. яз.

{vii} Акавов З. Кто ищет, находит. (Некоторые новые страницы из истории кумыкской литературы) // Дружба. Махачкала, 1977. № 1. С. 77-78, Кумык, яз.


"Автобиография (тарджамату хал) Абусуфьяна,
сына кадия почившего хаджия Акая{1} ад-Дагыстани ал-Казаныши"{2}.

Я, этот ничтожный раб{3} [божий], родился в городке Большой Казаныш{4} (Казаныш Кубра шехеринде), расположенном к западу от города (белдэ) Буйнакска - [бывшей] Темирханшуры, что находится на северной стороне Дагестанской горной гряды{5}, в тысяча двести восемьдесят девятом году хиджры{6}, являясь одним из трех братьев{7}. Будучи человеком образованным и понимающим пользу науки, наш отец, несмотря на свою бедность, наставил нас всех [троих] на стезю науки. А тем, кто говорил ему: "Разве не было бы для тебя выгодней, если ты хоть одного из них направил бы обучаться ремеслу для зарабатывания на жизнь", - он обычно возражал. "Если я поступлю так, как вы говорите, - отвечал он, то получилось бы, что некоторым из своих детей предоставляю богатства всего мира, а других же как будто совершенно лишаю всего этого".

Обучившись началам арабского языка{8} по части синтаксиса и морфологии, я отошел от этого, так как сильно возрос мой интерес к тюркскому [языку]. И я самостоятельно, без помощи учителя, старался обучаться стамбульскому, азербайджанскому и казанскому наречиям{9} (шиве). Это некоторым образом прервало мои занятия в области арабского языка. Получилось даже, как будто я совершенно отстранился от арабского языка.

В трактатах и книгах, написанных на тюркском языке, часто встречаются персидские слова. Поэтому появилась необходимость в изучении также персидского языка. Когда до меня дошло сведение о том, что у ученого мюдерриса{10} хаджия Абдуллатипа-эфенди{11}, проживающего в селении Дженгутай{12}, находятся два ученых мужа из Кюринского округа, по имени Магомед и Ибрагим, знающие персидский язык, я поехал к ним. Вместе с вышеупомянутым хаджием Абдуллатипом-эфенди я учился [у них] персидскому по книге "Цветник роз" ("Голестан"){13}.

После своего возвращения из Дженгутая, я, с целью посоветоваться по поводу некоторых трудностей, встречающихся в [освоении] персидского и тюркского языков, захаживал к искусному поэту, автору дивана{14} "Соловей" ("Андалиб"), ныне уже усопшему Сеййиду Таги Кашани{15}, который проживал в Темирханшуре, поселившись сюда, и я сидел в его маленьком магазинчике. Кунаком же моего отца являлся другой человек по имени Агакиши, родом из Дербента. Когда бывал в Темирханшуре, я внимательно прочитывал все попадавшиеся мне в руки экземпляры газеты "Звезда" ("Эхтер"), издающейся в Истанбуле{16} на персидском языке, и газеты "Переводчик" ("Терджюман"){17}, издающейся в Бахчисарае.

В один из дней, когда я сидел рядом с Сеййидом Таги и беседовал с ним, пожаловал Молла Абдурахим Тебризи{18}, автор весьма полезных произведений (теснифат мофиде), ныне уже усопший. Он, весьма удивившись тому, что я, этот ничтожный раб [божий], будучи еще таким маленьким парнишкой, сижу рядом с таким ученым мужем, как Сеййид Таги, спросил у последнего: "Кто это?" Сеййид Таги же некоим образом похвально отозвался обо мне. Молла Абдурахим, сказав: "О, в Дагестане есть такой малыш?!", - повернул свое лицо в сторону от меня, [а затем] он спросил: "А чьим ты кунаком будешь?" Я ответил: "Агакиши". Через некоторое время туда пришел совершенно случайно сам Агакиши и сел. Молла Абдурахим спросил у Агакиши: "Этот паренек - твой кунак?" И, получив утвердительный ответ, сказал: "Кунак твой - сродни с драгоценным камнем (джавхар)". И после этого, он повел меня в свой дом, разрешил мне взять для чтения любую понравившуюся книгу из своей библиотеки. Я еще прочел множество книг, таких как "Книга о царях" ("Шахнаме") Фирдоуси{19} и другие.

В конце концов меня хотели отправить на учебу в Иран, однако мои родственники удержали.

Как-то однажды от Моллы Абдурахима до меня дошло сведение о том, что вместе с одним человеком они в Истанбуле закупили типографское оборудование. Когда я спросил: "А где вы собираетесь его задействовать?", он ответил мне: "В Иране". "Но в нашем Дагестане нет ни одной мусульманской типографии (матбу`а-и исламийе). Разве не было бы великолепно делать это здесь?" - сказал я. "А какая есть тут нужда, чтоб задействовать типографию?" - был его ответ.

Я старался показать, что есть у нас работа для типографии. Тем не менее, со стороны такого ученого мужа слова такого мальчишки, как я, естественно, не могли быть приняты во внимание.

Таким образом, хотя мне в конце концов и удалось в достаточной мере обрести знание тюркского и персидского языков, я понимал, что оно все же не будет полным без совершенного овладения арабским языком. Поэтому я вновь приступил к изучению арабского языка. Бывая ежегодно в зимнюю пору в городке (шехер) Согратль{20}, считавшемся рудником науки Дагестана, в течение пяти месяцев я был занят учебой и преподаванием (тахсил ве тедрис). Затем, возвращаясь в свой дом в весенне-летнюю пору, занимался чтением (мютали`э). Таким образом, в течение шести лет я получил знания у знаменитых ученых{21} Согратля по всем изучавшимся тогда в Дагестане отраслям науки - теоретическим и прикладным (`улюм `аклиййе ве неклиййе), по шариатскому законоведению и другим. Говорили [тогда] ученые-алимы и простые люди: "В наш городок не приходил другой такой ученик, каким являлся Абусуфьян". Хвалили, говоря, что я достиг звания муджтехида (дередже-и иджтихад){22} в морфологии и синтаксисе. Я выучил всю тысячестрочную книгу по [арабскому] синтаксису "Алфиййа"{23} и рассказывал ее наизусть.

