Кумыкский мир

Культура, история, современность

Газета "Стамбульские новости" о политике младотурок в национальном вопросе (1909-1910 гг.)

21 ноября 1909 года посол (Н. В. Чарыков - А. К.) России в Константинополе (Стамбул) доносил Министру Иностранных дел (А. П. Извольский - А.К.) , что русский подданный Джелалэддин Коркмасов (правильно Джелал-Эд-Дин - А. К.) начал издавать здесь газету "Стамбульские новости". "За все время существования Турции это первая русская газета, возникшая в Коснтантинополе. Выход ее, - заключал посол, - является для нас несомненным культурным успехом" (АВП РФ, Ф. Турецкий Стол (новый) , 1909, Д. 6891, л.2) .

К донесению посла был приложен второй номер газеты за 30 октября 1909 года.

Вскоре автор этих строк обнаружил, что "Стамбульские новости" почти неизвестны исследователям истории Турции:

- один раз на газету сослался в 1935 г. А. А. Алимов (Алимов А.А. Революция 1908 г. в Турции. - В кн. "Пробуждение Азии. 1905 г. и революция на Востоке. Сборник статей, М, 1935, с.44) ,

- второй - в 1973 г. - В. И. Шпилькова. (Шпилькова В. И. Из истории младотурецкой революции: Контрреволюционной мятеж 1909 г. и его разгром. - В кн. Проблемы освободительного движения и международные отношения в новое и новейшее время, М. 1973 г.)

Между тем, газета длительное время поступала в Россию, имела широкий круг своих агентов по подписке и распространению в Киеве, Одессе, Ялте, Баку, Казани, Коканде (Фергана).

Ее тираж (еженедельный - А. К.) в мае 1910 г. достигал 1 тыс. экземпляров.

Таким образом, до сего времени "Стамбульские новости" остаются забытым и малоизвестным изданием.

Поиски этой газеты увенчались успехом в 1976 г. и первое же ознакомление с коллекцией, по-видимому, полной, показало, что "Стамбульские новости" заслуживают серьезнейшего внимания специалистов.

Самый пристальный интерес газета "Стамбульские новости" вызывает уже потому, что ее главным редактором являлся человек, чье имя достаточно широко известно в истории революционного строительства в России. (Далее автор, на базе располагаемой информации, дает краткую автобиографическую справку о Дж. Коркмасове - А.К.)

Таким образом, когда в 1909 году Дж. Коркмасов начинал издание "Стамбульских новостей", он имел уже значительный опыт революционной деятельности, в том числе пропагандисткой.

Не следует, однако, упускать из виду, что в то время Д. Коркмасов еще не являлся членом РСДРП и его мировоззрение отражало "народного вождя" дореволюционного Дагестана.

Первый номер "Стамбульских новостей" вышел в свет 23 октября 1909 г.

Тем не менее, как искренний борец за интересы трудовых масс Дж. Коркмасов внес свою лепту в политическое просвещение турецкого общества и развитие революционного процесса в Турции, а самое издание газеты "Стамбульские новости" приблизило идеалы рабочего и социалистического движения в России и Европе.

В нескольких первых номерах за 1909 и 1910 гг. было опубликовано обращение "К читателям".

В нем говорилось, что еженедельник будет знакомить их с "развитием и направлением умственной, политической, экономической и общественной эволюции" Турции, для чего редакция "уже заручилась сотрудничеством выдающихся знатоков Востока и наиболее видных представителей турецкой прессы, политики, литературы и искусства".

Причиной издания газеты редакция называла усилением интереса в России к Турции "под влиянием последних событий к младотурецкой революции 1908-1909 гг. - так неожиданно давших блестящее опровержение всем общепринятым суждениям" о медлительности восточной жизни.

Поскольку по закону о печати, принятому в июле 1909 г. издатели политической периодики обязаны были иметь "ответственных директоров" непременно османского происхождения в "Стамбульских новостях" им стал Ахмед Джевад, в прошлом редактор газеты "Сабах", "Шура-и Умет" (издание, в котором Дж. Коркмасов также помещал свои статьи) и "Сепир и саика".

Из русских корреспондентов в еженедельнике печатались Вл. Александров, М. Нежданов, Ширинский, Данилов, а из турок - талантливые журналисты Хюсейн Исмаил Кемаль, Д. Нури, Джемаль, Мариам-Ханум, историк Ахмед Саиб (имеется в виду Капланов - А.К.) Ряд статей подписан псевдонимами (М. С-кий (вероятнее всего это М. В. Скоковская - А.К.) , Османлы, Махзун) или инициалами.

Большое место в газете занимали отчеты о работе парламента, перепечатка материалов из органов турецкой и инонациональной местной прессы (часто теперь нам недоступной), хроника важнейших событий за неделю, торговая статистика и т.д.

