Кумыкский мир

Культура, история, современность

Князья Дадешкелиани - сородичи Тарковских

В вышедшую в 2008 г. мою монографию "Шаухалы Тарковские: страницы кумыкской родословной" этот материал ввиду его неготовности тогда не вошел. Между тем он представляет чрезвычайный интерес в рамках исследуемой мною темы генеалогических связей кумыкских правителей с аристократическими родами Кавказа.

В скором будущем я планирую издание второй дополненной книги, куда, конечно, этот и другие материалы, связанные с шаухальскими генеалогиями, будут включены полностью. Но прежде хотел бы эксклюзивно с ним ознакомить наших читателей.


[на верх]

О происхождении князей Дадешкелиани

Существует несколько версий происхождения князей Дадешкелиани. Согласно грузинской версии, они являются ветвью рода князей Геловани, известных с начала XIII столетия. По преданию, некая принцесса из семейства Геловани, после разрушения ее клана принцами Дадиани в XVII столетии находит себе убежище в Кабарде, на Северном Кавказе. Ее старший сын Дадеш женится здесь на девушке аристократического рода. От него-то и пошел род князей Дадешкелиани. Потомки этого Дадеша вернулись в Сванетию в 1720-х годах и в противостоянии с конкурирующим кланом Ричгвиани смогли вернуть себе власть над Сванетией. Такую версию излагает К. Туманов в своей книге "Христианская история Кавказа"[1], изданной в 1963 г в Вашингтоне, хотя и он оговаривается, что сами Дадешкелиани придерживаются версии происхождения от шаухалов Тарковских. Есть скептически настроенные авторы, в основном грузинские, которые в корне отрицают какие-либо генеалогические связи между кумыкскими и грузинскими аристократическими фамилиями и в том числе между двумя вышеуказанными знаменитыми фамилиями на Кавказе[2].

Согласно версии, основанной на сказаниях, записанных со слов самих князей Дадешкелиани различными этнографами и путешественниками, побывавшими в Сванетии, родоначальник этих князей Дадаш прибыл в Сванетию из Кумыкии и является отпрыском рода шаухалов Тарковских. Последняя версия, на наш взгляд, представляется наиболее достоверной и убедительной. Кроме того, она более древняя (восходит к XVI в.), чем первая, связанная с Геловани и возводящая корни рода к XVII в. Изложим ее в той форме, в какой ее рассказывали из поколения в поколение сами Дадешкелиани.

Согласно фамильному и народным преданиям, записанным в середине XIX века со слов Тенгиза Дадешкелиани русским этнографом Стояновым[3] и другими авторами[4], они (Дадешкелиани) были выходцами из Кумыкии, их родоначальником был их предок Дадеш. По словам Тенгиза Дадешкелиани, этим изгнанникам из рода шаухалов (тарханов) Тарковских во главе с Дадешом удалось водвориться в Сванетии, в Эцерах только с народного выбора и согласия, хотя защита народных интересов против стремившегося к тирании рода Ричкиани и была, согласно тому же преданию, ближайшей причиной предоставления им власти[5] сначала только тремя селениями, а затем и остальными. Тем не менее, раз добившись ее, они (Дадешкелиани) употребили все свое старание к тому, чтобы закабалить народ, одинаково как по нижнему, так и по верхнему течению р. Ингура. Центром княжеского рода Дадешкелиани были сел. Барши и Ингури.

Из данных преданий, таким образом, выясняется следующее:

1) Дадешкелиани - это выходцы из Кумыкии; дополнительно отметим, что господствовавшую в 18 веке среди населения нижнего течения р. Ингури династию Дадешкелиани ("Дадиш Килияни") англичанин Фрешфильд, побывавший здесь лично, также называл пришлой, "переселившейся сюда с севера"[6];

2) прародителем (родоначальником) был Дадеш (от его имени их родовая фамилия Дадешкелиани);

3) Дадешкелиани - были изгнанниками из рода шаухалов Тарковских.

Однако обстоятельства и причины их изгнания неизвестны. Возможно, как это, например, было и в случае с родоначальником карачаевских князей Крымшаухаловых, причиной исхода предков Дадешкелиани из Кумыкии стало поражение в борьбе за власть в Тарках. Надо полагать, что событие это произошло (как можно судить по источникам) после распада Грузинского царства в середине XVI века. Именно тогда в западной части Сванетии образовалось независимое владение князей Дадешкелиани, которое и получило название Княжеская Сванетия. Во всяком случае, сванетские сказания о Дадешкелиани относят возникновение их рода именно к вышеуказанной эпохе[7].