В последнем году тех шести лет, в течение которых я ездил в Согратль, сюда же приехал на учебу уважаемый [ныне] ученый Магомедмирза Мавраев{24}. И, хотя он находился на одну ступень (дередже){25} ниже меня, между нами установилась близкая дружба. Усмотрев, что он является человеком богатым и в то же время великодушным, я натолкнул (тешвик) его на увлечение книгоиздательским делом в Дагестане. И он, будучи человеком благорасположенным, принял это [предложение] и дал слово, что постарается, если только это вещь возможная.

В конце того года, при содействии ученого и уважаемого инженера Адильгерея Даитбекова{26}, мы вдвоем поехали в сторону Казани{27} с целью изучения алфавита по новометодной системе (усул джедид{28}). Шел тысяча девятисотый год по христианскому летосчислению. Мы посетили там типографии и мысленно представляли себе об открытии типографий и у нас. В городке Каргалы{29}, находящемся близ города Оренбурга, у преподавателя Абдуллаха мы изучали "усул джедид", а у известного ученого Фатых-эфенди Каримова{30} изучали арифметику, геометрию и другие математические науки.

По возвращении на родину, я обучил около ста детей по новому методу (усул джедиде). Также, обучив еще других преподавателей, я приложил усилия и старания для распространения новометодной системы. Так я оказался распространителем нового метода [обучения] в Дагестане.

То, что я оказался единственным виновником [в смысле: инициатором] (себеб) открытия мусульманской типографии в Дагестане, станет ясно из вышеизложенного, а также из того, о чем будет сказано далее. Наши настоятельные повторы просьб и агитаций к приятелю Магомед-мирзе направили его старания к открытию типографии. Однако в связи с тем, что в то время правительство не дало разрешения на такие вещи, он поехал в Бахчисарай и купил небольшую машину, [оформив ее] на имя уважаемого ученого Исмаил-бека Гаспринского{31}. И в Шуре{32} он начал издавать некоторые книги и брошюры. Это было в тысяча девятьсот третьем году по христианскому летосчислению. А я ездил в Бахчисарай и работал там в течение полного года в качестве катиба{33}. И мне удалось издать и распространить несколько составленных мною книг.

Спустя два года моему приятелю Магомедмирзе удалось открыть типографию с дозволения (мюса`идесиле) правительства. И с того времени [им] было издано множество книг на арабском и неарабских (`аджамийе) языках.

Так как одна-единственная типография не могла обеспечивать издание всех [необходимых] книг, находились люди, которые привозили книги из Мисра и Истанбула{34} и продавали их. Однако среди них не было никого, кто приобретал бы там книги, предварительно разузнав, какие же из них будут необходимы в Дагестане. Наконец, условившись, что путевые расходы будут оплачены со стороны Магомедмирзы, в тысяча девятьсот седьмом году по христианскому летосчислению я ездил в Миср и Истанбул с целью покупки книг для его магазина. И мне удалось, кроме приобретения нужных для Дагестана новых книг, привезти оттуда нелегально еще другие - запрещенные - книги, как, например, "Джам`иййат Умм ал-кура" ("Общество "Мать городов""){35} и "Рехнема-йи инкилаб" ("Руководство к перевороту").

Когда находящиеся в Мисре дагестанские и черкесские студенты{36} хвалили нас перед некоторыми мисрийскими (каирскими) учеными, владелец известного журнала "Маяк" ("ал-Манар"){37} Саййид Мухаммад Рашид Риза{38} и известный ученый муж Рафик-бег аль-Азм{39} устроили для нас небольшой прием (зийафет), состоявший из ученых. [Затем] они написали о нас статью в газете "Поддерживаемый"{40} ("ал-Му`аййад"). Здесь приводим вкратце ее содержание другими словами:

"Возрождение дагестанцев ("Нахдат ад-тагистаниин"): Прибыл в столицу достойный устаз{41} Абусуфьян-эфенди Арсланбеков{42}, [один] из поборников научной и религиозной реформ, из города Темирханшуры [одного] из округов Дагестана. Он прибыл в столицу, чтобы посетить научные учреждения, как и посетил учреждения Порога{43} (Астане), и чтобы встретиться с его деятелями науки и литературы, и чтобы вернуться [потом] к себе на родину обогащенным теми величайшими дарами, которыми он наделит своих соотечественников по части духовного развития и воспитания людей истинным исламским воспитанием, облегчить им усвоение всех современных наук с той целью, чтобы поставить свое общество на выгодную почву интеллекта и науки.

Мы обсудили с ним обстоятельно [вопрос] о положении мусульман в России, особенно в Дагестане. Он сообщил нам, что ряд усердных лиц взялся в последнее время за печатное дело и что они создают газету{44} с тем, чтобы дагестанцы по причине прекрасных природно-климатических условий их страны, здоровья их разума и общества достигли в течение нескольких лет того, на что для других требовались десятилетия.

Сегодня он - образец врожденной проницательности. Подлинно, он поэт, издающийся на трех языках - арабском, персидском и тюркском, знаток шариатских наук, хорошо разбирающийся в современной ситуации. Нет в нем ни косности, ни софистики занимающихся философией. Он горит желанием вводить науки, которые развивали бы интеллект его нации (`умма). Для этого он принял решение совершить поездку в Миср и Шам{43} с целью ознакомления с общепринятыми путями в изучении арабских наук и искусств, современной науки и литературы. Он был горячо принят, он достоин того, чтобы встретиться со столпами здравомыслия, и чтобы они снабдили его тем, что полезно для него в его научной реформаторской миссии".

