Кумыкский мир

Культура, история, современность

Кумыки и этногенез народов Дагестана

Археологи, этнологи, антропологи, лингвисты однозначно считают, что кумыки, хотя и говорят на тюркском языке, не тюрки-кочевники, а коренные местные жители Дагестана, предки которых, начиная с первобытнообщинного строя, жили на территории приморского северо-восточного, частично предгорного Дагестана. Известно, что в пределах единой территории в определенных экологических условиях из данной совокупности людей формируется общность, включая язык и психологию, а также осознание своего единства.

Единый процесс этногенеза кумыков, начавшийся ещё с первобытнообщинного строя, был прерван под влиянием тюркоязычных кочевников, проникших сюда с IV в.н.э.

Кумыки по культуре и этнической психологии - дагестанцы, а по антропологическим признакам - представители каспийской расы, они говорят на тюркском языке, а литературный язык у них составлен на основе аксаевского и буйнакского диалектов. Аксаевский диалект относится к кыпчакской группе тюркских языков. Процесс же тюркизации по языку у предков кумыков начался за 800-900 лет, еще до появления самих кыпчаков на исторической арене, а это около IX-XI вв. Суть этой "тюркизации" сводится к внедрению в местную среду тюркского, языка и отдельных элементов культуры кочевников. Однако, на, основе родства языков, нельзя механически делать выводы о родстве народов.

Профессор кафедры археологии исторического факультета МГУ А.Я.Брюсов (брат поэта, В.Я.Брюсова) на третьем курсе нам, студентам, специализирующимся на этой же кафедре читал спецкурс: "Археологические культуры и этнические общности". Под таким же названием была опубликована его статья в журнале "Советская археология". Он пишет: "Язык является, только одним из признаков этнической общности, но не единственным, и поэтому нельзя подменять историей языка историю народа или, в отношении неолитической эпохи, историю племени".

Даже генетическое родство не является свидетельством родственного происхождения народов. Например, по данным языковедов, по своему грамматическому строю и словарному составу, как считают языковеды, кумыкские языки восходят к древнетюркскому языку. В эту же группу языков входят 27 народов: азербайджанский, балкарский, гагаузский, караимский, казахский, карачаевский, кыпчакский, татарский, туркменский, уйгурский, турецкий, чувашский и др. Все они, в том числе и кумыки, - разные народности как по материальной культуре, так и по антропологическим данным (ногайцы, якуты, киргизы, уйгуры, караимы, казахи, туркмены, татары и т.д.).

Действительно, не всегда язык определяет этнос, нацию: кумыки не тюркский этнос, они из рода дагестанского. Известны случаи и в мировой практике, когда политическое господство вынуждает принять язык пришлых племен и народов (тюрки-сельджуки в Азербайджане, таты и горские евреи, колонисты-испанцы в Океании). Кубинцы говорят на испанском языке, но они же не испанцы. Кто же такие дагестанцы, живущие в городах: аварцы (13 групп), даргинцы, кайтагцы, кубачинцы, кумыки, лезгины, лакцы, агулы, цахуры, рутулы, табасаранцы, не знающие языков своего народа, говорящие на русском языке, так называемая 15-я народность. Кто они? Русские?!! Они же не знают родных языков. На каком языке говорили предки кумыков в первобытнообщинном строе, существовал ли некий (тюркский) язык среди дагестанских языков? Этот вопрос пока остаётся открытым. Мы достоверно знаем, что с конца II до конца XII в. н.э. в степные районы Дагестана проникали тюркоязычные кочевники, которые в течение целого тысячелетия контактировали с автохтонами приморского и частично предгорного Дагестана (каспиями, гелами и другими). В результате этих контактов предки кумыков начали говорить на тюркском языке. При этом их материальная (археологическая) культура и антропологический тип (кавкасионский) как у жителей приморского, частично северо-восточного предгорного Дагестана. Если бы происходила этническая ассимиляция автохтонов с пришлыми тюркоязычными кочевниками-монголоидами, то обязательно изменился бы антропологический тип кумыков.

