Кумыкский мир

Культура, история, современность

Real politic от Путина

(к интервью Владимира Путина газете "Le Monde")

Интервью Владимира Путина, недавно данное им французским журналистам, встречено в интеллектуальных кругах с огромным интересом и одобрением. Особенное внимание вызывает та его часть, которая касалась Северного Кавказа и, в частности, Дагестана.

Из интервью Путина:

Конечно, нужно соизмерять все, что мы делаем, с действительностью с тем, чтобы наши шаги были реальными и приводили бы к улучшению ситуации в стране. Но ведь существуют определенные традиции. Вот, возьмите Ливан. Там в высших политических сферах обязательно должны быть представлены различные группы населения. У нас ведь то же самое. Скажем, на Кавказе... Республика Дагестан. Там несколько титульных наций. Там традиционно сложилось так, что, если представитель одной национальной группы является главой республики, то председателем парламента обязательно должен быть представитель другой национальности. А возглавлять правительство должен представитель третьей. И не дай бог нарушить эту иерархию. Это не будет принято в общественном сознании республики. Не дай бог это сделать - это приведет у деструктивным процессам. Можно, конечно, сделать вид, что это <ой как недемократично, ой как нехорошо>. Нужно обязательно провести прямое тайное голосование и выбрать Президента Республики, но это развалит республику, и я не могу этого допустить. Я вынужден считаться, я буду считаться с мнением людей, которые живут на этой территории 1000 лет, я буду уважать их выбор и буду уважать их отношение к строительству своей собственной жизни. Это те особенности, которые может быть здесь у вас никто и не чувствует, но они есть, мы их знаем. И мы должны с этим считаться и будем это делать. Но при этом мы будем, конечно, двигаться в струе развития общих цивилизационных процессов.

Мне лично очень близко путинское понимание глубинной сути уникальной и весьма специфичной этнополитической, религиозной ситуации на Северном Кавказе. Здесь ведь каждый из его народов, в том числе и тот, который любит всуе выпячивать свою относительную многочисленность, испытывает комплекс ущемленности, неполноценности в сравнении со всеми остальными другими и не прочь бы единолично "порулить" Дагестаном или там другими полиэтническими северокавказскими республиками.

Хотя полных параллелей и нет, но сравнение премьером Дагестана с Ливаном вполне закономерно. Вспомним, Ливан, который долгое время славился как "Швейцария Востока", действительно во многом напоминает нашу республику. И он был стабильным многоконфессиональным многосоставным государством до тех пор, пока там по вине самих же ливанцев не был нарушен баланс сил и интересов, т. е. не было нарушено этноконфессиональное, политическое равновесие. Кому не понятно, что такой дисбаланс смертельно опасен и для Дагестана, несоблюдение исторически сложившегося баланса интересов народов может запустить механизм его "ливанизации", чего ни в коем случае нельзя допустить.

Надо быть неисправимым школьным (кабинетным) евролиберальным мечтателем, чтобы не видеть этой социореальности, этой исторической данности, настаивать на вестернизации Дагестана по неприемлемым для нас и неприменимым в наших условиях забугорным лекалам.

Эффективная и стабильная формула власти здесь может быть создана не на принципе доминирования одного или двух народов над всеми остальными, а по формуле "3 + остальные", т.е. на принципах политического равноправия и этнического разделения, но не этнического закрепления власти. Государственное единство здесь может быть многосоставным и только многосоставным, но не унитарным. Это хорошо осознавали основатели нашей государственности (республики), когда шли на административную "кантонизацию" Дагестана с учетом этнического состава населения.

