Кумыкский мир

Культура, история, современность

Сведения графа Яна Потоцкого о кумыках

(страницы дневника)

От редактора. В данном номере газеты мы публикуем некоторые выдержки из сочинения графа Яна Потоцкого (1761 - 1815) "Путешествия в Астраханские и Кавказские степи в 1797-1798 гг.". Описание этого путешествия долгое время было неизвестно, но многочисленные eго копии, ходили по рукам. Полностью же этот труд Потоцкого был издан на французском языке в 1829 году Г.Ю.Клапротом. Некоторые, небольшие по объёму отрывки текста Потоцкого в переводах с французского приводились и в современных кавказоведческих сборниках. Полная версия этого труда впервые переведена с французского языка на русский и издана только в 2003 г. в Пятигорске.

Труд Я. Потоцкого по форме изложения представляет собой путевой дневник с описанием не только увиденного, но и авторским комментарием, раскрывающим его научные интересы и взгляды, а также состояние науки в конце XVIII - самом начале Х1Х века. В нем содержится интереснейший и во многом уникальный материал о жизни и быте многих народов Северного Кавказа. Я. Потоцкому удалось проехать почти всю Кавказскую линию от Кизляра до Тамани, пообщаться с представителями кавказской администрации, местными князьями. Ученый побывал в казачьих станицах, кумыкских, брагунских, ногайских селениях, беседовал с армянами, грузинами, чеченцами, ингушами, кабардинцами и др, и все новые сведения тщательно заносил в свой дневник. Полученные факты автор постоянно сравнивал с тем, что сообщали о регионе греческие и римские авторы, предыдущие путешественники-исследователи. Несомненно, что одно это обогатит наши представления о Кавказе 18 века.

Пребывание в Кизляре.

3 октября. Я проследовал за генералом Киселевым до поста Лахтхурен (Lachtchourin), где проходит граница с Кумыками; он охраняется тридцатью людьми несколькими железными пушками. Один казак находится в дозоре, сидя на дереве, откуда он обозревает всю равнину. Это тот самый пост, который был взят шейхом Мансуром. Этот фанатик обязан своему успеху некоторой репутацией, которая не обошлась ему слишком дорого, так как форт был охраняем лишь несколькими инвалидами да пушками со сломанными лафетами, разваливающимися на части. Затем шейх атаковал город, но был отброшен, позже он имел еще некоторые успехи; наконец он был пленен в Анапе в 1791 году и закончил свои дни в Шлиссельбургской крепости.

Мы встретили огромный караван подданных шамхала. Они везли фрукты... в Петербург. Раньше горцы доходили лишь до Кизляра, и жители этого города имели здесь этапный пункт, не сохранившийся ныне. Во время прогулки выпустили соколов на фазанов и зайцев. Инал, черкесский князь, выпустил несколько стрел по воронам; этот князь происходит из рода Бековича, погибшего во время похода в Хиву во времена Петра Великого. Это было впервые, когда я увидел черкеса, стреляющего с лошади из лука, и это было прекрасное зрелище...

4 октября. Я не мог найти лучшего случая для того, чтобы собрать информацию об аварцах. Мой хозяин посылает к ним часто товары. Недавно Ума-хан, правитель этого народа, попросил у него часы с боем. Подобной вещи еще никто не видел в Хунзахе, являющемся столицей Аварии, там насчитывают около тысячи домов. Письмо им было написано по-грузински одной грузинской княжной, которую он пленил. Мой хозяин был в Хунзахе и рассказал мне все это в присутствии другого армянина, тоже бывавшего там.

5 октября. Я... изучаю тюркский или кумыкский, на котором говорят от Терека до Дербента. Этот диалект настолько отличается от ногайского и других тюркских языков, что его не сможет понять никто, кроме народа, говорящего на нем и представляющего, собой остатки великой куманской нации, к которой принадлежали Половцы по Нестору. Самая большая часть этого народа ушла в Венгрию, в провинции, которые еще сегодня называют Большой и Малой Куманией.

