Кумыкский мир

Культура, история, современность

"Дорога, вымощенная благими намерениями, ведет..."

(Заметки лингвоисторика на полях одной статьи и несколько вопросов к ее уважаемому автору)

Думается, что конец этой известной английской пословицы достаточно хорошо известен нашим не менее уважаемым читателям, а что касается автора, то, к сожалению, нам, кумыкским ученым, не в первый раз приходится обращаться к горьким плодам его "научной" деятельности, связанной с проблемой нашего с вами происхождения. Еще сравнительно недавно, в 2001 году, на страницах первого выпуска "Вестей КНКО" за тот год были опубликованы доклады прошедшего тогда же научного семинара по проблемам этногенеза кумыков, в результате работы которого такими видными учеными-кумыковедами, как К.М.Алиев, Н.Х.Ольмесов, ныне покойный Дж.М.Хангишиев, А.М.Аджиев и др. была подвергнута обоснованной критике точка зрения Г.С.Федорова. Автор этих строк не принял активного участия в работе этого семинара и в кулуарах во время дружеской беседы задал Гаджи Саидовичу несколько вопросов, на которые, как помнится, так и не получил вразумительного ответа, поэтому мне хотелось бы повторить их вновь, присовокупив и иные, навеянные содержанием данной статьи.

Тем более что в еще более недавнем времени мне на страницах очередного, 2002/2003 года, номера "Вестей КНКО" уже пришлось отбивать очередные антихазарские выпады уважаемого оппонента, которые не прекращаются, как известно специалистам, до сих пор и приобрели, если иметь в виду и последнюю публикацию, дежурный характер, прежде всего, в связи с проблемой этногенеза кумыков. Больше того, они демонстрируют не только завидное, несмотря ни на что, в том числе наши увещевания, постоянство нашего автора в отстаивании подобных своих "позиций", но и исключительную его лояльность в духе приснопамятного "Краткого курса истории ВКП (б)". В этом смысле не может не обратить на себя внимания финальный аккорд последнего его творения (Гаджи Федоров. "Кумыки и этногенез народов Дагестана"), когда он завершает соответствующий пассаж, надо полагать, идущими от всего сердца словами о пресловутой "медвежьей услуге". Последняя может быть оказана "кумыкскому и другим автохтонным (выд. наше - Г.Г.-Р.) народам единого неделимого Дагестана в составе Российской Федерации", если "мы, историки, и вся научно-педагогическая интеллигенция" не остановим потоки лжи и мифотворческие опусы, содержащиеся, в частности, в монографии М.Аджиева, переведенной редакторами газеты "Ёлдаш" на кумыкский язык.

Отсюда, помимо прочих того же порядка, может быть сделан еще один вывод - неавтохтонные народы Дагестана (догадайтесь, кто они, если число их представителей в пределах РД год от года становится все меньше) могут быть спокойны: им подобные страшные "медвежьи услуги" не грозят. А потому перейдем к вопросам.

Как известно, на любой приличной научной конференции, невзирая на все строгости регламента, непосредственно после доклада могут быть заданы вопросы "на понимание". Начнем с них, а затем продолжим по порядку изложения.

1. Какими хронологическими рамками ограничивается "единый процесс этногенеза кумыков, начавшийся еще с первобытнообщинноного строя", если, согласно марксистским, близким Г.С.Федорову, постулатам исторической науки, "эпоха первобытного стада" совпадает с ранним палеолитом, примерно 40-35 тысяч лет назад, когда, собственно говоря, и зарождается речь человека. В то же время его разложение на Северном Кавказе приходится на эпоху освоения железа в I тыс. до н.э., но какая - либо единая археологическая культура, которую можно было связать с милыми сердцу Гаджи Саидовича "древними дагестанцами" в данный период отсутствовала.

2. В свою очередь, распад нахско-дагестанской языковой общности и выделение из нее собственно дагестанской, область первоначального распространения которой неизвестна, имел место в 2500-х гг. до н.э. В 2000-1500-х гг. до н.э. формируется лезгинская группа языков, а в 500-х гг. до н.э. - цезская, андийская, аварская и даргинская группы и только в период между 1000-1500 гг.н.э. образуются отдельные современные дагестанские языки.

3. Несмотря на это, как считает Г.С.Федоров, "процесс тюркизации по языку у предков кумыков начался за 800-900 лет, а это:около IХ-ХI вв.", т. е. речь должна идти о тюркизации носителей отдельных дагестанских языков, однако какой-либо подобный процесс не получил какого-либо практического отражения в кумыкском языке. До сих пор не установлена в пределах нынешнего Дагестана и область первоначального распространения дагестанских языков, в топонимике которой были бы отражены, как это положено, прадагестанские языковые формы соответствующего (2500-х гг. до н.э - см. выше) возраста..

