Кумыкский мир

Культура, история, современность

Караманское сражение 1605 года в панораме веков

(Как пишут нашу историю)

Более 400 лет назад в истории Дагестана произошло событие, которое имело общекавказское значение. Речь идет о победе над русской армией под командованием воеводы М.И. Бутурлина объединенного ополчения шаухала Тарковского и владетеля Северной Кумыкии Султан-Мута или Султан-Махмуда, как его часто называли русские источники. Говоря о значении этой победы, нужно согласиться с высказыванием известного русского историка Н.М. Карамзина о том, что этого поражения Россия более столетия не решалась предпринять попытки проникновения на Кавказ.

Поход русской армии под командованием Бутурлина 1604-1605 годов стал очередной в ряду попыток России проникнуть и закрепиться на Северном Кавказе, Начало этому процессу было положено взятием Россией в 1556 году Астрахани. После этого южные границы России вплотную подошли к Кавказу. На пути дальнейшего активного продвижения Руси на юг появилось препятствие - сопротивление кумыков.

Прелюдией обострения русско-кумыкских отношений в начале XVII в., которое закончилось кровопролитным сражением, стали походы русских на кумыкские земли и на столицу шаухальства Тарковского. Первый из них состоялся в 1560 году под предводительством воеводы Черемисинова, т.е. через 4 года после покорения Россией Астрахани. После этого состоялись еще несколько крупных походов русских на Дагестан, а именно: в 1569 г. под командованием воеводы Шадры, 1587 г. - Астраханского воеводы, 1598 г. - воеводы Засекина, 1591 г.- поход московских войск, 1594 г. - воеводы Хворостинина и др. и, наконец, в 1604-1605 гг. - поход Бутурлина.

По тем временам крупнейшее сражение, при котором погибли более 7 тысяч русских стрельцов и не меньше дагестанских ополченцев, не могло, естественно, не отразиться в исторических источниках и литературе.

В данной работе автор не ставит целью дать анализ всех имеющихся по теме источников и литературы. Это задача специального исследования. Мы же хотим обратить внимание читающей публики на некоторую фундаментальную, доступную сегодня любому желающему прикоснуться к данной проблеме, из указанной категории литературу отечественной историографии.

В исторической литературе XVII-XVIII вв. интересующая нас тема нашла довольно скудное отражение. В преобладающем большинстве работ этого периода события на Кавказе начала XVII в. не затронуты вовсе.

Многообразием в нашем плане отличается историография России XIX в. Этот век был ознаменован появлением на небосклоне русской исторической науки таких известных светил, как Карамзин Н.М., Ключевский В.О., Костомаров Н.И., Соловьев СМ. и т.д.

Читающей публике более всего известна оценка Н.М.Карамзиным итогов походов Бутурлина на Кумыкию и Тарки в начале XVII века. Его слова о том, что после поражения в Дагестане в 1605 году Россия на долгие "118 лет изгладила свое присутствие" на Кавказе, цитируется многими исследователями проблем русско-кумыкских (дагестанских) отношений XVII в.

Поэтому считаем, что следует остановить свое внимание на работе кого-нибудь из других указанных выше авторов.

Несомненно, из числа фундаментальных трудов отечественной историографии второй половины XIX в., в котором можно найти сведения по исследуемой нами проблеме следует назвать, прежде всего, "Русскую историю в жизнеописаниях её главнейших деятелей" Н.И. Костомарова (1817-1885 гг.), изданную впервые в 1874 году[1] и явившуюся классическим трудом одного из основоположников русской исторической мысли.

Не секрет, что труд Костомарова стал значительным общественным событием своего времени. Способствовало этому неординарный для традиционной науки XIX в. подбор автором сюжетов, своеобразная политическая концепция. Как отмечено в легенде последнего издания этой работы Костомарова Н.И., "благодаря выдающемуся литературному таланту и стремлению быть исключительно внимательным к характерным деталям эпохи, знаменитому историку, этнографу, писателю удалось создать и живописно изобразить целую галерею русских исторических деятелей"[2].

В свете сказанного, большой интерес для нас представляет отношение выдающегося русского ученого и историка второй половины XIX в. к событиям начала XVII в. на Кавказе в русле русско-дагестанских и русско-кумыкских отношений.