24 октября. Прибыли старейшины двора Шамхала. Этот князь, насколько это известно, является главой всех кумыкских князей. Его резиденция находится в Тарку, его имя Мехти[1], он заступил на место своего отца, которого звали Бахмот (правильнее - Баммат). Другие кумыкские князья находятся в Кайтаке, в Эндери, в Аксай, Брагуме (правильнее - Брагун) и т.д. Кумыки, или Куманы, сохранили костюмы, которыми пользовались древние скифы, судя по их захоронениям...

Продолжение пребывания в Кизляре.

25 октября. Я проследовал за генералом Киселёвым в Артшук, являющийся казачьим постом с этой стороны Терека. Затем мы пересекли Терек для того, чтобы посмотреть табуны лошадей, которых привезли на другой берег. Там я имел удовольствие познакомиться с князем Кайтуко, возвратившимся туда с многочисленной свитой, которую однако же нельзя было назвать блестящим окружением. Кайтуко - один из самых старых князей ветви, царящей в Аксае, должен унаследовать этот титул, поскольку верховная власть у кумыков находится в руках феодалов, также как у турок в руках великого султана. Кайтуко - это человек, который под маской мрачного и сурового вида прячет чувствительную душу и редкое отвращение к разбою. Я говорю редкое, потому что все другие кавказские князья любой национальности почитают его за славу. Но Кайтуко почти философ, составивший себе славу лишь благодаря своему сердцу и своим подданным. Мы увидели, что его Лувр также пуст, как бочка Диогена, в нём не было никакого подобия мебели. Другая особенность рассматриваемого края заключается в том, что князь не женат.

Немного погодя мы увидели приезд другого князя, сына Муртазали. Это был мальчик пяти лет, но, тем не менее, садился на довольно большую лошадь. Его маленькие ноги не доставали до стремени, но ему закрепили седло спереди и сзади палочками в форме буквы X, связанными между собой ремнями. Это подобие перил доходило ребёнку до подмышек и держало его так, что он не рисковал упасть. Более того, рядом с ним был молодой ногаец, тоже на лошади, который не отпускал его ни на шаг. Этот ногаец был его гувернёром, и тот воспитывался у него, так как молодые князья Кавказа никогда не воспитываются у своих родителей. Наконец, нет ничего более священного, чем взаимные обязательства между родителями и наставником, наставником и воспитанником. Они представляют здесь наиболее разумную часть морали, испорченной, однако, пристрастием к разбою. Меня уверили в том, что первое, чему научился юный Телемак, следуя урокам своего наставника, это убегать, совершив кражу, что переполняло радостью всю семью.

Если наставник переживёт своего воспитанника, он наследует его движимое имущество и лошадей, но он вынужден резать себе до половины каждое ухо; также обрезают уши любимой лошади покойного и никто её не покупает; насчёт этого, я думаю, надо процитировать пассаж Плутарха, из его утешительной речи Аполлону: "Есть другие варвары, которые доедают некоторые части своего тела, например нос или уши, и терзают остальное, думая что доставляют огромное удовольствие покойнику".

26 октября. У меня была встреча с князем Могамедом Гереем Бековичем[2], сообщившим мне о Кавказе такие детали, которые я не встречал ранее, и которые хочу записать из боязни их потерять.

Тюркоязычные балкарцы, живущие высоко в горах, за Кабардой, являются язычниками... Все кумыкские князья происходят от того же рода, что и шамхал, за исключением Брагуна, который претендует на то, что он потомок Чингиз-хана, что я также знал.

Затем князь Могамед Герей сообщил мне кое-что о сассах (правильнее - яс), или погребальных церемониях у кумыков. Не только наставник должен обрезать до половины уши, но это обязаны сделать и наиболее приближённые наложницы. Раньше кормилицы должны были вырвать волосы, брови и ресницы, после чего закопать себя живьём. Для этого их помешали в вертикальную яму, накрыв им голову дырявым горшком. В таком положении их кормили; но, так как они должны были там оставаться много недель, большинство из них умирало. Ещё сегодня все женщины семьи умершего собираются каждый день в течение десяти недель, раздеваются по пояс, и раздирают тело ногтями. Эта церемония происходила в Кизляре, в то время когда я там был, по поводу смерти молодой княжны, дочери князя Инала, о котором говорилось выше.

