Кумыкский мир

Культура, история, современность

Русские переселенцы на Кумыкской плоскости в конце XIX - начале XX-го века

 

1. Сущность переселенческой политики царизма.

Политические, экономические и культурные связи Кумыкии с Россией имеют многовековую историю. Но особенно тесные связи установились в пореформенный период, когда царизм начал политику переселения русских крестьян на окраины.

Еще в 1863 году царское правительство постановило: 1. Предоставить наместнику Кавказскому... право раздачи частным лицам участков свободных казенных земель в Терской и Дагестанской областях; 2. Дозволить русским офицерам и лицам гражданского ведомства приобретать в собственность земли от туземцев означенных областей; 3. В штаб-квартирах войск Терской и Дагестанской областей отделить некоторое пространство земли для продажи в частные руки. (Дагестанский сборник, вып. I, отд. II, Темирхан-Шура, 1902, с. 281).

Хотя это постановление определяло порядок обеспечения переселенцев землей, в дальнейшем оно систематически нарушалось вследствие злоупотребления властями при распределении земель. Говоря об этом, В. И. Ленин писал: "Переселенческий фонд образуется путем вопиющего нарушения земельных прав туземцев". (В. И. Ленин, ПСС, т. 21, с. 330).

Даже сама царская администрация на Кавказе не скрывала колонизаторских целей, стремления вытеснить туземцев с обжитых мест. В "Плане общего управления горским племенем" было написано: "Основная мысль общего плана для покорения Кавказа состоит в постоянном стеснении туземцев посредством занятия всех низменностей укрепленными линиями и заселения очищенных от туземцев земель русским населением; следовательно, исполнение этого плана сопряжено с лишением коренных жителей - поземельной собственности".

Такая колонизаторская суть политики царизма и нарушения земельных прав местного населения нередко приводили к обострению их отношений с русскими переселенцами, в результате чего страдали как местные жители, так и русские крестьяне.

В законе от 13 июля 1889 года о переселении на казенные земли было оговорено, что переселение на Кавказ разрешается лицам исключительно русского происхождения и православной веры, и запрещается другим народностям, лицам неправославного вероисповедания и сектантам, хотя впоследствии переселялись и крестьяне других национальностей ввиду их малоземелья и безземелья.

Трудности устройства новоселов на Кумыкской плоскости, в Дагестане и на всем Северном Кавказе, были связаны также незначительностью количества свободных земель на этой территории. Даже сам Министр внутренних дел в циркуляре губернатору Кавказа признавал: "...как бы ни был ограничен существующий на Кавказе запас свободных земель, его надлежит целесообразно использовать для водворения русского населения. Считаю нужным просить вас обратить на это Ваше особое внимание и принять все зависящие от Вас меры к усиленному и возможно скорому выполнению настоящего предложения". (Обзор Дагестанской области за 1913 г., с. 12)

Как ни старалась царская администрация упорядочить и положительно решить переселенческий вопрос, ей это не удавалось.

После издания закона от 13 июля 1889 года, вышло несколько законов о переселении на Кавказ, но ни один из них не привел к существенным изменениям в этом вопросе.

Во изменение закона от 13 июля 1889 года и законов от 15 марта и 27 декабря 1896 года был издан новый закон от 6 июня 1904 года о добровольном "переселении сельских обывателей и мещан-земледельцев на казенные земли", которым было установлено сравнительно благоприятное отношение администрации к новоселам. Однако следует заметить, что местные власти, выражая интересы помещиков, часто препятствовали переселенческому движению. После восстановления наместничества на Кавказе в 1905 году, царская администрация предприняла еще одну попытку с целью планомерного заселения Кавказа, для чего было изучено экономическое состояние 81 русского поселения и образована Кавказская переселенческая организация.

Закон от 6 июня 1904 года формально признавал "свободу" переселения, но в то же время ставил такие условия, которые сводили на нет его практическое применение. Он резко ограничивал выделение земельного фонда для новоселов. В каждом случае переселение допускалось только с разрешения земского начальника. Все эти ограничения были предусмотрены законом в интересах помещиков-крепостников. Вопреки национальным интересам государства они насильственно удерживали крестьян в перенаселенной Центральной России. Боясь потери дешевой рабочей силы, а также падения покупных и арендных цен в случае отлива земледельческого населения на окраины, помещики добивались от правительства такого аграрного законодательства, которое делало практически невозможным переселение крестьянства. Таким и был закон от 6 июня 1904 года (С. П. Трапезников. Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос. М., 1967, т 1, с. 196).