Что касается наших сочинений, до их появления в руках простого народа (`авам) Дагестана не было никакой печатной книги, изданной на своих языках{46}. Для него было невиданным делом читать [такую] книгу, взяв ее в свои руки. Таким образом, составление книг по разным отраслям наук и их распространение среди простых людей Дагестана на их [местных] языках началось с этого смиренного раба [божьего]{47}.

В тот период одна категория ученых выступила против нас, говоря, будто создание книг на неарабском (`аджам) языке является вещью запретной и недопустимой. А писать же стихи и тому подобное было, по их мнению, великим грехом. Тем не менее, мы хладнокровно отнеслись ко всем таким словам. В то время как в Казанской губернии{14} происходили жаркие споры (мунази`а) относительно новометодной и старометодной систем обучения (усул джадиде иле усул кадиме) и среди части ученых это доходило до состояния нож к ножу [то есть до непримиримых споров, кровавых столкновений], мы же, вступив в добрые отношения [по принципу] "Оплати самым лучшим", смогли внушить принятие нашим народом новометодной системы без особенных пререканий.

Ясно, что простой дагестанский народ, не привыкший брать в свои руки книгу, не станет вдруг покупать и прочитывать книги, в которых обсуждаются такие науки, как математика или география (хисаб ва джаграфийа). Очевидно также, что и для нас не могли стать богатством изданные книги, которые хранились и не покупались. Поэтому приходилось время от времени писать вещи, ясные и неоспоримые для них [то есть книги, которые были доходчивы и понятны для простого, малообразованного слоя населения]. Создание и публикация таких книг, как "Сборник молитв" ("Ду`а маджму`") и "Жизнь мусульман" ("ал-Хай`а ул-исламиййа"){49}, упомянутые далее в приложении, были предприняты по этим причинам.

Несмотря на то, что обстоятельство это было ясное, некоторые лица, сделав повод из этих двух книг, старались унизить (тенкис) наше имя, известное в Дагестане и в других местах. Они послали такое письмо в газету "Терджюман"{50}. Короче говоря, среди возносителей с унизителями (ифратджилерле тефритджилер) [то есть среди сторонников двух крайностей, неумеренных, экстремистов,  ультра], которые не знают, что такое умеренность и постепенность (тедбир ее тедридж), нам приходилось вести весьма тонкую политику.

Дела наши обстояли таким образом, когда социалисты{51} бились за свободу (хюриййет). Мы состояли с ними в близких отношениях. В конце концов разразилась германская война{52}, а вскоре Николай был свергнут{53}. И с новой силой разгорелась борьба за свободу. Во всех этих делах мы действовали вместе с товарищем Коркмасовым{54} и с ныне уже ушедшим из жизни Махачем Дахадаевым{55}. Случилось нам попасть и в тюрьму (зиндан){56}, но в конце концов спаслись, и ныне - слава богу! - живем на свободе.

Вся деятельность по составлению и написанию [можно: "по переписыванию", "редактированию"] (те`лиф ве техрир) литографированию [можно: "по печатанию"] (таб`), изданию и продаже сочиненных нами книг лежала на мне самом. Не секрет, какой тяжелой ношей это являлось для одного слабого (мискин) человека.

Это мои книги и брошюры, составленные [можно: "сочиненные"] доныне:

1. "Хидайат ул-`авам" - маленькая брошюрка по вопросам имана и ислама, на кумыкском языке, опубликована впервые в Истанбуле на средства книгоиздателя Магомедгусейна{57}.

2. "Сафинат ан-наджат", на кумыкском языке, опубликовано и виде книги трижды. О монотеизме и фикхе.

3. "Къылыкъ китаб", по этике, издано в виде книги.

4. "Иршад ус-сибйан", первая книга по азбуке на кумыкском языке, написанная для новометодного обучения (усул джадиду); издано.

5. "Хай`а ул-исламиййа", религиозного содержания, - о жизни Вселенной, о рае, аде, Судном дне. Издано.

6. "Маджму` ул-манзума", книга религиозных песен дагестанских кумыков, издана трижды.

7. "Маджму` ул-аш`ар", книга кумыкской поэтической литературы светского содержания, издана дважды.

8. "Ду`а маджму`", сборник молитв, перенятых из истанбульских и казанских{58} книг; издан.

9. "Суллам ал-лисан", словарная книжка арабского, кумыкского, аварского и русского языков; издана дважды.

10. "Василат ан-наджат", по вопросам тариката; издано.

11. "Уллу тажвид", правила рецитации Корана; издано дважды в виде брошюры.

12. "Гиччи тажвид", правила рецитации Корана в кратком изложении, предназначенном для начальных школ; издано дважды в виде маленькой брошюры.

13. "Жагърапия", первое сочинение по географической науке; издано дважды.

14. "Тарих-и анбийа", небольшое сочинение по истории пророков; издано дважды.

15. "Бозйигит", кумыкский перевод известной народной повести о Бозйигите; издан дважды.

16. "Дагьир-Зугьра", кумыкский перевод известной повести о Тахире и Зухре; издан дважды.

17. "Юз йыллыкъ тынч рузнама", календарная книга со многими приложениями; издана дважды.

18. "Он эки йыллыкъ рузнама", маленький календарь; издан четырежды.

19. "Юсуп алайгьиссалам", поэма об Иосифе-пророке, содержащая две тысячи бейтов; издана в виде книги.

20. "Янгы мавлед", стихотворное художественное произведение, посвященное краткому описанию рождения, смерти, деяний пророка; издана в виде книги.

21. "`Илм хисаб", небольшое сочинение по арифметике, созданное впервые; издано в виде книги.

22. "Арабча дуаланы таржумасы", переводы некоторых сур из Корана и молитв из намаза; издана дважды в виде небольшой книжки.