К сожалению, Кавказ и Дагестан, а конкретно, Тарки, удостоились внимания ученого в связи с восточной политикой России только при правлении Бориса Годунова. Вот интересующая нас выдержка из книги Н.И. Костомарова: "В начале XVII в. Годунов добился определенных успехов в своей внешней политике. Только дела в Закавказье шли неудачно. Кахетинский царь Александр, поддавшийся Москве, был умерщвлен сыном своим Константином. Русские должны были оставить Кахетию. Турки вытеснили русских из Тарков с большой потерей для последних"[3].

Как видно из приведенного материала, события в Дагестане начала XVII в., имевшие далеко идущие последствия в русско-кумыкских (дагестанских) отношениях, описаны Н.И. Костомаровым в одном предложении. Но это не означает, что мы вправе предъявлять претензии к ученому по данному поводу. Как и любой автор, Н.И. Костомаров был волен в подборе сюжетов при написании своего груда. При этом интересующая нас проблема не являлась предметом специального исследования известного ученого.

Приведенная выше выдержка из работы Н.И. Костомарова интересна еще тем, что помогает выяснить некоторые "белые пятна" в панораме событий 1604-1605 годов в Тарках. Скажем, почему Бутурлин согласился оставить столицу шаухальства. Очевидно, этому шагу воеводу подтолкнули описанные выше события в Грузии, когда основной союзник России на Кавказе кахетинский царь Александр не смог предоставить свою обещанную русским помощь при защите захваченных Тарков.

В плане характеристики в целом восточной политики Бориса Годунова и в оценке рассматриваемых событий интерес представляют слова ученого о сути в целом политики русского царя: "По отношению к соседям Борис (т.е. Годунов. -М.М.) держался прежней своей политики: сохранять сколько возможно мир, хотя при случае не гнушался и коварством"[4].

Эти слова можно адресовать некоторым авторам, делавшим попытку обвинить шаухала и главного организатора борьбы за освобождение захваченной столицы Кумыкии в том, что они не сдержали данного слова "о беспрепятственном пропуске осажденных". Подобному поведению "коварным кумыкам" было у кого учиться.

Хорошо известно, что историческое мышление должно формироваться у подрастающего поколения еще с молодых лет. В этом плане большой интерес представляет вопрос о том, какое место занимала интересующая нас проблема в детской исторической дореволюционной литературе России.

Для анализа мы решили остановиться на "Истории России для детей" А. Ишимовой[5]. Выбор данной книги мы обосновываем следующими соображениями.

Прежде всего, по оценке современников "книга замечательной детской писательницы историка и педагога А.О. Ишимовой - интереснейший памятник отечественной историографии XIX столетия". Автора этой книги лично знали и высоко ценили ее творчество корифеи русской литературы А. С. Пушкин, Н.В. Гоголь, В.А. Жуковский, П.А. Вяземский, В. Ф. Одоевский.

О достаточно высокой оценке этого труда и авторитете в российском обществе своего времени автора книги говорит тот факт, что Александр Сергеевич Пушкин приглашал ее принять участие в издании "Современника". 27 января 1837 года, всего за несколько часов до дуэли. А.С. Пушкин пишет свое последнее письмо в жизни, и это письмо - к А.О. Ишимовой: "Крайне жалею, что мне невозможно будет сегодня явиться на Ваше приглашение... Сегодня я нечаянно открыл Вашу "Историю в рассказах" и поневоле зачитался. Вот как надобно писать!.."[6].

Такую же высокую оценку этой книге дала Российская Академия. "История России в рассказах для детей" была издана за ее счет, а А.О. Ишимова получила престижную премию Академии - Демидовскую (2500 рублей). "История России" выдержала 6 изданий, ей было посвящено 16 рецензий.

Затребована книга А.О.Ишимовой также сегодняшним читателем, поскольку "История России для детей" - не просто памятник исторической литературы. При дефиците правды, столь явно ощущавшейся еще недавно во многих современных работах, "сформировал очевидное недоверие к ним читателей и вызвал массовый поворот к трудам дореволюционных авторов"[7]. В числе их, вполне естественно, оказалась книга для детей по истории России А.О. Ишимовой.