Об общности происхождения князей Дадешкелиани и Тарковских свидетельствует, на наш взгляд, и их фамильный герб. Так, на гербе Дадешкелиани (см. выше), как и на гербе Тарковских, изображена двуглавая серебряная гора, очевидно, указывающая на их мифологические представления, связанные со священной горой Асхар-тау (Минги-тау?). К этому же разряду следует отнести изображение льва (символ мощи и величия династии) в обоих гербах. На наш взгляд, совпадение символов в гербах у разных фамилий совсем не случайно. Оно может указывать на их общее происхождение. Кроме того, обращает на себя внимание и то, что Дадешкелиани, как и Тарковские, корни своего рода (понятно, следуя наследственной традиции) возводили к потомкам нашего Пророка. Так, согласно запискам Ислама Дадешкелиани, "их род происходит из Мекки, где они были хранителями святой Каабы".

Не случайно и то, что князья Дадешкелиани никогда не порывали своих связей с сородичами на Северном Кавказе и в Дагестане, старались из поколения в поколение сохранить свою узкоэтническую тюркскую (кумыкскую) идентичность. В 1850-х годах одна из ветвей княжеской фамилии Дадешкелиани - Отар Дадешкелиани - приняла ислам. Участвовали Дадешкелиани и в общественно-политической жизни своих северокавказских сородичей. Так, в 1715 г князь Отар Дадешкелиани и кумыкский князь Агалар-хан, являясь членами третейского суда, принимают участие в народном сходе, созванном для рассмотрения особо важных дел - спорных земельных вопросов между балкарскими обществами.

Для вышеотмеченных целей они использовали брачные связи, институт аталычества. По свидетельству А. И. Стоянова[8], хорошо знавшего и бывавшего в этих местах в 70-х гг. XIX в., в Сванетии в обществе Бечо (часть владений князей Дадешкелиани) мужчины женились на балкарках. Браки с балкарками по приказу князя Дадешкелиани заключали и их подданные - сванские крестьяне[9]. Жены-балкарки в середине XIX в. встречались и в другом сванском обществе - Мазери (Мажар?). И дочерей своих также отдавали за балкарцев. Женой одного из князей Урусбиевых была княжна из рода сванетских князей Дадешкелиани. Сын Отара Ислам Дадешкелиани, например, был отдан на воспитание в "Черкесскую сторону"[10]. Известно, что предком балкарцев Отаровых был Отар Дадешкелиани.

[на верх]

К истории установления власти князей Дадешкелиани в Сванетии

Русский ученый М. Ковалевский установил, что "фамильные и народные предания Княжеской Сванетии (владения кн. Дадешкелиани. - К. А.) не восходят далее 15-го века"[11]. До них "здесь правили более или менее номинально поставленный от Грузии наместник или так называемый эристов". Такими наместниками здесь с 14-века были, как правило, члены семейства Геловани[12].

Утверждение власти князей Дадешкелиани в Сванетии происходило, как видно, в перманентной борьбе и поэтапно, как пишет М. Ковалевский, при следующих обстоятельствах. Господствовавшие до них здесь эриставы (наместники) из грузинской фамилии Геловани впервые попытались установить крепостную зависимость, возложив на свободных дотоле крестьян (мыбгери) обязанность барщины и натуральных приношений. Попытка эта оказалась неудачной и повела к повсеместному восстанию. Не ранее середины XV века удалось пришлой в Сванетию семье Дадешкелиани установить свое господство над четырьмя обществами, образующими из себя так называемую Княжескую Сванетию, кончившееся изгнанием Геловани и родственных им семей. Крестьяне обложены были барщиной (галдам) и натуральными сборами. В страдную пору помещик вправе был требовать выполнения ими всех работ на его полях. Зимою крестьянский двор обязан был содержать по меньшей мере одну пару быков, составлявших собственность помещика. На новый год следовали натуральные приношения, в Пасху - угощение князя и всей его свиты. Ни один двор не справлял поминок без того, чтобы не сделать князю известных подарков. Отдача в замужество дочери, как и уплата князем положенного медиаторами выкупа за убийство, не обходились без добровольных, разумеется, только по имени, приношений. Княжеская казна пополнялась также штрафами, взимаемыми в случаях убийств, ранений и т. п. и нимало не устранявших необходимости частных выкупов или композиций[13].

