Кумыкский мир

Культура, история, современность

О влиянии хазарских евреев на этнос и культуру кумыков

Известно, что Хазария была мощнейшим государством Восточной Европы, которое просуществовало около 300 лет (середина VII - середина X вв.) и имело свою богатую культуру. Одним из компонентов культуры этого государства являлась монотеистическая религия - иудаизм, который впервые был принят хазарским каганом Буланом в 730 г., а в начале IX века иудаизм стал официальной религией Хазарии. Считается, что именно "кавказские евреи, входившие в пределы Хазарии, были виновниками принятия хаганом иудейства" (В. Миллер). Если учесть, что определенный период многие народы Северного Кавказа, в том числе и гунно-булгарские предки кумыков (население Кавказской Гуннии, Джиндана), находились в вассальной зависимости от Хазарии, а еврейский язык, надо полагать, был языком религии и идеологии, можно допустить, что хазарские иудеи и иудаизм, вероятно, должны были иметь довольно значительное влияние и на этнос и культуру кумыков, как впрочем, и на другие тюркские народы Хазарии. Это предположение не лишено оснований.

Ведь ещё Ю. Бруцкус писал: "Остатки некогда могущественного хазарского народа сохранились доныне на Кавказе под названием кумыков и болкар, далее в степях южной Волги и Дона среди ногайцев и, наконец, в Крыму, где они вместе с половцами вошли в крымско-татарскую народность. Еврейская религия после падения царства стала заменяться магометанством:". Общеизвестно также мнение академика В.В. Бартольда, вошедшее в энциклопедию "Ислам" (Париж. 1927), о том, что кумыки до перехода в ислам исповедовали общую для всех тюрок религию (тенгризм), христианство и иудаизм. Кумыки, как правильно подчеркивается учеными, испытали на себе влияние не только религии (иудаизма), но и этноса в целом. Так, Вс. Миллер в одной из своих работ писал о "естественном союзе" хазар и кавказских евреев и допускал "этническое смешение, евреев с частью хазар, исповедовавших закон Моисея", а антрополог Иван Пантюхов еще XIX в. указывал, что "исповедование еврейской религии: хотя бы частью хазар должно было вести за собой метисацию урало-алтайцев с евреями:". И далее: "В VI-X вв. была метисация хазар с евреями и существование еврейского типа среди современных кумыков имеет историческое значение". А другой исследователь XIX в. Эккерт находила среди кумыков большой процент еврейского типа. Пантюхов на этом основании приходил к выводу о том, что "некоторые черты характера кумыков можно, однако, объяснить, если и не следствием метисации с евреями, то влиянием той политической организации и культуры хазарского царства, в которых евреи играли значительную роль". К аналогичным выводам пришел и другой антрополог П.О. Свидерский. Он, например, указывал, что "кумыки имеют явные следы метисации с семитами". С этим явлением, по всей видимости, было связано и исторически бытующее среди кумыков устойчивое мнение о еврейском происхождении некоторой части кумыкских жителей (напр., с. Дёргели, Маджалис, Аракани и др.).

Теперь о реликтах хазаро-иудейской культуры у тюркских народов Северного Кавказа, Крыма и Среднего Поволжья. Ученые-тюркологи давно в своих работах показали наличие в ряде тюркских языков лексики, восходящей к религиозной терминологии Хазарского каганата. Реликты хазарской культуры (в виде лексики, восходящей своим происхождением к религиозной терминологии иудаизма) обнаруживается и у кумыков. К ним, на наш взгляд, следует отнести некоторые древние этнонимы, названия календарных обрядов, лексические элементы.

Ибрай, ибрайлар. Этноним древних евреев у кумыков (от ибри - "еврей", см.: Еврейская энциклопедия). Был в обиходе у кумыков еще в XIX в. (см у Й. Казака: "Ибрайлар булан жугьут жидим оруслум"). Данный древнееврейский этноним у кумыков употреблялся наряду с другим "жугьут", восходящим, как можно предположить, арабскому "йахудиййе" (от Йахуда в значении "потомство Йахуда" от детей пророка Якова (Якуба) "детей Израилевых"). Последнее наименование у кумыков, очевидно, более позднее приобретение, полученное через посредство арабского. Ибрай у кумыков используется и как личное отэтнононимическое имя.