"История" Ишимовой интересна наряду с детьми также взрослому читателю: она содержит большой фактологический материал и базируется на серьезных исторических и иных источниках. Не подлежит сомнению также то, что публикация этой книги представляется особенно современной сейчас, когда наиболее остро ощущается потребность в осмыслении исторического пути России.

Следует отметить и то, что при своем сравнительно небольшом объеме, книга дает огромную информацию о более чем тысячелетней истории страны, и написана она "таким простым, хорошим языком, какой не часто приходится встречать в детской литературе".

Нетерпеливый читатель давно задается, наверное, вполне законным вопросом, а какое же отражение в книге А.О. Ишимовой нашли события, имевшие место в начале XVII века в Дагестане.

Ответим сразу: весьма скромное. Проблема взаимоотношений Дагестана и России в книге подняты только в главе, посвященной жизни и государственной деятельности Ивана Грозного. Вот выдержка из нее: "Земля шевкалская, тюменская и грузинская предлагали поддатся Иоанну, а черкесские казаки и один из сибирских князей, Едигер, присягнули ему. Многие советовали ему покорить и Крым, но он еще не решался на это...".

Строить догадки - дело неблагодарное. Но все же по поводу такого скромного внимания со стороны А.О. Ишимовой к вопросам русско-кумыкских (дагестанских) отношений можно высказать следующее предположение. Это было обусловлено реалиями того времени. Когда писалась книга, большая Кавказская война только начиналась и неизвестно было, чем она закончится. К тому же, русское общество в это время только начинало свое настоящее знакомство с Кавказом. Отсутствие интереса к Кавказу в целом и Дагестану в частности, очевидно, отразилось на отношении А.О. Ишимовой к событиям в Дагестане начала XVII века.

XIX в. был ознаменован тем, что увидела свет работа, которая позволяла посмотреть на события начала XVII века на Кавказе, так сказать, "изнутри". Здесь мы имеем ввиду исторический труд А.К. Бакиханова "Гюлистан-и Ирам"[8] - крупнейшее произведение выдающегося азербайджанского историка, философа, поэта. Работа посвящена истории Ширвана и Дагестана с древнейших времен до Гюлистанского мира, заключенного 12 октября 1813 г.

Работа была написана на персидском языке, а в 1844 г. переведена на русский. Долгое время от труда А.К.Бакиханова издавались фрагменты и только в 1926 году он целиком увидел свет в Баку.

А.К.Бакиханов более подробно, чем кто-либо из числа писавших о проникновении России на Кавказ авторов, описывает этот процесс. Историк пишет, о том, что когда русские при Иване Федоровиче после основания крепости на реке Сулак захотели основать вторую крепость близ Тарков, то "сыновья Чубан-шамхала, собрав ополчение из черкесов, кумыков и дагестанцев, воспрепятствовали этому"[9].

Однако Борис Годунов, как пишет А.К. Бакиханов, следуя политике на Кавказе своего предшественника, построил в Дагестане три крепости: "первую близ Тарки, другую в Андреевой деревне, а третью неизвестно где". Как известно, во всех этих укреплениях были оставлены гарнизоны под командованием воеводы И.М. Бутурлина.

Работа А.К. Бакиханова представляет большой интерес в том смысле, что в ней есть сведения о Султан-Муте - вдохновителе и организаторе борьбы против проникновения России на Кавказ. Ученый, кстати, значительно дополняет наши знания по биографии известного полководца. По мнению автора, Султанмут являлся сыном дочери Узун-Черкеса (черкесского узденя) и Чубан-шамхала. Говорится в работе также о борьбе Султан-мута за свою долю в отцовском наследстве. Вот что он пишет по данному поводу: "Собрав там (т.е. в Черкессии. В то время, когда писалась работа А.К. Бакиханова, под черкессами имелись ввиду все народы этой группы, в том числе кабардинцы. Мать Султан-Мута. согласно современной отечественной историографии, была кабардинка. - М.М.) войско, он возвратился в Дагестан и принудил своих братьев отдать ему в удел все земли, лежащие между реками Сулак и Терек, нижнюю часть Мичикича и Салатавского округа, до горы Керхи. что на границе Гунбета".

