Кумыкский мир

Культура, история, современность

Тарковские в истории Ирана

Несколько поколений принцев Дома шаухалов Тарковских воспитывалось при дворе сефевидских шахов Ирана, находилось у них на службе, некоторые из них порой возносились на вершину власти, творили историю, заслуживали хвалу и хулу и оставили в ней свой неизгладимый след. Кто же они, эти безвестные рыцари нашей истории, не отмеченные народным признанием у себя на Родине и остающиеся "безродными" пасынками судьбы на чужбине?

Тарковские шаухалиды (принцы Дома шаухалов Тарковских) в истории Ирана начинают фигурировать со второй половины 16 века, т. е., очевидно, после вовлечения сефевидскими шахами в сферу своего влияния верховных правителей кумыков - шаухалов Тарковских. Считается, что кумыкские шаухалы подпали под власть сефевидов вскоре после завоевания Шах Исмаилом Первым Дербента в 1509 г. Сефевидские шахи, и в частности Шах Исмаил, чтобы удержать за собой Кумыкию и весь Дагестан в сфере своего влияния, предоставляли им "титул Вали (наместников) Дагестанских". Они также "получали от персидских монархов золотую печать и грамоту при восшествии на управление".

Для этих же целей использовались династические браки и институт аманатства (взятие в качестве залога детей правителей и воспитание из них верноподданных шаху представителей подвластных ему народов), словом, проводилась политика кооптации кумыкских феодалов в среду высшей административной элиты Иранского государства.

Так, Шах Исмаил женил своего сына, будущего шаха Тахмаспа, на дочери кумыкского шаухала. Очевидно, именно с этого времени (со второй половины 16 в.) начинается процесс вступления кумыкских князей вместе со своими "служивыми (ратными) людьми" на шахскую службу и дальнейшая их аккультурация в тюрко-иранской культурной среде в Исфахане, Казвине, Нахичевани, Тебризе, Эриване и Ширване.

Первый из тарковских шаухалидов, впервые упоминающийся уже в эпоху правления Тахмаспа Первого, долгие годы возглавляет его личную гвардию. Отметим только, что в сефевидских исторических источниках он стал известен под именами "Асгари-Шавхал", "Чергес-Шавхал", "Авшар-Шаухал-Чаргазма". Первое имя, очевидно искаженное в иранской передаче, - его оттитульное имя "Асгар-и Шаухал" (Меньший Шаухал, или Крым-Шаухал?). Второе, видимо, производное от родо-племенного названия кумыков "чергес" (известно, что в иранских и грузинских источниках кумыкские Шаухалы обозначались термином "чергес-хан"), третье "Авшар-Шавхал Чаргазма" воспроизводится в работе французского исследователя М. Броссета, посвященной истории Грузии, также, видимо, искаженное от первого. Как пишет историк Ф. Сюмер (Faruk Sumer), личная гвардия шаха Тахмаспа насчитывала 4 тыс. 500 человек. Он же указывает, что она в основном состояла "из голубоглазых черкесов", т. е. кумыков, выходцев из шаухальства. Иранский летописец Шараф-Хан Бидлиси сообщает, что в году 981 (1573-1574), когда "благородное здоровье шаха Тахмаспа пошатнулось и он неожиданно заболел, в это время в Казвине удостоился служения государю его второй сын, по имени Султан Сулайман-мирза, чьей матерью была сестра черкесского шавхала, и который всю жизнь находился при могиле Имам Ризы - [да будет] над ним молитва и одобрение [Аллаха]! В это время при шахском дворе в борьбе за престол образовались две партии. Одну из этих партий возглавил начальник шахской гвардии дядя упомянутого султана Чергес-шаухал. Но неожиданное выздоровление шаха на время погасило эту борьбу. Но она вновь вспыхнула уже после смерти шаха в 1577 году. Первоначально на шахский престол был посажен сын его Тахмаспа от грузинки - Султан-Хайдар-Мирза.

Однако с таким исходом дела не согласилась дочь покойного шаха Парихан-ханум (дочь Тахмаспа от кумыкской принцессы, дочери шаухала) тотчас со [всею] поспешностью направила верного человека к своему дяде по матери, Чергес-шавхалу, и известила его об этом. Шавхал с эмирами тюркских племен румлу, текелу, афшар, туркиман и курдами незамедлительно посреди ночи прибыли во всеоружии, окружили шахский дворец. Султан Хайдар вынужден был бежать, переодевшись женщиной. Шарафхан сообщает: "Стоило ему оставить дворцовые покои, как сразу же слуги-черкесы известили шамхала. Тот кинулся за ним в погоню. Султан Хайдар-мирза, когда [шавхал] сорвал с его головы чадру, ухватился за кинжал и бросился на [шавхала]. Один из черкесских гуламов ударом сабли отрубил ему голову". На шахский престол ими был приведен Исмаил шахзаде, чьей матерью также была кумычка. После смерти своего брата Исмаила Ираном управляла и Перихан-ханум, весьма неординарная личность, сыгравшая одну из ключевых ролей в развернувшейся после смерти шаха-отца борьбе за престолонаследие в Иране. Таким образом, мы видим, что усилившиеся во второй половине 16 в. здесь шаухалиды могли себе позволить вмешательство в вопросы престолонаследования в Иране и приводить к власти свои креатуры.