В литературном отделе "Стамбульских новостей" публиковали свои стихи и новеллы Махмуд Экрем, Тевфик Фикрет, Ахмед Мидхат, Ахмед Хикмет, Халидэ Салих Ханум (Халидэ Эдиб).

Еженедельник обильно иллюстрирован фотографиями, которые отражают многие важные события в Турции того времени и, в свою очередь, являются ценным историко-культурным источником.

Во время появления газеты политическая обстановка в Турции продолжала оставаться напряженной. Лишь за полгода до того был подавлен контрреволюционный мятеж в Стамбуле.

В апреле-мае 1909 г. разыгралась трагедия армянского населения в Адане.

Объявив чрезвычайное положение, Комитет "Единение и прогресс" встал на путь жестокого подавления любой оппозиции, захватывал в свои руки механизм государственного управления во всей стране.

К осени 1909 г. все большее давление режима младотурок испытывали на себе печать. Поправка к Конституции и Закон о печати, принятые летом 1909 г., декларировали "свободу" печатного слова.

Однако на практике всю турецкую прессу жестоко контролировала военная цензура, которая не была отменена и после подавления реакционного мятежа в апреле 1909 г. Военные трибуналы уже начали круто расправляться с неугодными газетами и журналистами (Тurkiyede idareleri ve politiklar. Ankara, 1943, s. 161)

Главнейшую свою роль после прихода к власти Комитет "Единения и прогресс" видел в том, чтобы сохранить территориальную целостность Османской империи, сохранить господство над нетурецкими народами.

Чтобы воспрепятствовать освободительной борьбе народов, младотурецкое руководство сочетало прямое насилие с пропагандой самодержавно-шовинистической доктрины, "утверждавшей, что все подданные турецкого султана, будь то турки или арабы, курды или албанцы, греки, армяне или славяне, являются единым народом, одной "османской нацией".

С приходом младотурок к власти османизм из идеологии стал превращаться в принцип государственной политики, и 1909-1910 гг. были как раз тем временем, когда эта политика начала обретать конкретные черты, выражаться и в законодательных актах, и в практике деятельности правительственных органов. Естественно, что эта обстановка наложила свою печать на содержание "Стамбульских новостей".

Из-за цензурных ограничений газета не могла выступать с открытой и бескомпромиссной критикой политики младотурецкого руководства, особенно в таком больном для него вопросе, как национальный.

Прямое выступление против национальной политики Комитета привело бы к немедленному закрытию еженедельника.

Поэтому следует считать огромной заслугой руководства газеты то, что оно нашло завуалированный способ разоблачения политики младотурок в национальном вопросе: в двух-трех редакционных передовицах и статьях турецких авторов - сторонников Комитета в то время когда она трактовалась в духе официальной пропаганды; вместе с тем почти в каждом номере "Стамбульских новостей" публиковали подборки разнообразных материалов, которые проливали яркий свет на недовольство угнетенных национальностей политикой турецкого правительства и действиями местных турецких администраторов.

Газета регулярно писала о народных волнениях и вооруженных восстаниях в разных провинциях империи, о нежелании христианских подданных служить в турецкой армии, борьбе национальных меньшинств за культурную автономию и т.д.

Эти искусно подобранные материалы, публиковавшиеся под видом информации с мест, перепечаток сообщений из османской и иностранной прессы, извлечений из отчетов о выступлениях депутатов меджлиса, несомненно, обесценивали в глазах читателей дежурные и наполовину вынужденные декларативные заявления в поддержку официального правительства.

Примечательно, что критика шовинистической политики младотурок на страницах еженедельника с каждым месяцем становилось все более резкой.

Обратимся к фактам.

Некоторые вопросы национальной политики младотурок и перспектив развития межнациональных отношений в Османской империи получили освещение уже в первом номере "Стамбульских новостей" за 23 октября 1909 г.

В передовой статье "Политические итоги", написанной Дж. Коркмасовым, они были затронуты лишь в общей форме.

Главный редактор (Дж. Коркмасов) еженедельника писал: "Историческая эволюция поставила младотуркам нелегкую задачу: преобразовать этот агломерат в современное национальное государство. Первый Конституционный год позволяет надеяться, что... разрешение этой задачи путем энергичных мер - дело недалекого будущего, что работа эта не встретит непреодолимых препятствий мусульманских и немусульманских элементов империи".

Выступивший в том же номере ответственный директор газеты Ахмед Джевад не возлагал надежд на добровольное согласие национальных меньшинств мириться с турецким господством. В своей статье "Комитет "Единение и прогресс" и вопрос национальностей" он признавал важным тот факт, что различные расы, входящие в состав империи, далеки от желаемого единения и от дружного энтузиазма перед политикой младотурок".