Повторно пришлось Султан-Муту обратиться к родственникам по линии матери во время похода Бутурлина на Тарки. Как утверждает А.К. Бакиханов, в 1604 г. Султан-Мут привел 13 тысяч черкесов, которые были "подкреплены крымскими татарами и Гирей-хан шамхалом, сыном Чубан-шамхала и, соединившись с дагестанцами, он напал на все три укрепления".

Не вызывает особых возражений также описание А.К. Бакихановым дальнейшего хода событий: русские гарнизоны после упорной защиты вынуждены вести переговоры, "доверяя слову неприятеля, который обещал дать им свободный пропуск в Россию", но когда черкесы, "вопреки своему слову" хотели взять русских в плен, то "русские стали упорно защищаться и все погибли".

После прочтения этих слова историка к нему можно предъявить несколько претензий. И, прежде всего, упрекнуть в том, что он преувеличил роль в победе над русскими стрельцами "черкесского элемента". Не соответствует действительности также и то, что во время битвы на переправе в Карамане погиб весь русский отряд.

И все же отметим снова тот факт, что в работе А.К. Бакиханова сведений о событиях в Кумыкии начала XVII века значительно больше, чем у любого другого автора XIX в.

Этот момент важно иметь ввиду, особено, если учесть развитие событий в России во второй половине XIX в. - начале XX в. В этот период своей истории Российская империя была занята завоеванием Кавказа и Средней Азии, вмешательством в политику европейских государств в различных частях света за передел уже "поделенного мира". В этих условиях растет шовинизм, что естественно, не позволяет признавать наличие героического прошлого у покоренных народов.

Не было необходимости в восстановлении исторического прошлого народов России также в условиях первых нескольких десятилетий "великого социального эксперимента", связанного со строительством социализма. И только в послевоенные годы начинают издаваться фундаментальные исследования по истории Дагестана. Речь идет об "Очерках истории Дагестана" и "Истории Дагестана" в четырех томах[10]. Однако в них события начала XVII в. получили весьма скромное освещение. Достаточно сказать, что в 1 томе "Истории Дагестана"[11] описанию этого важного события посвящено всего лишь два десятка строк. Причем, в отношении главных организаторов сопротивления завоевателям допущена, пожалуй, преступная обезличка. Судите сами.

Авторы тома пишут о том, что в 1604-1605 годах Россией был предпринят новый большой поход в Дагестан под началом Бутурлина и Плещеева с весьма значительными силами. В походе вместе с русскими войсками участвовали также "войска кабардинского мурзы Сунчалея Янглычева и чечено-ингуши под начальством Батая Шихмурзина". Россия одновременно отправила в Грузию послов А. Татищева и Л. Иванова, которые должны были известить Александра о походе на шамхала и договриться, чтобы царь Грузии со своей стороны направил войска в Дагестан.

Говоря о причинах похода русских войск в Дагестан, академическое издание поясняет, что это надо связывать не только с русско-грузинскими отношениями, но и с возобновлением шахом Аббасом войны с Турцией за Закавказье и стремлением русского правительства путем военных действий обеспечить успех переговоров об уступке Дербента, Баку и Шемахи.

Поскольку шаухал, "старец ветхий, лишенный зрения", бежал в горы, то русские войска, не встречая сопротивления, заняли Эндирей и Теплые Воды, заложили крепость на Тузлуке.

Дальше в книге со ссылкой на Н.М. Карамзина, авторы пишут о том, что русские войска заняли Тарки и сразу же приступили к строительству укрепления, назвав его Новым городом. Дальше дадим прямую цитату из книги: "Однако воеводы допустили ошибку: они "пленили людей в селениях, брали хлеб, отгоняли табуны и стада"[12]. Все это, как и следовало ожидать, "вызвало недовольство народных масс. Шамхал, крым-шахал и другие владетели объединились. Зорко следившая за событиями на Северном Кавказе султанская Турция сразу же решила использовать недовольство Дагестана в своих корыстных целях"[13].

Здесь, надо полагать, Султан-Мут вошел в группу "другие владетели". И еще на один момент хочется обратить внимание читателя. В изложении авторов тома создается впечатление, что не будь пленения людей и увода табунов лошадей и вовсе не была бы предпринята попытка освободить Тарки от непрошенных гостей.

