Кумыкский мир

Культура, история, современность

Моя "фолк-хистори", горькая, как полынь

(фрагменты из разных интервью)

- С чем связан ваш интерес к тюркской теме? Какие причины побудили заняться ею?

- Во-первых, сам тюрк, кумык по национальности, хочу знать о себе правду. Первую книгу на эту тему начал со слов: "Кто есть я? Что есть мои корни?" Думаю, вопросы актуальны не только для московского кумыка. Вряд ли кто из русских ответит на них, хотя о русской истории написаны горы книг, а о кумыкской всего две-три.

Во-вторых, по моему глубокому убеждению, Русь и Россия - это принципиально разные культуры: история Руси написана рунами, она тюркская страна. Россия - уже нет. Забыла Бога Небесного, значит, не тюркская. Не верите? Вот молитва Руси, ее, как реликвию, читали в Киеве в год 1500-летнего юбилея города. "Ходай алдында бетен адэм ачык булсун...", что значит "каждый человек должен предстать перед Богом с открытой душой". И дальше: "Творец земли и неба! Благослови чад твоих; дай им познать Тебя, Бога Истинного; утверди в них веру правую..."

Заметьте, Христа там нет, на Древней Руси он считался чужим богом.

Опять не верите? Тогда читайте академическое издание Афанасия Никитина "Хождение за три моря", его текст цензура "упустила", там молитва, дневниковые записи приведены по-тюркски. Продолжаете не верить, обратитесь к другим очевидцам - к папским легатам Плано Карпини и Рубруку, к их книгам. Или к Марко Поло.

Всюду одно, подтверждающее, что в Великой Степи жили тюрки, они и основали Киевскую Русь, потом Московскую. То были провинции Дешт-и-Кипчака.

У нас выросли поколения людей, для которых ложь со школы стала правдой, и они с пеной у рта отстаивают ее. Остается лишь поражаться их доверчивости, они, словно опоенные, живут своей жизнью: видят то, чего нет, и не видят то, что было. Кроме жалости, эти обделенные люди ничего не вызывают, хотя иные из них очень агрессивны.

Понимаю, им больно от моих книг. Они, отгораживаясь, защищают себя, защищают, как умеют - клеветой. Я не вправе обижаться, не их вина, что убого воспитаны. И злиться на их выпады не могу... Да и зачем? У меня слишком мало осталось времени, чтобы спорить попусту.

Я отвечаю книгами: читайте, сравнивайте, думайте. Этим неравнодушным людям, по крови тюркам, я рассказываю о наших общих предках, о корнях нашей Родины. Говорю: давайте по крупицам собирать Русь, с этого начнем. Время пришло.

Уверен, моему труду когда-нибудь воздадут должное, противники, испив чистой воды, успокоятся, и кто-то из самых яростных славянофилов задумается над историей. Над нашей историей. Начнет анализировать. И тогда не будут скрывать "тюркский след", им станут гордиться.

Это же наше прошлое, его не изменить никому. Даже иезуитам!

- К какому жанру вы относите свои книги?

- Научно-художественному. Пишу доступно, возрождая забытую литературную традицию, ту, которой следовали при написании книг для библиотеки крымских ханов, Ивана Грозного, других библиотек Орды и Руси. Те книги не потерялась, нет, их просто разучились читать. У них нет читателя, но о том разговор впереди.

Да, мои тексты написаны легко, но не легковесно, как считают "доброжелатели". Им невдомек, что даже манерой письма я возрождаю Историю. Предки писали красиво, с душой, чтобы любой желающий мог прочитать и в меру интеллекта понять.

В конце концов, книги же пишут для читателей! Не для начальства.

И свободу изложения мне не прощают "официальные" историки, труды которых скучны из-за вязких слов и скудости мысли, что, впрочем, отличает книги, написанные "под заказ". Вот и распускаются слухи о том, что мне нельзя верить. Пусть.

Бессилие высокомерно, если его поддерживает власть.

Их аргумент всегда один: факты, которые я привожу, им не известны. Отсюда беспомощная просьба о ссылках... Читайте больше, тоже будете знать. Ну скажите, какая ссылка нужна человеку, который не подозревает, что существует тюркская культура? Он отрицает сам факт ее существования! Видит в ней лишь воплощение дикости.

В "Полыни..." на примере трудов академика Б. А. Рыбакова я показал пороки "официальной" науки, ее недобросовестность. Думал, знание есть сила, против которой не устоят окаменелые заблуждения, но в голову не приходило, что люди, называющие себя профессионалами, столь дремучие.