Отводя как необоснованные упреки в шовинизме, "в желании "отуречить" все элементы империи", Ахмед Джевад, не замечая, что впадает в противоречие с самим собой, продолжал: "На самом же деле Комитет желает только, чтобы все граждане империи говорили на одном общем (разумеется, турецком - А.Ж.) языке объединились в чувстве любви и преданности дорогому для всех отечеству и отрешились раз навсегда от всяких надежд на возвращение к более или менее славному прошлому (т. е. от своих национальных чаяний. - А.Ж.)". Хотя ассимиляторская сущность политики младотурок выражена здесь достаточно точно, автор статьи, сетуя на то, что революция 1908-1909 гг. в Турции пробудила в угнетенных народах стремление к независимости, предупреждает, что непринятие ими этого младотурецкого "идеала" породит "непрерывный ряд зловещих избиений и кровавых сцен".

Ахмед Джевад не предвидит особых хлопот с включением в "османскую империю" тех народов Османской империи, которые исповедуют ислам. Ему кажется, что у подданных мусульманских владений не может быть причин желать самоопределения.

Потому он лишь вскользь упоминает о восстании в Йемене и выступлении "нескольких невежественных племен" в Албании и Курдистане и выражает уверенность, что посланные туда нескольких десятков тысяч османских солдат, "прекрасно дисциплинированных и снабженных великолепной амуницией", достаточно для успокоения "полудикого населения" и восстановления "общественного порядка" в этих провинциях империи.

Гораздо труднее, продолжает А. Джевад, обстоит дело с перспективной "османизации" христианских поданных Турции. Но эти трудности он видит не в угнетательской, самодержавной шовинистической политике младотурецкого руководства, а в нелояльности константинопольского патриархата.

Его призывы к православным империи голосовать на выборах в османский меджлис исключительно за греков, по мнению автора, положили начало расколу между различными по религии народами государства.

Этот раскол был углублен некими приверженцами деспотизма, которые организовали "кровавую драму в Адаме". Далее, Ахмед Джевад предпринимает попытку выяснить исторические причины, препятствующие османизации христианства и иудеев империи, называя многовековое неравенство христиан с мусульманами, общинное самоуправление, которое "много способствовало сохранению национального самосознания" немусульман, наконец, "недальновидности" турецких султанов, которые променяли идею османского единства на более высокие налоги, которыми облагались христиане и иудеи.

В заключении автор призывает их забыть старые разногласия и прежние обиды и убеждает, что восстановление в 1908 г. Конституции является-де идеальной правовой основой для урегулирования всех религиозных распрей и межнациональных спорой. (№ 2, 30 октября 1909 г. с.5-7)

Однако фактов, свидетельствующих в пользу успехов политики османизма, не было. И потому его пропагандистам приходилось ссылаться на недавнюю солидарность разных народов империи в борьбе за восстановление Конституции 1876 г. Один из авторов преподносил эту солидарность как достаточный залог "османского единства" на будущие времена и даже заявлял, что османизм не помешает угнетенным народам "сохранить в чистоте свои характерные черты". (№7, 4 декабря 1909 г. с.3)

Сказанным выше практически исчерпываются выступления в пользу османизма на страницах "Стамбульских новостей".

Как видим, главный редактор Джелал-Эд-Дин Коркмасов не поддерживал этой шовинистической доктрины младотурецкого руководства, да и в целом, повторяем, акцент в газете делался им на освещение не официальной доктрины, а реальной национальной политики и положения национальностей в Османской империи (курсив мой - А.К.).

СПРАВКА.

Продиктованный реалиями жизни и осознанной необходимостью, этот основополагающий принцип, явится позже по сути программной установкой в деятельности "Социалистической группы", созданной с его прибытием в Дагестане (май 1917 г.), ляжет краеугольным камнем в основу ее политики и станет ее отличительной особенностью.

Эти же подходы будут оставаться характерной чертой стиля работы Дж. Коркмасова и на более позднем этапе деятельности - неизменного Главы правительства Дагестана.

Целиком согласуясь с его убеждениями, стиль этот, в тоже время, абсолютно соответствовал разумнейшей по простоте и ясности политической мысли В. И. Ленина.

Характеризуя творческий ум реального политика, управленца и организатора, она безусловно была рассчитана на взаимодействие с талантливой командой и ярко выразилась в его известном письме к руководителям кавказских республик от 14 апреля 1921 г....

"Не копировать нашей тактики, а самостоятельно продумывать причины ее своеобразия, условия и итоги ее, применять у себя не букву, а дух, смысл, уроки опыта..."