Не довольствуясь установлением крепостной зависимости в тех четырех обществах, которые и теперь образуют из себя Княжескую Сванетию, они и ушкульцев, живущих почти у самого перевала в Мингрелию, думали обложить данью. Но последние оказали им в этом решительный отпор. Пута Дадешкелиани, родоначальник семьи, как гласит сказание, был убит ушкульцами пулей, вылитой из свинца, доставленного в равном количестве всеми дворами Ушкула, чем как бы наглядно дается знать, что погибели его равно желал весь народ. Правда, для того чтобы отвратить от себя кровное возмездие, ушкульцы сделали выстрел из церковного ружья, направляя его притом через окно в храм, но курок ружья был взведен с помощью веревки, за которую держалось 42 мальчика, по одному от каждого дыма, следовательно, все дворы одинаково участвовали в убийстве Путы. Последствия, какие повел за собой этот так дружно оказанный народом отпор, различно излагаются в фамильных и сельских преданиях. Первые говорят о страшной мести Исламбека, сына Путы, над ушкульцами: беременным женщинам разрезаны были животы, дети заколоты, каждая капля крови отца оценена в семь человек и согласно этому все мужское население, за исключением трех братьев, поселенных в Лохомуле, преданы смерти. Наконец, в довершение обид, в церкви Ушкула совершено было Исламбеком нечистое жертвоприношение[14].

Обо всех этих ужасах нет упоминания в той редакции, в какой сказание о Путе ходит доселе в среде ушкульцев. Умирающий Пута, на обращенный к нему ему сыном вопрос, отомстить ли ушкульцам или устроить ему примерные поминки, отвечает выбором поминок, а ушкульцам навсегда сохраняют полную свободу от платежа дани, так как о какой-либо зависимости этой общины Вольной Сванетии от князей Дадешкельяни, со времен Путы, нет и помину[15].

На окраине деревни Ушкули, на берегу Ингура, примостилась на холме древнейшая церковь Ламария (церковь св. Марии). В ней хранятся одеяния Пута Дадешкелиани, одного из владетельных князей, убитого вольными сванами в ограде церкви, когда выяснилось, что не гостем и мирным соседом явился он в Ушкульское теми, а с тайным желанием покорить Вольную Сванетию, скрыв в ближайших лесах свои отряды.

[на верх]

Судьбы князей Дадешкелиани и их владения

Своего расцвета владение князей Дадешкелиани в Сванетии достигает к началу XVIII в. и приходит к своему закату к 1857 году.

Последнее было итогом нескончаемой междоусобной борьбы и ему предшествовали следующие события.

В первой трети XIX в. Сванетское княжество становится яблоком раздора между двумя ветвями княжеской фамилии Дадешкелиани. Из 51 деревни, именуемой "краем" Дадешкелиани, старший брат Тенгиз владел 21, младший - 30. Две ветви дома Дадешкелиани боролись между собой за власть, а русское правительство старалось использовать их вражду в своих целях[16].

Друг другу противостояли Циох и Татархан Дадешкелиани. В то же время под влиянием Абхазии и Кабарды некоторые представители рода Дадешкелиани приняли мусульманство. Мусульманами были также Циох и Татархан. Расколом в роде Дадешкелиани хорошо воспользовалась Россия. Русские государственные чиновники советовали братьям вступить под ее покровительство.

В 1832 году Татархан Дадешкелиани попросил подданства у России. Так же поступил и Циох Дадешкелиани и его бабушка Дигор-Ханум. В 1832 г Дигор-Ханум свою просьбу о покровительстве России подкрепила клятвой верности императору. В 1833 году Татархан и Циох стали подданными России. Однако Россию устраивало существующее между братьями соперничество. Именно поэтому мтаварами Сванетии были признаны оба брата вместе. Циох и Татархан крестились по христианскому обычаю, после чего Циох принял крестное имя - Николоз, а Татархан - Михаил. После принятия Сванетского княжества в подданство России до определенного времени власть Дадешкелиани не ограничивалась. Русское правительство сохраняло за князем Дадешкелиани земли Чубухеви, Лохамули, Пари, Эцери, Цхумари и Бечо. Были узаконены и крепостные отношения на этих землях. Оно оказывало князьям Дадешкелиани всяческое внимание, их принимал в Тифлисе сам наместник Кавказа граф Воронцов, князья Дадешкелиани были награждены офицерскими чинами и разными должностями.