Фундаментальной особенностью национальных отношений в Дагестане, на которую обратил внимание В. Путин, является тот факт, что здесь помимо этносов, еще не устоявшихся и не ставших субъектами исторического процесса, есть народы с завершившимися процессами этногенеза, народы, которые как субъекты истории давно состоялись. Это не просто народы, но это коренные народы, в прошлом имевшие в той или иной форме свою государственность и сегодня претендующие на ее восстановление. В этом смысле РД - нынешний Дагестан можно рассматривать как исторического преемника всех государств и государственных образований, бывших на его территории, - Шамхальства Тарковского, Аварского, Дербентского, Казикумухского ханств, Кайтагского Уцмийства, Табасаранского майсумства и т. д. и т. п. И в этом качестве своем РД, конечно же, есть не национальная республика, а республика национальностей, на что указывал еще В. И. Ленин во время приема дагестанской делегации во главе с Дж. Коркмасовым. В этом смысле народы здесь - это, если хотите, - республикообразующие народы. То есть народы в РД - не какие-то мигранты, которыми во имя эфемерных каких-то нациестроительных целей можно было бы манипулировать, а состоявшиеся этносубъекты истории.

Отсюда понятно, почему предложение не учитывать этнический фактор в обустройстве республики воспринимается этими народами как покушение на их этноисторическую субъектность.

Стратегия конструирования "дагестанской" нации ("пятнадцатой народности") по этноцентристскому (мононациональному) образцу для Дагестана контрпродуктивна, если не разрушительна.

Такому развитию будут противостоять не только этническая мобилизация народов, но и весь этновозродительный потенциал, накопленный в годы "парада суверенитетов". Кроме того, такое развитие будет блокировать три следующих фактора: 1) этническая разделённость дагестанского общества; 2) его мультиконфессиональный и разноцивилизационный характер; 3) набирающий силу культурный плюрализм.

Новейшая история мира наглядно демонстрирует, что ни расширение информационного поля, ни единый рынок, ни рост образовательного уровня населения не ослабляют тенденции к национальной индивидуализации, стремления народов к этнической субъектности и самоидентификации.

Кстати, американские и европейские социологи более критично оценивают этническую ситуацию в своих странах, чем российские приверженцы европоцентристского унитаризма. Президент американского фонда Сахарова Эдвард Клайн, например, отмечает, что "Соединенные Штаты также имеют свой собственный комплекс проблем этнической политики и среди них - отношения белых и черных, права индейцев, статус Пуэрто-Рико, двуязычное обучение в школах". Он приходит к заключению, что процветающие и уверенные в своей руководящей планетарной роли США, "кажется, движутся от модели "плавильного котла" к "культурному многообразию", т. е. от их фундаментальной веры в ассимиляцию к принятию личной этнической автономии". Более того, в США еще в 1972 г. был принят закон, который явился "официальным признанием этничности как позитивной и конструктивной силы американского общества". Здесь в качестве модели бесконфликтного этносоциального развития страны принята концепция "культурного плюрализма". Ее содержание сводится к признанию существования в рамках одного этнополитического организма различных национальных общностей с присущими им элементами быта и культуры. "Культурный плюрализм" как политический проект родился из осознания непродуктивности ассимиляторских усилий со стороны государства. Примерно с 70-х годов иммиграционные страны (и в первую очередь США) оставили усилия добиться этнокультурной гомогенности общества и провозглашают своим идеалом интеграцию без ассимиляции.

Спецификой национальных отношений полиэтнического региона Северного Кавказа сегодня является тот факт, что здесь этносы более активны как "субъекты права", и не всегда можно сводить их интересы к субъекту Федерации. Однако нельзя сказать, что на сегодня выработаны достаточно эффективные механизмы осуществления этнической правосубъектности. Не ясным остается статус народов, оказавшихся в численном меньшинстве на своих этнических территориях (кумыки, ногайцы, русские - терские казаки и др.) в результате нарушения этнодемографического баланса населения за последние 50-60 лет.

Не нужно быть пророком, чтобы предсказать усиление отделительных настроений в национальных республиках, в том числе и в Дагестане, если во властных структурах возобладает та концепция национальной политики, которая безоглядно сориентирована на евролиберальные и североамериканские ассимиляционистские образцы и видит решение национальных вопросов в развитии лишь культурной автономии.

И очень хорошо, что наши высшие руководители это понимают.


Опубликовано:
газета "Ёлдаш/Времена", 20-06-2008

Размещено: 21.06.2008 | Просмотров: 2810 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.