Кумыкский мир

Культура, история, современность

Руки прочь от склона Тарки-Тау!

Заявляет общественность поселков Тарки, Кяхулай и Альбурикент

В минувшую пятницу после джума-намаза район склона горы Тарки-Тау, называемый местными жителями Ель-Арка, окутался густым черным дымом, который шел от зажженных там костров... Я в это время находился в непосредственной близости от них и поэтому не знаю, были ли видны эти костры с махачкалинских улиц. Но прибывший примерно через полчаса на место события милицейский наряд - несколько "бобиков" с автоматчиками - уверял нас, что они приехали, увидев эти клубы дыма...

Правда, потом стало известно, что наряд все-таки был вызван: инициативу проявили "пострадавшие", те, чье имущество сгорело дотла в этом огне. Первыми к месту события прибежали несколько женщин. Пока одни из них ругались и проклинали поджигателей, другие звонили кто в милицию, кто "своим". Вскоре те и другие были на месте события.

Двое неизвестных

Всему этому предшествовал краткий эпизод, который я просто не могу не передать читателю. На Ель-Арка я пришел вместе с председателем общественных советов трех притаркинских поселков Залимханом Валиевым. Дело в том, что он был участником совещания у Председателя Правительства РД Шамиля Зайналова, где обсуждалось положение склона Тарки-Тау - активисты поселков считают, что оно крайне неблагоприятно, и требуют вмешательства правительства и всех структур, имеющих полномочия на поддержание там законности и порядка, а также экологии.

Залимхан, хорошо знающий ситуацию с Тарки-Тау, показывал мне участки склона, размеченные под планы: на них виднелись насыпи камня, щебенки, песка - обычный способ, которым "хозяева" метят свои владения. Капитальное строительство на склоне категорически запрещено, поэтому пускаются на хитрость: создают садоводческие товарищества и под видом разведения садов, как говорится, втихаря обустраиваются. "В данном случае, - кивнул он на каменный фундамент поодаль, - "захват" осуществлен под видом строительства мечети. Она занимает немного места, а все остальное, как ты сам видишь, уже поделено на планы, которые, как мы слышали, уже проданы и имеют своих хозяев".

В это время снизу, со стороны Альбурикентской мечети, к Ель-Арка цепочкой тянулись люди - здесь, как передавали, должен был состояться то ли митинг, то ли сход, направленный против "самовольных захватов" под любым поводом, в том числе и для возведения мечетей. Поэтому мы ничуть не удивились, когда к нам подошли двое молодых людей, подъехавшие на черной девятке. Настораживало только, что они были сильно возбуждены и нервничали. После нескольких коротких агрессивных разведывательных фраз один из них вдруг заявил нам, указывая на фундамент мечети "Кто будет нам запрещать строить мечеть - тех мы будем убивать!". Ошарашенные, мы не знали, что и сказать. Наконец я посоветовал этому молодому человеку, чтобы он, не дай Бог, не повторил этих слов в присутствии поселковой молодежи, которая здесь вот-вот соберется - иначе ему несдобровать... Не прошло и нескольких минут, как поселковая молодежь уже была возле будущей мечети. Кто-то быстро поднялся на крышу синего вагончика, стоявшего рядом, и снял с него зеленое знамя. Вскоре вагончик загорелся. Была снесена ограда вокруг предполагаемой мечети. Свалены металлические склады... Т.е., произошло именно то, о недопустимости чего только что предупреждал раздраженный молодой человек. Потом я понял, что он, вероятно, находился вместе со всеми в Альбурикентской мечети, где как раз обсуждался вопрос самовольного строительства данной мечети, и кади признал его противоречащим нормам шариата.

Дело в том, что жители поселка, увидев эту стройку, интересовались, что это за объект, по какому праву он возводится? Мечеть, - ответили строители. Право на строительство есть, участок куплен, на него имеется "зеленка" и т.д. Оказалось, что у этого участка есть хозяин, который и продал клерикалам план под строительство мечети. Чтобы строить мечеть, - возразили альбурикентцы, - вам надо было взять халал от нашего джамиата.

