Кумыкский мир

Культура, история, современность

Поет в душе моей гармонь...

В дни тяжелые со мной моя гармонь,
И в веселье со мной моя гармонь,
Жизни моей покой - моя гармонь,
И цветы души моей - моя гармонь.

(Из кумыкской народной песни)
 

Жила в Кумыкской степи девочка Гюлистан, которая слышала музыку во всём. Каждый звук для нее выстраивался в стройный аккорд. Для нее и ветер не просто шумел, а играл в зарослях камыша, пел ковыль в степи, и дождь отбивал барабанную дробь...

Музыкой был наполнен весь мир, она звучала внутри нее самой. И родители сдались. Продав двух быков на хасавюртовском базаре, купили девочке гармошку. Учитывая время, а это была середина 90-х годов XIX века, то был жест, граничащий с родительским самопожертвованием. Но, видимо, они знали больше, чем остальные, иначе не уступили бы двух быков - целое состояние - за одну гармонь.

Родительские ожидания сбылись скоро. Слава о юной гармонистке прошла не только по кумыкской равнине. Уговаривать отца, а затем и мужа отпустить Гюлистан играть на свадьбах, сельских праздниках приходили даже из Чечни. Так она стала родоначальницей славного рода Апаевых: людей удивительно талантливых, одаренных во всем. Семья Апаевых растит уже четвертое поколение музыкантов. А глава семьи, внук Гюлистан, Батыр Аббасович Апаев - не только гармонист-виртуоз, но и признанный мастер по изготовлению национальных гармоней.

- А все началось с бабушкиной гармони, которая по наследству перешла к моей маме, - рассказывает Батыр Аббасович. - Мама моя Патив зеркально отразила славу бабушки. Гармонь в ее руках стала украшением кумыкских и чеченских свадеб и праздников в округе. И дома в свободные минуты не выпускала ее из рук. И вот однажды гармонь замолчала. Как же можно было смириться с этим? Что же делать? Везти ее в Северную Осетию - долго и накладно. Решил сам посмотреть. В итоге оказалось, что сломана пружина, накрутил ее из стальной проволоки. Заодно присмотрелся и к внутреннему механизму. Интересно было выяснить, как работает гармошка. А потом решил попробовать сделать гармошку. И пошло!...

В семье Апаевых все братья и сестры, племянники, внуки поют и играют практически на всех музыкальных инструментах. Начиная с 80-годов прошлого столетия, они стали выступать единым ансамблем на республиканских и всесоюзных фестивалях, праздниках и конкурсах. В 1988 году в Каспийск приехала Тбилисская студия Апрелевского ордена Ленина завода грампластинок. По рекомендации Министерства культуры студия записала тогда 13 кумыкских мелодий, сыгранных Б.Апаевым вместе с сыном Муслимом. Памятная пластинка и ныне хранится как семейная реликвия Апаевых.

Долгое время Батыр работал в государственном ансамбле песни и танца "Дагестан". Играл на гармошке в оркестре национальных инструментов. 16 музыкантов было в составе оркестра. Много ездили по Северному Кавказу, по республикам СССР. И везде каждый их номер встречали "на ура", устраивали овации. Батыр Аббасович вспоминает, как выступали на гастролях в селе Ведено ЧИАССР. А там ученик Махмуда Эсембаева Хасан создал профессиональный хореографический коллектив. И концерт ансамбля "Дагестан" был своего рода экзаменом в этом селе, который достойно выдержали и танцоры, и музыканты. После концерта жители Ведено устроили большой праздник в честь дагестанского ансамбля.

С Чечней у Батыра Апаева, к слову сказать, очень многое связано. Свою первую гармонь он сделал по заказу чеченского государственного ансамбля танца "Вайнах" для гармониста Халида. И жену свою Зухру, первую и единственную, Батыр привез из Чечни. Есть там старинное кумыкское село Брагуны, куда его молодым парнем пригласили играть на свадьбе. Приехал Батыр один, а уехал с красавицей Зухрой: умыкнул ее по обоюдному согласию. Так и живут они по сей день в мире и согласии, пятерых детей воспитали. А чтоб не осталась любимая женщина в стороне от семейных традиций, Батыр научил и ее играть на гармошке.