23. "Назм калам", небольшое поэтическое произведение, посвященное монотеизму; издано.

24. "Аминтазаны таржумасы", поэтический перевод известной касыды о плаще; издан дважды.

25. "Бала` ул-ислам", кумыкский перевод с турецкого языка одного загадочного рассказа; издан.

26. "`Аджам мухтасар", небольшая книжка по вопросам имана и ислама для чтения в начальных школах; издана дважды.

27. "Фазлакат ул-фара`ид", сочинение по мусульманскому наследственному праву, на арабском языке; издано.

28. "`Аджам фара`ид", небольшое сочинение по мусульманскому наследственному праву, на кумыкском языке; издано.

29. "Калила-Димна", кумыкский перевод книги, известной под названием "Калила и Димна"; в связи с событиями гражданской войны она еще не опубликована.

30. "Тоту-нама", кумыкский перевод известной книги "Тути-наме", пока не опубликован.

31. "ал-Хидма ул-машкура фи-л-лугат ул-машхура"{59}, словарь для читателей тюркоязычных книг и газет, тут даны переводы на кумыкский язык четырнадцати тысяч слов; ныне мы заняты над его изданием.

32. "ал-Луга ас-сийасийа", пояснительный словарь общественно-политической лексики, встречающейся в книгах и газетах, содержит около десяти тысяч слов; пока не опубликован.

33. "ал-Бурхан ул-кати` фи исбат ис-сани`"{60}, сочинение на арабском языке, поясняющее сотворенность Вселенной; пока не опубликовано.

34. "ал-Лам`а ад-дуриййа фи тарих ал-хуриййа"{61}, сочинение на арабском языке, посвященное описанию революционного движения и исторических событий; пока не опубликовано.

35. "Хавийат ал-усул"{62}, на арабском языке, произведение по логике, написанное мною во время учебы, в стихотворном виде, содержит пятьсот бейтов; пока не издано.

36 [в оригинале рукописи указано ошибочно: "37", или пропущен 36-й порядковый номер]. "Фава`ид манзума", небольшое поэтическое сочинение на арабском языке, извлеченное из "Науки о сочинительстве", пока не издано.

Несколько примеров из моих поэтических произведений на арабском, персидском, тюркском и кумыкском языках...{63}

Примечания и комментарии к переводу "Автобиографии"

{1} Акай Арсланбеков (1829-1904 гг.) сын Солтанахмада из с. Нижнее Казанище - отец Абусуфьяна. Род его в десятом поколении восходит, согласно семейному преданию, к Таха-Ахмадхану из с. Тарки. Акай совершил хадж, то есть посетил священный для мусульман город Мекку в Аравии и получил звание хаджия. Он был кадием в сс. Султанянгиюрт, Кафыркумух, а также в своем родном селении. Акай-кадий известен как первый собиратель поэтических произведений классика дагестанской литературы Йырчы Казака (1830-1879 гг.), а также стихотворений многочисленных дагестанских тюркоязычных поэтов-суфиев. Он известен также как поэт, писавший на арабском языке. Так, одна из его поэм посвящена описанию событий 1877 года - восстания горцев против царских колонизаторов. (Загиров В. Интересная находка // Даг. правда. 1960. 10 дек.; Абдуллатипов А.-К. Формирование исторических форм реализма в кумыкской литературе. Махачкала, 1981. С. 53; Изучение истории и культуры Дагестана. Махачкала, 1988. С. 36).

{2} Это полное название рукописи А. Акаева, указанное по-арабски на ее титульной странице.

{3} В тексте: бу бенде хакир - букв, "этот ничтожный (смиренный) раб [божий]". Это словосочетание употреблялось в письме традиционно в том случае, когда автор его говорил о себе, вместо того, чтобы сказать: "я". (См.: Будагов Л. З. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий. СПб., 1869. Т. 1. С. 518).

{4} Ныне крупное кумыкское селение Нижнее Казанище (Тёбен-Къазаныш) Буйнакского района Дагестанской ССР, расположенное в 7-8 км от г. Буйнакска.

{5} В современной географической литературе: Гимринский хребет.

{6} В автобиографии А. Акаева указан лишь год его рождения по мусульманскому летосчислению. В личном архиве его племянницы - Умсапият Абулхайыровны, проживающей в с. Гелли Карабудахкентского района ДССР, - сохранились памятные записи на араб. яз., сделанные, по всей вероятности, Акай-кадием, согласно которым "Абусуфьян сын Акая родился на рассвете в ночь на субботу 7-го числа месяца шавваль 1289 года". Согласно синхронистическим таблицам календарей, составленным В.В. Цыбульским, эта дата приходится на 8 декабря 1872 года. Это и есть точная дата рождения Абусуфьяна. Заметим, однако, что во всех официальных документах год его рождения указывается не точно - как 1870-й.

{7} Акай-кадий имел трех сыновей, которые родились в с. Н. Казанище: старший из них - Абулхайыр (1867-1945 гг., умер и похоронен в с. Гелли), средний - Абуюсуп (1870-1923 гг., умер и похоронен в с. Халимбекаул), а младший - Абусуфьян.

{8} В тексте: `улум арабийе (<`улум ал-арабийа) - наука об арабском языке, арабское языкознание.

{9} Речь идет о турецком, азербайджанском и татарском языках, которые в свое время изучал А. Акаев.

{10} Мюдеррис (от араб. мударрис) - учитель в медресе (духовном семинарии), наставитель, преподаватель.