Вскоре 9 ноября 1906 года был издан указ, по которому крестьянин получал право выйти со своим наделом из общины и закрепить в личную собственность определенное количество земли. Это новое правовое положение было закреплено правительственным актом от 15 ноября 1906 года, который разрешал владельцам земли сдавать свои наделы Крестьянскому банку под залог. И, наконец, правительственный закон от 14 июня 1910 г. еще более расширял сферу действия мер, направленных против общины. Все это открывало широкий простор для свободной купли-продажи крестьянских надельных земель.

Эти законы были изданы в годы правления Столыпина. Хотя Столыпин ни на шаг не отступил от классовых позиций своих предшественников, надо сказать, что ему удалось организовать весьма широкое переселенческое движение во всех губерниях Центральной России. Если раньше уезжали преимущественно крестьяне-середняки, "ибо богатому не за чем было идти, а бедному не на что", то теперь положение изменилось: некоторые пособия, льготные условия проезда по железной дороге, свободный выход из общины - все это открывало доступ к переселению бедноты, процент которой среди новоселов, стал возрастать.

Поток переселенцев нарастал с невиданной силой, захватывал собой новые районы, увлекая огромные крестьянские массы. "Однако, сделав огромный разбег в организации переселения, правительство увязло в потоке хлынувшей на восток крестьянской массы и вынуждено было дважды останавливать его. Как и следовало ожидать, переселенческий подъем должен был выдохнуться, ибо слишком малы оказались материальные ресурсы правительства, чтобы обеспечить такое огромное движение. Начиная с 1909 года, переселенческое движение начало падать, появились первые признаки паники и отчаяния среди крестьянства. Подъем сменился огромным потоком обратного движения". Это был грозный поток разорившихся, выбитых из колеи, озлобленных и обездоленных людей" (С. П. Трапезников. Указ. соч., с. 198 - 199).

Такая же картина была характерна и для Кумыкской плоскости. Как мы указывали выше, проводя переселенческую политику, власти совершенно не считались с фактором малоземелья и безземелья местного крестьянства. Одновременно они обманывали и переселенцев, обещая им всевозможные блага. Земли не хватало, ибо значительная ее часть находилась в руках местных и русских помещиков и капиталистов. Власти вынуждены были признать, что новоселам выделялись безводные, заболоченные и нездоровые участки. Получившим участки власти не создавали условий для их освоения. Не хватало поливной и питьевой воды, материала для возведения жилищ и хозяйственных построек, кормов для скота и т. д. Многие переселенцы в Кумыкской плоскости окончательно разорялись и возвращались в родные края, где пополняли ряды батраков и городских рабочих, или переселялись в Азербайджан. Так в 1903 г. только из Чирюрта, где проживало 36 семей переселенцев, переехали в Закавказскую губернию 24 семьи. Но на место убывших непрерывно приезжали новые группы русских крестьян. Особенно усилился поток переселенцев на Кумыкскую плоскость после Столыпинской аграрной реформы. В 1915 году только в одном Хасавюртовском округе было более 23 тысяч новоселов.

