Кумыкский мир

Культура, история, современность

За службу России и храбрость

О героях-кумыках русской императорской армии

26 ноября 2009 г. исполняется 240 лет со дня учреждения военного ордена Святого Георгия. В связи с этим Дворянское собрание Кубани проводит в Краснодаре очередные V Международные дворянские чтения "Под сенью Святого Георгия". Приглашение принять участие в этих чтениях получил и автор публикуемого материала, подготовленного в качестве доклада.

Предлагаем вниманию сокращенный вариант доклада, посвященного кумыкам - героям русской армии, тем, чьи имена навеки остались записаны золотыми буквами на стенах Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца и в скрижалях военной истории России.

После завоевания Москвой Казани и Астрахани с закреплением и утверждением русских на Тереке и в процессе интенсивного развития с середины XVI века русско-кумыкских отношений, сближения с Москвой, представители кумыкской знати стали поступать на службу в русские воинские формирования и принимать участие в становлении и укреплении многонациональной российской государственности. Некоторые из них получили широкое признание и благодаря своей ратной службе дослужились до высоких воинских и гражданских чинов.

С этого времени они участвуют в походах и битвах русской армии. Естественно, имена тех или иных кумыкских владетелей нередко можно встретить в числе получивших чины и награды, императорские ордена. Еще в 1560-е годы кумыкские князья в лице двух братьев Василия (до крещения Мамай) и Романа Агишевичей Тюменских выехали на службу в Москву; участвовали в действиях русских войск в Ливонии[1]; позже первый из них был воеводой в Ярославле (1614 - 1616), второй - в Соликамске и Ярославле (1619). В 1677 г. кумыки под командованием кафыр-кумукского владетеля Асан-бека Мурзы принимают участие в русско-турецкой войне на стороне русских под Чигирином, в 1746 году старший костековский владетель Алиш Хамзин (Хамзаев) получил чин воеводы, а в 1759 году он же был пожалован в бригадиры. В войне 1796 г. с персами принял участие эндиреевский князь Шефи Темиров, он имел "за Персидский поход медаль большую золотую на голубой ленте с портретом Екатерины Вторыя и с надписью "За храбрость и усердие"[2].

Автор начала XIX в. (1804 г.) А.И. Ахвердов писал о владельцах Эндирея: "Из сих владельцев есть имеющие чины наши, как-то майоры Муртазали и Устархан Алишевы, из коих первый имеет медаль, данную при коронации, золотую с бриллиантами, капитаны Арсланбек Айдемиров, Ибрагим Альбор Аджиев"[3]. Далее он отмечает, что владельцы Аксая "имеют нашей службы чины, подполковничий - Муртазали Капланов, имеющий золотую медаль с бриллиантами, майорский - Биарслан Эльдаров".

Известно также, что князь Муса Хасаев имел чин подполковника (в числе других) как депутат, избранный от засулакских князей, - участвовал при коронации императора Николая I в 1825 году[4].

Особенно много кумыков служило офицерами в российской армии в XIX - начале XX в., и многие из них имели ордена и медали, золотое оружие. Об этом красноречиво свидетельствуют их послужные списки, хранящиеся в архивах Москвы, Владикавказа, Тифлиса, Ставрополя, Махачкалы. Только в Кумыкском округе, по данным 60-80-х гг. XIX столетия, числилось из кумыков в строю или на пенсии 42 военнослужащих в основном высших и низших чинов, капитанов и майор[5]. Однако какого-либо отдельного исследования, посвященного кавалерам императорских орденов - кумыкам, на сегодня не существует и представляемый материал является первой такой попыткой. Но прежде чем перейти к изложению темы, вкратце остановимся на истории самого ордена Святого Георгия и Золотого оружия с надписью "За храбрость".

Военный орден Св. Георгия

Орден Святого Георгия являлся высшей наградой Российской империи, жалуемой за безупречную службу и выдающиеся подвиги на полях сражений. Полное название - Императорский Военный орден Святого великомученика и Победоносца Георгия. Официально учрежден 26 ноября 1769 г. для награждения лиц командного состава (офицеров и генералов). В статуте его сказано: "Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражении раны не приемлются в уважении при удостоении к ордену Св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнял во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием".

С 15 мая 1855 г. орден выдавали исключительно за особые боевые заслуги. Заслужить орден Св. Георгия в боевой обстановке было чрезвычайно трудно. Орден Св. Георгия 4-й степени представлял собой золотой крест с белой финифтью и золотой каймой по краям. В центральном круге, залитом красной финифтью, - изображение Св. Георгия на белом коне, поражающего копьем дракона. Крест 4-й степени носили в петлице или на левой стороне груди, на узкой Георгиевской ленте, состоящей из трех черных и двух оранжевых полос. Награждение 4-й степенью этого ордена давало право потомственного дворянства.