Такая постановка вопросов, говорила не просто о высоком доверии. С одной стороны она свидетельствовала о глубокой приверженности его убеждений, направленных на реализацию демократических принципов, заключавшихся в самой природе Советов - советского представительства власти, с другой, на деле раскрывала истинность его намерений, не мыслимых без широкой творческой инициативе снизу до верху, большей самостоятельности и, несомненно, высочайшей ответственности.

Протоколы заседаний Президиума Ревкома ДССР, затем Совнаркома, ДагКома, иная переписка, свидетельствуют о том, что этот "дух" был стилем не только работы самого Дж. Коркмасова, но и большинства из его окружения, таких как А. Тахо - Годи, К. Мамедбеков, И. Алиев, Ханмагомедов, В. Эмиров, П. Ковалев, Д. Ибрагимов, А. Нахибашев, М. Ахундов и многие другие истинные творцы хозяйственного и культурного строительства в Дагестане.

Лучшим доказательством, хотя их можно было бы привести во множестве, твердости, непреклонности, честности и открытости, может служить его доклад на 4-ом закрытом Совещаний ЦК (Москва, июнь 1923 г.) с руководителями нац. республик, где он прямо и смело указывал на недостатки в работе центральных парт. органов, недооценивавших реальную дагестанскую действительность, негативно сказывавшейся на сов. и хозяйственном строительстве в Дагестане.

"И совершенно не случайно, - пишет А. Аршаруни, - его деятельность так высоко ценил Ленин, пристально следивший за первыми шагами молодого государства Дагестана..."

Т.е. наличие того самого "духа, а не буквы", который, правда, начиная с 30-х гг. ХХ в. после повальных репрессий и террора в стране, когда особенно ощутимый удар в процентном отношении к численности населения, был нанесен по "духу" Дагестана, а затем и укрепления на основе партийного режима тоталитарной модели, сведется в работе партийно-государственных органов к своей противоположности - командной системе.

Творческий "дух", основанный на реальном учете местных особенностей в области национального строительства, сойдет к практически безропотному исполнению, именуемого парт. дисциплиной, циркуляров и постановлений Ц.К., постепенно превращенного в условиях "новой империи" в некий характер имитируемого "верноподданичества", в конечном итоге, ставшего не только причиной самовырождения партийного режима, но и повлекшего распад союза.

(А.К.)

Одним из первых важнейших актов младотурок в национальной политике был закон о привлечении немусульман к воинской повинности, которую в течение веков в Османской империи несли только правоверные ислама.

Об этом нововведении было объявлено ферманом (указ) султана Мехмеда V 18 ноября 1909г. "Стамбульские новости" показывают, что официальная пропаганда подняла большой шум, изображая эту меру, которой младотурки рассчитывали ослабить недовольство рекрутчиной среди турецкого населения, как крупный успех политики османизма, даже как благодеяние, способное уничтожить "последнюю" несправедливость в отношении немусульман. В восхвалении этого акта некоторые проправительственные газеты теряли всякое чувство меры.

Так, "Ени газете" писала: "наши соотечественники немусульмане, глубоко затронутые этой несправедливостью, энергично протестовали, требуя своей доли чести и равенства в налоге крови. Она им сегодня уступлена!" (№ 2, 30 октября 1909 г., с.5)

Однако во многих информационных материалах "Стамбульские новости" показали, что вовсе не о таком равноправии мечтали турецкие христиане. Они, как и все остальные угнетенные народы Османской империи, связывали с восстановлением конституции надежду если не на полное освобождение, то, по крайней мере, на национальную автономию.

Не имея возможности открыто сопротивляться призыву на военную службу, христиане выразили свой протест тем, что выдвинули требование о создании своих обособленных воинских частей.

Так, греческий патриарх добивался формирования отдельных дивизий из греков, а также оставления греческих рекрутов на службе в своем административном округе. (№15, 9 апреля 1910 г., с.6)

Комментируя эти требования "Стамбульские новости" подчеркивали, что серьезнейшим препятствием для создания новой армии, привлечения в нее немусульман является сохранением ислама как государственной религии Османской империи, и предрекали провал этой военной реформы.

"Турецкая армия, - писала газета, - до сих пор была преимущественно армией ислама: патриотизм и религия в ней сливались в одно. Турки, арабы, албанцы сражались скорее за религию, чем за тот или другой кусок территории. Надеяться заставить христиан сражаться во имя чужой религии было бы абсурдно" (там же ; см. также №1, 1 января 1910 г., с.11).

Резким контрастом с бравурными сообщениями ряда турецких газет о мнимой готовности немусульман служить в турецкой армии являются опубликованные в "Стамбульских новостях" выразительнейшие фотографии, изображающие оборванных и угрюмых новобранцев из христиан, среди которых по виду немало и бородатых отцов семейств и подростков.