Вышеназванный Чергес-шаухал известен и в истории османо-сефевидских войн 1578-1580 гг. Так, во время антисефевидского восстания в Ширване весной 1577 г., возглавленного принцем Абубекир-Мирзой, сыном ширван-шаха Бурхана, и, очевидно, поддержанного Стамбулом, Бахчисараем и Тарками, против восставших ширванцев шахом из Казвина было направлено 5-6-тысячное войско под командованием этого "Асгари (Чергес) шаухала". Сефевидское войско было разгромлено объединенными силами ширванцев, кумыков, дербентских теркеменцев и табасаранцев, а командующий с оставшимися в живых несколькими своими людьми был вынужден бежать и скрываться в Кахетии (Kirzioglu, Fahrettin).

Как свидетельствуют исторические источники, особенно много отпрысков кумыкских княжеских родов оказалось на шахской службе в Иране в 17 - начале 18 вв. Английский врач Джон Белл в составе посольства А. Волынского в 1714-1715 гг. в Иране, например, описывая Кумыкию (равнинный и предгорный Дагестан), писал: "Мужчины в оной статны и весьма крепкого сложения; много их находится в службе у Софи и, происходя часто в первые чины. Ехтима-Девлет, или первый министр, Али-Бег (см. ниже. - К. А.) был из сея земли".

Наиболее крупной и весьма влиятельной фигурой в сефевидской иерархии во второй половине 17 века стал Алхас-Мирза, сын Эльдара-шаухала Тарковского, воспитанный аманатом при дворе Шаха-Аббаса Великого, женатого на дочери Сурхай-шаухала Тарковского.

Алхас-Мирза (Сефи Кули Хан) сделался известным при дворе Шах Сефи I (1629-1642 гг.), отсюда его второе имя Сефи Кули Хан, и быстро выдвинулся, став одним из его приближенных Шах Сефи I. Алхас-Мирза был назначен беглербеком (правителем) Эривана и части Ширвана и долгое время управлял ими. Должность эта не была наследственной, фактически беглербеки назначались из узкого круга феодальных родов, приближенных к шаху, каковыми, безусловно, были шаухалы Тарковские. Армянский автор середины XVII в. 3. Акулисский писал, что род "Сефигули-хана, прежде называвшегося Алхас-Мирза, царского происхождения, он из лезгин Дагестана". Дневник Закария Акулисского. Ереван. 1939, с. 61.). Армянский историк Закарий Канакерцы (XVII в.), очевидец описываемых событий, в своей "Хронике" дает следующую характеристику Алхас-Мирзе Сефи Кули Хану: "Умер Аббас, хан Еревана, и вместо него прибыл Сефи-хан, родом лезгин. Он правил Ереваном при шахе Сулеймане (1666-1694) с 1666 по 1674 гг. При нем началось строительство крепостной стены Еревана. Канакерцы сообщают, что впоследствии Сефи Хан за злоупотребления своей властью попал в немилость к шаху. По приказанию шаха Сефи Кули Хан (Алхас-Мирза) был схвачен, заключен в крепость Гала-е-Гулаби (Крепость Розовой воды).

У Сефи Кули Хана было трое сыновей: Назар Али Хан, Мехр Али Хан и Фатх Али Хан. Они также отличились на шахской службе и стали весьма влиятельными людьми в Иране. Остановимся бегло на их характеристике.

Фатх Али Хан Дагестани (1680-1720 гг.) (Бушев. с. 155), сын Сефи Кули Хана (Алхас-Мирзы), выдвинулся при Шахе Гусейне в его фавориты и Главные визири (премьер-министры) его Двора. Еще при жизни он получил сан "визирь аземан" "великий визирь". По словам посла Петра I в Иране А. Волынского, "его еще называют Везир Аземан (Великий везирь. - К. А.), а больше только ханом. Породою он из шефкалов, именем Фет Али хан... Лет имеет 34". Шах, по свидетельству современников, почти не занимался государственными делами, передоверив их своему первому министру Фатх Али-хану. Современники высоко отзывались о нем: "Первый чин (после шаха) - эхтема довлет (доверие государства) при дворе шаховом и первой милости его фаворит, которого можно назвать, что он шах" (А. Лопухин). "Во дворе шаха Султана Хусейна не было второго такого талантливого государственного деятеля", - отзывался о нем польский посланник Тадеуш Крушински. Фатх Али Хан Дагестани был всесильным и хитрым политиком и государственным деятелем сефевидов, проводил взвешенную и дальновидную внешнюю политику, сделав союзниками Ирану Россию и Францию. Его подпись стоит под договорами, заключенными в 1715 г. Ираном с Францией и Россией. Слава же Фатх Али Хана росла, и шах, боясь усиления его власти и по внушению врагов Фатх Али Хана, завидовавших карьере и славе чужака, казнил его. Аббас-Кули-Ага Бакиханов так комментирует это событие: "...Фатх Али Хан, сын Сафи Кули Хана, сын шамхала Эльдар-хана, занимавший в продолжение 12 лет должность главного визиря, был по приказанию шаха отстранен от службы и ослеплен".