- Ваш халал нам не нужен, - прозвучало в ответ, - так как нам его дала сама центральная Джума-мечеть Дагестана. Сельчане не согласились с такой позицией, настаивая на том, что халал все-таки надо брать у хозяев земли, т.е. в данном случае у джамиатов трех сел, а Центральная мечеть, мол, не имеет право распоряжаться этой землей, она не принадлежит ей и никогда не принадлежала... Как уверяют жители сел, они несколько раз, как того требует шариат, предупреждали строителей мечети о недопустимости возведения здесь мечети без халала с их стороны. Те, как видно, не реагировали на эти предупреждения. Завершением этого "богословского" спора и стали костры, запылавшие в минувшую пятницу на глазах у махачкалинцев.

Правды ради скажем, что дело едва не дошло до массовой драки, но благодаря милиции и старейшинам, которые жестко пресекли агрессивный порыв молодежи, все обошлось миром. В этом плане серьезный вклад внес и.о. главы администрации Советского района Магомед-Наби Юсупов. Он одним из первых прибыл на место события, терпеливо вел переговоры с возбужденной толпой - причем говорил с людьми на их родном кумыкском языке, что, конечно, сразу же расположило к нему собравшихся. Он выразил свое отношение к торящимся на склоне беззакониям, и оно почти во всем совпадало с отношением к нему представителей трех поселков... Юсупов сам предложил им собраться в его кабинете в понедельник и в более спокойной обстановке обсудить сложившуюся ситуацию. И такая встреча действительно состоялась. Но о ней чуть ниже, а пока представляется необходимым хотя бы вкратце рассказать о совещании в правительстве под председательством Шамиля Зайналова.

На совещании

Инициатива встречи и совещания у председателя правительства 22 мая текущего года исходила от актива общественности трех поселков. Причем она добивалась такой встречи не один год. Встречи бывали, но без участия представителей общественности, ни членов советов старейшин, ни членов общественных советов обычно в делегации не включали, здесь были лишь главы администраций сел, которые, как считается, занимают пассивную позицию и способны только кивать и поддакивать начальству. В этот раз все было по другому: из шести депутатов местную власть представлял только один глава администрации поселка Альбурикент Касумбек Салимов. Так что тон задавали в основном общественники. А председатель совета старейшин поселка Тарки Абдулкадыр-хаджи так остро ставил вопросы перед государственными чиновниками, так сильно стучал кулаком по столу, что глава правительства был вынужден сделать ему замечание, мол, вы что, пугать нас сюда пришли?! Но старейшина был тверд в намерении довести до сведения главы правительства о настроениях общественности трех поселков, о его планах добиваться прекращения выделения участков на склоне горы Тарки-Тау. - Если для вас это просто земельные участки, товар для продажи и обогащения, для нас - это наша родина, наша история и наше будущее! И мы никому не позволим сделать его предметом купли-продажи, тем более у нас за спиной, - заявил он.

В совещании, кроме общественности поселков, участвовал ряд правительственных чиновников, в том числе и руководитель пресловутого Агентства Правительства РД по лесному хозяйству Юсуп Умавов. Дело в том, что именно это ведомство обвиняют жители поселков в бесконтрольном заселении склона Тарки-Тау. Впрочем, жители уверены, что львиная доля арендаторов - это крупные государственные чиновники, работники прокуратуры, МВД и т.п. Что ж, учитывая ситуацию с побережьем Каспия, где господствует как раз этот же слой, предположение вполне реальное...

Новый руководитель, как это обычно бывает в таких случаях, ничего внятно объяснить не может, мол, я только-только приступил к исполнению своих обязанностей и с меня взятки-гладки...