Говорят, человек, который много согрешил, по жизни умен. Здесь иной случай.

Или они разучились думать, или просто от рождения лживы? Как и все неудачники, которым поручен политический заказ... "Безумец жалуется, что люди не знают его, мудрец жалуется, что он не знает людей" - это сказал великий Конфуций.

По-моему, сказал он как раз для нашего случая.

- Читателей давно занимает вопрос - как вы стали тюркологом?

- О себе говорить трудно: много скажешь - подумают, хвастает, мало - скромничает. За писателя говорят его книги. И сплетни, на которые щедры завистники, самим своим существованием подчеркивающие удачу или неуспех. Плохому же не завидуют!..

Больше того, что написал в своих книгах, рассказать о себе не смогу, там весь я, от первой до последней строки. Пусть читатель обо мне судит сам.

Желающие узнать мою родословную найдут ее в "Мы - из рода половецкого". Книжка показательна, ее начал с вопросов: "Кто есть я? Что есть мои корни?". Это некая автобиография потерявшего себя тюрка, который, просыпаясь после долгого сна, открывает Родину и своих предков. Главное здесь - удивление.

С открытий себя начал в 1991 году серию книг на тюркскую тему, ведь подобные вопросы волновали не только меня. Исследовал, чтобы понять, откуда мы, куда идем... то было первое прозрение. Оно научило думать.

Разумеется, о будущих книгах не помышлял, пока не обрел своих читателей. Они - люди разных национальностей, но их объединило общее желание познать себя и мир, в котором мы живем. Мне это тоже интересно, так мы и породнились.

Я ведь родился и вырос в Москве, где в силу известных причин родители никогда не говорили о нашей семье, ее прошлом, дедушках и прадедушках. Мы жили по-русски, как все в огромном интернациональном городе... В страхе. Время было такое - скрытное и лукавое. Слабые спивались, сильные выкарабкивались.

После восьмого класса из-за отчаяния и нужды я пошел на завод "Станколит" учеником токаря, вечером учился в школе рабочей молодежи, занимался спортом. Это - детство, оно прошло в Марьиной роще, бандитском районе Москвы, где избежать тюрьмы мало кому удавалось. Каждый день дрался за себя, за друзей, иначе попадешь в шайку и тебя заставят прислуживать или воровать. Привод в милицию - обычное дело.

Там, в детстве, было два мира - мы и они. Эти враждующие миры окружают меня всю жизнь, такова Москва.

Когда окончил школу, узнал, что я кумык и это плохо. Хуже, чем вор. Меня не взяли в престижный институт из-за "плохой" национальности, хотя экзамены сдал прилично и проходил по конкурсу. То был хороший урок, поучительный... Жизнь делала меня "тюркологом", а я не понимал, противился. Поступил на вечернее отделение МГУ, закончил географический факультет и там же целевую аспирантуру.

За время учебы получил еще несколько уроков: каждый был ударом в одну и ту же "национальную" точку, каждый служил свою службу... Особенно когда за просто так чуть не лишили диссертации. Оппоненты не брезговали, действовали, как лагерные... Спасибо им за учебу.

Теперь понимаю, это Бог оберегал, проверял на стойкость, не давал озлобиться. Москва "выковала" меня.

В научной работе я увлекся экономико-математическим моделированием процесса промышленного и транспортного освоения Сибири и Севера, почему - ответить не смогу. Может быть, мода, может быть, тоже Судьба. Словом, на родину предков, на Древний Алтай, я шел не сам, меня "вели". Правда, о древних тюрках тогда мало кто знал, но зато все много говорили о Сибири.

Ведь до аспирантуры я работал уже в комсомоле и не увлечься Сибирью просто не мог. Впрочем, не исключено, причина - в моей жене, она родом из Караганды, в Москву приехала из Магадана, где жила с родителями... Выбор был сделан.

Тем более, по комсомольской линии я не "шел", опять плохая национальность. Нашему секретарю райкома объявили выговор за неправильный подбор кадров, то есть за меня. На бюро горкома меня не утверждали в должности, так что о продвижении по службе можно было не мечтать... Теперь понимаю, то был еще один мой шаг к "тюркологии", на этот раз к ней подталкивала партия. И мое любопытство.

В конце концов, должен же я был понять, за что в России ненавидят нас, тюрков?