Кедар/Кадар - так называли средневековые грузинские и еврейские авторы тюркские (гунно-хазарские) племена. Еврейский путешественник Элдад Ха-Дани, побывавший во второй половине IX в. в Кавказской Хазарии (Дагестан), сообщает о том, что ее население говорит на трех языках: еврейском, фарсидском и кедарском (Н.Я. Марр. Племенной состав населения Кавказа (классификация народов Кавказа). Пг. 1920 г. с. 31). Еврейский путешественник Хахам Петахиа (XII в.), территорию обитания иудейских хазар называет "страной кедар" (A. Kestler. Onucuncu kabile. Istanbul. 1993, s.182). Семитолог Г.Я. Гаркави, иранист В. Ф. Миллер указывали, что термин "кедар" у средневековых еврейских авторов использовался для обозначения тюркских племен и их языка (там же с. 30, 31). Эта версия подтверждается и сведениями французского путешественника Лануа (XIV в.) в Восточную Европу, считающего "кедарский язык" диалектом тюркского (А. Kestler. Указ. раб. там же). Топоним "Qadar", образованный, очевидно, от названия гунно-хазарских племен сохраняется в языке и современных кумыков. Так, они, например, жителей селения с. Кадар (Буйнакский район) называют "кадарлар". Они упоминаются и в сочинении "Анжи-наме", отражающем средневековый пласт истории кумыков. Ученые считают "кадар" вариантом этнонима "хазар".

Карайлар-карачылар-караиты. Как известно в Хазарии, как государственная религия, утвердился иудаизм караитского толка (С.А. Токарев). Данное течение в иудаизме возникло в VIII в. и получило в начале название "Ананийун" (Ананиты). И только впоследствии получило название караизм. По мнению ученых (А. Зайончковский, Ш. Кузгун), в основе этого термина находится хазарское (и кумыкское) слово "кара" в значении "смотреть", "читать". Отсюда и превратившееся в этноним название части хазар, принявших иудаизм, - караимов, или караев. Считается, что термин этот (караи, караим) у хазар и у их потомков употреблялся в значении "читающие Тору". По значению он близок к понятию "миссионер", "проповедник" (В. Леви). К этому присовокупим, что богослужения у караитов в отличие, скажем, от тех же горских евреев (татов), исповедовавших иудаизм раввинистского толка, совершались на тюркском языке (у караимов, например, "Тора" была переведена на тюркский язык). Вполне возможно отсюда и название одного из социальных прослоек у кумыков в прошлом "карачы" в значении "толкователи", как указывал первый кумыкский этнограф Д.-М. Шейх-Али еще в XIX в., "древних писаний кумыков".

Карт. Название служителей культа, которое Е. Малов возводит к древнееврейскому архетипу (с.146). В кумыкском языке само это слово имеет значение "старик", "старейшина", "старец". С учетом того, что у тюрков в прошлом существовал культ предков, "поживших и повидавших мир людей", т.е. людей благостных, благочестивых, можно допустить, что первоначально слово "карт" употреблялось в значении "служитель культа". Карты, например, у кумыков еще в XIX в., решали в качестве общественных судей спорные вопросы, возникающие во внутриобщинных отношениях. Карты наряду с нартами широко представлены в архаичном фольклоре и эпосе кумыков (ср. Карт-Кожак, Карт-Атай, Карт-Абай и др.).

Килиса. Словарь "Камус-и Тюрки" рассматривает слово это как фарсидское заимствование и толкует как "место моления христиан" и приводит синонимичное "мабед-и насара кенисе". Однако, на наш взгляд, более правильно возвести его к древнееврейскому "кенеса" (отсюда и "кнессет"). Караимы, исповедующие иудаизм караитского толка называют свои молельные дома не "синагога" как евреи-раввинисты, а "кенеса" (Ш. Кузгун). В кумыкском же языке слово "килиса" означает христианскую церковь. Время проникновения в кумыкский язык, очевидно, можно отнести к VIII-IX вв., т.е. ко времени принятия предками кумыков христианства и иудаизма.