В конце 50-х гг. значительно укрепил свои позиции представитель старшей ветви Дадешкелиани - Константин (Мурзакан)[17].

Его братья - Исмаил и Тенгиз - убили наследника другой ветви - Джансуга Дадешкелиани. Константин присоединив к себе поместья Джансуга Дадешкелиани, приступил к покорению свободных сванских общин, которые русским властям удалось склонить к вступлению в свое подданство еще в 1853 г. Разумеется, такое поведение К. Дадешкелиани Россия сочла опасным для себя. Сванетия занимала центральное положение между Карачаем, Цебельдой и Самурзакано, и поэтому необходимо было усилить здесь влияние России для того, чтобы утвердить ее господство на всем Западном Кавказе.

Благодаря своей неприступности Сванетия всегда могла стать убежищем для недовольных царизмом элементов. Поэтому стремление какого-либо владетельного князя к укреплению своей мощи и независимости не устраивало царское правительство.

Под видом оказания помощи в восстановлении прав второй ветви Дадешкелиани в июле 1857 г. было предусмотрено ввести войска в Сванетию с четырех сторон (из Мегрелии, Цебельды, Кисловодска и Нальчика). Командование отрядами, собранными в Мегрелии, и ведение переговоров с Дадешкелиани было поручено начальнику штаба Гагарина - полковнику П. Услару. Эта военная экспедиция ставила себе целью также сбор сведений о свободных общинах Сванетии, имея целью их упразднение.

К. Дадешкелиани, считая нецелесообразным вести борьбу против России, решил помириться с правительством. Он явился к Услару, находившемуся в Верхней Сванетии, и сдался ему. Братьев Константина и Александра Дадешкелиани отправили в Тбилиси. Константина, не принимавшего участия в убийстве Джансуга, оправдали, а его младших братьев Тенгиза и Исмаила приговорили к ссылке в одну из отдаленных губерний России.

Барятинский, считавший незаконным стремление обеих ветвей к захвату поместий друг у друга, решил восстановить их права на владение личными поместьями. Для того чтобы прекратить распри между владетелями Сванетии, полковнику Услару было поручено составить список владении обоих домов Дадешкелиани и уточнить границы между ними[18].

Хотя официально и было решено вернуть Константину его владения, но власти не доверяли ему и решили до возвращения братьев Тенгиза и Исмаила не выпускать его из Кутаиси. К Константину был приставлен в качестве "опекуна" русский чиновник, который не только издевался над ним, но и отравлял жизнь и без того измученному неопределенностью своего положения К. Дадешкелиани. Тем временем из Сванетии вернулся полковник П. Услар. Последний представил кавказскому наместнику записку, в которой доказывал недопустимость возвращения К. Дадешкелиани в Сванетию.

[на верх]

Князь Тенгиз Дадешкелиани

До окончательного рассмотрения императором участи кн. К. Дадешкелиани кавказский наместник А. Барятинский распорядился временно сослать его в Ереван. Об этом решении наместника кутаисский генерал-губернатор А. Гагарин объявил кн. К. Дадешкелиани 24 октября 1857 г. К. Дадешкелиани, со своей стороны, попросил разрешения вернуться в Сванетию на несколько месяцев для приведения в порядок своих расстроенных домашних дел, обещая беспрекословно повиноваться распоряжениям наместника. Гагарин, однако, не посчитался с его просьбой, между губернатором и князем произошла ссора, закончившаяся кровавой драмой: К. Дадешкелиани смертельно ранил А. Гагарина[19], убил чиновников Ильина и Ардишвили, пытавшихся защитить своего начальника, ранил телохранителя губернатора[20].