Наградное Золотое оружие с надписью "За храбрость"
(с 1913 г. - Георгиевское оружие)

Золотое оружие с надписью "За храбрость" (Георгиевское оружие) занимало особое место среди боевых наград русской императорской армии.

Начиная с петровских времен, им отмечали выдающиеся военные заслуги и подвиги. Оружие это служило именно боевой наградой, а не подарком, и предназначались исключительно для генералитета. Награждения были приурочены к победам в войнах или к годовщинам побед[6]. Золотое оружие для офицеров имело надпись на эфесе "За храбрость"; "генеральское" украшалось алмазами или бриллиантами, причем на оружии для генерал-майоров (и равных им морских чинов) обычно помещалась такая же надпись "За храбрость", а для генерал-лейтенантов, полных генералов и фельдмаршалов - более пространная, объясняющая причину награждения.

В 1869 г. "высочайше было повелено: всех чинов, имеющих золотое оружие с надписью за храбрость, причислить к ордену св. Георгия"[7].

По своему значению наградное золотое Георгиевское оружие шло сразу после ордена Св. Георгия 4-й степени. При золотом оружии носился темляк из Георгиевской ленты.

В 1913 г. по новому статуту ордена Св. Георгия принадлежащее к этому ордену Золотое оружие получило официальное название "Георгиевского оружия" и "Георгиевского оружия, украшенного бриллиантами". Оно было причислено к ордену, но оставалось самостоятельной наградой. Особые права и преимущества кавалеров Георгиевского оружия в целом совпадали с преимуществами кавалеров Золотого оружия рубежа XIX - XX вв. Георгиевский крестик помещался на обоих видах этого оружия, на простом оружии - эмалевый, на оружии с бриллиантами - украшенный драгоценными камнями. Надпись "За храбрость" располагалась на дужках эфеса, крестовине или чашках (у шпаг). Эфес Георгиевского оружия официально становится позолоченным, но в примечании к статуту указывалось, что "эфес и приборные металлические части разрешается изготавливать из золота" за счет награжденного. Оружие носилось на георгиевском темляке. Латунный позолоченный прибор ножен украшал орнамент из лавровых ветвей и листьев.

Георгиевское оружие не могло быть "жалуемо в качестве очередной боевой награды или же за участие в определенных периодах кампаний или боях без наличия несомненного подвига". Оружием, к примеру, мог быть награжден офицер, который захватит или удержит до конца сражения важный пункт неприятельского расположения; личным примером доведет до удара холодным оружием подразделение не менее роты; с опасностью для жизни спасет знамя или штандарт и доставит его из плена; с явной опасностью для жизни уничтожит неприятельскую переправу.

Кавалеры ордена Святого Георгия и Золотого оружия с надписью "За храбрость" (Георгиевского оружия)

Аджи-Мустафа-Умаров (Умаров Аджи-Мустафа) (1830-?), полковник, из кумыкских узденей (с. Эндирей), воспитывался во II Петербургском кадетском корпусе, военную службу начал в 1847 году, командовал "эскадроном 17 Драгунского Северского Его Величества короля Датского полка". В послужном списке отмечается: "в 1854 и 1855 гг. он участвовал в Крымской кампании". Награды: кавалер орденов "Святого Владимира" 4-ой степени, с мечами и бантом, "Святой Анны" 3-ей степени с мечами и бантом, "Святого Станислава" 3-ей степени с мечами; 15 сентября 1865 г. за отличие в делах против горцев награжден золотой шашкой с надписью "За храбрость", особым крестом "За службу на Кавказе".

Абдул-Халим-Магомед-Оглы, капитан Дагестанского конно-иррегулярного полка 11 февраля 1880 г. награжден золотой шашкой с надписью "За храбрость" " за отличия в среднеазиатских походах".

Али-Бек-Пензуллаев (Пензуллаев Алибек), (20.02.1823 г. - ?), генерал-майор, из кумыкских узденей (с. Аксай). Окончил 1-й кадетский корпус в Санкт-Петербурге, службу начал в Гребенском казачьем полку. В 1839 г., состоял при войсках Кавказской армии, был произведен в корнеты в 1841 г. В бытность подполковником 21 июня 1859 г. за отличие в делах против горцев награжден золотой шашкой с надписью "За храбрость. В бытность полковником он стал кавалером орденов "Св. Владимира" 4-й степени с мечами и бантом, "Св. Анны" 2-й степени, с короной и мечами под орденом, той же степени, без короны и мечей, того же ордена 3-й степени с бантом, "Св. Станислава" 2-3-й степеней, первый с мечами, был ранен.