Шаббот. По мнению тюрколога А. Самойловича, слово это ("шабатгюн") проникло в кумыкский, карачаево-балкарский, караимский, крымчакский языки непосредственного из древнееврейского языка и, возможно, в эпоху Хазарского каганата, а в чувашский, марийский, венгерский, скорее, через посредство хазарского языка.

Аван болмакъ - "Оказаться простаком". В составе данного выражения содержится интересный термин аван, который можно сопоставить с древнееврейским религиозным термином аван "грех". Такой же термин Р. И. Ахметьянов отмечает в чувашском, мишарско-татарском, караимском и ногайском языках, ср. аван "грешный, несвятой, простой, добродушный".

Ученые предположительно считают, что элемент аван сохранился в кумыкском языке с хазарского периода, когда в Дагестане среди части хазарского населения был распространен иудаизм. Ногайское аван "простак", возможно, заимствовано из кумыкского источника (А. Аджиев, К. Кадыраджиев).

Большая часть кумыкской обрядовой поэзии в своих истоках восходит к домусульманскому периоду в истории народа, т.е., скорее всего, к хазарскому периоду. Действительно, термины, обозначающие обряд вызывания дождя "Земире", осенний обряд "Тюдюрбай", обычай коллективной трудовой взаимопомощи "Булкъа", знахарские кампании "Халмач" являются булгаризмами (К.С.Кадыраджиев); на наш взгляд, и в особенностях отправления обрядов, в их рефренах ("гьалилей", "массай", "ананай" и др.) тоже содержатся отголоски "хазарского" язычества, христианства и, возможно, иудаизма. (А. Аджиев. Хазарские истоки в кумыкском фольклоре).

Одним из наиболее ярких реликтов иудаизма у кумыков, возможно, является и название древней кумыкской песни "Гьалилей" (и "Алелей"?). Предположительно к реликтам подобного рода можно отнести и название песни "Ананай" (от "ананийун", в русском фольклоре хорошо известны т.н. "ананайки"). Вероятнее всего, эти песни первоначально были песнями-молитвами.

Лайсан (Яйсан). Кумыки и карачаевцы вплоть до начала XX в. проводили обряды встречи первого весеннего дождя праздником Лайсан, Яйсан. Термин считается древнееврейским заимствованием (от названия месяца "нисан") в кумыкском и других тюркских языках (См.: Цыбульский В.В. Календари и хронология стран мира. М. 1981. С. 77). Как установлено, этому периоду времени (совпадает с разгаром весны, началом полевых работ у хазар) кумыки придавали особое значение, и в частности первому весеннему дождю (яйсан, лайсан янгур). По народным верованиям, этот дождь оживлял, исцелял людей, всю природу и закладывал основы будущего благополучия. "Лайсан, лайсанда явса, байсан, явмаса, - адаршайсан" (если прольется дождь в период яйсана, будешь богатым; если же нет, - то горе тебе) - утверждали древние кумыки-земледельцы (См.: Гаджиева С.Ш. Традиционный земледельческий календарь и календарные обряды кумыков. Махачкала. С. 18-19). У евреев этот период нисана приходился на март-апрель, а у кумыков - на период примерно с 1 мая по 5 июня. "Яйсан янгур топуракъгъа - май" (дождь в яйсан - удобрение (масло) для почвы) - говорили в старину кумыки. Как отмечает С.Ш. Гаджиева, в период яйсана "во время дождя детей обычно выводили на улицу мыть головы, дождевую воду использовали для супа больным. Когда гремел первый гром, предвестник яйсана (дождя), женщины ударяли по деревянным закромам, топали ногами у зерновых ям, приговаривая: "Мол тюшюм учун болсун, захурлар толсун!" (да будет богатый урожай и закрома заполнятся зерном!), а дети по совету старших похлопывали себя по животам; тем самым и те, и другие выражали пожелания снять богатый урожай, чтобы был достаток и благополучие (там же, с. 19). Такое же значение этот период имел и у предков кумыков. В своем письме царь Иосиф пишет: "С месяца Нисана мы выходим с песнями и весельем из города и идем каждый к своему винограднику и к своему полю... Каждый из наших родов имеет наследственное владение (полученное) от своих предков, место, где они располагаются; они отправляются туда и располагаются в его пределах" (См.: Плетнева С. А. Хазары. С. 8). Оно имеет свое соответствие и у близкородственных кумыкам карачаевцев, балкарцев, а также крымских татар и караимов. Например, у карачаевцев лейсан жангур (дождь лейсан) "считался исцеляющим, оживляющим всю природу. Потом лейсан жангур собирали и хранили в отдельных емкостях, используя время от времени для мытья головы и ног" (Шаманов И.М. Народный календарь карачаевцев// Из истории Карачаево-Черкессии. Черкесск. С. 317). Можно предположить, что слово нисан проникло к кумыкам (в кумыкский язык) примерно в VIII-IX веках в период принятия их предками иудаизма и тесных этнокультурных контактов с еврейским миром. Этой же точки зрения ученые придерживается в отношении карачаевцев и балкарцев. Считается, что термин это был заимствован предками балкарцев и карачаевцев "в период владычества хазар, принявших, как известно, иудаизм" (См.: Джуртабаев. Древние верования балкарцев и карачаевцев. Нальчик, 1991. С. 140