Кумыки ничем не отличаются от аварцев, даргинцев, лезгин, лакцев и др. коренных народностей Дагестана. Исключение составляют кумыки, проживающие в Хасавюртовском, Бабаюртовском и Кизилюртовском районах, у которых действительно сохранились монголоидные черты. Это не удивительно, так как в междуречье Терека и Сулака наряду с кыпчаками кочевали (с конца XIV до XVIII вв.) и ногайцы. Естественно, живя по соседству с кыпчаками и ногайцами, жители этого региона вступали в культурно-экономические, военно-политические, династические связи, заключали браки. И в таких семьях дети рождались с монголоидными чертами лица. Известно, что эти черты передаются из поколения в поколение. Поэтому у большинства засулакских кумыков сохранились монголоидные черты и кыпчакский диалект. У любого народа встречаются такие черты, если заключались браки с монголоидными этносами. Этнологи, антропологи, археологи, лингвисты, которые занимались этногенезом кумыков, однозначно признают эту аксиому и никогда не сомневаются в том, что кумыки не имеют никакого отношения ни к кыпчакам, ни к современным туркам, язык не определяет нацию. Однозначно знаем, что у современных кумыков литературный язык относится к кыпчакскому диалекту. Известно, что на территории Кумторкалинского, частично Буйнакского, Карабудахкентского, Каякентского, частично Кайтагского районов проникали тюркоязычные кочевники. Здесь звучала тюркская речь с конца IV века, возможно, на основе булгарского языка. "Тем самым, - пишет профессор Н.С. Джидалаев, доказано, что в лакском языке, носители которого проживают в центральной горной части Дагестана, выделен большой пласт лексем булгарского происхождения, на что указывает историко-этимологический анализ каждого лакского булгаризма". Однако лакцев никто никогда не сравнивал с тюркоязычными племенами. У населения северо-восточного Дагестана, где сейчас живут центральные и южные кумыки, кипчакский диалект не утвердился. У засулакских же кумыков (среди которых были кыпчаки) появился кыпчакский диалект.

Создатели аксаевского диалекта, естественно, не думали и не подозревали, что спустя 70 лет появятся мифотворческие, "труды научные" М.Аджиева и др., которые будут писать, что кумыки - остатки кыпчаков.

Все народы Евразии и все народности, говорящие на тюркском языке: кумыки, азербайджанцы, балкарцы, ногайцы, карачаевцы, татары, башкиры, чуваши, гагаузы, тюрки-османы, якуты, казахи, киргизы, туркмены, каракалпаки, узбеки, уйгуры, да и не тюркские народы - казаки сибирские, кубанские, украинцы, белорусы, часть русских и др., - по Аджиеву, являются кыпчаками. Создается впечатление, что у М.Аджиева нет элементарного понятия о этномаркирующих признаках (археологические, антропологические, лингвистические) гуннских, булгарских, савирских, хазарских, кыпчакских этносов. По данным М. Аджиева, все эти народности - кипчаки.

"А кто нынешние кумыки? - пишет Аджиев. - Мусульмане-сунниты? Не знаю. Мусульманство стало религией мятежа, знаменем борьбы... Так что вполне возможно, поколение моего прадедушки - первое, родившееся при мусульманстве". Непонятно, что он этим хотел сказать в книге "Мы - из рода половецкого". Никто из аксаевской интеллигенции не отреагировал на эту чушь. Вроде М.Аджиев выдаёт себя за аксаевского кумыка.

"Древнерусские города были построены кыпчаками", - пишет М.Аджиев в книге "Полынь половецкого поля". Далее он говорит, что "Киев - это кыпчакский город-зять (гиев), Орел - верхняя дорога (ор-ёл), Брянск - Биринчи (первый), Тула - Полный (тола)... Алтарь, колокол, Москва - все они кыпчакского происхождения".

Этот откровенный обман и фальсификация истории многих народов, в том числе этнической истории кумыков, взволновали меня, и я не мог не отреагировать, когда "мародёры на дорогах истории", как метко сказал о М.Аджиеве и ему подобных фальсификаторах проф. исторического факультета МГУ, специалист по историй Древней Руси Аполлон Кузьмин в статье, опубликованной в журнале "Родина" №7, 1994 г. Меня поразило другое: как могли редакторы газеты "Ёлдаш" перевести на кумыкский язык и издать монографию М.Аджиева, которая указала и оказывает "медвежью услугу" кумыкскому народу?

В исторической науке наиболее сложной была и остаётся до сих пор проблема этногенеза, и для решения её надо знать хотя бы основы этнографии, археологии, антропологии, лингвистики, не говоря о самой методологической основе научного принципа проблемы.

В раннесредневековый период существовали феодальные города-крепости и государственные образования кумыков - Джидан, Тарки и др., на территориях которых жили предки современных кумыков со своим языком, своеобразной культурой.

Именно на основе комплексного исследования археологических, антропологических, этнографических и исторических источников, мне удалось создать целостную картину этнических и этнокультурных процессов и заключить, что основу этногенеза кумыков составляет местное население, занимавшее предгорные и равнинные районы Дагестана с первобытнообщинного строя. Путем сложных поисков, многочисленных сопоставлений и анализов я проследил в своей докторской диссертации преемственность на протяжении тринадцати столетий в развитии материальной (археологической) культуры, служившей основой для создания целостной картины этнических процессов, и пришел к убеждению, что основу этногенеза кумыков, составляет коренное дагестанское население, с глубокой древности занимавшее предгорные и равнинные районы северо-восточного Дагестана.

Мы, историки и вся научно-педагогическая интеллигенция, обязаны остановить потоки лжи, мифотворческие опусы, которые оказывают "медвежью услугу" кумыкскому и другим автохтонным народам единого неделимого Дагестана в составе Российской Федерации.

Г.С. Федоров,
преподаватель истфака ДГУ,
доктор исторических наук, профессор.


Опубликовано:
"Народы Дагестана ", №2, 2008 г.

Размещено: 11.07.2008 | Просмотров: 9594 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.