Правда, один раз не стерпел, взорвался, потому что усомнился: тогда уже работал в учебном институте. Написал докторскую диссертацию, но пять лет издевались над ней, не позволяя защитить. Думал, та бесконечная, черная полоса на всю жизнь, свету белому был не рад. Отчаяние убивало меня, а это великий грех - поддаться собственной слабости. Я чувствовал, что перестаю сознавать Бога в своей душе, перестаю верить в Его силу. Уж слишком черно. Еще чуть - сломался бы. И вдруг осознал: Он хочет, чтобы я стал другим.

- Вы считаете себя миссионером? Или посланником?

- Ни тем, ни другим - не знаю, кто это? Но никогда не буду освещать дорогу слепому. Или петь гимны глухому. Я просветитель себя самого. Выступаю миссионером и посланником - сеятелем истины, только для себя. Никому не навязываю своего мнения. Прошу не читать мои книги тех, кому они не интересны.

Вижу, брошенные зерна ложатся на голые камни, всходов не дают - души тюрков окаменели за годы рабства. И зерна склевывают птицы. В том я убедился после написания восьмой книги, все они "не замечены": ни одну не обсудили, не было квалифицированных рецензий, никто не задал умных вопросов. Только эмоции и сплетни окружают их.

Официальная наука и власть откровенно игнорируют поставленные мною вопросы. Загляните в Интернет - нескончаемый поток лжи, обвинений, а концепцию опровергнуть не могут. Ерничают, тем и тешатся. Это все, что я получил взамен.

Действительно, бессилие высокомерно, когда чувствует поддержку властей.

- Стало модно демонстрировать эрудицию по тюркологии, например, репликами об Алтае, стременах, седле и т. д., прочитав или пролистав ваши книги. Эти "откровения" ваши или у них есть источник?

- Конечно, источник. А как же иначе?

Если позволю вольность, не сносить головы: "доброжелатели" читают мои строки под микроскопом. Сомнительную информацию стараюсь отвергать, работаю с книгами, признанными мировой наукой. На моем рабочем столе нет придворной московской, казанской или какой-то казахской истории... Это и задевает хозяев высоких кресел.

Пусть задевает. Авторитет в науке завоевывают не креслом, не приказом, а именем.

О конском снаряжении у тюрков, и не только о нем, я узнал из работ Сергея Ивановича Руденко, он копал на Алтае, но никогда не пользовался термином "тюрк". Цензура! Ученый выпустил книги по археологии, а защитил диссертацию по разделу технических наук, потому как не относился к лицам правящего в науке клана.

Не захотел писать истории на московский манер и угодил в тюрьму.

А лучше Руденко в СССР археолога не было. Его книги я "расшифровывал", держа в руках "Историю Китая", иначе не получалось. Вот цитата: "С IV века до новой эры северное царство Чжао переняло у соседей-кочевников (тюрков. - М.А.) их форму одежды (штаны для воинов. - М.А.) и по их примеру стало использовать лошадей для езды верхом, применяя необходимые седла, стремена". Это сведения древних китайских летописей.

Так кто придумал стремена и седла? Ответ ясный? Или нет?

Китайцы - написано в "московской" истории. И хоть криком кричи. А таких примеров сотни и сотни... Да, историю надо изучать и по Карамзину, и по Рыбакову, но и по атласу исторической географии. Должны быть такие атласы! Ведь карта часто несет информации больше, чем целая книга.

География - наука действительно аналитическая, точная. Используя ее методику, можно прийти к выводам, для "официальных" историков недоступным. Или "малоубедительным", как говаривал о моих книгах Олжас Сулейменов.

Что ответить?.. Есть птицы певчие, а есть ловчие. Они разные, у каждой свой полет: первые кормятся на римских задворках, другие добывают пищу в чистом поле, налету... И что бы Олжас с друзьями ни наговаривал, судить меня не им.

Они - не мои читатели.

- Ваши книги вызвали переполох в научном мире. Для них придуман даже термин "фолк-хистори", - "самодельная история", или "непрофессиональная история", чтобы отстраниться от выводов, к которым приводите вы читателей. И все равно, триумф вашей "фолк-хистори" очевиден, с чем связан он?

- Ну, уж не с распадом СССР, как говорят оппоненты, это точно. Проблема глубже, она имеет свои грани и акварельные оттенки. В ней - очередная забытая истина.

Вспомним: советское общество погубил интеллектуальный мусор, который оно же само производило. Случилось то, что случилось - оно захлебнулось в собственных отходах. Как захлебнулся Циннобер в сказке Гофмана. Партийные боссы, как и он, извели правду, творили с ней, что хотели. И то же самое получили. Историю СССР исправляли раз шесть-семь, каждый временщик желал увековечить свой взгляд на прошлое. А так не должно быть.