Председатель правительства, которому была предоставлена вся информация о численности арендных договоров, о случаях нарушения их условий, прямо заявил, что их надо отменять, а там, где это невозможно, - действовать через судебные органы. Любопытно, что он также указал на необходимость широкого подключения к процессу СМИ, не исключая телевидения, чего раньше за ним не замечалось.

История вопроса такова.

В 2005 году Правительство РФ взялось за решение вопроса о землях лесного фонда страны, которые составляют две трети всех земель России. Вначале речь шла о купле-продаже этих земель, затем, после вмешательства Президента Путина, ее заменили арендой на 99 лет. В окончательном же варианте остановились на 49 летнем сроке аренды, который сегодня и действует. Так как склон горы Тарки-Тау относится к ведению лесного фонда республики, то Агентство лесного хозяйства в течение 2005-2006 года выделило из него несколько участков, в том числе и на склоне горы Тарки-Тау. Сделано это было без ведома населения притаркинских поселков, так сказать, за их спиной, что и привело к конфликтной ситуации, которую мы сегодня там наблюдаем.

Как указано в справке Комиссии по защите природы склона горы Тарки-Тау, оказалось, что на территории "от селения Тарки до завода Сепараторов на конкурсной основе переданы в аренду для культурно-оздоровительных, туристических и спортивных целей 63.943 гектара земель лесного фонда лесопаркового участка лесничества, на что ФГУ "Махачкалинский лесхоз" за 2005-2006 год заключило арендные договоры в количестве 284 штук...".

Представители общественности трех поселков наутро после событий на Ель-Арка явились в Агентство по лесному хозяйству. Разговор был спокойный, конструктивный, но они настойчиво подчеркивали мысль, что вопрос с выделением участков в аренду для них не является экономической темой, хозяйственным спором, даже экологический аспект в нем не самый главный для них. Главное, что Тарки Тау со всеми землями и лесными угодьями они рассматривают как свою историческую родину, территорию, к которой они испытывают особые, патриотические чувства. Именно этим объясняется их настойчивость в стремлении восстановить на склоне порядок и законность и взять на себя если не всю, то большую часть ответственности за его экологическую и природную целостность и состоятельность. Чисто юридический подход, стремление регулировать вопросы горы Тарки-Тау с помощью отвлеченных, принятых в очень высоких и далеких отсюда кабинетах, говорили они, для нас неприемлем. Да, пусть все делается по закону, по общим правилам, но наше мнение, наше отношение должно быть услышано и учтено. Таков, примерно, подход к вопросу общественности трех поселков.

Конкретно же в Агентстве шел разговор все о тех же пресловутых договорах аренды. Представители поселков считают, что все они должны быть расторгнуты, так как при их заключении не была соблюдена норма ФЗ "О местном самоуправлении", требующая согласования таких решений с населением исконного проживания. Представители агентства считают, что в части заключения договоров аренды ими нарушений не допущено, все сделано в рамках Лесного кодекса, в котором нет нормы, требующей согласования с населением. Нарушения есть в практической части, там, где арендаторы или субарендаторы не соблюдают условий договора (ведут капитальное строительство, выкорчевывают деревья, срезают гумусный слой и т. п.). В этих случаях арендные договоры могут быть расторгнуты. Там же, где условия соблюдены, - о расторжении договоров не может идти и речи - Что же, - говорят на это активисты, - будем решать вопрос в судебном порядке. Понимание встретило лишь предложение представителей включить их в рабочую группу, которая занимается контролированием склона горы Тарки-Тау. Это было одобрено: тем, кто попадает в рабочую группу, даже выдадут удостоверение, чтобы они могли беспрепятственно бывать в Агентстве, в других местах, куда не попасть человеку с улицы.

Это не ультиматум, но...

Интересно, что на встречу в администрацию Советского района явилось гораздо больше представителей трех поселков, чем в Агентство лесного хозяйства. Хозяин кабинета - Магомед Наби Юсупов заметил на это, что в Агентство надо было пойти в таком же большом составе, а то у них может сложиться впечатление, что ваша проблема незначительная.