В 1907 году в областном правлении Терской области специально рассматривался вопрос о земельном устройстве русских переселенцев, водворившихся в селениях Карлан-юрт, Муцал-аул, Баматбек-юрт Хасавюртовского округа. В результате обсуждения этого вопроса выяснилось, что в последние 8-10 лет в сел. Муцал-аул поселилось 61 семейство русских крестьян, в сел. Карлан-юрт - 76 семей. Одни из них селились на землях, купленных ими у местных жителей, другие на арендованных землях. При этом переселенцам было обещано (не без давления местных властей) принять их в число коренных жителей с представлением им права пользования землей и другими угодьями. В начале взаимоотношения между мастными жителями и переселенцами складывались довольно благоприятно. С течением времени эти отношения стали ухудшаться, в связи с тем, что власти не могли обеспечить вновь прибывающих участками ввиду отсутствия свободных земель в названных селениях. Переезд же в другой район имело бы для переселенцев тяжелые последствия, так как они потратили значительные средства на приобретение земель, которые в случае нового переезда вынуждены были бы продать за бесценок. Единственным выходом для переселенцев было войти в соглашение с жителями названных селений. Местным властям удалось склонить общества Карлан-юрта и Муцал-аула принять русских переселенцев в свою среду равноправными членами. После причисления их к сельским обществам отношения между русскими и местными жителями настолько обострились, что начальник Терской области генерал-лейтенант Колюбакин решил лично посетить эти селения, что им было сделано в 20-х числах марта 1906 года. По признанию Колюбакина "...обострение отношений помимо общего брожения народных масс и причин специальных, относящихся к случаям нетактичного поведения русских крестьян... поддерживается малоземельем..." По его мнению, прирезка дополнительного надела к с. Карлан-юрт разрешила бы данный вопрос. Что же касается Муцалаульских переселенцев, то Колюбакин полагал, что здесь неизбежно придется решить вопрос путем выселения русских крестьян на свободный участок казенной земли. (ЦГА ДАССР, ф. 147, оп. I, д. 7, л. л. 10-11).

Как гласит официальный документ "...общее малоземелье является сильным тормозом экономического развития, как русских, так и туземцев, не говоря уже о том, что малоземелье служит и будет служить причиной постоянных недоразумений и вражды между этими двумя сторонами..." (ЦГА ДАССР, ф. 147, оп. 3, д. 156, л. 13).

Например, в ноябре 1901 года общество села Баматбек-юрт Хасавюртовского округа под давлением властей согласилось принять восемь семей русских переселенцев с правом на пользование землей и другими угодьями наравне с коренными жителями. При этом начальник округа сам считал, что причисление крестьян к сел. Баматбек-юрт едва ли возможно, так как общество это, состоящее из 27 семей и 63 душ мужского пола, имеет 496 дес. земли, из которых 236 дес. под лесом, поэтому некоторые жители, нуждаясь в земле, арендуют ее у частных землевладельцев. Но областное правление причислив переселенцев к обществу села, свое постановление мотивировало тем, "что оно обязано разрешить ходатайство крестьян в положительном смысле, так как... неудовлетворение просьб о причислении в зависимости от малоземелья того общества, куда проситель причисляется, или от других подобных причин законом не предусмотрено".

Такие же неблагоприятные отношения сложились между жителями селений Кандаур-аул и Бабаюрт и русскими переселенцами сел. Ново-Владимировки. Причиной обострения отношений между ними послужило то, что местная администрация не установила межевых границ земельных наделов названных сел. По этому поводу межевой инженер писал начальнику Терской области от 20 мая 1905 пода, что: "Поверенные селений Кандаур-аула и Бабаюрта прошениями поданными Вашему превосходительству 30 апреля 1905 года, вновь возбудили ходатайство о командировании землемера для разграничения земельных наделов названных селений с наделом земли сел. Ново-Владимировки"... Далее там сообщалось, что "может возникнуть столкновение между соседями".

Такого же рода жалоба поступила от русских переселенцев хутора Вязовского, находящегося близ сел. Аксай Хасавюртовского округа 6 июня 1904 года. Переселенцы жаловались на проведение жителями сел. Акболатюрт оросительной канавы через их земли, чем наносился ущерб их хозяйству. Они просили "принять во внимание, что землю эту мы купили всего года три тому назад через посредство крестьянского банка в количестве 458 десятин".

Эта жалоба возникла также из-за неразрешенности земельного вопроса по вине местных властей.