{11} Абдуллатип-эфенди (род. 1274/1857-8 г. в с. Н. Дженгутай, ум. в 1309/1891-2 г. в Курской губернии, - сын наиба Доного-Магомы и брат Нажмутдина Гоцинского. Жил в Н. Дженгутае, где открыл медресе. В конце 80-х гг. XIX в. получил звание хаджия; он ездил на паломничество в Мекку без официального на то разрешения царской администрации, за что был арестован и сослан в Курскую губернию, где и скончался. (Устн. сообщ. М. Г. Нурмагомедова из Аракани. См. еще: Магомедов Р. М. Дагестан: Исторические этюды. Махачкала, 1971. С. 188; Саидов М.-С. Дагестанская литература XVIII-XIX вв. на арабском языке. М., 1960. С. 8; Гаджиев А.-Г. С. Нажмутдин Гоцинский // Чираг. Махачкала, 1991. № 3. Март. С. 5). Абдуллатип-эфенди писал стихи на араб. яз., он автор одного из сочинений, посвященного вопросам грамматики арабского языка. Впоследствии, в 1904-1905 гг., Абусуфьян Акаев переписал и подготовил к публикации труд своего друга Абдуллатипа ал-Хоцци (т. е. Гоцинского) "Шарх ал-`урдат ал-махдийа"; он был издан в 1907 г. в типолитографии М.-М. Мавраева.

{12} Ныне крупное кумыкское селение Нижний Дженгутай (Тёбен-Жюнгютей) в Буйнакском районе Даг. ССР.

{13} Известное поэтическое произведение персидского автора Мушрифаддина Саади (между 1203-10-1292 гг.). (См.: Са`ди. Гулистан / Критич. текст, перевод, предисл., примеч. Р. М. Алиева. М., 1959; Алиев Р. Саади и его "Гулистан". М., 1958).

{14} Диван - сборник поэтических произведений одного автора.

{15} Судя по нисбе Сеййида Таги, этот поэт был родом из Кашана, города, находящеюся в Иране между Исфаханом и Тегераном. По данным Ч. А. Стори, автором дивана "Андалиб" был Мухаммад-Хусайн-хан Кашани (см.: Стори Ч.А. Персидская литература: Био-библиографический обзор. М., 1972. Ч. 3. С. 1479).

{16} Стамбул (Турция).

{17} Первая в России тюркоязычная газета "Терджюман" (1883-1914 гг.), издававшаяся в Бахчисарае; издателем и редактором ее был известный крымскотатарский публицист и педагог, основоположник джадидизма Исмаил Гаспринский (1851-1914 гг.). (Пясковский А. В. Джадидизм // Сов. историч. энц. М., 1964. Т. 5. С. 148; Климович Л. И. Книга о Коране. М., 1986. С. 48; Его же. На службе просвещения: О новой тюркоязычной газете "Тержуман" и ее издателе И. Гаспринском // Звезда Востока. Ташкент, 1987. № 8. С. 173-179).

{18} Абдурахим Талибов (Абд-Ор-Рахим Толибов) - известный иранский дагестанский общественный деятель и ученый; род. в 1831 г. в Тавризе; ум. в 1911 г. и похоронен в Темирханшуре, где проживал с конца 60-х гг. XIX в. (Манафи М. М. Из истории исследования жизни и деятельности Гаджи Мирзы Абдурагима Талибова // Известия АН Азерб. ССР. Баку, 1965. № 6. Азерб. яз.; Его же. Жизнь и творчество Талибова А. / Канд. дисс. Баку, 1966; Гаджиев А. Просветитель и философ // Даг. правда. 1964. 23 дек.; Гаджиев Б. Ворота в горы Дагестана. Махачкала, 1966. С. 178-181; Его же. Вольтер из Темир-Хан-Шуры // Даг. правда. 1992. 30 мая; Гаджиев С. Абдурахим Талибов // Сов. Дагестан. Махачкала, 1969. № 3; Агахи А. М. Талибов // Сов. историч. энц. М., 1973. Т. 14. С. 86; Талипов И. А. Общественная мысль в Иране в XIX -нач. XX в. М., 1988. С. 143-210; Сов. тюркология. Баку, 1989. № 6. С. 111-115; Алибекова П.М. "Масалек ал-мохсенин" Абдуррахима Талибова как памятник книжной культуры на персидском языке // Рукописная и печатная книга в Дагестане. Махачкала, 1991).

{19} "Шахнаме" - свод, в котором собраны мифы, эпические сказания и древние исторические хроники иранских народов. Его автор - известный персидско-таджикский поэт Абулькасим Фирдоуси (ок. 940-1020 или 1030 гг.). См.: Фирдоуси. Шахнаме. М., 1960-1971. Т. 1-9; Османов М.-Н. Своды иранского героического эпоса ("Худай-Наме" и "Шахнаме") как источники "Шахнаме" Фирдоуси // Уч. зап. Института востоковедения. М., 1958. Т. 19.

{20} Аварский аул, ныне в Гунибском районе Даг. ССР. Об известной школе в Согратле см.: Меджидов Ю. Согратлинская школа // Даг. правда, 1991. 16 февр. С. 3.

{21} По устному сообщению известного дагестанского ученого-арабиста М.-С. Саидова автору этих строк, Абусуфьян учился в Согратле, в частности, у Шайх-Али. Учась там, он, в частности, овладел согратлинским диалектом аварского языка.

{22} Иджтихад - достижение высшего звания (в богословских науках); достижение звания муджтехида; докторская степень; профессорское звание.

{23} "Алфиййа" ("Тысячница") - известная дидактическая поэма на арабском языке о грамматических правилах, состоящая из тысячи стихов. Автором ее был Мухаммад ибн Малик (1206-1274 гг.) из Испании. (Звегинцев В.А. История арабского языкознания. Изд-во Моск. унив-та, 1958. С. 71_72). В 1907 г. в мавраевской литографии был издан текст поэмы Ибн Малика на арабском языке отдельной книжкой. Несколько рукописных списков сочинения на араб. яз. имеется в РФ ИИЯЛ. Ф. 14. №№ 484, 824-VI.