29 октября. Наконец я мог составить определённое мнение о кайтаках, у которых властвует уцмий. Белые кайтаки, живущие на берегу моря, говорят на тюркском диалекте, который обычно называют "тюрки", что доказывает его происхождение от тюрков-сельджуков. Чёрные кайтаки, или горцы, являются лезгами, или породнились с лезгами, как например, акуши, так как Гербер, видевший их, говорит о том, что в их языке достаточно часто встречаются лезгинские слова, из чего я заключил, что в Дагестане больше нет народов, происходящих от албанцев. Это важно знать, чтобы не заставлять себя заниматься бесполезным трудом.

Сегодня чёрные кайтаки стали более дикими, чем когда бы то ни было, и со своим властителем уцмием они имеют лишь короткие перемирия, по истечении которых они грабят его охотнее всех остальных. Со своей стороны уцмий вполне заслуживает таких подданных. Ещё не прошло четырёх лет после того как он убил одного богатого торговца из Астрахани по имени Чиме, который, возвращаясь к себе из Сальяна, проезжал его земли. Отец уцмия был тем властителем, который заковал в железо бедного профессора Гмелина, там и скончавшегося. Наконец, эти уцмии от отца к сыну имеют славу завзятых разбойников на Кавказе и о них говорят лишь дрожа от страха при необходимости проезжать их земли. Уцмий также захватил в плен двух моравских братьев, посланных в Кубачи, но их удалось освободить.

30 октября. Меня посетил некий Пастукай, дворянин из Эндери, рода Кукай; который состоит в родстве с князьями; это очень значительный человек в своей стране. Он предложил мне свои услуги с видом, говорящим о том, что это немалая вещь, уверил меня в том, что с ним я могу пройти везде. Но в настоящий момент я собираюсь отправляться в горы.

5 ноября. Один путешественник, прибывший из Тифлиса, рассказал мне о том, что аварцы уводят народ и скот на три версты от этого города; причина этой войны в том, что царь отсрочил на несколько лет выплату налога, который он платил аварскому хану. Политики Кавказа утверждают, что Грузинское царство не сможет долго противостоять, по крайней мере, если не прибегнет к помощи Турции, средство, может быть, наихудшее, а не просто плохое. Утверждают, что несколько князей из правящего дома сильно склоняются к тому, чтобы принять мусульманство. Один из них только что овладел Эриваном, где он может образовать новую династию. В этой победе ей помогли татары Борчало, живущие в провинции Сомхетии на юге Грузии. Эти татары говорят на своём, отличном от других диалекте, и называют себя казахи. Часть из них имеет своим князем Али Султана. Я скрепил свою дружбу с Пастукаем, вручив ему подарок, который он, однако, едва согласился принять, что было против обыкновения кавказцев.

Путешествие из Кизляра в Моздок.

9 ноября, в Щедринске. ...Завтра я поплыву по Тереку, чтобы увидеть князя Кучука, властителя Брагуна.

10 ноября, в Брагунах, у князя Кучука Таймазова[3]. Я выехал верхом, в сопровождении тридцати казаков, и вернулся на берега Терека, переправа через который заняла значительное время. Прибыв на другой берег, мы встретили там князя Солама, сына князя Кучука, Проскакав полчаса галопом, мы прибыли в его резиденцию в Брагуне, являющейся большой и красивой деревней, расположенной на Сунже. Кучук дожидался меня у входа в павильон, построенный за пределами его двора. Он обнял меня очень приветливо и пригласил в павильон, где я увидел маленький, очень уютный камин. Он усадил меня на пол рядом с огнём, а сам поместился в широком кресле, по форме и по виду похожему на трон, довольно грубо сделанный. Такого же рода канапе было покрыто ковром, что делало его мало похожим на мебель.

После обязательных комплиментов накрыли стол, это значит принесли круглый поднос из жёлтой меди, обрамлённый по краям карнизом из маленьких квадратный хлебцев, на каждом из которых лежала баранья котлетка; в центре было жаркое, в середине - большое блюдо где находился пилав. Мы были рады попробовать этот великолепный обед, но Кучук не садился за стол и оставался на канапе.

