Кумыкский мир

Культура, история, современность

По следам нашей памяти

О результатах поездки в с. Гели

Мы с друзьями давно задумали совершить эту поездку, но всё время откладывали её "на потом", "на свободное время", ибо все мы люди занятые, работающие. Но настал момент, когда мы решили, что дальнейшее промедление и вовсе чревато срывом нашего мероприятия. Но обо всём по порядку.

Моим друзьям Шанавазу и Исмаилу Шанавазовым своими семейными преданиями удалось заразить меня интересом к истории их фамилии и их родного селения Гели. Сами они сетовали на отсутствие у них точной родословной, так как документы и фотографии, запечатлевшие дореволюционную судьбу их предков, были уничтожены в сталинскую эпоху. Тогда я вспомнил о человеке, способном им помочь, - талантливом арабисте Исмаиле Ханмурзаеве, которому не составило бы большого труда прочесть надписи на могильных плитах ("сынташ") их предков. Дальше было дело за организационным моментом. И вот, предварительно договорившись, мы встретились во второе воскресенье апреля и поехали по направлению к Гели.

Посещение села оставило у нас противоречивые впечатления: сегодняшний день вызывает сожаление об упущенных возможностях, чувствуется, что Гели сегодня переживает не самые лучшие в экономическом отношении времена, но прошлое здешних мест поразило плотностью впечатлений, своей глубиной и таинственностью.

Особенно явно память о славном прошлом селения сосредоточена на кладбище. Восточная, противоположная каменному карьеру часть кладбища занята древними, частично погруженными в землю, могильными плитами со следами сильной эрозии. Огромное количество старинных стел было сломано "для хозяйственных нужд" в советское время. Об этом свидетельствует пустынное пространство между двумя группами старых надмогильных плит, заполненное словно срезанными короткими основаниями памятников. Все старое кладбище запущено, заросло травой и сорняками. Домашние животные (например, собаки) беспрепятственно бродят по территории кладбища. Новые захоронения располагаются по углам и у входа. На новых могильных плитах уже не увидишь традиционные символы и надписи.

На традицию оформления старинных надгробных стел массивным округлым навершием, напоминающим по виду человеческую голову, явно повлияли смутные воспоминания о каменных половецких "балбалах", встречающихся и на Кумыкской равнине. Некоторые подобные навершия были окаймлены чалмой, символом посещения покойником обеих святынь. Вспомним в этой связи известные стихи А.С. Пушкина, родившиеся в крымском Бахчисарае:

Я видел ханское кладбище,
Владык последнее жилище.
Сии надгробные столбы
Венчаны мраморной чалмою...

По причине эрозии представляется невозможным рассмотреть что-либо на значительной части могильных камней, однако на некоторых из них можно различить характерные знаки, сохранившиеся в достаточно хорошем состоянии.

Тонкая резьба намогильных плитах - свидетельство больших успехов кумыкских мастеров в резьбе по камню. Многие из использованных камнерезами символов отсылали нас в седую древность, не случайно мой товарищ Исмаил Шанавазов сравнил их с древними иероглифами и рунами.

Уже одна из первых увиденных нами древних стел вдохнула в нас трепет и уважение - перед нами могила князя Сурхая сына Будайчи сына Мухаммада, датируемая серединой XVIII в. Дальше было ещё интересней. Мы нашли могилы членов его семьи. Затем еще одну княжескую семью (потомков князей Махти и Мамы) и наконец перед нами предстала стела с именем Шанаваза сына Исмаила, убитого в июле 1834 г. Это прямой предок наших друзей Шанаваза и Исмаила, надо отметить что если совпадение имени Шанаваз было естественно, то тот факт, что мой друг Исмаил носит имя своего предка, явилось для него приятной неожиданностью.

Подлинным открытием для нас стало активное использование гелинскими князьями символа власти шаухальского рода. При этом он значительно отличается от каплевидного символа на надгробиях кладбища шаухалов в Тарках.