Трудности по устройству переселенцев искусственно создавались администрацией области и округов под непосредственным влиянием законов и постановлений, издаваемых Кавказским наместничеством. При этом царские власти исходили не только из экономических соображений. Переселенческий вопрос тесно был связан и с политической деятельностью царизма на Кавказе. Так главноначальствующим гражданской частью на Кавказе было дано следующее указание: "Принимая во внимание, что впоследствии, при известных обстоятельствах, из арендаторов могут быть признаны законными переселенцами только те из них, которые подойдут к требованиям закона 15 апреля 1899 года и циркуляра моего от 19 марта 1901 г. за № 3192, а неудовлетворяющие таковым ни в каком случае поселены не будут, я нахожу необходимым... сдавать земли только таким лицам, которые по своим качествам могут быть признаны впоследствии желательным колонизационным элементом".

Под "желательным колонизационным элементом", несомненно, имелись в виду те лица, которые стали бы опорой царизма в проведении его политики на окраинах.

Многие переселенцы, не будучи в состоянии приобретать земельные участки, были вынуждены отправляться в другие области. Но власти препятствовали и этому. Так начальник Закаспийской области сообщал в Дагестанское областное правление в марте 1902 года следующее: "Из внутренних губерний империи в Баку, Петровск, Астрахань прибывает масса переселенцев для дальнейшего следования морем в Красноводск и оттуда по железной дороге в Закаспийскую область и Туркестанский край. Переселение в Туркестанский край не разрешается и в Красноводске следят за тем, чтобы поселенцы не двигались внутрь края, а поэтому, при скоплении они встречают в Красноводске массу затруднений для проживания". Ввиду этого начальник Закаспийской области просил Дагестанское областное правление не допускать переселенцев к посадке на пароходы для следования в Красноводск.

Наряду с вышеизложенным большие трудности для русских переселенцев создавались в связи со стихийными бедствиями, различными болезнями, в частности малярией, и особенно с нехваткой земли.

Многие новоселы вынуждены были покупать или арендовать почти совершенно непригодные для обработки участки, покрытые лесами, кустарниками и болотами. Именно об этом свидетельствует решение совещания при главнокомандующем на Кавказе, которое гласит: "Губернаторы должны решать вопрос об аренде именно с точки зрения пригодности водворяющегося элемента населения и совершенно независимо от вопроса пригодности арендуемой земли для водворения и пригодности вообще местных условий для жизни.." (ЦТА ДАССР, ф. 68, оп. I, д. 8, л. 2).

Поэтому переселенцам приходилось прилагать большие усилия для превращения приобретенных участков в пашни для ведения хозяйства. Нужно было осушать болотистые участки, очищать от зарослей кустарников, камней. Кроме того, им приходилось прокладывать оросительные канавы, рыть колодцы, подбирать сельскохозяйственные культуры, соответствующие местным климатическим условиям.

Нередко стихийные бедствия: наводнения, засуха, град и т. д. наносили огромный ущерб хозяйству, но власти не выделяли необходимых средств для помощи пострадавшим переселенцам. Небольшая ссуда для переселенцев, выделяемая правительством, обычно уходила на расчистку участков под посевы. (М. С. Шапсович. Весь Кавказ. Баку. 1914, отд. III, с. 244).

Большие бедствия несла малярия, уносившая десятки и сотни жизней. Особенно опасна она была для русских жителей, не имевших навыков борьбы с малярийными очагами.

В "Обзоре Дагестанской области за 1903 год" об эпидемии малярии в этом поселке Барятинский вблизи ст. Белиджи сообщается: "С наступлением лета среди поселенцев возникла столь жестокая эпидемия малярии, что ежедневно умирало по 3-4 человека, и к концу лета в поселке не осталось ни одного человека: большая часть умерла, а остальные разбежались.

В 20 верстах от Петровска на территории Темир-хан-Шуринского округа был образован из русских переселенцев поселок "Озень". Начальство облюбовало болото, разграфило его на квадратики, поставило столбики с номерами и предложило желающим селиться. И люди селились... Но жить оказалось на новом месте невозможно. Поселок положительно умирает. Мрут старые и молодые. Например, из семьи в 7 человек, трое уже умерли, а остальные четверо тоже обречены на явную смерть. Медицинская помощь отсутствует"

2. Образование переселенческих хозяйств на территории Кумыкской плоскости.