В целом ряде номеров "Стамбульские новости" отмечали серьезное недовольство арабов мусульман, греков, албанцев, армян культурной политикой младотурок национальной политикой младотурок в национальных областях этих народов. (см., например: №3, 6 ноября 1909 г., с.14; №14, 13 ноября 1909 г., с. 14; № 9, 18 декабря 1909 г., с. 5)

В советской историографии принято считать, что османизм как идеология и как политика младотурок потерпел поражение в результате Первой Балканской войны 1912-1914 гг. Это в общем правильно. Однако как вышеприведенные факты, так и антитурецкие выступления уже в 1909-1910 гг. показывают, что банкротство этой доктрины началось гораздо раньше.

Первыми из угнетенных народов против режима младотурок поднялись албанцы. В статье "Албания и албанцы", напечатанной в "Стамбульских новостях" от 18 декабря 1909 г., Ахмед Джевад писал, что османизм не пользуется особым успехом в этой стране. "Албанцы - мусульмане и христиане очень тесно солидарны между собой. Они прежде всего албанцы, а потом уже мусульмане или христиане; что же касается их звания оттоманов, то они не придают ему большого значения" (с.3)

Положение в Албании, продолжал Джевад, более всего тревожит новый режим, потому что местное население резко противится попыткам турецких властей отобрать у него оружие, отказывается платить налоги, а местами даже уклоняется от призыва в армию (там же, с.4-5) . Весной 1910 г., когда антитурецкое восстание в Северной Албании приняло массовый характер, тот же Ахмед Джевад повторил версию официальной пропаганды, пытавшейся представить национальную борьбу албанцев как "движение, подготовленное провокаторами, которые воспользовались невежеством народных масс" (№ 15, 9 апреля 1910 г., с.3).

Однако во многих заметках "Стамбульские новости" доводили до сведения своих читателей, что истинными причинами этого восстания были суровые меры карательных экспедиций младотурок, предпринимавшиеся с целью взыскания с разоренного населения недоимок и новых налогов, а также закрытие албанских газет, национальных клубов, вмешательство в вопрос о реформе албанского алфавита и т.п. (№ 3, 15 января 1910, с.13; № 4, 22 января 1910, с.10).

Доказательства произвола младотурецких властей получили широкую огласку и были причиной столь широкого недовольства общественности и оппозиции, что 47 депутатов парламента, как отмечал наш еженедельник, за проведение специального расследования (№ 8, 30 апреля 1910 г., с. 9).

Однако, вместо комиссии правительство направило в Албанию 60-тысячную армию, которая после пятимесячных стычек и сражений добились кратковременного "усмирения" Албании.

Заметим, что через два года новое восстание, как прогнозировал еженедельник, завершилось отделением Албании от Турции.

С начала 1910 г. стало разгораться антитурецкое восстание курдов в Северном Ираке. Как сообщали "Стамбульские новости", на его подавление в марте 1910 г. был послан целый турецкий корпус и 4-х усиленных отдельных батальона. Вся полнота военной и гражданской власти в Багдадском, Мосульском и Басорском вилайетах была передана генералу Назым-Паше.

Султанский фирман, отмечал еженедельник, превращал Назыма - пашу "в наместника края, почти в вице - султана", который волен был "принимать", причем "это будут меры чрезвычайные", которые, "несомненно, оказались бы неуместными в спокойной Анатолии или даже в вечно бунтующей, но несравненно более культурной Македонии" (№13, 26 марта 1910, с. 3-4).

Оповестив, таким образом, население о жестокости предстоящей в Курдистане расправы, "Стамбульские новости" в том же номере перепечатывали из газеты "Азадамар" статью в защиту восстания курдов, которая указывала, что причиной курдских волнений являются крайняя нужда трудящихся-курдов, насилия со стороны их вождей и нежелание младотурецкого правительства хоть что-нибудь сделать для улучшения участия несчастного курдского крестьянина (с. 11).

Не оправдала младотурецкая революция и надежд арабов. Младотурки не соглашались даже с таким их скромным требованием, как перевод судопроизводства в арабских провинциях с турецкого языка на арабский (№ 3, 6 ноября 1909, с. 14).

Из всего комплекса антитурецких выступлений в арабских провинциях "Стамбульские новости" касаются только одного - йеменского восстания под руководством Имама Яхъи.

22 января 1910 г. газета сообщала, что требование имама Яхъи предоставить ему управление Горным Йеменом, а также право назначать кадиев по всему йеменскому побережью расценено правительством Турции как "опасный инцидент" и покушение на прерогативы империи. Поэтому "младотурецкое правительство решило, с одной стороны, прибегнуть к силе, а с другой - продолжать смотреть на Йемен как на колонию", разрабатывая в то же время некоторые реформы, соответствующие "общим интересам государства" (№ 4, 22 января 1910, с.7).