Это - смерть, если у страны непредсказуемо прошлое. Только думал ли кто о том, "исправляя" народу память?.. Нынешний интерес к истории вполне объясним. Общество, казалось бы, навечно опоенное ложью, вдруг ожило, тон в нем задают новые люди. Не партийные функционеры, что уже прогресс.

Я утверждаю: поле для моей "фолк-хистори" распахал ЦК КПСС, продуктом которого были академические генералы, выдававшие себя за "специалистов". Они, и только они, своей бездарностью готовили успех моим книгам.

Эти люди никогда не рисковали карьерой ради науки, не стремились открыть неизвестные страницы, их устраивала дозволенная информация, другой они чурались. За покорность получали должности и сытую жизнь. Но... лев в клетке от безделья хиреет. Издавали-то они много, только никто их трудов не читал.

То были не нужные обществу книги! Ни тогда, ни сейчас!

С перестройкой зажиревшая "элита" осталась не у дел. Ее лишили монополии на информацию. Хотя, казалось бы, нет цензуры, работай, восстанавливай правду. Но карманные "профессионалы" не умели распорядиться свободой, кто-то ушел в бизнес, в религию, кто-то на поиски легкой жизни. И никто - в литературное творчество, на "вольные хлеба", где надо рисковать и очень много трудиться.

Мои книги потребовало общество. Ему, как лекарство от беспамятства, нужна была правда. При огромных по сегодняшним меркам тиражах до 50 тысяч экземпляров книги быстро становились библиографической редкостью, их зачитывали до дыр... Почему? Потому что существуют объективные законы развития, которые живут вне зависимости от запрета или разрешения. Они, как вода в океане, существуют сами по себе.

Спрос на информацию, свободную от цензоров, он - двигатель мысли автора.

Приходишь к поразительному выводу: правду нельзя уничтожить, она вечна. Потребность знать приходит с молоком матери, это потребность здорового человека. Тогда же понял, что мои книги будут популярны до тех пор, пока говорю правду. Начну подстраиваться под кого-то - конец... Интересы побеждают на мгновение, правда - навсегда, с этой мыслью я живу.

Мой козырь также в манере письма, в отказе от дутой наукообразности, стремлюсь к ясности и предельной простоте изложения. Чтобы быть понятным даже ребенку.

Достичь этого очень легко, надо не "мудрить", не скрывать, не придумывать. Быть искренним, как мальчик из сказки Андерсена, сказавший о платье короля... Одна фраза, один литературный образ могут заменить труды пухлых научных томов, этим и привлекает меня научно-художественный жанр. Он оставляет моему слову свободу.

"Не плоди лишних сущностей", - учили древние.

Понятия, которые несводимы к интуитивному знанию, должны удаляться, считал английский философ У. Оккам. Я разделяю его точку зрения и развиваю ее. Поэтому лишь людям, чувствующим запах полыни, пьянеющим от него, доверяю свои книги, они - мои читатели, мои адресаты. Для них писал "Полынь Половецкого поля" и все остальное.

Это тоже отличает мою "фолк-хистори" от их "профи-хистори". Книги получились не безликими, не равнодушными, написанными для нормальных людей. Не под заказ... Чтобы вольному была воля.

- В Интернете идет бесконечный поток эмоциональных "выбросов" против вас, где-то они, видимо, справедливы. Интересно, как вы работаете с оппонентами? Опровергаете, признаете, не замечаете? Как?

- Никак. Настоящая критика меня не заметила, не было команды сверху, а все эти эмоциональные выбросы - не рецензии. Зачем мне они?

Их поток нагоняют специально, нагоняет бездарность. Она не может опровергнуть мою концепцию, вот с досады и пишет доносы через Интернет. То почерк советской науки. По-другому там не обсуждали. Клеймили, вешали ярлыки. Что отвечать?

А главное - зачем? Досада - это бессильное бешенство, чувствующее свое бессилие и показывающее его поступками.

Бесятся?.. Пусть. Их время не вечно.

Только зря они сотрясают воздух, я не читал ни одного сообщения в свой адрес - ни положительного, ни отрицательного. Не удивляйтесь, я не читаю даже газет. У меня долго не было доступа в Интернет, боялся вирусов, когда работал над книгой. Теперь взял электронный адрес, открыл официальный сайт: http://www.adji.ru, на нем читатель найдет то, что не вошло в мои книги. Там есть и отклики читателей, их получаю немало.