И вообще, авторы тома полагают, что русский отряд имел дело только с турками, а русские погибли чуть ли сами по себе. Вот как изложена эта ситуация в анализируемой книге: "К Таркам пришел из Шемахи турецкий отряд. Бутурлин "учинил мир" с турецким пашой, чтобы русским войскам дали возможность вернуться на Терек. Однако это условие не было выполнено, и при отступлении русские понесли большие потери - более 7 тысяч человек"[14].

Эта же мысль повторяется в некоторых изданиях последнего времени. В частности, точно такую трактовку ситуации дает академик З.М. Буниятов в своих комментариях и примечаниях к книге Бакиханова А.К. "Гюлистан-и Ирам", изданной в 1991 году в Баку[15].

Через год после выхода в свет "Очерков истории Дагестана" был подготовлен и издан солидного объема сборник документов по русско-дагестанским отношениям XVII - первой четверти XVIII вв.[16] В сборнике, как это видно из названия, заявка сделана на включение в него документов всего XVII столетия, в сборник же вошли документы, верхняя хронология которых граничит 1614 годом, т.е. ни один документ за 1601-1613 не удосужился внимания составителей. Очевидно, это не случайность, а закономерность.

Более аккуратными в этом плане оказались некоторые дореволюционные документальные издания, в которых известное событие нашло определенное отражение[17].

Представления читателя об изучаемых событиях восполнила вышедшая в 1958 г. довольно основательная статья Л.И. Лаврова "Тарки до XVIII в."[18].

Опираясь на источники и опубликованную литературу, известный этнограф подробно проследил прелюдию сражения 1605 года. Он, в частности, уточнил весь спектр причин, которые способствовали походам русских войск на Кумыкию и Тарки.

Со ссылкой на работу С.Белокурова "Сношения России с Кавказом"[19], Л.И. Лавров пишет о том, что в 1589 г. грузинские послы в Москве выразили недовольство тем, что русские войска не остались в Тарках, доказывая, что падение Тарков неизбежно приведет к падению мощи шаухала. Интересно отметить, что послы называли этот город столицей шаухала ("город шевкалской началной Тарки").

В свете приведенного факта складывается не совсем понятная ситуация с вопросом, когда же все-таки Тарки стали столицей шаухальства. Многие авторы, в том числе тот же Л.И.Лавров, утверждают, что до 1640 г. столицей шаухальства оставался Кази-Кумух[20].

В остальном Л.И.Лавров в своих суждениях о битве 1605 года не расходится с другими авторами, за исключением того, что персональную ответственность за гибель русского войска у него несет шаухал, не сдержавший слова, в результате которого "почти весь семитысячный отряд Бутурлина был истреблен, как только он покинул Тарки". Последнее утверждение Л.И. Лаврова вполне согласуется с высказыванием Н.М. Карамзина относительно итогов битвы 1605 г.

На волне развития демократии в российском обществе возрос интерес людей к истории и прошлому своих народов. В этих условиях упрощению подверглась также система подготовки и издания разных направлений литературы, в том числе научной. Данная ситуация оказалась на руку некоторым не совсем аккуратным исследователям и любителям старины глубокой, которые готовы приписать всю историю Дагестана своим этносам. К сожалению, в истории отечественной историографии были времена, когда такими серьезными историческими проблемами, какими являются вопросы этногенеза, политической и т.д. историей народов Дагестана "работали в поте лица" несостоявшиеся инженеры, медики, специалисты по сельскому хозяйству и т.д.

Все это бы ничего, если бы некоторая часть из них не пролезла (иначе не скажешь) в научные и научно-исследовательские учреждения и выдавала "на гора" невыдержанную в научном плане продукцию. Общество жаждало сенсаций и оно их получало в виде "жареных" фактов под соусом "белых пятен" истории.

Вот одно из таких произведений. Правда, исполнителями главных ролей в этом "театре абсурдов" выступают серьезные ученые.

В 1992 г. были изданы "Историко-биографические и исторические очерки", написанные в XIX в. Х. Геничутлинским[21].