Тем временем прибыли мулла и кадий; все выстроились перед ними в ряд, и они заняли место возле князя. Мулла отличался повязкой из полотна, окружавшей его шапочку, и бородой, доходящей ему до груди. Конец этой бороды оригинально закручивался и мулла не сводил с него глаз, никого не удостаивая взглядом и отвечая лишь односложными словами. Я легко догадался, что столько гордости и притворства могло быть результатом лишь паломничества в Мекку, путешествия, которое для здешних мест является довольно редким. Действительно, мулла ходил туда черев Египет. Разговор на эту тему занял немного времени, больше беседа не клеилась, и этот угрюмый персонаж вновь занялся созерцанием кончика своей бороды.

Однако Кучук возобновил разговор, в котором показал, что он очень хорошо знал Мурада, Ибрагима и всех других беев Египта, что доказывало то, что мамлюки всегда сохраняли связи со своей прежней родиной. Затем заговорили о кавказских родах. Кучук рассказал мне о своём то, о чём уже говорилось выше: что он идёт от крымских ханов. Он ещё прибавил с некоторым самодовольством то, что у него совсем нет родственников на Кавказе, за исключением аварского хана, который был его другом и союзником. Он мне даже показал из окна аварские горы; казалось, что они находятся так близко, что достичь их так же легко, как испить воды, но в действительности оттуда трудно вернуться. Беседа велась на тюркском языке, который мои переводчики не понимали. Визит продолжался почти до вечера, и мы расстались все очень довольные - и одна сторона и другая.

14 ноября. ...Завтра я надеюсь увидеть чеченского князя, живущего напротив Наурской, по другую сторону Терека.

15 ноября. Я пересёк Терек, сопровождаемый эскортом, состоящим из двенадцати стрелков и шести казаков. Немного погодя я увидел холм, увенчанный прелестной деревней, и самого князя, спускающегося с холма мне навстречу. Мы находились посреди степи и после обязательных приветствий я продолжил свой путь вместе с ним. Мы поднялись в деревню, где нас ожидало с любопытством всё население. Эта деревня напоминала Брагун, а дом князя был похож на жилище Кучука, если бы посреди двора не было бы постройки, напоминающей башню, откуда открывался вид на часть равнины. Я вошёл к князю, и мы уселись возле огня на полу, так как никакой мебели там не было. Затем я начал разговор, касающийся религии ингушей, некоторые особенности которой я хотел знать. В разговор вмешался весь двор, каждый из них говорил о том, что знал. Мы говорили наполовину по-русски, наполовину по-татарски. Однако аудиенция затягивалась. Но не принесли ни еды, ни питья, что несколько охладило встречу. Вот почему я распрощался; князь проводил меня до Терека. Этот князь зовётся Али-бек. Это красивый мужчина, честный и не делающий никому зла; его поданные подражают его добродетели: они продают быков и молоко в Наурской, едят хлеб и носят рубашки. Говорят, что они полностью отказались от разбоя:

16 ноября. Я узнал, что есть еще один разрушенный город в степи кроме Маджар. Это место называется Боргусан[4]

Материал к печати подготовил К.Алиев

Примечания К.Алиева.

[1] Тарковский Мехти-шаухал (годы правления: 1794-1830), ген-лейт. Из шаухалов Тарковских. Наследник Баммат-шаухала. Грамотою Императора Павла, данною 2 мая 1797 г., утвержден в шаухальском достоинстве, в сане тайного советника, с правом ношения пера на шапке и производством от казны 6 т. р. в год.

[2] Бекович-Черкасский Мухамадгирей (он же Баммат-Гирей, Мамет-Гирей) Эльмурзович (1751-1820), секунд-майор (24.03.1789), из князей, сын генерала Эльмурзы Бековича-Черкасского. В офицерский чин прапорщика произведен в мае 1778 г. Капитан - с 26.06.1786 г. Проживал в гор. Кизляре.

[3] Тамазов Кучук (?- не ранее 1788 г.), секунд-майор (к 1787 г.), из брагунских князей. Участник Закубанской экспедиции в 1787 г. под командованием генерала Горича против турецких войск.

[4] По-видимому Боргустан - крупнейшее средневековое городище в районе Кавказских минеральных вод - Рим-гора.


Опубликовано: газета "Ёлдаш", 24.04.2009.

Размещено: 03.05.2009 | Просмотров: 3394 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.