Разговор у Юсупова хотя был и недолгий, но содержательный. Он подтвердил, что администрация будет последовательно придерживаться буквы закона и отстаивать интересы населения поселков. На сегодняшний день, как сообщил руководитель Росприроднадзора РД Раджаб Рабаданов, возбуждено 9 уголовных дел по фактам нарушения лесного законодательства. - Почему не 900?! - воскликнул на это старейшина - Само по себе выявление нарушителей дело несложное, - сказал Рабаданов, - вышел за рамки условий договора - будь добр, освободи участок! Сложнее собрать материал для административного или, тем более, уголовного наказания. У меня всего два инспектора, а проверить надо сотни объектов, в некоторых случаях мы месяцами разыскиваем арендаторов, которые скрываются и не реагируют на вызовы и звонки. Поэтому, подчеркнул Рабаданов, помощь общественности была бы нам крайне полезна. К общему удовлетворению представителей общественности поселков, Рабаданов сообщил, что принято решение о сносе "мечети".

Интересно было послушать мнение человека, который непосредственно занимается разрушением определенных под снос объектов - речь идет о главном специалисте отдела по сносу администрации Советского района Магомед-Шапи Гасаналиева. Он поделился трудностями, с которыми ему приходится сталкиваться при исполнении своих обязанностей. Трудности эти носят не только чисто практический характер (нехватка техники, рабочих рук и т. д.), но и морально-психологический, так как люди реагируют на разрушение их объектов очень болезненно - некоторые плачут, рыдают, умоляют оставить. Тем не менее, работа по сносу идет полным ходом. "Сегодня я могу констатировать, что строительство на склоне уже не ведется в том массовом порядке, какой наблюдался еще недавно. Причину этого я вижу в результатах нашей деятельности. За последние два месяца мы снесли 27 объектов! Причем 17 из них - в течение одного дня", - сообщил Магомед-Шапи. Представители общественности поселков обещали ему свою помощь. Стороны обменялись телефонами. Сотрудничество наметилось.

В ходе всех встреч и собраний рефреном звучала мысль общественности притаркинских поселков: привлекайте нас к работе правительственной комиссии по защите природы, горы Тарки-Тау, используйте наши силы, наши руки, наши знания, наш патриоизм для остановки противоправных, опасных для экологии Тарки-Тау процессов, которые сегодня идут там по вине недобросовестных чиновников Агентства по лесному хозяйству, прокуратуры, МВД.

Представители общественности, обращаясь к Юсупову и Рабаданову, предупредили, что намерены самым строгим образом контролировать деятельность комиссии, активно участвовать в ней и добиваться нужных результатов. - Против этого никто не возражает, - послышалось в ответ, наоборот, мы всячески приветствуем такую активность и возлагаем на вас конкретные надежды. Но чиновникам не понравилась неосторожно брошенная кем-то фраза, что, если в течение месяца работа комиссии не даст результатов, общественные организации трех поселков возьмут всю инициативу и ответственность по выявлению нарушений на себя... - К чему этот ультиматум? - возразил Рабаданов - Мы действуем в рамках своих полномочий, и указывать нам никто не вправе.

- Это не ультиматум, - поправились гости, - и мы вас не пугаем. Просто хотим, чтобы вы знали всю серьезность наших намерений. Но если вы воспринимаете наши слова как ультиматум, то хотим вас заверить, что он обращен не лично к вам и не к вашей структуре, а к дагестанской власти в целом. Время разговоров и заседаний уже прошло - наступило время решений и действий. И пусть никто не сомневается, что мы доведем их до победного конца!


Опубликовано: газета "Свободная Республика". 29.05.2009.
 

Обсудить на форуме

Размещено: 30.05.2009 | Просмотров: 4244 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.