{24} М.-М. Мавраев из Чоха (1878-1964 гг.), капиталист-промышленник и торговец, ок. 1903-1904 гг. основал частное типолитографическое предприятие в Темирханшуре, где издавал печатную продукцию на арабском и дагестанских языках. В 20-е гг. мавраевская типография была национализирована Советской властью, а хозяин был вынужден в 1929 г. эмигрировать в Среднюю Азию, навсегда покинув родной Дагестан. (О нем см.: Назаревич А. В мире горской народной сказки. Махачкала, 1962. С. 240-247, 264-265; Исаев А. Магомедмирза Мавраев и его типография // Лит. Дагестан. 1989. №3. С. 78- 84. Авар. яз.; Его же. Магомед-Мирза Мавраев и другие первопечатники Дагестана // Сов. Дагестан. 1991. № 4. С. 14-22).

{25} Имеется в виду ступень, градация, класс в учебном заведении.

{26} А.-Г. Даидбеков (1873-после 1946 гг.), сын Абдулкадира из Нижнего Казанища - известный инженер по дорожному строительству; двоюродный брат Дж. Коркмасова. (О нем см.: Коркмасов М. Профессия - инженер // Даг. правда. 1989. 26 нояб.; Лит. Дагестан. 1989. № 1. С. 31. Кумык, яз.). О содействии А.-Г. Даидбекова А. Акаев сообщает также в своей публицистической заметке "Старый друг он лучший самый" (см. в газ. "Мусават". 1917. 4 мая. № 4. С. 4. Кумык, яз.)

{27} В тексте: Казан тараф "Казанская сторона (губерния)". Так называли в Дагестане обыкновенно регион Среднего Поволжья и Приуралья.

{28} "Новый метод". Джадидисты - сторонники новометодного обучения, в отличие от кадимистов - сторонников старого, схоластического метода школьного обучения, придерживались прогрессивной, облегченной системы в педагогике. Джадидизм, основателем которого является И. Гаспринский (см.: примеч. 17), был распространен в кон. XIX - нач. XX в. в Крыму, Турции, Поволжье, а затем в Средней Азии, где он перерос в политическое движение. Активными приверженцами джадидизма в педагогике были в Дагестане А. Акаев, А. Каяев, Б. Алибеков, Ш. Абдуллаев, М. Сумбатий, М. Дибиров и др.

{29} Каргалинская (или Сеитова) слобода, основанная выходцами из казанских татар в 1744 г., располагалась в 18 верстах от Оренбурга, на северном берегу Сакмары "между среднею и нижнею речкою Каргалою" (Рычков П. История Оренбургская // Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащий. СПб., 1759. Октябрь. С. 301; Паллас П. Путешествие по разным провинциям Российской империи. СПб., 1773. Ч. 1. С. 645). Ныне это селение Каргала Оренбургской области.

{30} Фатых Карими (1871-1946 гг.) - татарский публицист и писатель; являлся в татарской литературе пионером борьбы за новую светскую школу; организатор и редактор (в 1905-1917 гг.) крупнейшей татарской газеты "Вакыт" ("Время"). В 1937 г. он был незаконно подвергнут репрессиям; реабилитирован посмертно. (Краткая лит. энциклопедия. М., 1966. Т. 3. С. 407-408). Факт личных связей А. Акаева с Ф. Каримовым, в частности, отражен в татарской газете "Вакыт" (Оренбург, 1909. № 483), в которой опубликована фотография, где изображена группа преподавателей и учащихся "Дар-ул-муаллимина" в Каргалы: Эйюб-хазрет, Фатых Каримов, Шакир Фейзуллин, Закир Алиев, Хади Атласов, Абусуфьян-эфенди, Шерефеддин-эфенди. Фотография эта приложена к заметке "Каргалы Дар-ул-муаллимини", опубликованной по случаю исполнившегося в 1909 году 10-летия названного учебного заведения. Сама же фотография была снята, очевидно, в 1900 или 1901 г., когда Абусуфьян находился на учебе в городке Каргалы. (Экземпляр вышеназванного номера газеты "Вакыт" обнаружен недавно С. X. Акбиевым и хранится в его личной коллекции).

{31} О И. Гаспринском см. примеч. 17. Как пишет исследователь истории книгопечатного дела в Дагестане А. Исаев, "М.-М. Мавраев тогда не имел разрешения на приобретение типографского оборудования, поэтому купленный им типографский станок был документально оформлен на имя И. Гасприпского". (Исаев А. А. Старопечатная книга на кумыкском языке // Рукописная и печатная книга в Дагестане. Махачкала, 1991. С. 90, 103).

{32} Шура, или Темирханшура - ныне г. Буйнакск Дагестанской ССР.

{33} Катиб - писец, переписчик книг, который подготавливал рукописный текст к изданию литографским способом.

{34} То есть, из Египта и Турции (Стамбула).

{35} Видимо, речь идет об известном публицистическом труде сирийского шейха Абд ар-Рахмана аль-Кавакиби (1849-1902 гг.), с 1900 г. проживавшего и работавшего в Египте, - "Умм ал-кура" ("Мать городов"). Автор его был связан с первым арабским тайным политическим кружком, сотрудничал в "ал-Му`аййаде" - газете мусульманских модернистов. Труд его, представлявший собой утопию в мусульманско-модернистском духе, напечатан в журнале "ал-Манар" в 1902 г. (Долинина А.А. Очерки истории арабской литературы нового времени. Египет и Сирия. Публицистика 1870-1914 гг. М., 1968. С. 54-60, 62, 65, 66, 90).

{36} Семинаристы, учащиеся духовного учебного заведения в Каире, которые были выходцами из Дагестана и Северного Кавказа. В числе лиц, обучавшихся в университете "аль-Азхар" в Каире в нач. XX в. был также Али Каяев (1878-1943 гг.), известный дагестанский просветитель и ученый, один из сторонников джадидизма. Впоследствии он редактировал газету "Джаридат Дагистан", которая издавалась на арабском языке в 1913-1916 гг.