Далее газета сообщала, что посланный на подавление йеменских племен Саид - паша сумел приглушить конфликт, дав Яхъе обещание освободить население от уплаты турецкой казне всех налогов, кроме десятины с мелкого рогатого скота, а также платежей по государственному долгу; сохранить в неприкосновенности все судебные и иные привилегии местного йеменского духовенства; назначить во главе муниципалитетов и провинциальных органов власти только "предводителей разных племен" и т.д. (№ 13, 26 марта 1910, с. 7).

Напомним, как и в вышеуказанном примере с Албанией, что уже в 1911 г. Горный Йемен получил автономию под властью Яхъи.

Из других тем, связанных с национальными движениями, "Стамбульские новости" более всего уделяли внимание событиям на Крите. Поскольку Крит в это время находился лишь под формальным сюзеренитетом турецкого султана, турецкая пресса протестовала главным образом против воссоединения острова с Грецией.

На страницах нашего еженедельника можно найти много перепечаток по этому вопросу из местной и иностранной прессы. Вместе с тем "Стамбульские новости" прямо и правильно связывали с успехами албанских повстанцев усиление антитурецкого движения на Крите весной 1910 г., когда критское собрание проголосовало за удаление из своего состава всех мусульман и за обязательность присяги всех местных (в том числе и турецких) чиновников греческому королю (№ 20, 14 мая 1910, с. 3).

Как известно, Крит был включен в состав Греции в 1913 г.

В еженедельнике "Стамбульские новости" был опубликован ряд материалов, касающихся планов создания Балканского союза. Они показывают, что вступлением в этот союз Турция рассчитывала добиться удовлетворения своих экспансионистских притязаний, в частности, выдвигая предлог о защите Балкан от Австрии, аннексировавшей в 1908 г. Боснию и Герцеговину.

Планы Турции не получили поддержки балканских правительств. Более всего народы Балкан, как свидетельствует газета, были возмущены произволом и жестокостями властей в Македонии (№ 10, 5 марта 1910 г., с. 4; № 11, 12 марта 1910, с. 3-5), население которой окончательно избавилось от прежнего господства в результате Первой Балканской войны.

Положение дел в национальных окраинах Османской империи в 1909 - 1910 гг. не давало никаких оснований для того, чтобы трубить об успехе национальной политики младотурок, как это делала официальная и проправительственная печать.

"Стамбульские новости" давали понять своим читателям, что одной из главных причин этого является дальнейший отход младотурок от идеи и принципов равенства всех подданных, провозглашавшихся во время подготовки в ходе буржуазной революции 1908-1909 гг.

Из-за цензуры делать это приходилось в очень осторожной форме.

Так, в номере от 9 апреля 1910 г. корреспондент, скрывающийся под псевдонимом "Махзун" (Скорбящий), писал: "Энтузиазм христианства, вызванный падением деспотизма, позволяет надеяться, что оттоманизм не есть химера, но осуществимый, при известном такте, идеал, что все эти народности, столько мечтавшие о независимости и работающие для нее, сумеют отказаться от сепаратистких стремлений, если только им будет обеспечена полная терпимость и полное равенство" (№ 15, 9 апреля 1910 г., с. 5-6).

Вместе с тем весной 1910 г. газета "Стамбульские новости" опубликовала подборку материалов о дебатах в Османском парламенте, которые подводили определенные итоги политики младотурок в отношении национальных меньшинств. По ее сообщениям некоторые депутаты парламента, которые не раз обсуждали положение дел в Албании, Ираке, Йемене, в Македонии и на Крите, проявляли порой трезвое понимание происходивших там событий.

Так, в апреле 1910 г. депутат Нафи-паша, не оспаривая "необходимость прибегнуть к вооруженной силе" в Албании, вместе с тем потребовал у правительств разъяснения о том, "каким образом без ратификации парламента и короны были выведены налоги, вызвавшие отчасти возмущение". Он настаивал на посылке в Албанию парламентской делегации для расследования этого вопроса. Очень характерен ответ великого визира Хаккы-паши. Вопреки очевидности, но в полном соответствии с официальной доктриной османизма он отрицал самое "возникновение албанского вопроса. Такого вопроса нет и не может быть... Было бы желательно, - продолжал он, - чтобы такие слова, как "албанец", "турок", "араб", совсем не упоминались. Военные действия ведутся не против албанцев, а против вооруженных личностей, не желающих повиноваться закону и правительству" (№ 18, 30 апреля 1910 г., с. 7-8).