Считая необходимым объяснить читателям, о чём собственно идёт речь, приведу выдержки из работ ранее соприкасавшихся с данной символикой авторов. "Эта фигура, - писал о каплеобразном символе искусствовед П. К. Дебиров, - напоминает грушеобразный медальон, заполненный растительными формами, который является неотъемлемым компонентом декора казикумухских надмогильных памятников, установленных на могилах шамхалов" (П. К. Дебиров К истории искусства резьбы по камню у лезгин и кумыков. РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 3. №123. С. 40). А. Р. Шихсаидов так описывает этот знак, именуя его в дальнейшем "шамхальской" эмблемой: "шамхальская эмблема в виде каплеобразной фигуры с двумя розетками по бокам" (А. Р. Шихсаидов. Эпиграфические памятники Дагестана X-XVII вв. М.: "Наука", 1984. С. 305 - 307). Следует добавить, что указанный каплеобразный символ заполнен не просто растительными формами, а восьмиугольной звездой, издревле обозначавшей солнце.

Символ на гелинских княжеских надгробиях отсылает память информированного зрителя к позолоченному яблоку, которое, по сообщению А. Олеария, следующим образом использовалось при выборах шаухала: "...Когда его избирают, все мурзы или князья должны сойтись в круг, священник (мулла) бросает в них позолоченное яблоко: в кого оно попадет, тот и становится шамхалом. Священник, однако, хорошо знает, в кого он должен бросить".

Ритуал бросания яблока отличал избрание шаухала от аналогичных инаугурационных обрядов в других татарских ханствах и был, вероятно, связан с хазарской символикой, так как символ "Алтын алма" ("золотое яблоко") являлся гербом хазарского кагана и изображался на его шатре (См.: К.М. Алиев. Шаухалы Тарковские. Махачкала, 2008. С. 17).

По нашему мнению, яблоко, как и восьмиугольная звезда в центре каплевидной эмблемы, являются регалиями власти древнетюркских каганов и продолжателей их политических традиций (хазарских и монгольских каганов). Для тюркских народов в домусульманский период было характерно совмещение в руках правителей не только светско-политической, но и религиозной власти. К примеру, правитель Западно-Тюркского каганата Джебу-Хакан отождествлялся с божеством солнца. Его сын Шат, предводительствовавший в 628 г. тюркскими войсками в Закавказье, клялся именем отца следующими словами: "Клянусь тебе солнцем отца моего Джебу-Хакана" (Цит. по: Л. Б. Гмыря. Страна гуннов у каспийских ворот. Махачкала, 1995. С. 170). Этот пример подтверждает мою догадку о значении символа власти, наносимого на памятники шаухалов.

Примечательным фактом является и то, что для подкрепления посланий и писем некоторыми представителями шаухальской династии использовались перстневые печати каплеобразной формы. Однако печати каплеобразной формы не были исключительным явлением у шамхалов в Дагестане и Чечне. Печати такой формы встречаются и за пределами Северного Кавказа. О перстневых печатях "бадами мухр" ("миндальная печать") подобной формы пишет татарский учёный М. А. Усманов в своей работе "Жалованные акты Джучиева улуса". После анализа многочисленных источников он приходит к выводу, что перстневая печать характерной миндалевидной формы служила удостоверением личности всех членов династии Джучидов (М. А. Усманов. Жалованные акты Джучиева улуса. Казань, 1979, С.170-171).

По аргументированному мнению В. В. Трепавлова и П. Голдена, Чингис-хан и его потомки считали себя потомками и продолжателями политической линии тюркских каганов и заимствовали их церемонии и символы власти. (См. подробно: В. В. Трепавлов. Государственный строй Монгольской империи XIII в. М.: Издательская фирма "Восточная литература", 1993. С. 20, 72)

От теории перейдём к практике. Ниже приводится осуществлённый Исмаилом Ханмурзаевым перевод надписей на камнях. Датировка погребения князей даётся в соответствии с мусульманским летоисчислением по Хиджре (в тексте отмечено как г.х.).