{37} Журнал "ал-Манар", издаваемый на араб. яз. в Египте с 1898 г., был основан по инициативе ученого-богослова из аль-Азхара, египетского муфтия Мухаммеда Абдо (1849-1905 гг.) в качестве печатного органа мусульман-модернистов. (Малюковский М. В. Журнал "ал-Манар" как источник для изучения мусульманской реформации в Египте // Краткие сообщения Ин-та востоковед. АН СССР. М., 1956. Т. 19. С. 94-99; Его же. Начальный этап мусульманской реформации в Египте // Уч. зап. Ин-та востоковед. АН СССР. М., 1959. Т. 17. С. 110-139; Долинина А. А. Указ. соч. С. 10, 21-23, 54).

{38} Мухаммед Рашид Риза (1865-1935 гг.) - ливанец-эмигрант, живший в Египте; известный представитель исламского реформизма, возникшего в конце XIX века. По инициативе шейха Мухаммеда Абдо в 1898 г. был основан орган мусульманских модернистов "ал-Манар", главным редактором которого стал М. Рашид Риза (Долинина А. А. Указ. соч. С. 21, 23, 24, 54). Реформаторы ислама выступали за приобщение мусульманских народов к европейской цивилизации, за пропаганду светских знаний и культуры. Имеются сведения о том, что А. Каяев из Казикумуха сотрудничал в журнале "ал-Манар", издававшемся М. Р. Ризой (Абдуллаев М.А., Меджидов Ю.В. Али Каяев. Махачкала, 1968. С. 23).

{39} Лидер "Партии децентрализации" в Египте, 1900 г. (Долинина А.А. Указ. соч. С. 54).

{40} Название этой газеты, издаваемой на арабском языке в Египте, И.Ю. Крачковский переводил как "Аллахом покровительствуемый" (см. его: Из арабской печати Египта // Мир ислама. СПб., 1912. Т. 1. С. 494), А.А. Долинина - как "Поддерживаемый богом/Аллахом" (Долинина А.А. Указ. соч. С. 10, 15, 54, 78. См. еще: Хащаб А. Обзор арабской периодической печати // Мир ислама. СПб., 1912. Т. 1. С. 644-667).

{41} Устаз - учитель, достигший высокого совершенства; маститый; духовный наставник.

{42} Фамилия "Арсланбеков", которой обычно подписывался Абусуфьян, образована от имени его прадеда по отцовской линии - Арсланбека (см. в его генеалогии: Абусуфьян б. Акай б. Солтанахмад б. Арсланбек б. Мирза б. Джанибек б. Янибек б. Вазир б. Шайх-Мансур б. Шайх-Азиз б. Айдемир б. Ахмадхан). Этой же фамилией подписывался он в качестве редактора газеты "ХIалтIулел чагIи", издававшейся в 1918 г. на аварском языке.

{43} Имеется в виду Оттоманская (или Высокая, Блистательная) Порта, как в средние века и в новое время называли правительство старой Турции - Османской империи.

{44} Кроме "Джаридат Дагистан", которая издавалась А. Каяевым (см. примеч. 36) в Темирханшуре, в 1912-1914 гг. в С-Петербурге стали выходить общественно-политические газеты "Заря Дагестана" и "Мусульманская газета", издаваемые известным просветителем и общественным деятелем С.И. Габиевым (см.: Печать Дагестана. Махачкала, 1983. С. 99).

{45} То есть, в Египет и в Сирию.

{46} Действительно, книги, изданные на арабице, в Дагестане на местных языках до 1903 года существовали считанные единицы. Они стали появляться регулярно лишь с этого года благодаря стараниям А. Акаева и М. Мавраева, сначала - в Крыму, а затем - в Темирханшуре. Те несколько книг на кумыкском языке, которые вышли в свет в научных или миссионерских целях в самом конце XIX в., еще не могли "делать погоду" в этом деле: [Тексты на кумыкском и ногайском языках]. / Сост. М. Османов. СПб., 1883; Евангелие от Матфея. Лейпциг, 1897; Евангелие от Марка. Лейпциг, 1897; Наставление учащемуся / Сост. М. Османов. Казань, 1899. (См.: Каталог печатных книг и публикаций на языках народов Дагестана / Сост. А.А. Исаев. Махачкала, 1989. С. 68, 130. Далее: Каталог печатных книг...). Да и изданы они были весьма ограниченным тиражом. К примеру, судя по справочным сведениям, книжка М. Османова вышла в свет в Казани тиражом всего 40 экземпляров (см.: Список изданий, вышедших в России в 1900 году. СПб., 1901. С. 104). Таким образом, можно сказать, что до 1903 г. в Дагестане практически отсутствовали печатные издания на местных языках, а существовавшие весьма редкие издания находились в руках ученых людей. Деятельность Абусуфьяна стала важным поворотным шагом в деле демократизации книгоиздания в крае, в результате которой печатная книга стала популярной и доступной для широкого круга читателей из числа простых людей. До него письменная литература на языках народов Дагестана бытовала почти вся в рукописном виде.

{47} См. примеч. 3.

{48} См. примеч. 27.

{49} Упомянутые обе книги изданы в мавраевской типолитографии в Темирханшуре, первая - в 1911 и 1914 гг., вторая - в 1909 г. (Каталог печатных книг... С. 85, 90, 107).

{50} См. коммент. 17. Об этой дискуссии см. в кн.: Абусуфьян ибн Акай. Янгы мавлед. Темирханшура, 1332 (1913-4). С. 86-88. Кумык, яз. Здесь же (с. 88-95) опубликованы ответные работы А. Акаева на упомянутые критические статьи его идейных противников.

{51} Первые социал-демократические кружки в Дагестане стали появляться с 1902-1903 гг. (История Дагестана. М., 1968. Т. 2. С. 215).