Он утверждал, что нынешнее кровопролитие учинено "с целью предотвратить еще сильнейшее", и выступил против любых переговоров с повстанцами, поскольку - де это только подтолкнуло бы их "к предъявлению нелепых требований" (там же, с.9).

С наиболее резкими возражениями великому визиру выступил депутат от Эдирне, известный турецкий публицист и ученый Фейлусуф (философ) Риза Тевфик.

Поддерживая интерпелляцию, он говорил: "Последние события вызваны небрежностью и неспособностью правительства, которое не знает, куда оно идет. Когда мы спрашиваем о планах, нам отвечают, что желают управлять Албанией, как Конией.

Если справедливость этого требует, мы согласны; но если правительство желает сказать, что албанцы должны питаться таким же гнилым хлебом или пухнуть с голоду, как конийцы, то мы не согласны. Мы идем к деспотизму!

Надоела мне политика единения народностей, которая сводится к тому, чтобы усмирять албанца при помощи турка, курда - при помощи араба!... Мы посылаем в дикую и трудно управляемую Албанию администраторов, которым нельзя доверить и гусей, и, несмотря на все жалобы, поддерживаем их, не желая ронять правительственного престижа.

Правительство обязано сообразовывать свои действия с местными условиями, с правами населения; чем кричать о реакции, пусть правительство докажет разумными реформами превосходство нового режима над старым" (№ 18, 30 апреля 1910, с.9).

Неделю спустя, выступая с объяснениям причин своего ухода из парламентской фракции "Единение и прогресс" в оппозицию Риза Тевфик высказался "против шовинизма, до которого доводят народные массы, и против его естественного следствия - крайнего милитаризма, который, все сильнее развиваясь в Турции, может в будущем явиться серьезной опасностью для свободы страны".

Он обвинил правительство и парламентское большинство иттихадистов в том, что они используют конституцию для утверждения собственного деспотизма и своими действиями не объединяют, а разваливают "оттоманскую нацию" (№19, 7 мая 1910 г., с.11).

Среди других материалов еженедельника, содержащих критику политики османизма, а также и идущей ему на смену идеологии тюркизма и пантюркизма, особого внимания заслуживают две большие статьи А. Ширинского, опубликованные в "Стамбульских новостях" от 7 и 14 мая 1910 г.

Основываясь на личных впечатлениях, автор рассказывает об ужасающем положении, в котором оказались в Турции эмигрировавшие из Крыма и Кавказа мусульманские тюрки, об их массовом вымирании от голода и болезней, от неустроенности и неприспособленности к местному климату и условиям жизни, а также о полном безразличии к их судьбе со стороны турецких властей как при самодержавии Абдул-Хамида, так и после революции 1908 - 1909 гг.

Он пишет также об отчаянных и безуспешных попытках многих из этих переселенцев уехать из правоверной Турции, которую реакционное духовенство и другие турецкие агенты рисовали им как некую "святую землю" (актопрак), обратно, на свою настоящую родину (№ 19, с.4-5; № -, 20, с. 7-8).

За недостатком места в рамках одной статьи нет возможности проанализировать и оценить многие другие важные публикации "Стамбульских новостей".

Среди них особого внимания заслуживают такие вопросы, как история борьбы за восстановление Конституции 1876 г. (с публикацией отрывков из сочинений Ахмеда Саиба (А. С. Капланов, дядя Рашид-Хана Капланов - в последствии (1917 г.) чл. ЦК Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, министр данного правительства, затем (весна 1919 г.) глава Союзного Совета Гор. Правительства, решительно сложившего с себя полномочия в связи с деникинской ориентацией части представителей этого кабинета, поддержавших "путч", организованный М. Халиловым в г. Темир-Хан-Шуре - А. К.) и мемуаров Ниязи-бея), работа османского парламента, в частности дебаты по вопросам ревизии Конституции, публикации "джуриалов" - доносов, среди авторов которых окажутся и видные сановники нового режима, реформа судов, преследования печати трибуналами, обсуждение прогрессивного налога на недвижимость, который был почти единогласно отвергнут как "просоциалистический", военная политика и новые формы военных налогов ("добровольная" подписка, аукционы), экономическое положение по данным статистики и свидетельствам очевидцев, культурная жизнь Турции, наконец, положение трудового населения, первые забастовки и первые ростки социалистического движения в этой стране.

В освещении всех этих вопросов на страницах "Стамбульских новостей" все более проявлялся критический тон, который никак не соответствовал целям младотурецкого руководства.

Материалы, которые публиковались на полосах еженедельника, не могли прийтись по вкусу не только младотурецким, но и российским властям.