Лютф Али Хан Дагестани (сын Мехр Али Хана сына Сефи Кули Хана) служил у шаха Султана Хусейна Сефеви (1694-1722) военачальником. Был талантливым командующим, успешно противостоял нашествиям афганцев. Освободил от афганского правителя Махмуда Афгана (1717-1725) провинции Систан и Керман и дошел до Кандагара (Афганистан). В 1133/1720 годах, в связи с опалой дяди Фатх Али Хана Дагестани (главный визирь шаха), попал в немилость к шаху и был отстранен от государственной службы. Известен и как поэт. Персидские антологии сохранили и донесли до нас его отдельные поэтические произведения.

Мухаммад Али Хан (?-1715), сын Мехр Али Хана, также занимался гражданскими и военными делами при шахе Султане Хусейне Сефеви (1694-1722). В 1714 году Мухаммад Али Хан был назначен шахом беглербеком (правителем) Эривана. Он был наделен поэтическим даром, писал стихи. В 1715 году он умер, похоронен в Нахичевани.

Али Кули Хан Дагестани (сын Мухам-мада Али Хана, сына Мехр Али Хана) (1712-1756). Более известен под литературным псевдонимом Валих. В 1718 году окончил одно из исфаханских медресе, где изучал Коран, персидскую литературу, историю и другие предметы. В годы учебы начал писать стихи, увлеченно занимался литературным творчеством. Был обручен со своей двоюродной сестрой Хадидже, к которой питал самые нежные и теплые чувства. Но судьба разлучила их, и Али Кули Хан Валих Дагестани, не вынеся этого, покинул Исфахан. Долго скитался по разным городам, а затем уехал в г. Бандер-Аббас и оттуда в 1731 году в Индию. В эпоху правления шаха Надира стал амиром Шахджаханабада (Старый Дели). Знал несколько восточных языков: арабский, тюркский, урду, фарси. Его перу принадлежат сборник стихов на персидском и турецком языках, состоящий из 4 тысяч бейтов, и антология восточной поэзии "Рийаз аш-Шуара" (1748). В этот уникальный труд включены биографии и образцы поэзии 2594 персидских поэтов X-XVIII веков. Среди них такие выдающиеся поэты, как Низами, Хафиз, Рудаки, Навои, Джами, Дехлеви и др. Похоронен в Индии.

В истории сефевидов известна и Хадид-же-бегим Ай-Султан (? -1748/1754), дочь Хасана Али Хана Дагестани (правнучка Алхас-Мирзы, сына Эльдар-шаухала). В некоторых персидских антологиях указано, что она дочь Хусейна Али-хана Дагестани, в других она названа дочерью Калб Али-хана Дагестани. Была нареченной Али Кули Хана Валиха. После нашествия афганцев на Исфахан их пути разошлись. Валих Дагестани уехал в Индию. Долгие годы они были в разлуке. Али Кули Хан Валих отправил Мирзу Шарифа Нами за Хадидже-бегим, чтобы привезти ее в Индию. Однако ему не удалось выполнить это поручение. Хадидже-бегим Султан сама решилась отправиться в Индию, но по дороге, дойдя до Керманшаха, заболела и умерла. Она была образованной, талантливой женщиной. Ее стихи приводятся во многих персидских тазкере (антология).

Следует отметить еще одну известную поэтессу из рода Тарковских. Это - Гюнай-бегим Дагестани (XVIII в.), дочь Али Кули Хана Валиха Дагестани. Она получила прекрасное образование и воспитание. Персидские антологии характеризуют ее как красивую, державшую себя с большим достоинством женщину. Была замужем за Гази ад-дин-хан Бахадуром, первым визирем ("И\'тимад ад-довле" Ирана). Писала талантливые стихи. Они вошли в энциклопедии.

Таким образом, на основании вышеизложенного мы можем заключить, что тарковские шаухалиды, отданные на воспитание к шахскому двору (или вступившие там на военную службу) и впоследствии кооптированные в среду высшей административной элиты сефевидского государства, сыграли, вне всякого сомнения, видную роль в истории Ирана 16-18 вв.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена" 26.12.2008

Размещено: 27.12.2008 | Просмотров: 4442 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.