{52} Так раньше называли первую мировую войну, очевидно, по причине того, что именно Германия начала войну летом 1914 г.

{53} Последний российский император Николай II, свергнутый Февральской революцией 1917 г.

{54} Джалалуддин Асельдерович Коркмасов (1877-1938 гг.) из сел. Кумторкала - видный руководитель борьбы трудящихся за социалистическую революцию и установление Советской власти в Дагестане, советский и государственный деятель. В 1921-1930 гг. состоял председателем Совета Народных Комиссаров Дагестанской республики.

{55} Махач Дахадаев (1882-1918 гг.) из сел. Унцукуль - выдающийся дагестанский революционер, социалист. Убит контрреволюционными деятелями 9 сентября 1918 г. На митинге, посвященном перезахоронению М. Дахадаева, У. Буйнакского, С. Казбекова, Г. Саидова, состоявшемся 23 мая 1920 г. в Темирханшуре, выступил с речью Абусуфьян Акаев. (См. газ.: "Фукара ал-джибал". Темирханшура, 1920. 2 июня. № 5. Араб, яз.; Акбиев С. От рукописной книги к печатной. Махачкала, 1982. С. 41. Кумык, яз.)

{56} Об участии А. Акаева в революционном движении, а также о его нахождении под стражей начальника контрразведки при штабе военного диктатора Дагестана в октябре 1918 г. свидетельствует также архивный документальный материал. (Абдуллатипов А.-К. Ю. Формирование метода социалистического реализма в кумыкской литературе. Махачкала, 1982. С. 55; Его же. Литература правды жизни. Махачкала, 1984. С. 42-43; РФ ИИЯЛ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 48. Инв. 1471. См. также статью А.-Г. Гаджиева в настоящем сборнике).

{57} Магомедгусейн Асадов, перс по происхождению, проживал в Темирханшуре в нач. XX в. Полное название упоминаемой здесь книжки: "Китаб фи `илм ал-калам мухтасар мин ал-кутуб ли-аджли Хидайат ал-`авам". (См.: Каталог печатных книг... С. 69. Здесь, однако, выражено предположение о том, что книжка А. Акаева была издана в Каире в 1902 году. В "Автобиографии" же, очевидно, указано точно место ее издания - Стамбул. Экземпляр названной книги А. Акаева имеется в РФ ИИЯЛ: Ф. 15. № 1274). Более подробные сведения об упоминаемых в "Автобиографии" изданных в печатном виде книгах и сочинениях А. Акаева можно найти в "Каталоге печатных книг...", составленном А. Исаевым.

{58} То есть османско-турецких и татарских.

{59} Книга издана в 1925 г. (см. о ней в статье Г. М.-Р. Оразаева "Лексикографические работы А. Акаева", помещенной в настоящем сборнике).

{60} В Рукописном фонде Института ИЯЛ Дагестанского научного центра Российской АН хранятся два списка (1923 г. и 1929 г.) этого произведения: Ф. 29. № 90 (5); Ф.14. № 2702. Другой список рукописи имеется в коллекции известного дагестанского арабиста М. Г. Нурмагомедова из Аракани, которая находится ныне в г. Махачкале.

{61} Местонахождение арабоязычного оригинала неизвестно. Перевод части текста на русский язык хранится в научном архиве Института ИЯЛ: РФ ИИЯЛ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 48. (Об этом сочинении см. в статье А.Т. Гаджиева в настоящем сборнике).

{62} Список этого сочинения имеется в личной коллекции М. Г. Нурмагомедова в г. Махачкале.

{63} Далее в рукописи приведены тексты 9 поэтических произведений А. Акаева, созданных на разных языках: "Фи марсиййа ал-Фадл ибн ал-кади Муста-фа ал-Газаныши" - на араб. яз., 6 бейтов; "Дер марсиййе-и Мохаммед Алихан сакен Кафкай" - на перс. яз., 10 бейтов; "Газел" - на тюрк. яз., 7 бейтов; "Магьмуз тав" - это и следующие за ним произведения на кумык. яз.; 28 строк; "Насигьат" - 122 строки; "Къызъяшланы тилинден бир шикаят" - 116 строк; "Гъазел" - 12 строк; "Йылан ва Сюлюк" - 28 строк; "Интернасйонал" - 72 строки. (Часть из них опубликована Б.В. Чобанзаде в его кн.: Заметки о языке и словесности кумыков. Баку, 1926. С. 83-85).

Текст "Интернационала" в переводе А. Акаева на кумык. яз. был опубликован еще ранее на страницах органа политотдела 32-й дивизии XI Красной Армии - в газ. "Красный Дагестан" ("Къызыл Дагъыстан"), № 4 от 30 дек. 1920 г. (Акавов З. Абусуфьян Акаев: (Литературный портрет) // РФ ИИЯЛ. Ф. 3. Оп. 5. Д. 186. Инв. 4390. Л. 50; Акбиев М. Интересная находка // Даг. правда. 1972. 14 ноября; Печать Дагестана: Справочник. Махачкала, 1983. С. 117; Абдуллатипов К. "Интернационал" на кумыкском языке // Лит. Дагестан. Махачкала, 1986. № 2. С. 69-71. Кумык. яз.).

В небольшом колофоне на л. 8 рукописи написано по-арабски: "Писал это - составитель автобиографии Абусуфьян ал-Казаныши. 10 августа 1925 года - [то есть] 1343 по мусульманскому летосчислению".

Предисловие, перевод текста "Автобиографии" с азербайджанского языка и комментарии Г.М.-Р. Оразаева; перевод арабского текста - А. Р. Шихсаидова.


Опубликовано:
"Литературное и научное наследие Абусуфьяна Акаева". Сборник статей и материалов. Махачкала, 1992

Размещено: 11.10.2009 | Просмотров: 5866 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.