За этот поступок К. Дадешкелиани был арестован, отдан под суд, по приговору которого вскоре был казнен. Его сыновья и братья были высланы из Верхней Сванетии. В том же году и другой князь, Отар Дадешкелиани, за принятие мусульманства был лишен своих владений и тоже выслан. Земли Отара передали Тенгизу Дадешкелиани, владевшему Эцери и Цхумари, но он отказался от них ввиду их малой доходности. Так Чубухеви, Пари и Бечо перешли в пользование казны. В 1859 г заставили отказаться от прав владетельного князя и Тенгиза Дадешкелиани. В Сванетии было учреждено приставство в составе Кутаисского генерал-губернаторства. В 1898 году бывшие земли Чубухеви, Пари и Бечо были переданы сыну Тенгиза - Татархану Дадешкелиа[21]. М. А. Шостак писал, что в имении на рубеже XIX - XX вв. "жил князь Татархан Тенгизович Дадешкелиани, у которого хранилась старинная серебряная фамильная реликвия - шкатулка с до сих пор не разобранной надписью и принадлежащая некогда царице Тамаре. Сам князь помещался в деревянном здании, ему принадлежит самая высокая в Сванетии башня. Перед его домом, на поляне, возвышается единственный высокий ясень, а под ним находится каменный бюст основателя рода Отара Дадешкелиани".

Родовое имение князьй Дадешкелиани

Другой сын Тенгиза - Джансох (Георгий) Дадешкелиани сделал военную карьеру. В 1914-1916 гг. он был военным губернатором Дагестанской области, имел чин полковника[22]. Как показывают его некоторые письма, адресованные Нух Беку Тарковскому, с которым он дружил, он знал о своих кумыкских корнях.

Незавидной была судьба князей Дадешкелиани после установления советской власти в Сванетии. В 1918 году сваны расправились с князьями Дадешкелиани, подожгли их замки, а в 1924 году, после окончательной победы советской власти в крае, были расстреляны последние из князей Дадешкелиани, а их замок в Мазери был разрушен, сравнен с землей. Некоторые представители рода эмигрировали в Европу. Их судьбу проследить нам пока не удалось.

[на верх]

Генеалогия князей Дадешкелиани (Отарша)
1570 - 1857

1. Дадеш (Дадешкелиани) (ок. 1570)

2. Отар Карги (Большой) (ок. 1720-1750). Он имел в потомстве двух сыновей:

1) Тенгиз Бий (Мисост), сын Отара (ок. 1750-1780);

2) Баба-Циох, сын Отара (ок. 1780-1812).

3. Баба-Циох Бий, сын Отара, в потомстве имел:

1) Микаил (Камен Хан);

2) Константин (Мурзакан) (1842-57)

4. Джансох Бий, сын Мурзакана (Константина), приблизительно 1810 г.р. (сопр. 1849-1855).

5. Тенгиз Бий (Мисост), сын Микаила (Камен-Хана), внук Отара (1812-1821).

6. Татар-хан (Николоз), брат Тенгиза (сопр. 1812-1849).

7. Ислам Бий, сын Микаила (Камен-Хана), правнук Отара.

8. Циох Бий (Николоз), сын Мисоста (Тенгиз Бия) (1800-1842). Его женой была Дигор-Бегум. В потомстве имели сыновей:

1) Константин (Мурзахан);

2) Александр;

3) Николоз (Тенгиз, Татархан) Александрович (Циохович) Дадешкелиани (1893-1961). Был женат на Мариам Георгиевне Орбелиани (1899-1947).

9. Георгий (Джансох) Николаевич (Тенгизович) Дадешкелиани. В 1914-1916 гг. военный губернатор Дагестанской области, имел чин полковника, впоследствии - генерала (См.: Мамука Гогитидзе. Грузинский генералитет (1699-1921). Киев. 2001,232 с.)

10. Александр Николаевич (Тенгизович) Дадешкелиани. Имел чин генерала (См.: Мамука Гогитидзе. Грузинский генералитет (1699-1921). Киев. 2001, 232 с). Имел дочь Кати Дадешкелиани (1891 г.р.)

11. Принцесса Варвара, дочь Тенгиза, была замужем за Давидом Дадиани.

12. Ислам Бий Джансохович Дадешкелиани, расстрелян НКВД в 1937 г.

13. Микаил (Циох Бий) Дадешкелиани.
 

Примечания.

[1] Toumanoff, Cyril (1963). Studies in Christian Caucasian History, p. 270. Washington DC: Georgetown University Press.