Наиболее древнюю группу памятников составляли потомки князя Будайчи сына Мухаммеда. "Умер покойный прощенный Сурхай сын Будайчы. Да простит их обоих Аллах"; "Хозяин этой могилы Будайчы сын Сурхая". "Хозяин этой могилы Алибек сын Сурхая сына Будайчы сына Мухаммада. Да простит их Аллах!", "Амин. О Аллах. Дата в году 1184 (26.04.1770 - 15.04.1771). Хозяйка этой могилы Х.н.з. дочь Будайчы Шамхала. Да простит их обоих Аллах!"; "Умерла Баху, дочь Муртазали сына Сурхая. Дата [смерти] 1185 г.х. (15.04.1771 - 04.04.1772)". К вышеперечисленным эпитафиям хронологически примыкает и следующая надпись на женской стеле: "Покойная, прощенная Кихили дочь повелителя Алисултана. Да простит их обоих Аллах! 1172 г.х.". Особенный наш интерес вызвала эпитафия на могиле Алибека, содержащая имена его предков вплоть до третьего колена, которая, по нашему убеждению, в сопоставлении с письменными источниками, значительно облегчит дальнейшее изучение генеалогии Тарковских.

Стелы Шанавазовых составляют компактную группу посреди погребений других княжеских фамилий. Эпитафия на плите первого выявленного члена рода гласит: "Переселился Исмаил сын Солтанмута 1234 г. х.". Рядом с могилой Исмаила сына Солтан-Мута стоит могильная стела его сестры с надписью: "Покойная прощенная, нуждающаяся в милости Аллаха Шамхала дочь Солтанмута. 1228 г.х.". На плите сына Исмаила выгравирована эпитафия: "Был убит благородный повелитель (амир) Шахнаваз сын Исмаила. Да простит их обоих Аллах! Дата [смерти] месяц сафар года 1250 (08.06.1834-07.07.1834). На надмогильной стеле родного брата Шахнаваза написано: "Переселился покойный Агахан сын Исмаила. 1270 г.х.". На расположенных рядом с плитой Шахнаваза могильных стелах указаны имена его сыновей и внуков: "Это могила покойного повелителя Бийбалы сына повелителя Шахнаваза", "Переселился благородный повелитель Абдулмажид сын Шахнаваза. Да простит их обоих Аллах! В месяце сафар 1327 г.х.", "Мухаррам (название мусульманского календарного месяца) 1331 г.х. Умер повелитель Шахнаваз сын повелителя Абдулмажида". Вблизи с представителями потомков Исмаила сына Султан-Мута стоит могильная плита с надписью: "Умер Солтан-Мут сын повелителя... 1290 г.х.". Судя по имени погребённого, он принадлежал к тому же клану князей Шанавазовых-Гелинских-Тарковских, однако в связи с тем, что в результате эрозии имя его отца разобрать не удалось, установить точную степень его родства с другими погребенными представляется затруднительным.

Перевод эпиграфики расширил для наших друзей их знания в собственной генеалогии по вертикали и по горизонтали (в последнем случае я имею в виду появление ранее неизвестной информации о братьях и сестрах, их прямых предков и их потомстве).

Сынташ

Ощущение погружения в прошлое окончательно дополнило посещение родового дома Шанавазовых, по сути типичного для Кумыкии феодального замка XVIII-XIX вв. Дом этот, возвышающийся над всем селом, и сегодня дарит сознание прочности, защищенности. В связи с этим нас очень огорчила услышанная нами в мечети весть, что новые его хозяева хотят разрушить замок и построить на его месте современный комфортабельный особняк. Разве не подобным образом стирается связь с прошлым, обрываются корни и вся нация теряет последние остатки своей истории и культуры? Именно такие старинные дома необходимо беречь и превращать в музеи, благо у нас очень богатое прошлое и существует огромное количество экспонатов, нуждающихся в охране. Уверен, что со временем это непременно принесёт и финансовую выгоду, ведь во всём цивилизованном мире процветает туризм к историко-культурным памятникам. Только мы одни находимся вне прошлого и настоящего, на отшибе собственной инертности, не позволяющей каждому из нас совершить своё собственное паломничество к истокам.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена". 05-06-2009.

Размещено: 07.06.2009 | Просмотров: 3706 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.