3. Как понимать в этом случае другое утверждение Г.С.Федорова о том, что, с одной стороны, "в пределах единой территории в определенных экологических условиях из данной совокупности людей формируется общность, включая язык и психологию, а также осознание своего единства". С другой - "кумыки по культуре и этнической психологии - дагестанцы, а по антропологическим признакам - представители каспийской расы". Это связано с тем, что относящиеся к ней народы (т. е. кумыки наряду с азербайджанцами и туркменами), согласно традиционной точке зрения, известны на Северном Кавказе, Закавказье и Передней Азии (Иран, Месопотамия) с эпохи энеолита, когда, собственно говоря, и формируется северокавказская языковая общность. Представители же т.н. кавкасионской расы, в существовании которой в последнее время все некоторые ученые все больше сомневаются и к которой относятся большинство народов Дагестана, за исключением лезгин и даргинцев-кайтагцев - представителей той же каспийской расы, известны в пределах горного Дагестана гораздо позже - с эпохи позднего средневековья. Тогда же (см. выше) и формируются отдельные собственно дагестанские языки. Вместе с тем, имея в виду антропологическую близость кумыков и представителей лезгинских народов, следует предполагать при допущении соответствующего субстрата воздействие последних на кумыкский язык, но какими-либо, даже единичными, фактами подобного влияния мы не располагаем.

4. В последующем изложении, вопреки вышеизложенному, наш автор договаривается до того, что " не всегда язык определяет этнос, нацию: кумыки не тюркский этнос, они из рода дагестанского:; кумыки не имеют никакого отношения ни к кыпчакам, ни к туркам, язык не определяет нацию". При этом, оказывается, вопреки уже высказанному положению о каспийской расовой принадлежности кумыков, "их материальная (археологическая) культура и антропологический тип (кавкасионский) как у жителей приморского, частично северо-восточного предгорного Дагестана".

5. В конечном счете, невзирая на все вышеизложенное, Г.С.Федоров приходит к заключению о том, что "кумыки ничем (выд. наше - Г.Г.-Р.) не отличаются от аварцев, даргинцев, лезгин, лакцев и др. коренных народов Дагестана. Исключение составляют кумыки, проживающие в Хасавюртовском, Бабаюртовском и Кизилюртовского районах, у которых действительно сохранились монголоидные черты". Словом, я как выходец из с.Эндирей и мои земляки, проживающие в указанных районах, не имеют права называться не только дагестанцами, но и кумыками, если, как полагает Г.С.Федоров, "язык не определяет нацию". Кто мы тогда - монголы? Но и раса то же не имеет значения, значит непонятно что? Какая же у нас тогда культура и этническая психология - вообще никакая, и, видимо, нам давно пора в паноптикум. Благо нас таких в засулакской зоне с каждым годом становится все меньше, и ни нам за себя, ни другим за нас скоро, видимо, стыдиться не придется.

6. В заключение хотел бы порекомендовать нашему автору более внимательно ознакомиться с содержанием статьи С.Х.Магидова "Этногенез кумыков в свете данных дерматоглифики и антропологии", помещенной в уже упоминавшемся выпуске 1 за 2001 г. почивших в бозе "Вестей КНКО". Согласно ей, кумыки, относящиеся к европеоидной, а не к монголоидной расе, стоят ближе к переднеазиатскому и понтийскому расовым типам (ср. выше временные и территориальные пределы распространения каспийской расы). Представителями первого из них являются в основном армяне, грузины и северные азербайджанцы, второго - адыгские народы в условиях, когда, как уже было отмечено, существование кавкасионской расы представляется все более сомнительным. По данным дерматоглифики (отпечаткам пальцев), которые также считаются не менее показательными, самыми близкими к кумыкам являются балкарцы и азербайджанцы, различными - кумыки и кабардинцы при том, что "наиболее сходные признаки в пределах одного и того же этноса имеют ногайцы и аварцы".

Любопытно было бы узнать, как господин Г.С.Федоров объяснит и это обстоятельство. Кто же тогда дагестанцы? Этнос, который, как он полагает, образовавшийся лишь вследствие единства культуры и этнической психологии, что присуще, в принципе, таким молодым народам, как американцы в США, но они все пользуются одним - английским - языком, а у нас его функцию выполняет русский. Мы, по его логике, гораздо древнее, из "рода дагестанского". Кто же мы в конце концов? Объясните еще раз, пожалуйста.


Опубликовано:
газета "Ёлдаш/Времена", 27-06-2008

Размещено: 27.06.2008 | Просмотров: 3861 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.