Несмотря на все эти трудности, связанные с приобретением земли, переселенческое движение, начавшееся в пореформенный период, получило широкое развитие в конце XIX-нач. XX вв. Усиленный приток переселенцев в этот период объясняется рядом причин. Во-первых, он связан с голодом, который систематически повторялся на почве неурожаев с 1897 года. Во-вторых, с мероприятиями правительства в связи с проведением столыпинской аграрной реформы.

Хотя столыпинская аграрная реформа проводилась в интересах царизма, все же Столыпину удалось организовать весьма широкое переселенческое движение во всех губерниях Центральной России. После проведения Владикавказской железной дороги переселенцы широким потоком хлынули на Кавказ, в том числе и на Кумыкскую плоскость.

Значительная часть вновь прибывающих осела на территории Хасавюртовского, Темир-хан-Шурмнокого, Кизлярского округов, где были сравнительно благоприятные условия для расселения. Наиболее крупные села из переселенцев создавались, как правило, на казенных землях, так как крестьяне не могли приобретать крупные частновладельческие участки. Как признавал начальник Хасавюртовского округа И. Д. Джапаридзе: "Пришлое русское и немецкое население, приобретая земли князей и узденей плоскости, образовали на своих землях отдельные сельские и хуторские хозяйства; число домов в некоторых поселках достигает 60, особенно много хуторов с меньшим количеством домов... Создались довольно большие русские селения на казенных землях: Ново-Владимирское и Колюбакинское, кроме поселившихся на приобретенных через банки". (ЦГИА СССР, ф. 426, оп. 3, д. 512, п. 221).

По данным за 1916 год в Хасавюртовском округе только на казенных землях проживало 2163 человек русских выходцев, которые владели 3654 дес. земли. (Там же, ф. 592, оп. 1, д. 262, п, 28).

В 1889 году 60 семейств из России в количестве 380 человек приобрели в собственность от землевладельца Клычева участок земли и образовали поселок в 60 дворов с наименованием поселка Ново-Георгиевск.

В 1894 году 7 семейств русских переселенцев арендовали участок земли купца 2-ой гильдии П. И. Ярморкина сроком на 6 лет и организовали поселок, находящийся в 8 верстах от Хасавюрта на берегу реки Ямансу в районе сел. Боташюрт. А через три года в 1897 году данный участок земли они купили в полную собственность и организовали хутор под названием хутор Ярморкина. В дальнейшем на этом хуторе возникли хозяйства капиталистического типа. Не безынтересно отметить, что это была первая покупка земли крестьянами за счет ссуды, выданной через Крестьянский поземельный банк.

На участке земли, приобретенном переселенцами у князя Хамзаева, был образован поселок Покровское, который сохраняется до настоящего времени под тем же названием. По сельскохозяйственной переписи 1916 года в этом поселке проживало около 400 русских выходцев.

Вышеприведенные факты свидетельствуют о том, что ряд новых населенных пунктов образовались на землях, купленных ими у местных и пришлых землевладельцев. Наряду с этим немало поселков и хуторов были созданы на казенных землях.

В 1898 году товариществу из 19 русских крестьян разных губерний был представлен так называемый Акташевско-Лагерный казенный участок в Хасавюртовском округе в количестве 506,15 дес. в бессрочное пользование с условием уплаты по 15 коп. за десятину в год. Образовавшийся на этом участке поселок получил название "Николаевское".

На казенном участке был образован также поселок Ново-Владимирское. Он был основан на участке Бамат-юрт, коренные жители которого были расселены по другим аулам Хасавюртовского и Грозненского округов за противодействие властям. В поселке обосновалось 580 русских крестьян, ранее проживавших в разных селениях Хасавюртовского округа. Поселок был образован в 1901 году. До этого Бамат-юртовский казенный участок сдавался в аренду 96 семействам русских поселенцев.

Кроме того, русские поселились на казенных участках Ямансувский, Ладыженский, Аксаевский, Бавтугайский, Аркабашавский и др. Так, например, Ямансувский казенный участок площадью 1468 дес. был арендован с 1 января 1898 года 2-мя товариществами сроком на 12 лет.

В Хасавюртовском округе вначале новые поселки возникали по рекам Тереку, Аксаю, Кардонке, Акташу, а также в местах течения оросительных каналов. А в последующем они возникли и в других местностях округа. Уже в 1902-1903 годах в 96 селениях округа проживало 1738 семей приезжих с численностью 10370 человек или же 14,3% от всех жителей округа.