Оппоненты не понимают: прежде одной рецензией убивали автора. Теперь другие времена. Мне глубоко безразличны заказные "критики", я сам решаю судьбу своих книг. Пользуюсь благами страны, отменившей цензуру и черных рецензентов... Но ради успеха все-таки стараюсь быть ближе к порицающим, чем к восхваляющим.

Книги, кроме всего прочего, это мой "бизнес", если хотите. Моя корка хлеба.

- Звучит неожиданно, как и то, что есть люди, считающие вас дагестанским евреем. Они ошибаются?

- Воистину, пути Господни неисповедимы...

О своих еврейских корнях слышу не первый раз. Когда-то, еще в аспирантскую бытность, услышал от якута, что я еврей. Спросил почему, тот ответил: "Ты вежливый". И добавил: "Первым здороваешься".

Когда стал писать и издавать книги, евреем меня назвали за "настойчивость" и "всезнайство". Это тоже не самое плохое, чем награждает природа тюрка... А если честно, мне иногда хотелось бы быть евреем, жил бы легче. Больше бы сделал.

Евреи своих писателей и ученых берегут, помогают им, считают гордостью. Да вот не берут они меня к себе. От тюрков же, кроме предательства, зависти и клеветы, редко что вижу в ответ. Даже ваш вопрос подтверждает это.

А у евреев, по-моему, надо учиться, как они в свое время, при царе Кире, учились у нас. Взяли наши Законы (Тору) - стали свободным народом.

Их царь Давид родом с Алтая, скотовод, очевидно, выходец из рода Ахеменидов. Он даже внешне отличался от евреев - голубые глаза, светлые волосы. Как у меня.

Может быть, и вправду во мне есть что-то ностальгическое для евреев? (Смеется.)

Если так, буду гордиться этим. Сегодня евреи, пожалуй, единственный народ на планете, восстановивший в деталях свое прошлое. И живут с высоко поднятой головой.

Они возродили модель общества, которую завещал царь Кир, поэтому чувствуют себя народом, получающим от жизни то, что полагается свободному народу - добычу, а не объедки с чужого стола.

- ...последний вопрос - зачем вы пишете книги? Чего хотите добиться?

- Трудный вопрос... Зачем человек уходит в дорогу? В "Полыни Половецкого поля" я ответил эпиграфом. Привожу его полностью:
 
Эту книгу не надо читать тому, кто не знает пьянящего запаха полыни, будоражащей кровь емшан-травы.
И тот, кто в вороном коне не видит гарцующей красоты, а в степной песне - услады сердцу, пусть тоже отложит ее, и он не поймет автора.
Пожалуйста, не берите ее и те, кому не интересно прошлое и будущее, кому безразличны предки и потомки. Она не для вас.

 

Тот эпиграф отношу ко всем моим книгам, всему моему творчеству... Я пишу для себя, хочу знать правду о себе, своем народе, своей стране. Только правду, какой бы она ни была. С моей точки зрения, забвение правды и привело Кавказ к кровавым конфликтам, которым уже не видно конца.

Нормально ли: брат пошел войной на брата... В армяно-азербайджанском конфликте вижу войну братьев, забывших родство. Ведь в тысячах азербайджанцев течет армянская кровь, в тысячах армян - азербайджанская, о чем неопровержимо свидетельствует история и еще недавние межнациональные браки.

Оба народа обмануты ложью. Забыли даже общий исток родного эпоса.

Достаточно лишь обратиться к великолепному армянскому сказанию "Сасна црер", чтобы увидеть его алтайские корни. Разумеется, речь не о тюркских именах братьев - Санасар и Багдасар, а об их жизни и подвигах: чего, скажем, стоит эпизод с обретением коня, меча-молнии, чудесных доспехов. Конь давал советы Санасару, он помогал истреблять врагов. А откуда конь у армян? Да еще говорящий те же самые слова, что у тюрков?..

И в моем Дагестане братоубийственная вражда. Сердце сжимается от боли, стоит увидеть, что происходит там, стоит услышать спор, чей народ древнее. Спорят, вместо того чтобы вспомнить былое - когда были единым народом Кавказской Албании, жившим во имя торжества веры в Бога Единого...

Как объяснить людям, что они братья? Задача! И очень важная. Для того и пишу свои книги. Хочу словом остановить кровь, льющуюся на священную землю Кавказской Албании.
 

Здесь - статьи и интервью Мурада Аджи, написанные в последнее время.


Публикуется по: Мурад Аджи. Дыхание Армагеддона. Издательство АСТ, 2006.

Размещено: 06.05.2009 | Просмотров: 3276 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.