Андрикаев Муса, полковник 4-го гусарского Мариупольского Е. Кор. Выс. ландграфа Фридриха Гессенского полка 8 декабря 1877 г. "за отличия в Русско-турецкой войне 1977-1878 гг. награжден золотым палашом с надписью "За храбрость".

Беков Константин, полковник, командир 82-го пехотного Дагестанского Е.И. Выс. великого князя Николая Михайловича полка 7 февраля 1910 г. награжден золотым оружием с надписью "За храбрость" "за отличия в Русско-японской войне 1904-1905 г.".

Джамав-Бек Кайтагский, в бытность подполковником 19 августа 1845 г. "за отличия в делах против горцев" награжден золотой саблей с надписью "За храбрость".

Исмаилов Казанбий (1815 г. - не ранее 1850 г.), прапорщик, числящийся прикомандированным в Лейб-Гвардию Кавказско-горскому полуэскадрону (1848-1850 гг.), из узденей Мехтулинского ханства. Вступил на службу в Лейб-гвардию Кавказско-горский полуэскадрон оруженосцем 10.08.1843 г.; юнкером с 09.10.1844 г.; прапорщиком с 24.06.1846 г. По высочайшему повелению, согласно ходатайству Командующего Императорскою главною квартирою прикомандирован Л.-Гв. Кавказско-горскому полуэскадрону 8.02. 1847 г.; по желанию ханши Мехтулинской Нух-Бике в СПб не возвратился, от полуэскадрона отчислен 1.12. 1848 г. Имел знак отличия Св. Георгия за № 73241 и две серебренные медали на Георгиевских лентах; одну с надписью "за храбрость" для ношения на шее, а др. с надписью "за взятие Ахульго 22 марта 1839 г." для ношения на петлицах.

Кагарман Бек Гасан Бек Оглы, поручик 30 марта 1851 г. золотая сабля с надписью "За храбрость" за отличие в делах против горцев.

Каитбеков Расул (?-1922) , полковник, родился в с. Параул Карабудахкентского участка Темир-Хан-Шуринского округа Дагестанской области, Георгиевский кавалер (имел прозвище "дагестанский Наполеон"), Окончил юнкерскую школу в С.-Петербурге, служил в царском конвое. Участник 1-й мировой и японской войн. Полковник, командир батальона Бакинского полка (32-й пехотной дивизии). Георгиевский кавалер (4 ст.). Был командирован от Кавказского фронта в Ставку на Съезд Георгиевских кавалеров. Участник выступления генерала Корнилова (август 1917). В начале 1918 г. - участник боев в Порт-Петровске. Начальник штаба армии Горской республики (1919), нач. штаба Военного правителя Дагестана, полковника, князя Н. Тарковского, затем - комендант Темир-Хан-Шуры. После ухода Добровольческой армии из Дагестана скрывался, был арестован органами сов. власти. В 1922 г. расстрелян большевиками, перед расстрелом солдатам заявил: "Все мое тело в бесчисленных ранах. Единственное цельное место - сердце, цельтесь в него".

Курумов Касим (Корумов Касим)[8], полковник, в бытность подполковником 30 мая 1854 г. награжден Золотой шашкой с надписью "За храбрость" за отличие в делах против горцев.

Тарковский Нух-Бек (1878-1951), князь, полковник, последний из шаухалов Тарковских. Окончил Симбирский кадетский корпус (1897), Николаевское кавалерийское училище (1899). Георгиевский кавалер, а также кавалер ряда орденов и золотого оружия. Ротмистр 2-го Даг. конного полка (1915). Полковник, командир 1-го Дагестанского конного полка (1917). Военный министр Горской республики (1918), военный правитель Дагестана (1918). В 1920 г. вместе семьей эмигрировал в Тегеран (Иран), где был принят шахом и назначен на генеральскую должность - Начальником Персидской казачьей Его Величества Шаха дивизии. Впоследствии перебрался в Турцию, затем - в Швейцарию. Умер в 1951 г., там же и похоронен.