Наряду с образованием поселков переселенцев в Хасавюртовском округе образовалось множество хуторов, из нескольких семей. Так образовались хутора Измайлово, Татьяновка, Дубовка, Новопетриковский, Ярморкина, Прянишникова, Бессарабский, Ладыженский, Екатеринославский, хутор Яковчуков и др. Чтобы иметь некоторое представление о численности населения хуторов, скажем, что на хуторе Татьяновка проживало 191 человек, на хуторе Яковчуков - 30 человек, на хуторе Новопетриковский - 117, на хуторе Прянишникова - 115 человек, на хуторе Бессарабский - 61 человек и т. д.

Другим районом размещения русских переселенцев был Темир-хан-Шуринский округ, где также образовался ряд новых поселков и хуторов.

Еще в 1896 году 7 семей русских выходцев поселилось на участке № 6 казенной земли, где имелось 310 дес, а через год 5 семей перебрались в Чирюрт, а 2 семьи остались там же. В начале 1901 года здесь было уже до 50 семей. На каждую семью приходилось 5 дес., остальные 60 дес. оставались в руках первых поселенцев. Поселок был построен на возвышенном месте, обеспечен хороший питьевой водой и само место более или менее здоровое.

В 1900 году на участке Озень-3 Темир-хан-Шуринского округа поселились 40 семей приезжих, а к началу 1901 года их число достигло 120. Участок этот находился в аренде у частного лица. Первым 40 семьям было отдано 150 дес. Через участок проходила оросительная канава, поселенцы засеяли 50 десятин, но "материальное положение их было незавидное". Естественно, они были крайне недовольны условиями, которые им предоставили власти, но в отчетах властей лишь вскользь говорилось: "Нужно заметить, что число семей переселенцев большей частью лишь номинальное, так как, заявив о своем переселении, многие из них разъезжаются по другим местам".

В 1901 году в Темир-хан-Шуринском округе были образованы следующие переселенческие поселки: Царедаровский, Преображенский, Ново-Александровский, Ново-Покровский и Алексеевский. Первые четыре поселка находились в Чирюртовском участке, а поселок Алексеевский в Темир-хан-Шуринском участке.

Газета "Дагестанские ведомости" за 1911 год писала, что в Дагестанской области "переселенцев из внутренних губерний России числится около 2500 душ обоего пола, живут они в 5 поселках Темир-хан-Шуринского округа".

В пользование новых селений Преображенка и Царедаровка, образованных на переселенческих участках под названием Озень-1 и Озень-2 Темир-хан-Шуринскаго округа, предоставлено в надел: первому (Преображенка)-814 дес. земли, из которых 47,64 находились под усадьбами, 154,58 дес. под сенокосами, 6,36 дес. - под выгоном, 366,64 дес. - под пашней и 239,38 дес. - неудобных земель; второму (Царедаровка) - 3119 дес. из которых усадебной-162,33 дес, выгон - 143,64 дес, пашни - 452,8, сенокосы - 866,13 дес., степи - 689,68 дес. и неудобных земель - 804,42 дес.

Ввиду того, что эти поселки были расположены на территории, где не было условий для ведения хозяйства, власти предприняли некоторые меры для того, чтобы улучшить быт поселков. В частности, в Царедаровке и Преображенском была проведена очистка артезианских колодцев, а в ноябре 1913 г. было начато бурение нового артезианского колодца в Царедаровке за счет казны. Был разработан план исправления оросительных канав и упорядочения орошения в поселке Ново-Николаевском в Темир-хан-Шуринском округе, образованном незадолго до того из поселян - собственников. Власти произвели осмотр родников под названием "Карасу", вытекающих ниже с. Султанянгиюрт, с целью выяснить возможность орошения земли с. Царедаровка и Преображенское. Эти меры, конечно, были совершенно недостаточны для удовлетворения потребностей переселенцев. Поэтому новоселы сами и на свои средства проводили большие работы по очистке участков от кустарников, камней, осушение болотистых мест и т. д.