[2] B данной связи чрезвычайный интерес представляет "Родословие грузинских князей", составленное царем Ираклием II (ум. в 1798 г.), в котором о князьях Тархнишвили сказано: "род этот происходит от дагестанских князей - чанк, которые под этим же именем известны и в Дагестане, и в Белоканы и теперь. Тархнишвили из Дагестана переселились в Нахичеванскую область в 767 г., оттуда через несколько веков переселились в Грузию и получили угодья в Тезамском ущелье. В 1503 году они причислены к числу князей третьей степени". Кстати сказать, князья Тархнишвили - ветвь рода князей Тархан-Моуравовых, к которому относится и "Великий Моурави" - Георгий Саакадзе.

[3] См.: Записки Кавказского Отдела Географического Общества, Кн. 10, вып. 2. Тифлис. 1876 г. Стр. 433. Семейный быт сванетов. С. 352.

[4] Tavkul Ufuk. Ingiliz Dagci Douglas W.Freshfield\'in 1868-1890 Yillari Arasmdaki Kafkasya Izlenimlerinden Notlar //Tarih. Istanbul. Mayis 2003-197, s. 42-47.

[5] Сказание это со слов Тенгиза Дадешкелиани, ныне умершего, записано Стояновым.

[6] Tavkul Ufuk. Ingiliz Dagci Douglas W.Freshfield\'in 1868-1890 Yillari Arasmdaki Kafkasya Izlenimlerinden Notlar //Tarih. Istanbul. Mayis 2003-197 s. 43.

[7] Ковалевский М. М. Закон и обычай на Кавказе. Майкоп. 2006. С. 50.

[8] Стоянов A. M. Путешествие по Сванетии//ЗКОРГО. 1876. Кн. X. С. 334.

[9] Волкова Н.Г Этнокультурные контакты народов Горного Кавказа в общественном быту (XIX - начало ХХв.//КЭС. /ХМ 1989, С. 174.

[10] Там же.

[11] Ковалевский М. М. Закон и обычай на Кавказе. Майкоп. 2006. С. 279.

[12] Там же.

[13] См.: Вестник Европы. Поездка в Сванетию Иванюкова и Ковалевского; а также: Ковалевский. Указ. соч. С. 162.

[14] Записано со слов Татархана Дадешкельяни, нынешнего владельца Эцер.

[15] Ковалевский М.М. Указ.соч. С.282.

[16] Думбадзе М. К. Западная Грузия в первой половине XIX в., с. 405.

[17] К. Дадешкелиани (1826-1857) был последним правителем Кн. Сванетии (1841-1857).

[18] Чарквиани А. И. Сванети во второй половине XIX и начале XX века. Тбилиси, 1967.

[19] Князь Константин (Мурзахан) был красивый и очень сильный человек. О силе Константина Дадешкелиани рассказывают в Сванетии легенды. Говорят, он мог, стоя на балконе своего дома, держать на весу одной рукой трехгодовалого бычка, пока с того снимали шкуру. Кроме того, князь был весьма образованный для своего времени человек. И как всякий князь, очень гордый. Он долго стоял и слушал молча. Потом, также ни слова не говоря, выхватил саблю и одним ударом рассек Гагарина пополам. (Кузнецов А. Внизу Сванетия. Повесть).

[20] Бороздин К. Мегрелия и Сванети. Тбилиси, 1934, С.

[21] Любопытные заметки о нем сделала во время своего путешествия по Кавказу графиня П. С. Уварова: "Татархан получил воспитание в России; даже больше: окончивши Пажеский корпус, Татархан поступил на военную службу в конвои его величества, был обласкан государем, дослужил до чина полковника, но стосковался по своим горам, бросил все и вернулся на Кавказ. Некоторое время послужил в Кутаиси при губернаторе, но и этого оказалось мало, и он, бросив все, вернулся навсегда на родину в Сванетию, где зажил в родовом своем доме одною жизнью с местными сельчанами, без особых занятий, без книг, без какого-либо интереса к внешнему миру" (Уварова П. С. Былое. Давно прошедшие счастливые дни. М, 2005).

[22] См.: ЦГА РД. Ф. 2, оп. 7, д. 33-а.


Опубликовано: газета "Ёлдаш/Времена" 12.09.2008

Размещено: 14.09.2008 | Просмотров: 10780 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.