Как уже отмечалось, последний номер в нашем комплекте "Стамбульских новостей" датирован 4 июня 1910 г. Есть не мало оснований полагать, что в июне 1910 г. эта газета прекратила свое существование.

Судя по ряду признаков, в последние месяцы она испытывала серьезные затруднения; почти прекратилось печатание коммерчески выгодных объявлений, призывавших читателей к подписки на 1910 г.; начиная с любого месяца редакция гарантировала подписавшимся присылку всех номеров за 1909 г. бесплатно, предпоследний номер 21/22 был сдвоен и сокращенным в объеме.

Причина этих трудностей станет особенно понятна, если учесть, что министерство финансов России отклонило просьбу редакции об освобождении еженедельника от уплаты ввозной пошлины - 17 рублей золотом с пуда печатного текста (АВПР, указ. Д., л.6).

Наконец, в июне 1910 г. министерство внутренних дел запретило ввоз "Стамбульских новостей" в Россию, выразив недовольство "паносманским" направлением газеты и тем, что она "дает преувеличенное представление о могуществе Османской империи и ее культурном развитии" (АВПР, указ. Д., л.19).

Представляется, что эта формулировка была надуманной, а действительной причиной запрета было то, что газета слишком часто обращалась к теме революции и реформ, теме, которая была нежелательной в обстановке реакции, наступившей в России после подавления революции 1905 - 1907 гг.

Так или иначе, прекращение ввоза газеты в Россию, в сущности, лишило ее основной массы читателей.

Одновременно, в июне же 1910 г. с основными репрессиями на печать обрушилось младотурецкое руководство. 13 июня 1910 г. в Стамбуле был закрыт турецкий социалистический еженедельник "Иштирак" ("Содружество") (Mete Tuncay. Turkiyede sol akimlar. 1908-1925. Ankara. 1968. S.26), материалы которого не раз перепечатывались в "Стамбульских новостях", характеризовавших его как орган, близкий к марксизму (№ 10, 5 марта 1910, с. 9 и др.).

Хотя такая характеристика "Иштирака" не вполне правомерна, он сыграл важную роль в объединении социалистических групп Турции в Османскую социалистическую партию, чему в определенной мере содействовали и "Стамбульские новости" (О газете "Иштирак" см. подробнее Желтяков А.Д. - К истории зарождения турецкой социалистической печати. - В книге Тюркологический сборник.- 1973. М, 1975, с.197-198.)

И, следовательно, у младотурецкого правительства были свои веские причины не желать дальнейшего выхода в свет этой газеты.

Таким образом, еженедельник "Стамбульские новости" содержит ценнейшие материалы, характеристику процессов и тенденций по широкому кругу проблем тогдашней турецкой действительности.

По основному своему содержанию это была народническая подлинно демократическая газета, близкая к революционной демократии.

Своими материалами и статьями по национальному вопросу она воспитывала у угнетенных народов Турции чувства протеста против гнета, разоблачала шовинистическую национальную политику Комитета "Единение и прогресс".

В историю турецкой и международной печати "Стамбульские новости" входят как один из органов, пробуждавших освободительную борьбу народных масс против национального и социального гнета (курсив мой - А.К.).

Биографическая справка.

Желтяков Анатолий Дмитриевич (1925-1989 г.г.)

Автор многих крупных трудов по истории общественной мысли Турции в новое и новейшее время, доктор исторических наук, профессор.

В 1950 г. начал свою работу на кафедре истории стран Ближнего Востока и истории стран Дальнего Востока С.-Петербургского Университета, до него руководимой, выдающимся отечественным ориенталистом, исследователем искусства и материальной культуры народов Закавказья, Ирана и Средней Азии и в то же время возглавлявшего Восточный факультет ЛГУ, Государственный Эрмитаж и Лен. Отделение РАН, академиком И.А. Орбели.

Кафедра Востока на факультете восточных языков Санкт-Петербургского Университета, открытого в 1855 г., существует с 1863 г. На ней работали выдающиеся востоковеды, В.В. Бартольд, Н.Н. Березин, В.А. Жуковский, В.Р. Розен, читали свои лекции известные ученые Р.И. Сенковский, П.С. Савельев, А.К. Казенбек, М. А. Тантави, М.Д. Топчибашев и др.

С 1977-1989 гг. кафедрой заведует А.Д. Желтяков.

Из стен кафедры вышло немало крупных отечественных историков - ближневосточников, чья деятельность протекала в различных научных центрах страны и за рубежом.

Примечание: справки и комментарии составлены Анатолием Коркмасовым


Источник:
Историография и источниковедение стран Азии и Африки. Изд. ЛГУ, г. Ленинград, 1980 г.

Размещено: 07.07.2008 | Просмотров: 4036 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.