Вышеприведенный материал показывает, что этнос и культура хазар, а затем и кумыков, формировались не изолированно, а во взаимовлиянии с культурами и религиями различных этносов и государственных образований, что хазарская культура и народ не исчезли бесследно в истории, а частично влились в состав этноса и культуры кумыков, балкарцев, карачаевцев, крымских татар, караимов и других тюркских народов Юга России.


БИБЛИОГРАФИЯ

Аджиев А.М., Кадыраджиев К.С. Опыт реконструкции мифологических представлений и верований кумыков // Проблемы мифологии и верований народов Дагестана. Махачкала. 1988. С.72.

Алиев С.М. Асруланы сезе гелген асил сёз. Магьачкъала. 1989.

Ахметьянов Р.Г. Сравнительное исследование татарского и чувашского языков. М., 1978. С. 148., 179.

Bartold V.V. Kermani D.K. Кумук // L\'Encyclopedie de L\'Islam. Paris. 1981.

Баскаков Н.А. Караимско-русско-польский словарь. М.1974. С.6, 39, 40.

Гаджиева С.Ш. Традиционный земледельческий календарь и календарные обряды кумыков. Махачкала. С. 18-19).

Джуртабаев. Древние верования балкарцев и карачаевцев. Нальчик, 1991. С. 140).

Зифельд-Симумяги А.Р. К вопросу о языке хазар // Изв.Аз.ФАН АН СССР. Баку. 1937. №2. С.47-53.

Еврейская энциклопедия. СПб., 1907-1914.Т.7.С. 434-435;Т.8. С.131-132.

Кумыкско-русский словарь. М., 1969.С.167.

Малов Е.А. О влиянии еврейства на чуваш. Казань.1882.

Марр Н.Я. Племенной состав населения Кавказа (Рос. Ак.Наук "Труды Ком.по изучению.плем. сост.насел.России", №3, с.30-31).

Материалы для изучения еврейско-татского языка. Введение, текст и словарь.(СПб., с библиографическим указателем, с. I-XVII); "Очерк фонетики еврейско-татского наречия" (Москва, "Труды по востоковедению", изд.Лазаревского института восточных языков, вып. III, с. IV-VI.

Пантюхов И.И. О кумыках. Антропологический очерк. Тифлис. 1895.

Самойлович А.А. Названия дней недели у турецких народов // Яфетический сборник. П. 1923. Т.2.

Самойлович А.А. Избранные труды о Крыме. Симферополь. 2000.

Свидерский П.О. Материалы для антропологии Кавказа. СПб., 1898. С. 147.

Токарев С.А. Религия в истории народов мира. М., 1986.С.376.

Шаманов И.М. Народный календарь карачаевцев// Из истории Карачаево-Черкессии. Черкесск. С. 317).

V. Levi.Vakiflar dergisi.3.Ankara.1956. S.315.

Шихалиев Д.-М. Рассказ кумыка о кумыках. Махачкала. 1993 .


Источник: Алиев К.М. О влиянии хазарских евреев на этнос и культуру кумыков // История, историография и этнография горских евреев. Дербент, 29-30 марта 2009. С. 4-9.

Размещено: 15.05.2009 | Просмотров: 7377 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.