Как и в Хасавюртовском округе, так и в Темир-хан-Шуринском наряду с поселками, были образованы переселенческие хутора. Уже к 1901 году в Темир-хан-Шуринском округе было несколько хуторов. Как правило, они создавались на землях, арендованных у частных владельцев и у казны. Так в слободе Чирюрт 72 семьи арендовали Чирюртовскую казенную оброчную статью, где в 1901 году проживало 672 переселенца. В окрестностях слободы было пять хуторов. В 12 верстах от Чирюрта находился хутор Нечаева, образованный на земле, арендованной русскими переселенцами у князя А. Казаналипова. Сюда приехало 47 семей в количестве 237 человек. На земле, арендованной у князя Темирова, в 11 верстах от Чирюрта поселилось 7 семей из 25 человек. Хутор назывался хутор Темирова. На хуторе Шушановка, на земле арендованной у частного владельца Шушанова, проживало 98 семей переселенце. В шести верстах от Чирюрта на участке земли, арендованной у князя Казаналипова был создан хутор под названием Еремеевка. Па арендованной у частного владельца Казаева земле, на хуторе Казаева, поселилось 17 семей переселенцев.

Русские переселенцы не только создавали отдельные поселки и хутора на казенных и частновладельческих землях, но и обосновывались непосредственно в селениях, где проживало местное население. Об этом свидетельствуют архивные документы. Например, в журнале присутствия областного правления Терской области от 19 февраля 1907 года говорится: "В течение последних 8-10 лет замечался усиленный наплыв в Терскую область крестьян и мещан из внутренних губерний, Одна часть переселенцев обживала купленные ими земли, другая же часть, не найдя подходящей земли, стала селиться в туземных селениях, преимущественно в Хасавюртовском округе, арендуя необходимую для хлебопашества землю у жителей тех селений". (ЦГА ДАССР, ф. 147, оп. 3 д. 156, л. 10).

Надо отметить, что власти проявляли некоторую заботу о переселенцах. Так помощник заведующего переселенческой частью на Кавказе писал начальнику Терской области: "Для наиболее успешного разрешения вопроса о земельном устройстве русских поселенцев, водворившихся в селениях Карланюрт, Муцалаул и Баматбекюрт Хасавюртовского округа, признать необходимым образование в возможно непродолжительном времени специальной комиссии из компетентных в этом деле лиц для всестороннего изучения вопроса на месте для выяснения, какие именно земли могут быть предоставлены туземному населению и какие могут быть отведены крестьянам", (т. е. переселенцам. - М. М), (ЦГА ДАССР, ф. 147, оп. 3, д. 156, п. 5). Это указание осталось на бумаге и в последующем многие переселенцы остались без земли.

В селе Карлан-юрт 30 семей, в Муцалауле 19 семей совершенно не имели собственных полевых участков, не были причислены к этим селениям. Проживающие в Карлан-юрте 17 семей и Муцал-ауле 11 семей, хотя были приняты означенными обществами в свою среду, но не пользовались полевыми угодьями. Лишь 3 семьи в Муцал-ауле, 57 семей в Карлан-юрте и 17 семей в Баматбек-юрте были приняты обществами в свою среду и наравне с коренными жителями, пользовались усадебными и полевыми угодьями.

В заключение заметим, что русских переселенцев можно было встретить во всех округах Дагестана. Например, по данным всеобщей переписи населения 1897 года в Дагестане проживало по округам и городам следующее количество переселенцев: Темир-хан-Шуринский округ - 1684, г. Темир-хан-Шура - 1899, г. Петровск - 3818, г. Дербент - 858, Аварский округ - 90, Гунибский - 433, Кайтаго-Табасаранский - 1319, Кюринский - 130, Даргинский - 60, Самурский - 101 и т. д. А всего в Дагестане накануне Октябрьской революции проживало до 100 тысяч человек русского населения, подавляющая часть которой осело на Кумыкской плоскости.


Источник: "Материалы к изучению русско-дагестанских отношений на уроках истории в школе", Дагестанский институт усовершенствования учителей, Махачкала, 1991

Размещено: 27.05.2008 | Просмотров: 5428 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.