Батыр Апаев бесконечно благодарен своим русским учителям, старым мастерам-гармонистам, которые без утайки раскрывали перед ним все секреты изготовления гармошек. Он часто бывал в Туле у известного мастера Ивана Федоровича Карева, который работал на фабрике тульской гармошки. Иван Карев хорошо разбирался в национальной или, как ее называют в России, татарской гармошке и давал много дельных советов по усовершенствованию звука, тональности, лучшему звучанию.

Вообще создание гармошки очень трудоемкий процесс. В ее изготовлении используется ценная древесина: бук, ольховый полиандр. Она должна быть выдержанной, то есть сухой и звонкой. Планки - для лучшего звучания - из цветных металлов. Отсюда соответственно и высокая цена. Гармошки могут стоить десятки тысяч рублей. Но Батыр, как настоящий художник, никогда не ставил цель разбогатеть. И нередко концертную гармонь соглашается изготовить за полцены. А на вопрос: "Разбогател ли за счет своего ремесла?", - улыбается.

В 1998 году Батыр Апаев стал лауреатом Международного фестиваля гармонистов "Играй, гармонь" в городе Иванове. И поразил своей виртуозной игрой Геннадия Заволокина. "До того он расчувствовался, - говорит Батыр, - что даже подарил мне свой галстук".

На фестивале Б.Апаев вместе с другими участниками выступал в разных городах и селах Ивановской области. А на концертах играл по памяти все, что знал, вплоть до песен Великой Отечественной войны. На концерты приходили и земляки из Дагестана. "По 5-8 концертов в день давали", - говорит Батыр Апаев, вспоминая благодарных зрителей-ивановцев.

Наверное, это про Батыра Апаева сложена поговорка: и швец, и жнец, и на дуде игрец. Он не только профессионально делает гармошки. Батыр может и отреставрировать, и настроить, и потом так сыграть - заслушаешься. И ни один из 230 инструментов, сделанных его руками, не повторяет другой по декору. Схожи они лишь в идеальном звучании. Сегодня его гармошки играют не только в нашей республике, но и в Чечне, Кабардино-Балкарии, Ингушетии, Северной Осетии-Алании. Сейчас, к примеру, он делает гармошку для популярной исполнительницы народных песен Аллы Кокоевой из Северной Осетии-Алании.

Гармошки Батыра Апаева экспонируются в музее русской гармошки в Москве. Таких музеев в мире еще три: в Германии, итальянском городе Кастельфидардо и в американском Супер Иор-Делусе. Основой Московского музея стала коллекция знатока гармошки, заслуженного деятеля искусств, профессора Альфреда Мирека.

В этом музее история русской гармоники, начиная с концертино, фисгармонии. А.Мирек как истый коллекционер, увлекшись с пяти лет игрой на баяне, впоследствии стал собирателем. Дух коллекционирования, раз вселившись, уже не покидает. Годами он колесит по городам и селам России, собирая редкие гармони, аккордеоны, баяны. И не удивительно, что судьба свела его с Батыром Апаевым. Сегодня личная коллекция гармошек Батыра внесена в картотеку музея, часть его коллекции выставлена в музее.

А гармошка бабушки Гюлистан, с которой началась творческая история семьи Апаевых, хранится у Батыра Апаева. Гармошке 169 лет, но она и сегодня звучит на семейных торжествах Апаевых. "За три километра слышно", - гордо говорит Батыр.

P.S. Батыр Апаев выдвинут Республиканским Домом народного творчества Министерства культуры и туризма РД на соискание Премии Правительства Российской Федерации "Душа России" в области культуры в номинации "Самодеятельное декоративно-прикладное искусство".


Опубликовано:
газета "Дагестанская правда", 30-04-2008
ссылка на оригинал статьи

Размещено: 19.05.2008 | Просмотров: 5977 | Комментарии: 0

Комментарии на facebook

 

Комментарии

Пока комментариев нет.

Для комментирования на сайте следует авторизоваться.