Темиров Шефи, капитан (1804), из кумыкских князей, потомков Султан-Мута Эндиреевского (с. Эндирей), награжден большой золотой медалью на голубой ленте с портретом Екатерины II и с надписью "За храбрость и усердие" за участие в Персидском походе 1796 г.

Уцмиев Хасай Мусаевич (1808-18??), князь, генерал-майор, в бытность поручиком "в награду отличной храбрости и мужества, оказанных в деле против горцев 11 июля 1840 г. при реке Валерик"[9] 17 марта 1841 г. награжден Золотой саблей с надписью "За храбрость"[10].

Хасполат-Хамзаев (Хасболат Хамзаев), князь, капитан, 22 октября 1849 г. награжден золотой саблей с надписью "За храбрость" "за отличие в венгерскую кампанию 1849 г." ("за отличие в делах против мятежных венгров")[11].

Шихалиев Махмут, подполковник 17-го драгунского Северского Е.В. короля Датского полка 12 июля 1878 г. награжден золотой шашкой с надписью "За храбрость" за отличия в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг.[12]

Эрпелинский Уллубий, поручик, 28 марта 1841 г. награжден золотой саблею с надписью "За храбрость" за отличия в делах против горцев[13].

Заключая, хотел бы еще раз отметить, что это всего лишь первая попытка объединить доступную документальную информацию о кумыках-кавалерах императорских наград. По мере накопления информации список этот, вне всякого сомнения, будет дополняться. Но уже на сегодня мною собран обширный материал для книги о воеводах и офицерах из числа кумыков, посвятивших себя служению России, и она запланирована к выпуску под названием "Кумыки на службе России".

 
Примечания.

[ 1] ПСРЛ,т. XIII, 2-я пол., стр.322; Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. (вторая половина XVI - 30-е годы XVIIвека). М., 1963.С.230.

[ 2] Ахвердов А.И. Описание Дагестана. 1804.- ИГЭД. М., 1958. С. 213.

[ 3] Там же.

[ 4] Там же.

[ 5] Гаджиева С.Ш. Кумыки: историческое прошлое, культура, быт. Книга 2. Махачкала. 2005. С.296.

[ 6] Исмаилов Э. Э. Золотое оружие с надписью "За храбрость. Списки кавалеров 1788-1913." М. 2007.С.5.

[ 7] Там же. С. 6-7.

[ 8] О нем более подробные сведения см.: ГА РСО-Алании. Ф.12.Оп.4.Д.65.Л.39; Там же. Д.103.

[ 9] Кумыкский энциклопедический словарь. Махачкала. 2009. С.170.

[10] Там же. С. 214. О нем подробные сведения см.: ЦГА СО. Ф.12.Д.Оп.2. Д.1074.Ф.12.Оп.6.Д.2870, а также Кумыкский энциклопедический словарь. Махачкала. 2009.С.170-171.

[11] Там же. С. 224.

[12] Исмаилов Э.Э. С. 324.

[13] Там же. С. 214.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена". 19.06.2009.

Размещено: 21.06.2009 | Просмотров: 5549 | Комментарии: 1

Комментарии на facebook

 

Комментарии

skryabin оставил комментарий 29.03.2014, 18:49
Comment
Здрравствуйте, Камиль! Хочу поделиться с вами рассказами моего отца, кому в свою очередь рассказывала его мама Шемшединова Евгения Александровна про своего папу(моего прадеда). По всем рассказам предков мой прадед Шамшединов Александр (надеюсь все имена дошли до меня с точностью, отчество я не могу утверждать, но по поискам в интернете могло быть Владимирович)был уроженец Кавказа и в возрасте 13 лет убежал из дома, поступил в Царское военное училище. Потом уже в звании подполковника учавствовал в боях за Порт Артур командуя одним из сухопутных соединений. Был награждён золотым оружием, так же точно не доставерно за участие в какой битве,но опять же вроде за Порт Артур. Во время революции спасаясь от репресий, в одну из ночей с семьёй перешёл границу с Китаем и в последствии закончил свои дни в г.Харбин. Семья осталась бедствовать и прожили только блогадоря тому что продовали его награды, в том числе и золотую шашку(или саблю). Вся информация со слов и ни чем не подтверждена, только говорили ещё что бабушка была княгиней. В последствии их с дедом(Скрябин Виталий Николаевич) посадили в лагеря с формулеровкой японские шпионы где они провели 9 и 10 лет. Если возможно найти хоть какую нибудь информацию для подтверждения(или опровержения) всех рассказов то я буду благодарен всем окозавшим содействие людям. Огромное вам спасибо!(vladimirskryabin@inbox.ru)

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.