Ничего крамольного в тексте самого Геничутлинского не имеется. Но комментарии, которые давались известным историком В.Г. Гаджиевым оставляют, мягко говоря, желать лучшего. Вот какой комментарий он дает топониму Эндирей: "Эндирей был одним из главных местопребываний кумыкских князей - выходцев из лакского Кумуха, власть которых признавало тюркоязычное (кумыкское, ногайское), чеченоязычное и авароязычное население прилегающих земель"[22].

Примерно такой же комментарий дает уважаемый профессор Таркам, которые "являлись в прошлом местопребыванием влиятельных в Дагестане князей-шамхалов, выходцев из лакского Казикумуха"[23].

Стало быть, основатель Энидиреевского бийликства - Султан-Мут - тоже выходец из Кумуха. а стало быть - лакец. Но это утверждение не соответствует действительности, поскольку никаких данных об этом не сохранилось ни в фольклорных, ни в исторических источниках. Зато в тех же источниках Султан-Мут фигурирует как владетель "земель кумыкских". В фольклоре кумыков сохранились легенды, предания и иного рода информация, характеризующая Султан-Мута именно как этнического кумыка.

[...]

На волне возросшего интереса народов к своему историческому прошлому надо полагать, что исследования в области истории Дагестана начала XVII века в ракурсе русско-кумыкских отношений будут продолжены, а события 1605 года и организаторы победы в битве и, прежде всего Султан-Мут, получать достойную оценку потомков. Первым шагом на этом пути можно считать сегодняшнюю конференцию, проводимую Кумыкским научно-культурным обществом в связи 400-летием событий.


1. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. - М.: Изд-во Эксмо. 2006. - 1024 с.

2. Там же. С.4.

3. Там же. С.294.

4. Там же.

5. Ишимова А. История России для детей. - М: Олма-пресс. 2001. - 367 с.

6. Пушкин А.С. Полн. собр. соч. В 10 т. - М., 1966. Т. 10. С.623.

7. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX - начала XX в. - М, 1991. С.5

8. Бакиханов А.К. Гюлистан-и Ирам // Ред., коммент.. примеч. и указ. акад. АН Аз. ССР З.М.Буниятова. - Баку: Изд-во "Элм". 1991. - 304 с.

9. Там же. С.110.

10. Очерки истории Дагестана. В 2т. /Отв. ред. проф. М.О. Косвен. -Махачкала: Дагкнигоиздат, 1957. Т. 1.- 392 с; Т. 2.- 478 с.; История Дагестана. В 4 т. - М: Вост. лит., 1967. Т.1. - 432 с.

11. История Дагестана. - М.: Гл. ред. Вост. лит., 1967. Т.1. С.286-287.

12. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т.XI. Кн. III. С.37

13. История Дагестана. В 4 т. - М.: Вост. лит., 1967. Т.1. С.267

14. Там же. С.267

15. Бакиханов А.К. Указ. соч. С.244.

16. Русско-дагестанские отношения XVII - первой четверти XVIII вв.: Сб. докум. и материалов / Отв .ред. М.М.Ихилов. - Махачкала. 1958.-336 с.

17. Полное собрание русских летописей. - СПб.. 1910. Т.XIV. С.57.58; Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с Персией. Т. III //\'Труды Восточного отделения русского археологического общества. - СПб., 1898. Т. XXII. С.32,34.

18. Лавров Л.И. Тарки до XVIII века // Уч. зап. ИИЯЛ ДФАП СССР.- Махачкала. 1958. Т.4. С. 12-25.

19. Белокуров С. Отношения России с Кавказом. - М., 1888. 4.1. С.58-60.

20. Маршаев Р.Г. О термине "шамхал" и резиденции шамхалов // Уч. зап. ИИЯЛ ДФАН СССР. - Махачкала. 1959. Т.6. С. 163-176.

21. Геничутлинский X. Историко-биографические и исторические очерки: Для широкого круга читателей / Пер. с араб. Т.М. Айтберова; Под ред. М.Р. Мугумаева; Вступ.ст.. коммент., общ. ред. В.Г. Гаджиева. - Махачкала: ДНЦ РАН, 1992. - 176 с.

22. Там же. С.134.

23. Там же. С.131.


Опубликовано:
КНКО: Вести. Вып. № 12-14, 2006-2007, Махачкала.

Размещено: 16.01.2009 | Просмотров: 6360 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.